home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Следы зла

Пока я шарила экраном по залам и комнатам дворца, царица вместе с Вандерсом стояли у меня за спиной, разглядывая убранство залов и пытаясь помочь вспомнить всех, кого можно позвать, не волнуясь за преждевременное разглашение тайны.

А колдуны и слуги в это время приставили дополнительные столы и стулья и уже добавляли посуду и кушанья. И несмотря на мои заверения, что нам и этого не съесть, приносили все новые блюда. Похоже, покушать тут любят.

– Неджериза зовем? – Первым, как ни странно, я нашла именно темного магистра.

И не одного. Рядом сидит Эндерад, а на спинку стоящего напротив стула утомленно откинулась Хенна.

– Да, – уверенно ответил свекор и вдруг обеспокоенно вгляделся в мое лицо. – Или ты ему не доверяешь?

– Представь, ему я всегда доверяла больше, чем тебе. Потому что не чувствовала в нем той недоговоренности и скрытности, которые есть в твоем поведении и методе общения.

– За эти годы я и сам себе отвык доверять, – мрачно усмехнулся свекор и уставился на меня с ехидным удивлением: – А чего это ты не открываешь?

– Проверяю, когда он меня почувствует.

– Вернее, когда решит, что пора дать тебе это понять, – фыркнул он. – И не забудь про своего братца и Райвора.

– Как я могу о них забыть, – решительно открывая дверь, буркнула я, – лучше скажи, не забыл ли ты про Силмора?

– У вас что-то случилось? – Магистр резко поднял голову от разложенных по столу амулетов, едва распахнулся заслон.

– Ага, – вздохнула я, вспомнив, что дед Дэса – ментал. – Но мы справились. И теперь ждем вас к празднику. Заходите. Эндерад, еще Райва с Найком позвать бы, и ваших жен, разумеется. Праздник семейный. Ну и Кантилара, если он не слишком занят.

– Кантилар-то не занят… – загадочно посмотрел на Вандерса колдун, вставая из-за стола, – а вот насчет других я не уверен.

– Гарх! – сдавленно ругнулся Вандерс и вдруг рванул в проход. – Я сам его найду.

– Мне кто-нибудь расскажет, почему наш папа сиганул туда, как волк за зайцем, или это снова великая тайна? – закрывая заслон за Хенной, поинтересовалась я, оглядываясь на обеспокоенную царицу.

– Какая уж тут тайна, – ехидно ухмыльнулся Зигерс, – не помнишь, как он в тебя вцепился в первый раз?

– Мне казалось, ты тоже в стороне не стоял, – тихонько пробурчал Дэс.

– Я просто проверял, спишь ты или нет, – сердито зыркнул в мою сторону деверь, – а вот Райв в каждую блондинку влюбляется с ходу.

– Ух, отлегло. – Начиная понимать, куда может бежать свекор, отправляю экран по залам дворца. – Это не самая редкая болезнь.

– Для нас чистое наказание, – невесело сообщила Ладомила, усаживаясь неподалеку от меня, – он все-таки будущий повелитель. А порядки у нас суровые, еще мой прадед твердо прописал, что наследник может жениться только на девице знатного рода. Вот все подданные и следят во все глаза. Девиц, которые Райвору по статусу подходят, по пальцем можно счесть, да отцу ни одна не нравится.

– Знаете, маменька, – не отрываясь от сферы, вздохнула я, – я рада, что вы так чтите своего прадеда. Но он же не мог предусмотреть всех перемен, например, появления магов в роду и прочего?

Дэс нежно погладил меня по плечу, давая понять, что солидарен.

– И к тому же, если Райвор влюбится в какую-нибудь простую девушку, мы вполне можем помочь. Насколько я понимаю, Дэс теперь герцог. Вот и пожалует девушке титул. Любимый, тебе ведь не жалко?

– Само собой, – усмехнулся он и вдруг заинтересовался: – А кто там правит, пока меня нет?

– Ты сам и правишь, – опустила глаза царица. – Ван туда наведывается несколько раз в году, под личиной. А когда его нет, там советник остается, надежный человек.

– Вот они! – Зигерс раньше меня рассмотрел в конце полуосвещенного зала диванчик, на котором рядом с Райвором сидела какая-то девушка.

А перед ними стоял Вандерс и явно читал сыну нотацию.

– Подойдем? – оглянулась я на заинтересованных зрителей и наткнулась на разноцветье горящих нетерпением взглядов.

М-да, похоже, зря спрашивала. Подобравшись ближе, открываю заслон на звук, и мы отчетливо слышим конец фразы.

– …нет, больше ты здесь не нужен. У нас важное совещание, я пришел за тобой. Сейчас нам дверь откроют, и немедленно уходим. – Голос свекра холоден и непреклонен.

– Уже открыла. – Не желая мучить деверя, распахиваю сферу прямо перед ним.

И тут же начинаю понимать, что так просто эта история закончиться не может. Слишком хорошо я знаю девушку, которая, опустив глаза и кусая губы, сидит рядом с будущим царем. Да и она меня знает, ей ли не знать. И еще считает умершей… Едва разглядев мое лицо в открывшемся проходе, изумленно распахнула глаза и прижала к губам руку.

– Привет, подруга, – весело помахала я землячке, моля всех богов, чтобы она не упала в обморок. – Не пугайся, я жива! Быстренько прыгай сюда, времени мало.

Мигом забыв про ухажера, Алинта легко перепрыгнула в столовую, и я невольно отметила, что теперь ее одежда больше походила на ту, что носили бывшие белые девы, чем на наряд свободной зейры.

– Хенна, а почему ты не сказала, что моя подружка во дворце? – Я отпустила сферу и, не обращая внимания на шмыгнувших за девушкой колдунов, крепко обняла землячку.

– Да, она уехала туда с Гелионой, занимается детьми, – как-то уклончиво сообщила моя наставница.

Вопросительно взглянув на эргессу, обнаруживаю незаметный знак, означающий, что расспрашивать при всех не стоит. Понятно, выясним позже. А пока…

– Д-А, охраняй эту девушку и не подпускай близко никаких колдунов! – Полюбовавшись, как дракоша ловко подтолкнул чуть растерявшуюся землячку на свое сиденье и резво отскочил от попытавшегося подойти ближе Райвора, снова открываю сферу: – Так, и где у нас остальные?

Остальных сфера нашла очень быстро, определенно сказывается моя связь на крови с Найкартом.

– Что у вас произошло? – Встревоженный воин, явно не поверивший в неожиданный праздник, заскочил в сферу первым, неся на руках Золлиру, а следом прошли эвины и Ниница.

– Да тут у Вандерса нашелся старый дружок, помогали ему отправиться на отдых. Врачи ему прописали свежий воздух и парное молоко. Вот сейчас собираемся это отпраздновать. – Я оглянулась на хмурого Вандерса и, чтобы не выдавать его, резко сменила тему: – А потом вы нам расскажете, что накопали.

Последними мы забрали Силмора и Сину. Моя бывшая служанка, в отличие от Тэннели, хорошо знакомой с Ладомилой и по законам ханства считающей ее второй матерью, ужасно стеснялась и краснела до тех пор, пока не получила фирменную улыбку царицы. Но постепенно все же освоилась и почти спокойно села рядом с мужем за стол, хотя я отчетливо видела, что она еще не преодолела прежней робости и с удовольствием помогла бы сновавшим с блюдами слугам.


– Таресса… – Как я ни старалась игнорировать возмущенный шепот Райвора, пришлось обернуться и спросить:

– Что?

– Ты зачем так сделала? Твои дракоши не подпускают меня к Алинте ближе чем на два шага.

– Не нужно тебе ближе, Райв, – так же шепотом объяснила я.

– Почему? – смотрит он подозрительно и обиженно.

– Потому что зря ты девушке мозги пудришь. Все, иди ужинай.

– Почему зря?

– Райвор, поговорим потом, – строго ответил за меня Дэс, – не забывай, что Таресса еще нездорова.

Деверь неохотно поплелся на свое место, и Ладомила с Вандерсом из всех сил постарались сделать вид, что ничего не замечают. Зато все заметил Неджериз, не пропустивший, по-моему, ни слова и, судя по ехидной усмешке, отлично понявший смысл происходящего.


Как ни странно, но спонтанный праздник получился вполне душевным. Никто не поминал старых претензий и обид, эвины словно забыли, что сидят за столом с колдунами, и те вдруг перестали ехидничать и бросать угрожающие взгляды. Наблюдая, как они, выпив по кубку вина и хорошенько закусив, соревнуются в веселых шутках и ухаживании за девушками, я даже умилилась… почти. Невозможно было не понимать, что все они напуганы наглостью и ловкостью неизвестного убийцы, явно имеющего что-то против того, что я делала для Альбета. Ведь лично ему я ничего плохого не сделала?

– Мне нужно поговорить с вами наедине. – Магистр подкрался незаметно для других, но не для Дэса.

Я о приближении колдуна догадалась по более крепко сжавшим меня рукам любимого, почти одновременно с ним, и пыталась понять, какую неприятность собирается преподнести нам дед. В то, что он станет так красться, чтобы обрадовать, не верилось абсолютно.

– Тут есть неподалеку комнатка, – мгновенно сориентировался Дэс, но колдун покачал головой.

– Лучше бы подальше.

– Хорошо. – Я взяла его за руку и перебросила нас в собственную башню, в спальню.

– Тут кто-то живет? – Колдун осмотрелся и прислушался: – Я ощущаю три сознания. Одно человеческое, это немолодая женщина, и два принадлежат нечисти.

– Кухарка, домовой и дриада, – вспомнила я. – А что?

– А совсем пустого места нет?

– Есть, но там сейчас холодно.

– Мы натопим, – сразу понял, о чем я говорю, Дэс. – Но ты же говорила, что там теперь ундины?

– Таресса, – внезапно развеселился колдун, – почему к тебе так и липнет нечисть и нелюдь?

– У нас они только в сказках… и вообще они все милые.

– Тебе так кажется, – скептически усмехнулся он. – Но если тут зима, то ундин близко нет. Так что идем в твой холодный дом.


В маленьком домике на острове на самом деле оказалось очень холодно, и пока маги вдвоем создавали теплый ветер, согревший и подсушивший стены и мебель, и разожгли в небольшом очаге жаркий огонь, я попыталась разглядеть хоть что-то за окном. Но там был только снег, занесший врезанный в склон домик почти полностью. Как странно, в этом мире давно зима, а мне только сейчас пришло в голову, что дело движется к весне, а я осталась на этот раз без Нового года.

– Что ты загрустила?

– Дэс, а у вас празднуют Новый год?

– Томочка, – он прижал меня и нежно поцеловал, – извини. Так получилось, что Нового года у тебя не было из-за меня. Мы как раз были в ханстве…

– Почему из-за тебя? – сообразив, что в это время Дэс как раз болел после доставших его в пузике дракоши проклятий, расстроилась я. – Это все проклятая Зардилиона со своими выходками…

– Виноват во всем я, – мрачно сказал Неджериз и сел, уставившись в камин. – И об этом я тоже хотел рассказать. Я слишком долго терпел эту стерву – просто потому, что не мог убить женщину, которая считала меня отцом.

– То есть как это считала? – сразу забыла я и про Новый год, и про все остальное. – Мне сказали, что ее мать доказала… твое отцовство.

– Она была ведьма, очень ловкая и по-настоящему коварная. Откуда-то узнала про мою настоящую дочь и пригрозила, что, если я не признаю Зардилиону, она всем расскажет про Лилверин. Мне пришлось ей уступить; в то время я еще считался белым магом. К тому же возникла мысль, что это хорошая идея – выставить напоказ чужого ребенка и тем самым отвести беду от родного. Но ведьме я за обман и шантаж отомстил, хотя она очень хорошо подстраховалась. И не жалел об этом ни секунды, у нее были очень мерзкие методы омоложения. Вам я даже рассказывать про это не буду. Лилверин в то время была уже почти взрослой девушкой, ее мать, белая магиня, воспитывала дочку как сиротку. Но был среди моих друзей один, который знал правду. Ему я прочил Лилверин в жены… Но вмешалась судьба. Они случайно встретились с моим учеником, и она к нему сбежала. Ван тогда был так же молод и хорош, как сейчас Зигерс. А еще очень талантлив – ни я, ни Шангезирр не могли найти ее больше пяти лет. Она жила под чужим именем в другом мире, и я знал, что она жива, только по амулету с ее кровью. Но в один проклятый день люди Шангезирра ее нашли. Я вскочил с постели от боли, бросился к амулету и все понял – светлый камень помутнел на глазах. А через день увидел Вана и по его безжизненному лицу и потухшему взгляду наконец догадался, кто так ловко прятал от меня мою девочку. Я заставил его сознаться во всем. Жестко заставил, но он и не думал сопротивляться. Он рассказывал мне про нее, и я с ужасом понимал, что ни гарха не знал единственного родного человека. Со мной она не смеялась, как ребенок, и песен мне тоже не пела. А еще он рассказал, как защитил свою жену, и мне стало ясно, что никто, кроме колдунов, не смог бы пройти сквозь все ловушки и щиты. И снова он меня провел. Заболтал рассказами о дочери, но ни слова не сказал про своего сына. Тогда мы еще не знали, что за убившим Лилверин колдуном стоит Шангезирр, но больше Ван не доверял никому. Как ни обидно, даже мне. Только много позже он признался, что и меня подозревал в нападении. Я рассказываю вам все это не для того, чтоб оправдаться, нет. Сужу себя я сам, и вряд ли кто сумеет быть строже. Я хочу, чтобы вы поняли, какие события меня подтолкнули к тем выводам и находкам, которые я сделал… Но об этом немного позже. Дэс, тут нет вина?

– Есть – внизу, на кухне, – вспомнила я, и муж, недоверчиво поморщившись, ушел за вином.

Возможно, Неджериз считал, что, воспользовавшись его отсутствием, я попытаюсь задать какой-то вопрос, но он зря надеялся. Все это я уже знала от другого человека. И хотя кое о чем тот умолчал, за столько времени я додумалась и сама. Дэс принес бутыль, плеснул в три кубка и, проведя над одним рукой, подал мне. И снова я смолчала. Если не хочет рассказывать про дар Ленди, значит, пока не доверяет полностью. И имеет на то полное право.

– Несколько лет Ван жил очень замкнуто и ни с кем не дружил, стал подозрительным и осторожным, как хорек. Исчезал неизвестно куда и появлялся в самые неожиданные моменты, – выпив вино, продолжил рассказ магистр. – Но позже я узнал, что он следил за теми, кого подозревал, и как только находил какие-то доказательства причастности к нападению – немедленно расправлялся с убийцами. А через несколько лет вдруг погиб мой друг Шангезирр – очень странно погиб, во время безопасного опыта, – и я начал расследование. Оно привело меня к Вану, но в тот раз он начал разговор первым. Принес все улики, свитки с признаниями, черные шары, хранящие подслушанные разговоры. В тот день он рассказал, что у Лилверин был сын и что Шангезирр собирался его убить. Но сначала потребовал дать клятву, что я не буду искать то, о чем он расскажет. Мне пришлось держать ее долгие годы. Ради этой клятвы, осознав, на чьей стороне будет победа, я принял сторону темных. И ради нее же я тридцать лет играл роль жестокого колдуна. Хотя править по-настоящему мне не пришлось, эту обязанность с удовольствием взяла на себя подросшая Зардилиона. Я всерьез занимался только двумя вещами: следил за колдунами и искал внука. И должен сказать, не там искал. Я обшарил покинутый мир и некоторое время думал, что нашел, обнаружив на берегу западного моря похожего на Вана герцога, пока не пришел туда лично и не убедился, что это сам Вандерс под личиной. Шар, как вы понимаете, такие заклинания не определяет. К этому времени он ушел с Саргаша окончательно, скрываясь от притязаний Зардилионы, охотившейся на него, как кошка на мышь. Женился на своей ходящей и жил сразу в трех мирах, но ни разу не привел моих шпионов к Дэсгарду. Впрочем, тогда я даже нового имени его не знал, Ван мне сказал только то, каким тебя называла мать.

Он долил себе вина, выпил большими глотками и несколько минут сидел молча. Мы тоже молчали. А что тут можно сказать?

– Ты не видел меня, когда Зардилиона поймала в первый раз? – наконец ровным голосом поинтересовался Дэсгард.

– Нет. Я никогда не наблюдал за ее развлечениями, иначе давно убил бы. Она была ничуть не хуже всех остальных темных, а сил, чтобы справиться с ними всеми, у меня не было. Впрочем, их тогда не было ни у кого в ближних мирах. Только запретил ей трогать детей и женщин, пояснив, что народ нужно сохранять, потому что он нас кормит. Но она была столь же ограниченна в серьезных вопросах, сколь и изобретательна в пакостях и пытках, и сказала, что для прокорма нам хватит четверти того населения, что живет в мире.

– Дура, – не выдержала я, – да там сейчас вся экономика развалена! Я жила, знаю.

– Я тоже знаю, но все это было необходимо, чтобы колдуны начали грызться между собой и расползаться. Поодиночке я теперь могу справиться с любым, не зря столько лет изучал именно заклятия разрушения, – мрачно объяснил колдун и вздохнул. – А вот теперь я добрался до главного. Как я уже сказал, у меня в каждом замке есть свои люди, и везде есть кристаллы, с которых я читаю информацию. Чтобы знать, с кем каким оружием легче бороться, нужно было изучить их умения и интересы. И довольно скоро я обнаружил, что некоторые колдуны годами не бывают в замках, оставив вместо себя надежного человека под собственной личиной. Я добыл ходящих и начал следить, какие тайны их так влекут в другие миры, что они готовы бросить уютные покои и полную удовольствий жизнь и служить придворными магами, корабельными лекарями, травниками и звездочетами. И постепенно выяснил, что все они жертвы одной легенды. Я и сам ее слышал, но считал сказкой. А проследив за колдунами, обнаружил, что у некоторых есть артефакты, свитки и прочие доказательства.

– Почему-то мне кажется, что ты говоришь о той самой сокровищнице священной семерки, – не выдержала я. – Неджериз, тебе что, не хватает золота и драгоценностей? Так я добавлю, мне Ленди целый таз камней дал. Только не втягивай Дэса в эту авантюру.

– При чем тут камни? – поразился он. – Просто люди так назвали это место. А на самом деле там дверь в самую подлую ловушку из всех, какие я знаю. Это нечто вроде твоей сферы, только наоборот. Она ведет не из себя, а в себя. Ты знаешь, сколько ходящих не попадают туда, куда стремились? Сколько порталов заброшено, потому что стали нестабильны? А историю покинутого мира тебе еще не рассказали? Там больше тысячи лет назад появился колдун, предсказавший, что грядут три дня, за которые погибнет весь мир, и открыл портал, приглашая уйти всех, в ком есть способности. Разумеется, ему мало кто поверил, но тут на мир обрушился первый разрушительный день, и народ повалил в порталы валом. Первыми помощники колдуна пропускали магов с семьями, одаренных и богачей, вместе с сокровищами, потом шли крепкие мастеровые и красивые женщины.

– Черт, – охнула я, представив эту картину, – элита… Ему нужны были переселенцы, значит, у него был пустой мир. Не удивлюсь, если ты скажешь, что, забрав их всех, он закрыл портал и больше не появлялся.

– Я тоже так думаю, – одобрительно кивнул хмурый магистр, – но точно не знает никто. Я собрал все упоминания обо всех мирах – пустых, переполненных, богатых магией и нищих, – бесполезно. Мои помощники сидят на шарах, шпионы ловят каждое упоминание о любом ходящем, пришедшем из неизвестного мира. Все впустую. Да и не в этом дело. Я начал говорить про священную семерку. В двух разных мирах мои помощники нашли одинаковую легенду или сказание, и хочу ее вам кратко пересказать.

…Это было давно; в трех мирах – белом, Альбете и проклятом царила эра расцвета белой магии. Семь белых магов, среди которых были Леорбиус, Эстринат и Тофрий, добыли ключ от места, которое называли концом мира, и, вооружившись самыми сильными артефактами и амулетами, вошли в загадочную дверь. Свидетельства говорят, что она раскалилась докрасна, потом пошла морозными узорами; горы вокруг дрожали и с них сходили лавины, а в городах упали башни. Но через несколько дней дверь вернула себе прежний вид, и никто оттуда не вышел.

– Неджериз, – решительно перебила я, – это очень поучительная история. И знаешь, какой вывод может сделать из нее адекватный человек? Никогда не лезь туда, куда тебя не звали!

– Таресса права, – Дэс смотрел на Неджериза мрачно, как на злейшего врага, – нам нечего там делать. И еще хочу тебе сказать – лучше бы ты ушел с Саргаша и жил где-нибудь в глуши, в замке, в пещере, чем дружить с этими монстрами. Некоторые называют монстрами дракошей Тарессы, но у них, несмотря на устрашающий вид, чистые души. Неужели стоили все эти легенды той грязи, что прилипла к твоей душе за эти годы?

– Не знаю, – невесело усмехнулся Неджериз, – не знаю. Знаю другое – с тех пор в трех мирах начали происходить стремительные перемены. Сначала невесть откуда взявшаяся инквизиция расшатала веру в магов на Альбете, потом победили темные колдуны в проклятом мире, который до этого звали золотым. А потом жрецам храмов белого мира срочно приспичило извести всех оставшихся там магов и ведьм. И еще одна странность: во всех трех мирах начали слабеть источники, и первым пострадал белый мир.

– Неджериз, – я недоверчиво уставилась на колдуна, – но ты же не думаешь, что мы похожи на спасителей миров? Сам говорил – их было семеро, все мощные, с кучей артефактов. И простояли всего два или три дня! Да и не факт, что та дверь и твой колдун из проклятого мира связаны между собой! Вон есть еще мир, откуда пришли паладины, дальше еще миры… Как я теперь понимаю, их может быть очень много. Может, он увел народ не в один прием, а в два, и теперь никому даже не дойти до этого места. Ведь прошли века!

– Ты не поняла, – терпеливо продолжал объяснять темный, – или я плохо разъяснил. Впрочем, учитель из меня всегда был неважный. Дело в том, что, когда маги направились туда, ключ был у одного из них. А потом он появился у императора Альбета. Затем его выпросил в подарок придворный маг и через несколько дней исчез. А ключ нашелся в проклятом мире. И еще пошла гулять по мирам странная легенда, что израненный мальчишка, подаривший его лекарю в обмен за исцеление, был как две капли воды похож на исчезнувшего мага. Понимаете? Раненый, но юный. И с тех пор за ключом гоняются самые сильные колдуны, и есть несколько свидетельств, что, кому бы он ни достался, через некоторое время обязательно перейдет в руки мага. Вот и хан, получивший его в дар за помилование от захваченного на пиратском судне закованного в серебро мага, владел ключом всего несколько лет.

– Потому что там был ты, – не поддалась я на это загадочное объяснение и повернулась к мужу: – Любимый, эта гадость у тебя с собой?

– Да, – насторожился Дэс, – а что?

– Ты можешь им пожертвовать во имя нашей любви?

– Конечно, – помедлив всего секунду, твердо сказал он.

– Тогда доставай, – призывая сферу, скомандовала я. И мстительно усмехнулась: фигушки тебе, кривая железяка, а не наши жизни. – Бросай!

– Таресса! – встревоженно дернулся Неджериз, но Дэс остановил его предупреждающим жестом.

– Не мешай!

И бросил ключ в раскрытую мной дверь.

Хорошо летит, полюбовалась я на поблескивающую в последних лучах солнца игрушку – там, на юге проклятого мира, еще тлел закат. И море в том месте, где я раскрыла сферу, было очень глубоким. Отсюда, с высоты, это можно было сразу понять по почти черному цвету воды.


Глава 12 Взгляд со стороны | Тайны закрытого мира | Глава 14 Стечение странных обстоятельств