home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Новая тактика боевых действий

Я сразу вспомнила свои рассуждения, ехидно ухмыльнулась и призвала сферу.

– Мы идем первыми. Дракоши – шесть штук, – идете с нами, – скомандовала на правах проводника и распахнула дверь в ту самую комнату в башне магистра, откуда он меня вызывал. – Ловушки снял?

– Снимаю. – Колдун водил руками и бормотал что-то непонятное. – Входите.

Маги прошли в дверь буднично, дракоши заскочили ловко, как акробаты, подали руку Дэсу, втянули меня. В последний миг, перед тем как уйти, я оглянулась на солдат, которые теперь, скорее всего, числятся в дезертирах, и рассмотрела на их худых рожицах нездоровый интерес.

Черт, но я же ведь не хотела! А получилась почти реклама моих возможностей. И теперь вряд ли они захотят идти назад, но я все равно их отведу и заставлю хотя бы попрощаться.

– Почему так срочно? – Дэс смотрел на деда требовательно, но в его голосе звучала тревога.

– Я предупредил тех магистров, кто не окончательно потерял человеческое лицо, что решил уйти с Саргаша. Назвал срок – через три дня, – и предупредил, что воспользоваться моим замком никто не сможет. Но не все поверили. Трое колдунов объединились и перекрыли все проходы, требуя оставить им замок и адептов, тогда они меня выпустят. Остальные выжидают. Только Юстиус и Маргол послушали мое предупреждение, но и они теперь в ловушке.

– Куда ведем твоих людей? – деловито спросила я. – Передай Юстиусу и Марголу, пусть всех собирают, я их уведу отсюда.

– А сферы хватит?

– Она заряжена, – не стала я объяснять подробностей. – Так сначала уводим их или твоих?

– Давай сначала моих, потом поможем им, – сразу определился магистр. – Дэс, ты уже приготовил нам место?

– Я приготовил, – сообщил Бали, – крепость на западе, что была сожжена, пойдет?

– Да, – не стал привередничать Неджериз, – хоть и слабый, но источник там есть. Идем вниз, к моей потайной комнате.

И мы пошли, вернее, поехали на дракошах, – спускаться по лестницам шесть этажей вниз не захотел никто.

Открывать сферу пришлось два раза; сам Неджериз собирался жить в доме Гайтолы, который ему уступил Терезис. Туда мы перебросили гору ящиков с артефактами, амулетами, драгоценностями и просто ценной утварью, забив этим барахлом четыре верхние комнаты. Еще туда ушла рыжеволосая и молчаливая девушка, но кем она приходится магистру, никто из нас не решился выяснять.

– Можно перенести остальную мебель в крепость? – осторожно поинтересовался Неджериз, и я утвердительно кивнула.

Никто не знал, что я решила провести эксперимент. Даже Дэса предупредить не успела, хотя и шепнула, чтоб он все время был рядом. Но он и так не собирался отходить даже на минуту, бдительно следил за проходившими мимо учениками и адептами деда. Кстати, их оказалось не так и мало, как я думала, около трех десятков. И еще повара, девушки и несколько женщин постарше.

Трех старших учеников Неджериз собирался взять с собой, и они сейчас стояли рядом с магами, наблюдая за переходом. Как мне показалось, маги были нужны магистру не для помощи, а скорее ради престижа. Или, вернее, как свидетели того, что он не убегает, а меняет свои убеждения добровольно, и должны были своим присутствием предотвратить всякие сомнения в среде его учеников.

Мебель перетаскивали дракоши, но не со всех этажей, а из нижних комнат, куда колдун заранее принес все необходимое. Я пользовалась методом, освоенным еще в то время, когда мы с Найкартом были в бегах, – наводила сферу на помещение, и дракоши быстро заносили туда несколько шкафов и кроватей. И все равно на переселение ушло почти два часа. А потом Неджериз вызвал Юстиуса, и мы пошли к нему.

Старый пройдоха радовался моему появлению бурно, как крестьянин первому обильному дождю после засухи, только что не лез с заверениями в преданности.

И я его понимала. После того как он поддержал верховного магистра, у колдуна было только два выхода: уйти налегке с ходящим или сдаться на милость победителям, причем милости можно было и не ждать. Колдуны умели быть очень жесткими с предателями.

Юстиус уводил своих людей в покинутый мир. Как оказалось, Вандерс позволил ему занять одно из своих поместий на востоке, там, где за широкой рекой вздымали в небо пышные кроны многовековые сосновые боры. И даже еще не видя карты, я была уверена, что свекор заткнул с помощью бывшего коллеги какую-то прореху в своей обороне, но говорить колдуну ничего не собиралась. Просто намекнула, что, хотя и нужно поторопиться, самое ценное из вещей и припасов они успеют забрать.

И они бегали бегом, наперегонки с дракошами унося сундуки, бочки, корзины и узлы. Не зная, что мою душу все сильнее начинает тянуть нехорошее предчувствие.

– Заканчивайте, – Неджериз встревожился первым, – нам еще Марголу помочь нужно. Пока, Юст, еще увидимся.

Я торопливо махнула рассыпавшемуся в благодарности старику и открыла дверь в очередной замок, попутно прикидывая, успею ли увести всех, если случится что-то непредвиденное. Радовало только одно – Дэс не взял сюда с собой Алентину и Хенну, твердо заявив, что делать им тут нечего.

Маргол оказался довольно моложавым и бледным человеком, с нервными движениями тонких пальцев и бледно-голубыми глазами. Когда наша команда вместе с колдунами Неджериза и дракошами ввалилась в совершенно круглый зал, куда его адепты и прислужники таскали свертки и узлы, он растерялся и даже как будто испугался.

– Куда ты решил переходить? – строго спросил колдуна Неджериз, окидывая взглядом растерянных людей.

– На запад, у меня в старой крепости оборудовано убежище.

– Не пойдет, – категорично сказала я, – ищите ему другое место. Хоть временное.

– У меня есть в белом мире замок, правда, источник очень слабый, – подумав, сказал Неджериз.

– Мы могли бы позже освободить ему крепость, – предложил Бали.

– Где твой замок? – повернулась я к магистру. – Нужно торопиться.

– Смотри. – Он прижал камень, висевший на груди, к лапе одного дракоши, передавая изображение своего потайного убежища.

– Д-А, показывай быстрее. – Я торопилась так, что дрожали пальцы рук.

Сказать, что темная громада была таким замком, какие я люблю, значило сильно покривить душой. Но радовалась я этому окруженному стеной мрачному строению, напоминающему монастырь или тюрьму, больше, чем какому-то другому. Едва в экране сферы показался просторный и холодный парадный зал, во мне зародилась надежда, что мы успеем увести людей Маргола. Про тех, кто оставался в замках остальных колдунов, я старалась не думать.

В конце концов, я не служба спасения, а их хозяева не простые обыватели, уговаривала я себя, распахивая дверь во всю ширину и отдавая дракошам приказ бегать как можно быстрее. Причем хватать все – и людей, и вещи. И они летали ракетами; в глазах колдуна, наблюдавшего за работой моих монстров, скоро появилось и закрепилось мечтательное выражение. Кажется, я знаю, в каком направлении он будет работать в ближайшие пятьдесят лет.

Люди во главе с хозяином замка довольно скоро оказались на новом месте, и у меня почти отлегло от сердца. Если и останутся какие-то шмотки, то не беда. Тем более самое ценное дракоши уже перенесли и теперь споро забрасывали в проход продукты и одеяла. В белом мире было холодно, а дров у переселенцев пока не было.

И тут Неджериз помрачнел и резко осведомился у Маргола, стоявшего по ту сторону двери, есть ли в замке еще люди.

– В подвале провинившиеся остались, – робко ответил вместо хозяина кто-то из адептов.

Колдун что-то разглядел на наших лицах, побледнел и принялся оправдываться. Но я уже приняла решение.

– Дракоши, Маргола ко мне! Все уходим в информаторий, достанем оттуда.

– Но они… – Спеленатый как мумия колдун напрасно пытался что-то сказать в свое оправдание, его никто не слушал.

Едва я закрыла дверь в белый мир, ощущение опасности охватило не только меня, и тому были довольно веские причины. Откуда-то издалека слышался грохот и вой ловушек; в высоких, узких, как бойницы, окнах мелькали сполохи рвущихся щитов, освещающие непроглядную ночь разноцветными вспышками.

– Мои щиты, – иронично сообщил Неджериз, но была в его голосе глубоко скрытая и хорошо знакомая мне печаль.

Ее никогда не понять тем, кого жизненные обстоятельства не срывали с места, заставляя бросить привычный вид из окна и устроенный быт. Я не могла не заметить, с каким вкусом подобрана мебель, которую мы переносили в его новый дом. Было понятно, что это обстановка его личных покоев, которые сейчас рушились под напором какой-то мощной силы, надвигающейся на Саргаш.

В холл информатория мы выскочили очень поспешно, и тех, кто замешкался, буквально вынесли дракоши. Едва оказавшись в безопасном месте, я снова направила сферу на проклятый мир – и не удержалась, на мгновение распахнула ее над полуостровом. Все виденные мною в жизни фейерверки ни в какое сравнение не шли с тем, что творилось тут. Волна огня и грохота медленно и неуклонно накатывалась с моря, а за ней двигалось нечто темное, огромное и ужасающее. Даже издали с высоты ощущалась переполнявшая его мощь и угроза, и мне хватило одного взгляда, чтобы проникнуться трепетом и ужасом. Я уже отчетливо понимала, что мало кому удастся спастись, и жалела лишь о том, что спасутся самые сильные и злые. Но тех, кто был заперт в подвале, еще можно было попытаться увести, и потому я спешила, как могла.

Буквально пронзила сферой замок и распахнула ее, только когда перед экраном появился вид слабо освещенного, мрачного подвала.

– Ловушки!.. – еще не успела прокричать я, а Неджериз уже подтолкнул к сфере колдуна, и тот нервно махал руками, убирая свои заморочки.

А едва мне сказали – готово, бросила дверь в ближайшую камеру, где в полумраке кто-то зашевелился.

Дракоша ринулся в проход первым. Оборвал цепь, подхватил закутанное в грубое одеяло существо (рассматривать, мужчина это или женщина, у меня времени не было) и выскочил прочь. Мы мчались из камеры в камеру, и я уже радовалась, что пленников тут мало, всего четверо или пятеро, как вдруг центр потолка начал прогибаться и проседать, сочась первыми каплями подступающей воды.

– Там девушка! – крикнул кто-то, и знакомая худощавая фигура напарника метнулась в дальний конец помещения, где на топчане лежала едва прикрытая тряпьем женская фигура.

А в следующий момент кусок потолка обрушился, и в подвал хлынул поток грязной воды, гася светильники и заливая камеры. Дэс отпустил мое плечо и рванулся за учеником, но умная сфера свернулась сама, не пропустив его в проход.

Зато я теперь могла действовать на свой страх и риск и мгновенно прыгнула в тот угол, где в последний раз видела Тера.

Тут было полутемно, вода почти доходила до пояса, и она продолжала хлестать из все расширяющейся дыры в потолке грохочущим потоком, в котором мелькали камни, обломки мебели и какие-то тряпки. Женщина в лохмотьях стояла в углу, как княжна Тараканова, но была гораздо грязнее и худее. А вот Тера нигде не было видно; рассмотреть, куда он делся, при таком освещении не представлялось возможным.

– Дракоша, свет! – взмолилась я, чувствуя, как спасительная чешуя торопливо окутывает мое тело теплом и уютом.

Он думал несколько секунд, показавшихся нестерпимо долгими, но без дела я не стояла, лихорадочно прощупывала воду вокруг себя. И когда вдруг моя рука засветилась фосфоресцирующим светом, сразу заметила застрявшее под топчаном тело напарника. Нагнулась, почти глотая воду, и, ухватившись за куртку, потянула его к себе. Однако тело практически не двигалось, видимо, Тера сбило с ног первой волной, забросило под это примитивное сооружение, и он зацепился за что-то одеждой.

– Дракоша, быстрее, его нужно отцепить! – Я чуть не плакала и одновременно злилась на напарника, поторопившегося снять пояс, едва оказавшись в информатории.

Из моего пальца вытянулась тонкая и длинная, как тросик, лапа, пошарила в глубине и выхватила Терезиса, подняв на поверхность. Маг был бледен и, по-моему, не дышал, но проверять было некогда. Я вцепилась в напарника, как пиявка, схватила свободной рукой за тонкую щиколотку женщину и рванулась прочь.

Тщетно. Как стояла в прибывающей воде, так и стою. Я рванулась еще раз, изо всех сил преодолевая нарастающее отчаяние, – и снова никакого результата.

Попыталась призвать сферу, хотя уже чувствовала, что это бесполезно. Я в ловушке, над головой несколько затопленных водой этажей, через которые сфера не пойдет. И она не пошла, хотя отозвалась где-то за гранью восприятия тревожным трепетом.

– Дракоша, подними Тера выше и вызывай Джафа, – приказала я вслух, а про себя твердила только одно: не паниковать.

Кто запаниковал, задергался – тот стопроцентно погиб, это я слышала не раз и не два. И теперь собрала всю силу воли и все свои способности, чтобы не поддаться визжащему от ужаса существу, что металось у меня в мозгу, забыв про стыд и про благоразумие.

– Джаф тебе не поможет! – мерзко пробулькало позади меня, и я резко обернулась.

Прямо из воды поднималась омерзительная, злобно ухмыляющаяся рожа, и теперь я ясно понимала, что этот монстр и держит меня под водой за ноги. А еще пришло холодящее душу узнавание. Именно такая морда была у духа, когда я увидела его в первый раз в необитаемом райском мире.

– Ты кто? – спросила я с напускным спокойствием, хотя уже догадалась.

Ну, или думала, что догадалась, но старалась протянуть время, пока выстукивала пальцами прямо по плечу Терезиса, которого лапа дракоши прижимала к моей груди, приказ на самый невероятный случай жизни.

– Я тот, кто будет жить вечно! – с пафосом сообщил монстр и хитренько захихикал. – И все миры будут моими, потому что сфера будет моя!

– Глупости! – засмеялась я, слыша скорее интуицией, чем слухом, как отозвалось на мой главный приказ многоголосое эхо. – Ты не знаешь главного: сфера может подчиняться только человеку. Ни одно магическое существо не в состоянии ею владеть.

– Я – человек! – взревел он, мгновенно впадая в дикую ярость.

Дернул меня к себе за ноги с такой силой, что я сама ни за что бы не устояла, но дракоша, успевший зацепиться за пол и стену крошечными, но цепкими лапками с когтями, сумел меня удержать. А в следующий момент на голову монстру обрушились два десятка моих дракош. Это и был мой секретный приказ, состоящий всего из трех слов: «Все ко мне». И означал он только одно – на меня напал враг и его нужно уничтожить.

Только мне было непонятно, зачем они притащили Неджериза, Алентину и белобрысого Славку? Это я так неправильно сформулировала приказ или дракоши перестарались? Но ни спрашивать, ни разбираться времени не оставалось, необходимо было быстрее спасать напарника и спасаться самим.

Колдун, конечно, опомнился первым. Выдернул ведьму и ходящего из кучи-малы грызущих и рвущих духа дракош и толкнул ее ко мне.

– Почему не уходишь?

– Он держит, – указала я на монстра.

– Пусть дракоши попробуют его поглотить, – протискиваясь к нам по стенке, предложил магистр, выхватывая у меня Терезиса. – А что с ним?

– Вытащила из-под топчана, – кратко пояснила я и дала дракошам команду поглотить духа, хотя и не верила, что это его удержит.

Но в голове уже созрела новая идея, и поскольку она была единственная, не появилось даже малейшего сомнения, стоит ли ее испытывать.

Я крепче стиснула щиколотку полумертвой от страха пленницы, отметила, что Алентина крепко держится за нее и колдуна, и указала Славке на Неджериза, колдовавшего над Тером. Парнишка понятливо вцепился в мага, а сама я крепко ухватила напарника за плечо и крикнула дракошам:

– Уходим! – ничуть не сомневаясь, что они правильно поймут этот приказ.

Наверное, самой мне бы никогда не удалось вытащить монстра из подземелья, но вместе со Славкой и дракошами мы сумели уйти, хотя тянуть было невыносимо тяжело. Да и не смогла я утащить далеко, всего лишь до знакомых руин монастыря, где когда-то увела тушу жареного медведя.

И едва оказавшись в глубоком сугробе на пронизывающем ветру белого мира, четко осознала: отсюда нужно срочно уходить. Хоть куда-то перенестись дальше, иначе мы все закоченеем на этом морозе, и вряд ли у колдуна хватит сил, чтобы нас обогреть.

– Гархи немытые! – гневно выдохнул магистр, и только в этот момент я рассмотрела, кого мы притащили в этот мир вместе с дракошами.

Огромное, не менее десяти метров в длину, слабо горящее зеленоватым светом тело огромного тритона яростно булькало и сжималось, сопротивляясь дракошам, стремительно сливающимся в одного. Решение пришло само. Я призвала послушно пришедшую сферу и крикнула магистру:

– Забери их, я утащу эту пакость подальше!

– Без меня не пойдешь, – так знакомо насупился колдун, что в другой момент я бы расплылась от умиления, но только не сейчас.

– Ладно.

– А я? – очнулась царевна.

– А ты спаси моего напарника, тогда буду целый год водить тебя, куда потребуешь, – открывая сферу в собственную башню, пообещала я.

– Я его и без того спасу, – внезапно обиделась Алентина и решительно шагнула в башню, утаскивая за собой пленницу.

Неджериз предусмотрительно переложил мага на ковер, не ступая через барьер, и отшатнулся назад.

– А ты чего ждешь? – уставилась я на белобрысого новичка.

– И я с тобой, – упрямо смотрел парнишка, – я же ходящий!

– Черт! – возмутилась я. – Да ты знаешь, что это опасная работа и нужно многое узнать, прежде чем ступать в чужой мир? И идти обязательно с напарником.

– Ну, я могу взять его в напарники, – испытующе смотрел на солдатика колдун, и мне ничего не осталось, как захлопнуть сферу. Потому что я успела вызубрить назубок: упрямее простых колдунов только высшие темные магистры.

– Ладно, а пояс на тебе? – сдалась я, надеясь, что наша эпопея не затянется. Уловив кивок парнишки, приказала: – Скажи ему «змея», да побыстрее. Неджериз, тебе тоже придется походить в поясе.

– Наконец-то догадалась, – высушивая руками свою одежду, ехидно буркнул он.

– Д-А, отделите для дедушки пояс, – мстительно приказала я дракоше, и серебристая полоска скользнула сквозь сугробы на пояс магистра.

– Змея! – тотчас приказал он и с удовольствием полюбовался на покрывающиеся кольчугой руки. – Спасибо, внучка.

– Д-А большой, лапу! – позвала я и вцепилась в протянутую мне чешуйчатую конечность обеими руками, спешно решая, куда идти.

Воспоминание о человеке с топором пришло спонтанно, слишком часто я о нем вспоминала, жалея, что дала себя уговорить. Вот сейчас и проверим, кто он на самом деле, человек или ящик Пандоры. Рывок – и мы снова стоим на снегу, на узкой тропке, ведущей от хижины к замерзшему пруду.

Мерзко хлопнул по притоптанному снегу гигантский водянистый хвост и стал понемногу темнеть, укорачиваться и покрываться жестким черным мехом. Так я и думала! Он способен принимать любые формы, в зависимости от обстановки. Дракоше такая форма монстра понравилась больше, он торопливо кромсал врага на куски и расшвыривал их в разные стороны. Тот тоже попробовал было отрастить когти и клыки; хвост выметнул острые зубчатые шипы, вздымавшие в снегу буранчики и вихри. Монстр пытался добраться до нас, однако дракоша оказался проворнее. Ловко захватил хвост сразу несколькими лапами, перегрыз стальными зубами и отбросил в сугроб.

Я невольно поморщилась – теперь придется дракошу мыть. В этот момент грубая деревянная дверь отворилась, и вышел невзрачный абориген в крестьянской одежде. Ошиблись они все, никакой он не монстр, зря наговорили на человека, мелькнуло в мозгу соображение. Даже совестно стало – вот сейчас заденут его монстры – и попадет человеку ни за что.

– Кто это? – насторожился колдун, прикрывавший нас со Славкой своим телом и какими-то странными движениями рук.

– Человек с топором. Ван считает, что Бизел сделал из него ловушку, – пояснила я легкомысленно и вдруг рассмотрела, как незнакомец странно, по-собачьи, повел носом.

– Ван правильно угадал, – скрипнул зубами колдун. – А нас ты сюда зачем вела?

– Хотела, чтоб они схлестнулись, – вздохнула я, точно зная, что проклятый монстр меня слышит.

И он точно все понял. Злорадно оскалил сотню капающих желтой слюной клыков, протянул лапу назад, схватил человека с топором и бросил прямо в нас. Солдатик ойкнул и мигом присел – хорошая у него реакция, однако. А я предсказуемо оказалась скрыта за спиной магистра и снова не успела рассмотреть, как получилось, что летевшего на нас человека отбросило прямо в морду врагу. Монстр этого не ожидал, отмахнулся когтистой лапой, нанося одаренному грозный удар.

Вот в этот момент и сработала ловушка. Человек, ходивший в стареньком зипуне, завизжал, вскипел яркими огненными язычками и вмиг превратился в жаркий, безжалостный костер. Нет, это я сначала подумала, что костер. Это был взрыв шаровой молнии, плевок вулкана, огонь напалма, как я его себе представляю. Снег на дорожке мгновенно растаял и потек ручьем, наша одежда высохла и запахла глаженым, чешуйки на лицах стали горячими.

Неджериз схватил меня поперек туловища, а Славку за руку и ринулся прочь, за хижину – туда, где еще Найкарт построил из жердей скромную будочку. Солдат и сам вскоре сообразил, что нужно драпать. Он вырвал руку и помчался с прытью зайца.

– Еще раз так сделаешь, буду водить на цепи, – догнав ходящего за укрытием, свирепо блеснул глазами магистр.

– Да я что, сам не могу? – запетушился парнишка. – Ты меня и в туалет за ручку водить будешь?

– Дурак! – рявкнула я. – Слушай, что магистр говорит, ему уже двести лет, между прочим. Сам ты все можешь – и в мир пустынь уйти, и куда подальше. Потому за тебя и держатся, чтобы тебе путь назад показать.

– Двести семьдесят, – веско поправил колдун и сердито воззрился на примолкшего парня, – и знаешь, сколько ходящих перевидал за это время? И чем смелее они были, тем короче было наше знакомство.

Ну-ну, пусть припугнет как следует. Как я теперь очень хорошо понимаю, неосторожные ходящие долго не живут.

– Дракоши, покажите мне, что там происходит, и если слишком горячо – отходите, – попросила я, повернув к себе раскрытую ладонь, на которой появился экранчик.

Спутники немедленно повторили мой фокус, и пару минут мы наблюдали за битвой в прямом эфире. Она была впечатляющей. Огонь нанес монстру значительные повреждения, шкура на морде пузырилась, глаз не было видно, и даже до нас доносилась вонь горелого мяса и шерсти. Но и сам абориген уже почти догорел, превратившись в облачко светлого пепла. Мне было очень жаль человека с топором, и успокаивало только, что в ловушку не попал никто из нас или крестьян. А монстр уже трансформировался и с ревом и скрежетом драл когтями металлическое тело моего питомца. Дракоша тоже не дремал – неустанно размахивал лапами, кромсая острыми когтями похожее теперь на него самого существо размером с грузовик, и расшвыривал ошметки во все стороны. Мне даже показалось в какой-то момент, что он уже близок к победе, и я удивилась, не поверив, что все может быть так просто. А потом присмотрелась пристальнее и кое-что заметила. Нечто такое, что сразу напряглась и закричала:

– Дракоша, следи, чтоб его куски на тебя не попадали! Он тебя так поглощает!

Монстр громогласно захохотал и внезапно резко обрушил на дракошу настоящий град из кусков своей плоти.

– Пакость какая! – растерянно охнул Славка и только тут обнаружил, что выросшие из кольчуги магистра щупальца крепко держат и его, и меня.

– Уходим! – крикнула я, сообразив, зачем Неджериз подстраховался. И добавила для дракоши: – Д-А, хватай его за голову и тащи к нам.

Магистр тотчас же ухватился за лапу дракоши, и я рванула по знакомым мирам. Ходить стало чуть легче, и в каждом мире мы останавливались на пару минут, чтобы дракоша мог оторвать и оставить там еще несколько кусков врага. Тот уже раскусил нашу тактику и снова менял вид, спешно наращивая крепкий панцирь, наподобие черепашьего.

В таком темпе мы проскочили покинутый мир и снова прыгнули в белый. Затем переметнулись в мир блуждающих рек и снова пошли в покинутый, в ханство Ошергет.

Неджериз больше не задавал мне вопросов, сообразив, что таким способом ставит врага в известность о моих замыслах, только комментировал для Славки наш маршрут.

– Это покинутый мир, отсюда злой колдун увел обманом тысячи людей, запугав концом света. Остальные бежали сами, с ходящими, через порталы. Те, кто не смог сбежать, забросили все дела и торговлю, не заготавливали дрова, не засевали поля. Лишь резали скотину, жарили мясо, варили из зерна брагу. И весной большинство вымерло от голода. А это белый мир, тут большую часть года прохладно, но лето бурное, и народ успевает заготовить на весь год дичи и рыбы. А вот источники слабые; когда сюда идешь, особенно без сильного напарника, нужно брать накопители.

Я слушала его краем уха и начинала понимать, что снова ошиблась. Приняла знак минус за знак плюс. И теперь мне точно было известно, где у злодея логово. А еще я поняла принцип его силы, и едва снова оказалась в белом мире, осторожно сказала Неджеризу:

– Ты очень хорошо объясняешь, а еще прибеднялся. Скажи, а рядом с миром блуждающих рек какие еще миры расположены? Мне в прошлый раз чудилось что-то зеленое.

– Сейчас там близко мир дриад, но он считается закрытым, они чужих не любят.

– Что, убивают или выбрасывают?

– Заводят в чащу, – фыркнул он, – но туда и попасть трудно. А чуть дальше пустой мир, скалы и ущелья, ну а за ним мир трав… ты про него слышала.

– Вроде, – легковесно отмахнулась я и отдала дракоше приказ: – Уходим.

В этот раз я перенеслась в мир блуждающих рек, точно зная, что усталость навалится неожиданно, и тогда с моей тактикой изматывания противника придется расстаться. А именно этого делать очень не хотелось.

Несколько кусков монстра, которого не спасал даже черепаший панцирь, остались на песке пустыря, тщетно пытаясь доползти до своего тела, а мы очутились в нежно-зеленом, словно весеннем, лесу. Воздух дурманил голову дивными ароматами, травка манила прилечь и раствориться в летней неге, яркие цветы, росшие вдалеке, так и манили броситься их собирать. Но в моей голове гвоздем сидело сказанное колдуном, и пока монстры продолжали свой нескончаемый бой, я шагнула к дереву и прижала к нему ладонь.

– У меня только один вопрос: несколько дней назад я освободила из неволи маленькое зеленое существо, сидящее на деревце. Днем оно ни с кем не говорило, а ночами плакало. Его можно отпустить в наших лесах или лучше принести сюда?

Они выступили из-за стволов целой толпой, решительно шагнули ко мне.

– Где оно?

– В мире Альбет. Дракоша, покажи, только быстрее, а то этот дух тут всю траву испачкает.

Изображение дриады, возникшее на экранчике, они рассматривали пару секунд, потом спросили:

– Что хочешь за нее?

– Ничего, – отказалась я. Вздохнула и добавила: – Только если совет, но так, чтобы мой враг не слышал.

Монстр язвительно захохотал и начал яростно рыть землю. Во все стороны полетели клочки травы, корешки и песок.

Я развела руками, показывая, что ничего не могу с ним сделать; призвала сферу, и открыла проход в свой эркер. Стараясь сделать это как можно незаметнее, хотя очень хотелось посмотреть, что делает Дэс и как там Терезис. Но трезвый расчет говорил, что магистр сведущее и мощнее моего мужа, а лишнего пассажира мне сейчас лучше не брать.

Потому и подвела дверь вплотную, распахнула прямо над деревцем, как уже несколько раз делала, – и прихватила ее как сачком. А когда отпустила сферу, на нежной травке остался знакомый горшок без всяких следов трещины и радующее глаз свежими листиками деревце. Похоже, Диша поливала его, не жалея. Дриады что-то залопотали по-своему, и из стволика выглянула озадаченная зелененькая мордочка.

– Уходим, – бросила я дракоше, представляя себе скалы и пологий склон, – оказаться на круче как-то не хотелось.

– Иди в мир трав, – внезапно зазвучало в ушах, – и оставь там врага.

– А дракошу? – испугалась я.

– И его оставь, – строго отрезал голос. Секунду молчал, потом добавил: – Дашь ему орех. Иди.

Что-то круглое оказалось у меня в руке, и, стиснув его со всей силы, я рванулась в мир скал на воображаемый склон.


Этот мир был самым неустроенным и неуютным из всех, что я когда-либо видела. И склона практически не было – так, небольшая покатая площадка, где с трудом припарковались бы четыре машины, будь она ровной. Но ровной она не была даже близко. Острые осколки камней, трещины, вставшие дыбом плиты, – и надо всем этим светящееся багровыми отсветами небо.

Пахло дымом и серой, и я не стала бы останавливаться в этом мире надолго, если бы не поняла по поведению монстра, что ему тут очень не нравится.

– Магии почти нет, – тихо подтвердил Неджериз, – это очень старый мир.

Это сообщение меня насторожило. Если нет магии, то дракоша при такой активности очень скоро станет просто куском металла, а этого я себе никогда не прощу. Поискала мысленно зеленое поле, поймала картинку заросшей ковылем весенней степи и позвала:

– Дракоша, уходим!

Колдун тихо вздохнул, но спорить не стал, и за это я ему была благодарна. Я понимала, что всегда смогу вырастить большого дракошу из наших поясов, но точно знала, что и я, и они всегда будем помнить про этого оставленного на камнях питомца.

В мир трав мы вывалились тяжело дышащей, тесной кучей. И пока пояса по приказу колдуна уносили нас в сторону от монстров, я успела бегло оглядеть окрестности. Здесь уже начинало светать, и в бледном предрассветном сумраке отлично просматривалась простиравшаяся во все стороны ровная, как стол, равнина, покрытая серебристой и шелковистой травой, доходящей до колен.

Этот переход длился чуть не десять секунд и напугал не только меня, но и остальных. Побледнел солдатик, крепче сжал губы магистр. Но особенно забеспокоился монстр. Он вдруг ринулся на дракошу с удвоенной силой, крепко обхватил лапами, начиная, по примеру моего питомца, выращивать новые, подавляя его и мешая двигаться. Но тут магия была, и немало, судя по едва заметно засветившимся камням на груди магистра. Дракоша тоже начал двигаться энергичнее, растянулся в экран, потек эластичной массой и вдруг превратился во все раздувающийся шар.

– Дракоша, нет! – испуганно закричала я. – Нельзя его поглощать! Это грязь! Отбрось от себя подальше!

Дракоша мигом выпустил несколько пар мощных лап и отшвырнул монстра, но тот кинулся к нему, как кот к клубку. Огромный костяной уродливый кот к не менее огромному металлическому клубку.

– Нужно уходить, – напряженно сказал магистр, всматриваясь в даль.

Я проследила за его взглядом и увидела странное явление: вокруг нас образовался круг, как от упавшего в воду камня. Только он двигался не в разные стороны, а, наоборот, катился на нас.

– Дракоша – лапу! Я тебе дам одну вещь, – вспомнила я слова дриады и, едва он протянул мне стальную конечность, вложила в нее круглый предмет: – Храни, это тебе поможет. Мы уходим, но я обязательно за тобой вернусь.

Лапа дракоши неохотно оторвалась от моей руки, желтые глаза глянули обеспокоенно, но я помахала ему очень уверенно, хотя сердце сжималось от боли.

– Не волнуйся! Нужно добить врага, а потом все будет хорошо.

Враг, разумеется, все услышал. Он ринулся на нас, пытаясь схватить хоть кого-то, но наши чешуйчатые оболочки, связанные в одно, были начеку. Ноги без всякой команды резво отпрыгнули в сторону, и я успела отстраненно подумать, что учитель по физкультуре поставил бы мне за такой прыжок пять с плюсом. Но тут же рассмотрела встающий вокруг зловещий вал из серебристой травы, испугалась и резко рванулась прочь, инстинктивно пытаясь найти за гранью мира более безопасное место.


Глава 18 Скажи мне, кто твой друг | Тайны закрытого мира | Глава 20 Самое надежное место