home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Без права на ошибку

А в следующий миг мы уже стояли возле окна в печально знакомой мне башне.

– Мы так и пойдем втроем? – только теперь заинтересовалась я. – А дракоша?

– Дракошу призовешь с места, – категорично произнес Неджериз, – но оставь на всякий случай хоть пояса на отце и Славке. Я не хочу тебя пугать, но никто из нас даже не представляет, что там может быть. Поэтому мы больше никого и не взяли: если уж мы с Ваном не справимся, не справится никто.

– А ты уверен, что дверь примет тебя за белого мага? – засомневалась я.

– Тесса, – тяжело вздохнул он, – я сделал в жизни много больших глупостей и ошибок… кроме этой. Как ты думаешь, с какой целью верховный магистр ковена и придворный маг императора резко поменял свои убеждения и перешел в стан врагов, когда стало понятно, что темные победили?

– Черт, – поразилась я, – так ты Штирлиц! Не зря я всегда говорила, что у Дэса в родне где-то притаились партизаны. Причем замшелые. И как они тебя не раскусили?

– Неужели непонятно? Я же ментал. Тем, кто сомневался, подкидывал что-нибудь выгодное… или другую загадку. Но Крингерд всегда сомневался, и если бы я знал то, что знал он, то давно нашел способ от него избавиться.

– А Зардилиона? – снова вспомнила я, наблюдая, как Вандерс достает из тайника вместительную шкатулку.

– Ее воспитывала мать. Я знал, что это не мой ребенок, и не вмешивался. А когда избавился от ведьмы и спохватился, ей было пятнадцать лет, и исправить что-либо было невозможно. Теперь они снова вместе и, надеюсь, сумеют договориться.

– А разве ее мать… жива?

– Я не убиваю женщин, – сердито сверкнул на меня глазами дед. – Конечно, жива. Я выдал ее замуж за гоблина из серого мира, туда можно пройти только через их портал, но мне когда-то дали камень… Ван, долго еще?

– Уже зарядил. – Свекор шагнул ко мне и надел на шею массивный амулет необычной формы. – Заправь под одежду, он должен касаться тела.

Огромный плоский полупрозрачный камень сиреневато-синего цвета был обрамлен в серебристый каст в виде паука-многоножки. И эти ножки простирались так далеко, что почти обняли мои ребра.

– И что это такое, хоть объясните?

– Амулет удержания жизни, – серьезно сказал маг и поправил мне шпильку. – Если случится что-то плохое, он сохранит твою жизненную энергию. Ну, или душу, как вы говорите. А теперь веди в проклятый мир, и как можно ближе к руинам. Вот смотри, тут стоял дворец императора…

Я посмотрела в шар, полюбовалась на заснеженные руины и приказала сидевшему в поясе дракоше закрыть мне тело кольчугой. И так хватает мне всяких неприятностей, еще и простыть вдобавок ко всему не хочется совершенно.

Маги подхватили меня под руки, и в следующую секунду в лицо хлестнул мелкий, колючий и противный снежок.

– Спасибо, что доставила нас сюда, и теперь я за эту услугу добровольно отдаю тебе…

Скривившись от досады, я слушала ритуальные слова передачи ключа и пыталась понять, почему не догадалась сразу, что именно сюда они и должны были прийти, те четверо первых магов, разгадавших тайну внезапного появления неведомого ранее народа. К императорскому дворцу, который смутно угадывался в занесенных снегом руинах и остатках стен некогда внушительных и высоких башен.

Ведь именно его они считали средоточием зла, а значит, пытались с помощью этого ключа проникнуть в сердце дворца, личные покои императора. Но что пошло не так? И почему ключ оказался совсем в ином мире и снова искал себе хозяина?

– Давай, – небрежно выдернув ключ из руки свекра, я повертела его, разглядывая. Даже глаза попыталась зажмурить – вдруг что-то увижу, как увидела недавно магический источник?

Ничего. Ну и ладно, тогда я пока дракошу призову.

– Дракоши, оставьте там Д-Б, Д-Г и пояса на папе и Славике. Все остальные – ко мне.

– Предупреждать нужно, – дернулся ко мне Вандерс, когда вокруг нас резко вырос лес чешуйчатых голов, помигивающих желтыми глазами, – я же мог заклинание бросить!

– У тебя реакция хорошая, – усмехнулась я. Никогда не поверю, что свекор не присматривает за тем, что я говорю и делаю. – Дракоши, тут опасное место, смотрите вокруг хорошенько – так, как только вы умеете. Если заметите что-то незнакомое или нехорошее, сразу говорите.

– Дракоша понял, – отозвался мой пояс, превратившийся в скафандр. – А про нитку говорить?

– Про какую нитку? – не поняла я, но на всякий случай добавила: – Конечно.

– Где вы видите нить? – ринулись ко мне бывшие колдуны, бдительно оглядывающие развалины.

– Дракоша, покажи мне нить на экране. – По их встревоженным рожам я моментально поняла, что это может быть нечто важное.

Экран дракоша теперь тоже открывал очень быстро. Несколько секунд – и на выровненном участке спины проявилось изображение руин, стоящее почти в зените бледное пятно скрытого за пеленой облаков светила и поблескивающая желтизной паутинка, идущая от меня к остаткам дальней стены.

– Дракоша, сделай кресло и вези меня туда, куда ведет эта нить. – Не понять, что она начинается от пресловутого ключа, просто невозможно.

– Таресса, – возмутился Вандерс, – нужно сначала все осмотреть вокруг.

– Ты думаешь, что увидишь что-то новое? – невесело усмехнулась я, усаживаясь в кресло. – Вперед!

– Первым поеду я, – схватил меня за руку Неджериз. – Таресса, не спорь. И не забудь, что на мне есть дракоша. Если я скажу, что нужно уходить, не раздумывай, беги назад. Пообещай мне… и не скрещивай пальцы.

– Не буду скрещивать, – пообещала я, сердито хмурясь. Это ведь нужно на такого партизана нарваться! Резидент!

И тут вспомнила, что не выделила пояса Вандерсу. А он и молчит, словно так и нужно. Вот ведь гордый какой!

– Дракоша, быстро пояс Вандерсу! – Услышав мой приказ, свекор независимо усмехнулся, но спорить не стал, принял стальную змейку с таким видом, как будто делал мне одолжение.

Придется перевоспитывать, вздохнула я, вспомнила про оставшегося дома Дэса и пригорюнилась. Вот почему я не нашла даже минуты, чтобы поговорить с ним из башни Вандерса? Занималась всем, чем угодно, только не собственной семейной жизнью. А теперь уже поздно, два прожженных партизана вряд ли позволят мне сказать Дэсу, чем именно мы занимаемся и где находимся.


Нить ушла под занесенные снегом камни, и я застыла над ними в глубокой задумчивости. Ну и как же, интересно, попадали туда колдуны?

– Тут был вход в подвал, – задумчиво пробормотал дед Дэса, – я очень хорошо помню – как раз под этой стеной.

– А в подвале была темница, – мрачно проворчал Вандерс, – и камеры палача. Я тоже хорошо помню.

– Зачем тебя туда носило? – скосил глаза Неджериз.

– Так, – не выдержала я этого вечера воспоминаний, – а может, отложим ностальгию на более удобное время? А сейчас решим, как попасть в этот подвал?

– Я думал, ты уже сообразила, – пожал плечами маг, – через дверь, конечно. Через твою.

– А… – Я намеревалась спросить, не опасно ли проделывать такое рядом с монстром, и вдруг поняла – да, конечно, опасно.

И стоять тут опасно, и разговаривать… Так чего тогда мы тянем время?

Сферу я призвала, не слезая с дракоши. Послала экран вниз, под завал, и через минуту нашла темный и мрачный коридор или проход, видно ничего не было, кроме попадавшего в поле зрения камня стен.

– Приоткрой на мгновение, я свет брошу, – тихо приказал Недж, и я сразу исполнила этот приказ.

Совершенно другими они вдруг стали теперь, мои спутники, когда неизвестный враг оказался так близко – сухие приказы, жесткие взгляды… Похоже, мне пора начинать дрожать.


При свете светильника коридор перестал быть таким мрачным и жутким – просто очень пыльное, давно заброшенное помещение, – и я почти спокойно открыла туда сферу. Сначала мы послали на разведку одного дракошу, и мой питомец пробежал по коридору до поворота, нашел незапертую дверь и остановился в ожидании очередного приказа.

– Идем, – тяжело вздохнув, процедил наш командир, и я послала в проход остальных дракош.

Оставив на всякий случай парочку снаружи. Уверенность в том, что мы имеем дело с сумасшедшим существом, возникшая у меня еще вчера, крепла с каждой минутой, и я собиралась сделать все возможное, чтобы опередить его ловушки.

Проскользнув в сферу, дракоши вцепились в ржавые, массивные крючья для фонарей, торчащие из потолка, и наше перемещение в подвал прошло на удивление гладко. Да и не было у меня даже близко того чувства опасности, которое я испытывала вчера, когда стояла по пояс в воде рядом с враждебным монстром. Я специально прислушалась к себе, пытаясь вызвать в памяти мерзкое существо с булькающей в голове водой… тщетно. Проскользнуло по краю сознания нечто похожее, но оно было не тут, а где-то далеко, очень далеко.

– Никуда не шагай без нас, – предупредил Неджериз и крепко вцепился мне в руку повыше локтя. Свекор повторил его маневр с другой стороны.

Ну и как, интересно, я в таком случае смогу куда-то пойти без них, нервно хихикнула я, и мы поехали вперед. За поворотом, где висела полусорванная с петель дверь, нам открылся вид на новый коридор, такой же унылый и пыльный.

– Там, в конце, лестница на нижний уровень, – предупредил Вандерс. – Обычно дальше никого не пускали, нужно будет послать вперед дракош.

– А в другие коридоры или помещения отсюда попасть нельзя? – задумалась я, рассматривая изредка попадавшиеся по сторонам двери. – Вот что за этой дверью, например?

И я ткнула рукой, в которой держала артефакт, в сторону двери, которая показалась мне новее и крепче остальных.

– За какой? – подозрительно спросил маг, но ответить я не успела.

Словно кто-то включил невидимый, но мощный эскалатор, резко дернувший меня вместе с дракошей в сторону приглянувшейся двери.

Мелькнуло где-то сбоку злое лицо Неджериза, что-то вспыхнуло, загрохотало, и тут же возникло испытанное вчера ощущение близости мерзкого существа, словно оно мгновенно прыгнуло на меня из того далека, где было еще секунду назад.

А потом откуда-то сверху обрушился на голову злорадный, уже слышанный ранее хохот.

– Сама пришла! Ха-ха-ха! Дура!

Ну, с его утверждениями я не могла не согласиться, хотя и не полностью. Но прежде чем отвечать или делать следующий неосторожный шаг, собиралась осмотреться и понять, что именно произошло. И где я нахожусь.

А пока я об этом раздумывала, возникло еще несколько очень интересных вопросов. И главным из них был самый простой: а почему, собственно, молчат маги? И где они вообще?!

И тут мои глаза наконец немного привыкли к зеленоватому полумраку, царившему в этом месте, и я смогла оглядеться.

Осторожно повертев головой в разные стороны, очень скоро выяснила, что сижу на неподвижно застывшем дракоше возле полупрозрачной, странно мягкой стены. И именно от нее и исходит это зеленоватое свечение. А еще из нее по разные стороны от моего тела торчат две странно знакомые мужские руки, словно старающиеся удержать меня на месте.

Я попыталась осторожно дернуть правым плечом, освобождаясь, и слабо державшая меня рука с перстнем звездочета на среднем пальце беззвучно утонула в стене. Черт. Этого мне еще не хватало. Похоже, кто-то очень не хочет, чтобы у меня были помощники. Зато я сама этого хочу и постараюсь не упустить хотя бы второго. Протянув правую руку, я перехватила запястье Неджериза как можно крепче и изо всех сил потянула на себя.

Черт. С таким же успехом я могла попытаться тянуть из стены намертво вбитый крюк.

Злодей издевательски захохотал.

Старясь не обращать на него внимание, я тайком простучала на поясе приказ помочь, подождала с минуту и похолодела. Дракоша не отзывался. Мой верный, преданный, любимый питомец был молчаливым и холодным, как простой кусок железа. И это было неожиданно, обидно и невероятно больно. Мелькнула догадка, что маги нечто подобное подозревали, потому и попросили оставить в крепости часть дракош. И теперь мне нужно было спасти хотя бы Неджериза, чтобы не остаться в этом жутком месте совершенно одной.

Я собралась с силами и, пытаясь не поддаваться отчаянию, потянула руку мага сильнее. Тот же результат, рука не подалась даже на миллиметр. Тогда я чуть повернулась, намереваясь ухватить ее и второй рукой. И от этого движения рука мага сползла с моего предплечья и немедленно ушла в стену, выскальзывая из пальцев как намыленная. От огорчения я даже чуть слышно застонала, и проклятый злодей тут же ответил очередным взрывом хохота.

Ну уж нет, хватит! Я стиснула зубы. Больше такого удовольствия этому гаду не доставлю! Сунула проклятый артефакт в карман куртки, закрыла его на молнию и решительно слезла с неподвижного дракоши.

Раз злодей до сих пор почему-то не напал на меня, значит, просто не может этого сделать, сам собой сформировался в мозгу вывод. Поверить в выдержку или благородство врага было бы с моей стороны совершенной глупостью.

А раз так, нечего покорно сидеть и выслушивать издевательства и хохот. Если я хочу спастись, нужно действовать. И начать с осмотра места, куда меня закинул артефакт.

При более пристальном изучении помещение оказалось не строением, а пещерой. Довольно большой и совершенно пустой, если не считать моего дракоши да двух странных пузырей, торчащих возле противоположных стен. Один из них, зеленоватый и светящийся, был тот самый, в котором утонули маги. Немного понаблюдав за ним издали, я попробовала прикоснуться пальцем и убедилась, что первое впечатление не обмануло – он был упругий и живой на ощупь. Экспериментировать с ним дальше я пока не стала, помня о том, что сначала всегда нужно осмотреть и проверить все варианты, а только потом делать окончательный выбор.

Второй пузырь был меньше и отливал грязно-коричневым цветом, почти сливаясь с цветом стены. Зато в центре него угадывалась в полумраке человеческая фигура, словно распятая между несколькими светлыми пятнышками. Подходить ближе я поостереглась, слишком знакомо тянуло оттуда злобой и опасностью.

Еще в одной стене виднелся ничем не загороженный проем, а за ним я рассмотрела анфиладу слабо освещенных помещений, и минут пять стояла в раздумье, следует мне туда идти или нет.

Будь я тут одна, наверное, все-таки пошла бы, очень уж мирными и спокойными казались пещеры. Неяркий свет исходил от растущего на стенах кудрявого мха, неподалеку виднелся стекающий по камню ручеек, впадающий в небольшой водоем.

Но за спиной нехорошо притих в ожидании злодей, и я решительно повернула назад. И с удовлетворением уловила разочарованный вздох.

Вот как! Значит, тебе нужно, чтобы я переступила почти незаметный порог в эти уютные помещения? Да ни за что, пока у меня есть хоть капля надежды.

– Ты тут сдохнешь, – мерзко захихикал знакомый голос, и я больше не сомневалась, что исходит он не от распятого человека, а откуда-то извне.

Хотя мысли и чувства принадлежали именно ему, это я чувствовала так же уверенно, как испытывала в чужих мирах ощущения напарников. И именно здесь и крылась самая главная тайна, но как подступиться к ее разгадке, я никак не могла придумать.

Поэтому я вернулась к дракоше и, прежде чем устроиться на его холодном сиденье, попыталась отодвинуть кресло на крокодильих лапах подальше от странной стены. Как бы не так. Оказывается, оно весило слишком много для того, чтобы я могла хотя бы сдвинуть его с места, и пришлось садиться так.

Посидев и обдумав ситуацию, пришлось с огорчением констатировать, что мне по-прежнему необходима информация, а взять ее негде. Кроме как у злодея, разумеется.

И само собой, добровольно он ее не выдаст и всей правды тоже не скажет. Но хоть что-то да сообщит, а делать выводы я могу те, какие сочту нужным.

– А здорово мы вчера потаскали тебя по мирам, – словно вспомнив нечто смешное, мстительно хихикнула я, – а потом оставили на съедение траве.

Если я правильно понимаю, потеря духа для моего врага равноценна моей потере дракоши и равнодушными эти слова его не оставят.

Ну так они и не оставили. Враг ругался так злобно и яростно, что стало понятно со всей отчетливостью: сделать мне что-либо большее просто не в его силах. В любом другом месте монстр, который вчера пытался утопить, уже рвал бы меня на кусочки, а тут мог только угрожать и исходить ненавистью, как тролль в Инете.

И это радовало вдвойне. Правильно я сделала, что не переступила невидимой, но явно существующей грани и не пошла в другие помещения. Наверняка там не ждет меня ничего хорошего.

– Вот теперь я понимаю, что ты совсем не Джаф, – снова подколола я, когда он немного иссяк, – а сначала подумала, что ты и он – одно целое. Слишком уж похожи у вас морды в самом крупногабаритном варианте. Но он добрый и хороший, а ты мерзкий и злой.

В этот раз он ругался еще неистовее, просто завалил меня злобными словечками и оскорблениями, и я внимательно их выслушала, время от времени подливая в эту ярость бензинчику. И дождалась. После моей очередной подколки невидимый злодей презрительно захохотал и закричал:

– Да вы даже не догадались, что Джаф – это я! Моя половина, отделенная от меня и запертая в пустом мире! И она только о том и мечтает, чтобы вернуться и соединиться со мной! И тогда мы разнесем в пыль ваши паршивые миры и даже памяти не оставим от вашего мерзкого ковена!

– Ты лжешь, – твердо сказала я, – этого не может быть. Джаф мне помогал, он меня спас и лечил.

– Ну да, он очень хитер! – развеселился злодей. – Он специально делал вам всевозможные подарки, чтобы вы ему поверили и начали помогать. Он всякими способами затягивал вас в свой мир, он создавал ситуации, при которых вам негде было попросить помощи, кроме как у него. Он подослал к тебе отравителя, а потом сам же тебя и вылечил, он подбросил вам ключ, чтобы вы нашли сюда дорогу. Никому из вас никогда бы не хватило ума, чтоб понять всю тонкость этой интриги!

В этом заявлении что-то было… нечто, похожее на правду. Я не стала с ним спорить, а сделала вид, что расстроилась. К этому моменту я уже понимала, что времени у меня не так много. Здесь было не холодно, но и не тепло, градусов семнадцать, не больше. И долго высидеть на железном стуле без подогрева, который устраивал дракоша, без воды и прочих элементарных вещей мне вряд ли удастся. От силы несколько часов, и чем дальше, тем больше мое тело будет отвлекать меня на решение насущных проблем.

Тот, кто заманил меня сюда, прекрасно это понимал и именно этого и ожидал. Но, как я начинала подозревать, ждал не только он. Теперь, когда я немного успокоилась и взяла себя в руки, до меня начали доходить отголоски чувств совершенно иных, чем тяжелое зло, истекающее от сидящего в коричневом пузыре существа.

Эмоции исходили от находившейся за спиной зеленоватой стены, и чем дольше я в них вслушивалась, тем четче понимала, что в этом пузыре находится вовсе не то, что казалось мне вначале. Мелькали в мозгу разные подозрения, но некоторые показались мне настолько нереальными, что я постаралась их отбросить.

Однако они возвращались с упорством пчелы, нашедшей на столе мед, и приводили с собой другие, еще более фантастические гипотезы.

– А знаешь, чудовище, – продолжить беседу я решила с комплимента, – возможно, ты и правду говоришь, но у тебя не хватает доказательств. Как ты докажешь, что Джаф подстраивал события?

– Ха-ха-ха, – гремело над залом, – ты глупа! Глупа! Да ты сама все могла бы понять еще с первых встреч с Дэсгардом! Ну с чего бы он в тебя влюбился, если давал себе клятву больше никогда не смотреть на иномирянок, а обещал Гайтоле подумать над ее предложением? Подумай сама, как можно рассмотреть в шаре окно, а за ним девушку, если тебе не помогает всемогущий дух, вычисливший в чужом мире самую одаренную ходящую? Как можно упустить эту ходящую в родной мир, если этот дух не заманит ее запахом мирабилиса и не подсунет ей треклятую сферу? Как может эта ходящая сразу прийти в лес, где пытают пойманного мага и ведьмочку? Да я могу перечислять бесконечно. Ты несколько месяцев шла по мирам по подготовленной Джафом тропе, которая вела тебя именно сюда!

Черт, он слишком много знал, и это мне очень не нравилось. И еще больше не нравилось, что его слова были так похожи на правду. Но немного искаженную, что, как известно, является наиболее подлой ложью. А еще мне почему-то все больше начинало казаться, что привести меня сюда было важно не столько для Джафа, сколько вот для этого монстра. Или даже для того, что находилось за зеленой стеной. И все это мне нужно было как следует обдумать и взвесить, прежде чем делать очередной шаг.


Он врет – сказала я себе через час, тщательно взвесив все «за» и «против», – врет изощренно и нагло. И для начала он просто поменял знаки – плюс на минус. За эти сотни лет Джаф постепенно стал добрым, потому что злой никогда бы не стал благоустраивать мир, заводить светящихся рыбок и медовые цветы, строить прекрасные дворцы и создавать водопады из целебной воды. Да будь он злым, ему вообще ни к чему были все эти вещи, он бы просто заманивал случайных жертв и измывался над ними. А вот этот специально пытается всячески очернить духа, потому что ему это выгодно. И в этом самая главная моя задача – понять, чего именно ждет от меня этот монстр.

– Но зачем ему было вести меня сюда? – Ну почему мне сразу не пришло в голову, что он сам все расскажет, если я добавлю в голос немного растерянности и паники. – Какая ему выгода, что я сейчас сижу тут, а не в своем мире или на Альбете?

– Ты выбрана им для великой цели, – судя по тому, как быстро враг снизошел до объяснений, ему и самому надоело ожидание и не терпелось побыстрее получить вожделенные предметы, – для воссоединения двух частей некогда разделенного духа. Как твои железки стремятся слиться в одно целое, так и он собирается вернуться к своей половине.

– Непонятно, – заныла я жалобно, коря себя за то, что не прикинулась раньше блондинкой, – он там, я тут… Он такой сильный, а я слабая… Почему он сам не мог просто сюда прийти?

Я горько всхлипнула и полезла по карманам искать платочек. Случайно коснулась пальцем ключа и обнаружила, что он явственно стал теплым. Это могло означать только одно: с ним что-то происходит, и этот процесс вполне может быть очень опасен. А стало быть, времени у меня еще меньше, чем я думаю.

– Он не может прийти! – неожиданно яростно рыкнул злодей, и я начала догадываться, отчего он разозлился, когда враг добавил: – Клятва держит.

Как интересно, натирая платочком сухие глаза, думала я. Это какой же силы должна быть клятва или выставленные условия! Как мне подробно объяснили маги и показали последние события, чем мощнее дающий клятву, тем сильнее наказание за ее нарушение. И почему во мне крепнет уверенность, что на самом деле Джаф вовсе не горит желанием соединяться с этим монстром? Но вот врагу я этого показать не должна, просто не имею права.

– Ну а я-то тут при чем? – взвыла я еще отчаяннее, стараясь убедить монстра, что готова все сделать, лишь бы отсюда вырваться. – Я ведь не маг и ничего не умею! Отпустите меня к папе… А-а-а…

– Отдай, – он явно обрадовался, что наконец-то я веду себя так, как и положено запуганной девчонке, – отдай мне сферу и ключ, и я отправлю тебя домой. Это я добрый и всемогущий, и только я могу дарить и миловать, наказывать и возвышать.

Ну, с этим все ясно, тихонько ухмыльнулась я, мания величия. А мне теперь осталось лишь прояснить детали, чтобы не сделать случайно именно то, чего он и жаждет.

– Дяденька, – уныло всхлипнула в очередной раз, – но как же я призову сферу, если она тут не действует?

– Ключом, бестолковая! – не выдержав роли добряка, яростно рявкнул он. – Ключ призывает любые двери, а сфера – всего лишь дверь!

– Спасибо за объяснение, – поклонилась я с шутовской вежливостью, – это по-настоящему ценные сведения. Но ответь на последний вопрос, чтобы я поверила тебе окончательно: за что духа заперли в пустом мире и когда это было?

– Почти полторы тысячи лет назад, – выдохнул он с ненавистью. – На меня подло напали… и он меня защищал. Но они заманили его в ловушку, в эту пещеру. А потом отправили в пустой мир, и с тех пор он ищет способ со мной объединиться.

– А их случайно не четверо было, твоих врагов? – Я снова всхлипнула как можно жалобнее, добавляя в мыслях еще один фрагмент к все яснее вырисовывающейся картине давнего сражения.

– Четверо, – сгоряча рыкнул он и, забыв, с кем разговаривает, пожаловался: – Проникли в замок, прикинулись просителями…

– А ты меня не обманываешь? – недоверчиво протянула я, поторопившись увести его от этой темы, пока не раскусил мои уловки. – Если ты полторы тысячи лет сидишь тут, кто же тогда был императором проклятого мира?

– Не обманываю, – не заметил он подвоха и с одержимостью сумасшедшего начал доказывать: – Это был мой дух, новый… Я его вырастил в тех пещерах, где потом был храм белой матери. Там сильные источники.

– Почти пятьсот лет выращивал, – сочувственно кивнула, – пока он не стал таким мощным, что смог привести себе подданных из покинутого мира. А потом начал строить для себя империю и собирал во дворце всех белых магов, чтобы держать их под контролем. Но не удержал, и Леорбиус с товарищами снова прорвались сюда. У них была сфера, но почему-то они не смогли ею воспользоваться… Интересно, чем ты их достал.

– Они сами себя достали! – ликующе захохотал он. – Когда первые четверо делали ловушку, закрывающую все пути для магии, они не подумали, что в нее будут попадать все следующие приходящие сюда белые маги.

А ведь это и есть то главное, что можно разрушить, чтобы тут немедленно начался бой, сообразила я со всей ясностью. Вот только мне в этом бою ничего хорошего не светит.

Впрочем, мне ничего хорошего не светит в любом случае, подумав еще несколько минут, уныло констатировала я.

И уйти нельзя. Если пойду в пещеры, на меня определенно нападет его дух, а пробовать уйти через грани из помещения, расположенного глубоко под горами, не стоит и пытаться. Я давно догадалась, что это возможно, только если из подземелья есть естественный выход наружу, а тут его нет. Мое восприятие мира резко сжалось до ощущения нескольких пещер и, наверное, потому я так хорошо чувствую и злодея, и тех, кто оказался в зеленом пузыре.

И они, наверное, меня чувствуют и точно знают, как я должна поступить. Хотя нет никаких сомнений в том, что неправильно отдавать злодею ключ и сферу, больше отдать все равно некому. Если бы ключ можно было передать туда, за зеленую преграду, он давно был бы там, ведь его держали в руках все маги, когда-либо приходившие сюда. И хотя мне очень страшно себе такое даже представить, отделаться от ощущения, что все они сейчас стоят там и смотрят на меня укоризненно, никак не получается.

И тут я вдруг сообразила, что смотреть могут не только они. Если смотрит дух монстра, значит, и Джаф с Ленди могут меня видеть, и они-то должны прекрасно знать, какой я должна сделать выбор. Вернее, это их выбор – начала расти во мне уверенность, – и они уже сделали его давным-давно. Только не могут озвучить, и это, наверное, и есть главное условие ловушки.

– Джаф, – сказала я тихо. А чего орать? Если он слышит, то и этого достаточно. – Ты отлично знаешь, что я не поверила ни одному его слову. Потому что ты мне друг, и я тебя люблю как друга. И уверена в твоей доброте, что бы мне ни говорили и какую бы грязь на тебя ни лили. Даже если ты и подтолкнул какие-то события, все прощаю заранее, ведь ты не хотел ничего плохого. А еще у меня есть к тебе просьба. Помоги… Подскажи, как поступить, чтобы этот гад больше никому не мог причинить вреда и чтобы мои друзья могли освободиться. Ведь есть очень верное правило: раз я твой друг, то все мои друзья – твои друзья. Помоги им всем, я тебя очень прошу… Это в счет той просьбы, что ты должен мне за освобождение Ленди. И не считай больше этого злодея своей частью, все эти полторы тысячи лет вы шли не навстречу друг к другу, а в противоположные стороны. Отпусти его, как отпускает осенью дерево умирающие листья, в нем больше нет ничего тебе близкого и родного. Он чужой, он враг тебе, Джаф, и ты сам это прекрасно знаешь.

Как ни странно, пока я все это говорила, злодей молчал, только что-то поскрипывало и тряслось вокруг меня. Но что именно, я поняла только в тот миг, когда сверху на голову посыпался песок и мелкие камешки. Наверное, это события последних дней так меня натренировали, раньше я задрала бы голову и посмотрела, что там происходит. А теперь просто прыгнула прочь, ринулась в угол между зеленым пузырем и стеной пещеры, теснее прижалась, дрожа от страха, к теплой поверхности.

И вовремя. Позади меня раздался грохот, в спину ударил град осколков, зазвенело и захрустело так знакомо, что я стремительно обернулась, словно от удара. Вгляделась в оседающее облако пыли, в огромный обломок свода, размером с одноместную палатку, лежавший точно на том месте, где еще несколько секунд назад сидела я, и на искореженную дракошину лапу, одиноко валявшуюся неподалеку от моей ноги.

– Джаф… – сам вырвался из горла то ли стон, то ли крик, – он дракошу сломал… совсем. Ты видишь? Моего доброго, милого дракошу, с которым ты так хорошо играл. А ведь он хотел убить меня! Неужели ты так и будешь смотреть и сомневаться, Джаф?

– Брось ему ключ, – сурово сказал голос духа, – пусть он получит, что хочет.

– Скажи что-нибудь, чтобы я знала – это не он меня обманывает, – с сомнением качнула я головой. – Такое, чего не знает он.

– Он не знает, что ты способна прыгать от счастья и благодарности при виде обледеневших гор и даже не сказать спасибо за кучу отборных драгоценностей, – с легкой насмешкой сказал дух. – А теперь отдай ему ключ и поторопись.

– Да пусть подавится! – с ненавистью объявила я. Расстегнула кармашек, достала артефакт и швырнула его в коричневый пузырь.

Похожая на кисель поверхность довольно чмокнула и поглотила ключ. Раздался донельзя довольный хохот, и голос, в котором я уже безошибочно угадывала нотки безумия, снисходительно произнес:

– Ты сделала правильный выбор, означающий свободу. Для меня. И в благодарность за верную службу я отпускаю Джафа. Он может взять свой старый сосуд в дальней пещере. Все равно он мне больше не подходит, слишком сентиментальным стал и чувствительным.


Глава 21 Под крышей дома моего | Тайны закрытого мира | Глава 23 Под покровом старинных тайн