home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

На самом краю

– Черт… черт, – стонала и ругалась я, отплевываясь. Бедный мой желудок!

И откуда в нем столько воды?

– Заливай еще, – скомандовал надо мной чей-то голос, и я поняла, что уже готова убить этого командира.

Но в желудке снова стало холодно и тяжело, и тут же исчезла всякая возможность не то что убивать, а даже пошевелить пальцем.

– Сколько можно… – едва отдышавшись, простонала я, и голос сверху сурово ответил:

– Сколько нужно. Масло семян тем и опасно, что его трудно удалить.

– Невозможно, – авторитетно заявила я и задумалась: – А я что, не умерла?

Надо мной кто-то ехидно захихикал. Очень знакомо так, я этот смешок точно раньше где-то слышала.

Приподняв голову настолько, насколько хватает сил, начинаю озирать окрестности, доступные моему взору. А ничего, впечатляюще.

Хотя разглядеть можно не многое, потому что лежу я животом вниз, но и того, что видно, вполне достаточно для такого заявления. Подо мной гладкий, отполированный временем и водой камень, прямо перед лицом отвесный край пропасти, а сбоку стремительно падает в эту пропасть серебряный поток. Ну и если напрячь зрение, можно рассмотреть что-то вдали… Вот только зрение у меня пока не напрягается. Сразу начинает кружиться голова и темнеть в глазах.

– Вот теперь все чисто, – говорит голос сверху и приказывает: – Влей в нее вот это зелье, пусть спит.

Теперь я вижу и помощника невидимого мучителя, желтоглазого и чешуйчатого. Он немедленно всовывает мне в рот воронку и, мягко приподняв меня, вливает прямо в пищевод жидкость, пахнущую травами.

– Мне нельзя спать, – протестую я, сопротивляясь накатывающему туману изо всех сил, – там Дэс. Он же с ума сходит…

Но туман наплывает неотступной волной, и весь мир тонет в нем, и я вместе с ним.


– Она права, – сказал обладатель второго голоса, рассматривая заснувшую девушку, – его нужно забирать. Иначе натворит чего-нибудь непоправимого.

– Как?!

– Ее духи умеют между собой общаться, пусть он даст приказ своему собрату прихватить хозяина и идти сюда. Пускай они знают – магии хватит, а мы со своей стороны наведем и откроем.

– А может, лучше подождать, пока она проснется?

– Можем и подождать, но ей нужно несколько дней. Восстановить силы, отлежаться, пережить предательство. Мне кажется, лучше, если он будет рядом. Ходящие, сам знаешь…

– Умеешь ты уговаривать.

– Умеешь ты уговариваться.


Дворец снаружи выглядел почти как всегда, только двухцветные флаги сменились на траурные, темно-лиловые. А вот внутри царила невероятная, почти зловещая тишина. Слуги, завешивающие окна и зеркала лиловыми покрывалами, скользили неслышно, даже ступать старались на цыпочках. Испуганно примолкли озадаченные внезапной переменой гостьи, которых разместили, несмотря на тесноту, в спальнях с максимальными удобствами.

Потеснить пришлось даже постоянных обитательниц, хотя большую часть эмирского гарема устроили в обычно пустующих залах и комнатах верхних этажей, которые маги быстро прогрели с помощью заклинаний.

Все входы охранялись, и мрачные воины, стоявшие на посту, были необычно молчаливы, перебрасываясь только самыми необходимыми фразами. Случившееся свалилось на них как землетрясение, как тайфун, снеся яркие, нарядные крыши обветшалого здания и обнажив его неприглядные, прогнившие перекрытия.

– Вы сами должны были понять, что вечно так продолжаться не может, – устало говорил Балисмус, катая по столу шарик. – Еще когда вы разбирались со своим прошлым, мы вам говорили: пора устраивать жизнь по-иному. В городе сейчас выставлено больше двадцати домов на продажу, и у нас почти столько же должников, которые не смогут оплатить закладные. Весной они будут дороже, и если покупать по одному, цены тоже подскочат. Нужно выкупить разом. И начинайте ремонтировать, перестраивать, мы поможем. Еще у вас есть замки и поместья. Берите пример с зейр, вам каждому по силам справиться одному со своей семьей, ну или селитесь по двое, трое. А в замке оставьте семью повелителя, служанок и гарнизон из молодых воинов. И пусть все знают, что они именно служанки. А тем девушкам, кого никто не возьмет в жены, все объясните и предложите или стать служанками, или выйти на торги, но только с правом выбора. Таресса была права, женщины тоже должны его иметь. Объявите весенний бал – например, в день яблоневого цвета. Еще весной можно выступить в поход на земли диких. Теперь, когда самая большая банда разбита, будет нетрудно прижать их так, чтобы лет двадцать даже пикнуть не могли.

– Мы уже думали об этом, – вздохнул Кантилар, – но детей жаль, они привыкли быть все вместе.

– Постройте школу, они и будут вместе. Или выделите залы во дворце, тут места на три школы хватит. Вас же никто не заставляет расставаться, просто разделите женщин и дайте им какое-нибудь занятие. Они же тут давно от зависти между собой потихоньку грызутся, это ведь не первый случай.

– А вы что собираетесь сделать с магинями?

– Мы провели их через полное подчинение и все выяснили. Гайтола ничего не знала о планах Клизы, но вела себя неправильно. Вместо того чтобы успокоить коллегу, подогревала ее злобу необоснованными намеками и сообщала различные грязные сплетни. За это совет лишает ее всех привилегий ступени, понижает в звании до ученицы и отправляет на три года в Примитский монастырь. Там порядки строгие, а наставница сильная. А Клиза пройдет ритуал запечатывания магии и станет отверженной, опустится на самую низшую ступень. Давненько мы так никого не наказывали.

– Терезис что-то знал?

– Нет, он еще с утра поссорился с матерью и избегал с ней встречи. Теперь казнится, что не догадался о ее намерении.

– А колдун?

– Даже не предполагал, – тяжело вздохнул Балисмус, – он сам предложил проверку на подчинение. Но ему это нужно было меньше всех, вы и сами теперь знаете почему.

Некоторое время все молчали. День, начавшийся так удачно, к вечеру стал самым черным из последних дней.

Шар засветился внезапно. Кантилар, велевший не беспокоить их попусту, резко дернулся к нему, положил руку на проводник.

– Повелитель… они исчезли. – Появившийся в шаре охранник заикался от волнения.

– Кто?

– Девушки и Дэсгард. И железные мезы.

– Откуда там взялись девушки? – нахмурился повелитель. – Объясни четко!

– Его сестры. Пришли проведать. А потом мы услышали, как что-то упало… Заглянули – никого нет.

– Гархи немытые! – схватился за голову Балисмус. – Она же ходящая! Та, черненькая! Младшая дочь Вандерса. Вот теперь он весь город развалит, это точно.

– Как ему удастся узнать? – засомневался кто-то из молодых командиров, но старые только отмахнулись – раз темный во дворце, значит, давно нашел доступ к шарам.


– …А-а-а! – Оглушительный дружный девичий визг выплеснулся на поляну, вспугнул стайку птиц, унесся вдаль и вернулся насмешливым эхом.

– Великий судья! – охнул Ленди, бросая заклинание сна. – Джаф! А девушек ты зачем притащил?

– Вечно тебе не угодишь! То скучно, то грустно, то одиноко, а то – зачем девушек принес!

– Шутишь? – подозрительно уставился на друга маг. – А того не знаешь, что это дочери Вандерса.

– Теперь знаю, о великий кладезь знаний, полезных и не очень.

– Так все-таки – зачем?

– Вот не поверишь, наимудрейший и наизобретательнейший! Сам пытаюсь понять: и зачем они мне? Нет, не нужны. Может, тебе нужны?

– Да они мне во внучки годятся!

– Так бы и сказал, что тебе старушка требуется, я бы подыскал. Значит, этих можно выбрасывать?

– Джаф! Перестань кривляться! Куда ты их выбросишь? Назад ведь не доставишь?

– Ты и сам знаешь, что нет, о наимудрейший, но в ближайший мир попробую добросить.

– Шут балаганный. Хватит веселиться, начинай создавать дом – будем гостей размещать. Не валяться же им всем в траве?

– А почему бы им и не поваляться? Ты разве не видишь, что там творится?

– Где?! – Ленди резко обернулся… и так и сел, прямо в подставленное вовремя кресло. – Великий судья, а это все откуда?

На полянке стояла странная стальная клетка, надежно защищенная от солнечных лучей непрозрачной крышей, а в ней мирно спали четверо закованных в поблескивающую чешую людей. Их покой охраняли четыре смотревшие в разные стороны жуткие зубастые головы, бдительно посверкивающие желтыми круглыми глазами с поперечными зрачками.


В этот раз я просыпалась медленно, точно зная, что именно просыпаюсь. Постепенно вспоминала, как мне делали промывание на краю пропасти, как вливали зелье, как веселился над моей головой дух. Это был именно его голос, теперь я была уверена, и значит, я сама почему-то пришла сюда… Наверное, потому, что не нашла в памяти ни одного настолько же пустынного мира, другого объяснения пока придумать не могу.

И тут в мое неспешное пробуждение яркой вспышкой ворвалась обжигающая счастьем мысль: я живу!

Господи, как чудесно! Живу, дышу и даже вроде нигде ничего не болит…

Я распахнула глаза и тотчас убедилась, что вокруг светло, пахнет цветами и утренней свежестью. Да и вообще воздух непередаваемо вкусный, как будто я где-то в далеких, забытых цивилизацией горах. Необычную крышу над своей головой я рассмотрела в последний момент, сначала изучала странную решетку, окружавшую место моего ночлега со всех сторон. Очень знакомую решетку, между прочим.

– Дракоша? – сказала я и села, окидывая взором то, что находилось за пределами решетки.

А там находилась довольно живописная природа – деревья, кусты, цветы, вершины скал за деревьями и прямо передо мной – ступени из светлого камня, ведущие на широкое крыльцо-веранду. И на этой веранде стоял стол, легкие белые стулья и самовар.

При виде самовара мой организм встрепенулся, сделал стойку, как гончая при виде зайца, и все остальные чувства тоже вдруг резко проснулись… Черт… Дэс!

– Дракоша тут, охраняет. – Мне в лицо с бабушкиной заботой заглядывала желтоглазая морда. – Таресса здорова?

– Да я-то здорова, – простонала я, оглядывая свои покрытые чешуей руки и белое незнакомое шерстяное одеяло, – а вот Дэс…

– Дэс здоров, – уверенно сказал дракоша, – спит. И Аля спит. И Тэннели спит.

Но я уже сама разглядела, что под одеялом слишком много ног для меня одной, повернулась в одну сторону – чешуйчатые лица, в другую – тоже. Но вот черты того лица, что справа, я не перепутаю ни с кем, даже под такой защитой.

– Дракоши, всем краткая версия кольчуги.

Стальные чешуйки расступились, поползли в стороны, открывая лицо любимого. Нахмуренное, почти сердитое… Наверняка он засыпал вовсе не с радостью.

– Его усыпили, – спокойно объяснил еще один знакомый голос, – сначала заклинанием, потом зельем.

– Доброе утро, Ленди, – с чувством сказала я, на несколько секунд отрываясь от созерцания дорогого лица. – Спасибо тебе огромное. А долго он будет спать?

– Я могу разбудить хоть сейчас, но считаю, что с этим можно не спешить. Может, сначала сходишь умыться или позавтракать? – задумчиво сказал он и сразу же успокаивающе добавил: – Однако сделаю так, как ты захочешь.

– Нет, Ленди. К черту умывание! Он ведь даже во сне переживает – смотри, какое лицо… Буди!

– Твое слово – закон, – согласился маг, и мне показалось, что в его голосе проскользнуло удовлетворение.

Подозрения, что его вопросы были просто маленькой проверкой, возникли в моем сознании и сразу утонули под наплывом других, более ярких и волнующих чувств. Лицо Дэса по мере того, как он просыпался, мрачнело все больше, и я поторопилась положить ему на щеку ладошку, погладить именно так, как нравилось мне, бережно и нежно.

Он нахмурил брови и распахнул злые, как у разъяренного зверя, глаза, уставился на меня ненавидящим взглядом…

И вдруг растерялся, стал похож на недоверчивого, обиженного ребенка, обнаружившего, что его разыгрывают.

– Дэс, – больше молчать я не могла. – Дэс! Как я тебя люблю…

– Я в раю? – хрипло спросил он, рывком садясь и стискивая меня с такой силой, что кольчуга оказалась вовсе не лишней. – Томочка, солнце мое, скажи, что ты не снишься!

– Не снится, – чуть ворчливо возвестил Ленди. – Но, кроме воды, в ее желудке за последние сутки ничего не было. А ведь я предлагал сначала выпить чаю.

– Чай не убежит, – сердясь, что этот настырный зритель прервал такой сладкий поцелуй, буркнула я, точно зная, что теперь меня будут усиленно кормить и поить. – Дэс, кто тебя усыпил-то?

– Дед, – ответил Дэс, впервые называя его так, и обернулся к Ленди. – Ты не представляешь, что ты для меня совершил! Теперь я твой вечный должник, сделаю все, что смогу.

– Вообще-то про тебя я не особо и вспоминал, – со вздохом признался маг и ворчливо прикрикнул: – Так, может, вы наконец вылезете из своей клетки и пойдете умываться?

Разумеется, мы пошли умываться, кто бы сомневался. Вернее, шел Дэс, а я ехала у него на руках, спорить против такого порядка оказалось совершенно бесполезно. Любимый мне и слова сказать не дал. Хотя я и сама раздумала, едва сделав слабую попытку встать. В голове слегка закружилось, колени задрожали… Может, прав был Ленди, не нужно показываться мужу такой развалиной?

Но, посмотрев в лицо Дэса, крепко прижимавшего меня к груди, решила не засорять себе мозги запоздалыми раскаяниями. Мне теперь было о чем подумать.


Все же замечательная вещь мой дракоша, тихо радовалась я, бодрым шагом выходя из ванной. Никто даже не догадывается, что я просто позволила ему передвигать мои ноги.

– Прикажи Д-А свернуться в пояс, – тут же пресек мою маленькую хитрость муж, и мне очень повезло, что не пришлось ничего объяснять самой.

– Рано, – безразличным голосом духа сообщил сидевший в позе лотоса прямо в воздухе сухощавый смуглый мужчина неопределенного возраста, – у нее пока нет на это сил. Мне пришлось чистить все тело, она появилась, когда была на самом краю.

Дэсгард побледнел как мел, и я вцепилась в него дрожащими, как у старушки, руками, стреляя в духа возмущенными взглядами.

– Не сердись, – Ленди подал мне бокал с каким-то мутноватым напитком, – лучше выпей вот это. Не волнуйся, это сок туки, очень полезного растения. В нем есть все, что нужно человеку, чтобы быстро восстановить жизненные силы.

Сок оказался густым, как хорошие сливки, сладковатым, с ореховым привкусом. Он очень понравился и мне, и моему желудку, но маг больше не дал, налив взамен чашку горячего крепкого кофе. И как вскоре выяснилось, правильно поступил – через несколько минут я почувствовала себя совершенно сытой.


– Поешь, – мягко предложил дух Дэсу, указывая на блюда с разнообразными закусками, – а я пока расскажу все, что знаю. Мне кажется, у вас возникла масса вопросов.

– Мой единственный вопрос, – сразу заявил эрг, – возможно ли у вас погостить, пока Тесса не будет в силах призвать дверь?

– Вы можете жить тут столько, сколько хотите… – как-то загадочно произнес дух и выжидательно смолк.

– И что за это будем должны? – Если бы Дэс не задал этот вопрос, я задала бы его сама.

Походив по мирам, я начала понимать с непреложной очевидностью, что чем больше человек или существо имеют, тем больше им нужно. Рабу достаточно для счастья вернуть свободу, которую у него отобрали, нищему – кусок хлеба и угол, где можно переночевать. А сидящие на золотых тронах владыки грезят о бездонных сундуках с сокровищами и чужих дворцах.

– Ничего, – так безнадежно он это сказал, что я сразу поняла: в постановке вопроса кроется подвох. Но как задать его по-другому, сразу придумать не могла.

Хотя в голове у меня уже начало проясняться, да и рука не особенно тряслась, когда я подносила к губам чашку. Дэс тоже задумался и, не убирая с моей талии одной руки, второй начал понемногу накладывать в тарелку закуски.

– Слушай, дух…

– Меня зовут Джаф.

– Очень приятно… – Я на миг задумалась, чем мы заслужили такое доверие? Вроде бы духи всегда сохраняют свои имена в тайне. Но решила оставить эту загадку на потом. – Так вот, я сейчас пока не в состоянии разгадывать загадки и подозреваю, что ты об этом знаешь. Почему-то мне кажется, что состояние моего организма для тебя не секрет.

– Ты верно угадала, о мудрейшая из встреченных мной девушек.

– Если ты добавишь – блондинок, это будет не похвала, а оскорбление, – само сорвалось у меня с языка, и его непроницаемые глаза ехидно блеснули. – Но я говорю сейчас о другом. Давай на денек отложим твои загадки, пока мы не придем в себя и не разберемся со своими проблемами.

– А у вас сейчас одна проблема, – так же равнодушно сообщил дух, – убедить его отца, что его сестры живы.

– Какие сестры? – не понял Дэс, но я уже вспомнила о множестве ног, лежащих рядом со мной, и тихо ахнула.

– Черт! А как они-то сюда попали?

– Это мы… – Ленди посмотрел на меня задумчиво и осторожно произнес: – Ты ведь все время берешь своих духов в другие миры? Неужели ни разу не задумалась, что магические создания просто не могут не запомнить порядок прохода, и им нужно только одно – ясная цель и достаточное количество энергии. Но как раз перед этим им добавили энергии во время битвы с дикими, а цель задал я, попросив духа, который находится в твоем поясе, принести сюда Дэсгарда. Ты помнишь, что волновалась о нем, когда Джаф делал тебе промывание?

– Помню, – виновато взглянула я на мужа, и он еще теснее прижал меня к себе, – но я же не думала, что вы… Сама хотела идти.

– Нельзя тебя было отпускать, ты могла не дотянуть, – терпеливо объяснял эвин. – Мы дали направление твоему духу, но они почему-то пришли все вместе. И девушек притащили, хотя способность младшей им очень помогла. Девушек мы усыпили специально, чтобы не испугались и не ушли, а тебя Джаф привязал к этому миру магической петлей – на время, пока ты будешь спать. Иногда люди после чистки тела не сразу осознают все правильно, вот он и подстраховался, чтобы спросонья не ушла. А твои монстры это восприняли как угрозу и сразу заперли вас в клетку.

– Потому что это один и тот же дракоша, просто он разделился, – неохотно пояснила я, – а у него особые инструкции. А как вы узнали, где находится Дэс?

И тут картинка в моей голове начала складываться с поразительной быстротой. Вспомнились все якобы случайные слова, поразительная осведомленность духа во всех делах ближних миров и их непонятное желание помогать мне и Дэсу. И я даже рот собралась было открыть, чтобы спросить в открытую, но вспомнила, что на прямые вопросы Джаф не отвечает, и сказала совершенно другое.

– А сколько времени вы со мной возились? Мне помнится, я не сразу вернулась в нормальное состояние.

– Если по вашему подсчету, – снова бросил незаметный намек Ленди, но мне он уже был не нужен, – то часа два.

– А когда пришли девушки? Сразу, как я уснула?

– Примерно через полчаса, – неопределенно пожал плечами дух, – мы за временем не следим.

– Это я уже поняла, – кивнула я ему и позвала большого дракошу: – Д-А, покажи мне все, что происходило с той минуты, как я ушла из Альбета. Да экран пошире сделай.

– Тесса…

Я посмотрела на хмурое лицо мужа и ясно поняла, что тоже не готова сейчас смотреть, как он воспринял известие о моей гибели. Может, когда-нибудь потом и в одиночку.

– Не волнуйся, любимый, дракоша не станет тебя показывать. Д-А, ты понял?

– Дракоша понял, – важно ответил монстр и развернул экран размером с плазменную панель.

И нам вполне хватило новостей и без выяснения, как вел себя Дэс, хотя по лицам магов и эвинов, произносивших имя мужа почти шепотом, можно было все понять и без просмотра моментов с его участием.


Глава 7 Любовь и ненависть | Тайны закрытого мира | Глава 9 Неожиданные обстоятельства