home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БИТВА ПРИ СЭКИГАХАРЕ

В состав регентского совета, к которому и перешла власть над страной после кончины «тайко» Хидэёси Тоётоми, входили влиятельные и сильные владетельные князья, соратники усопшего Хидэёси в борьбе за объединение Страны восходящего солнца:

1. Хидэиэ Укита,

2. Тосииэ Маэда,

3. Тэрумото Мори,

4. Кагэкацу Уэсуги,

6. Иэясу Токугава.

В описываемое время, если не считать весьма обширных владений буддийских монастырей (больше всего напоминавших военно-монашеские ордена средневековой Европы), вся территория Империи восходящего солнца разделялась между двумястами четырнадцатью «даймё», каждый из которых обладал годовым доходом не менее десяти тысяч «коку» риса. При этом пять членов Регентского совета обладали более чем третью всего земельного фонда, и самым могущественным из них был Иэясу Токугава, владевший большей частью равнины Канто. Превосходное экономическое положение Токугавы естественным образом способствовало его амбициям. Не особенно таясь, он вынашивал планы стать единоличным лидером страны. Остальные великие князья были недовольны подобным положением вещей и постепенно подходили к идее военного противостояния его планам. Однако между ними не было единства во взглядах.

Наиболее активным оппонентом Иэясу стал не один из его официальных соправителей, а «дайме» по имени Мицунари Кацусигэ Исида. В свое время Хидэсси Тоётоми приблизил Исиду к себе за умение проводить чайную церемонию, возвысив его затем до уровня министра юстиции. Затеяв с Мицунари Кацу сиге Исидой тонкую дипломатическую войну, Иэясу Токугава рассчитывал, что тот посеет раздор в среде регентов и спровоцирует войну, из которой Иэясу рассчитывал выйти победителем. Однако в своих интригах Иэясу Токугава старался не задевать имя Хидэёси.

Конфликт был фактически развязан противниками Токугавы — так называемыми «внешними (крайними) властителями» или «властителями окраинных земель» («тодама»), ведущую роль среди которых играли главы самурайских кланов Симадзу из области Сацума и Уэсути из северной Японии. В Ставке последнего обратили внимание на то, что один из пяти регентов, Кагекацу Уэсуги (наследник и преемник знаменитого соперника Сингэна Такэды — Кэнсина Уэсуги, носивший изображение свастики-«мандзи» на своем шлеме и боевом веере) принялся усердно вооружаться и возводить укрепления. А Кагекацу Уэсуги был из тех, кто особенно громко возмущался «самоуправством» Иэясу Токугавы и стремился ограничить рост его влияния. В мае 1600 года Токугава направил к нему послов с целью выяснить причину военных приготовлений, однако тот ответил послам в столь недипломатичной и противоречащей всем правилам этикета форме, что это дало Иэясу Токугавс законный повод самому готовиться к войне. Однако в реальности он больше следил за деятельностью Мицунари, поскольку армией Уэсуги было кому заняться: у Токугавы в этом регионе (провинции Айдзу) имелись надежные союзники — владетельные «дайме» Масамунэ Датэ и Ёсиакиру Могами. Тем не менее внешне Иэясу Токугава всячески демонстрировал намерение воевать, прежде всего, с Кагэкацу Уэсуги. Цель проводимой им коварной политики заключалась в том, чтобы спровоцировать Мицунари Кацусигэ Исиду на открытый вооруженный мятеж, а затем, используя собственное превосходство в силах, расправиться с мятежником и с его «боевыми холопами».

Мицунари Кацусигэ Исида воспользовался именем Хидэёси и покровительством Хидэёри Тоётоми для того, чтобы сколотить из числа влиятельных «тодама» военно-политическую коалицию против Иэясу Токугавы. Поскольку у последнего имелось немало недоброжелателей среди «дайме», чувствовавших, что победа Токугавы означала бы неминуемую строгую централизацию Сараны восходящего солнца и конец их феодальных вольностей, Мицунари удалось привлечь на свою сторону таких «даймё»-сепаратистов, как Юкинага Кониси, Тэрумото и Хидэмото Мори, Хидэиэ Укита, Хидэаки Кобаякава, Морихика Хосакабэ, Ясухара Кавидзака и др.

На стороне же Иэясу Токугавы выступили такие видные «дайме» — сторонники государствешюй централизации, как Юкинага Асано, Масанори Фукусима, Ёсисигэ Хатидзука, Нагамаса Курода, Тадаока Хосакава, Такатора Тода, Зиротака Тэрадзава и другие. Многие из них были обязаны своим возвышением Хидэёси Тоётоми. Они не были вассалами Токугавы, но сделали свой осознанный выбор в его пользу. Обе враждующие стороны пытались всеми силами и средствами склонить на свою сторону людей из стана противника, прибегая где к подкупу, где к заманчивым обещаниям, где к прямым угрозам. Исида не брезговал даже взятием заложников из семейств, действовавших против него.

Желая переиграть своего противника, Иэясу Токугава сделал вид, будто движется на восток, в сторону владений Кагэкацу Уэсуги. Он выступил из Осаки 26 июля, а на следующий день подошел к замку Фусими, где встретился с владельцем замка и своим старинным другом — шсстидесятидвухлетним Мототадой Тории. Тории должен был задержать Исиду под стенами своего замка и дать возможность Токугаве выиграть время.

10 августа войско Иэясу Токугава подошло к Эдо. Оттуда оно, обрастая по дороге присоединявшимися к нему все новыми «бусиданами» сторонников, не торопясь, двинулось на север, в Ояму, как бы для того, чтобы вступить в бой с Кагэкацу Уэсуги, но при этом Иэясу внимательно следил за тем, что происходило в столице — Киото. Кампания против Кагэкацу Уэсуги не имела для него первостепенного значения, ибо Иэясу Токугава, как уже говорилось, имел ценных союзников — Масамунэ Датэ и Ёсиакиру Могами, которым примерно в то же время удалось нанести Уэсуги ряд поражений и не дать ему возможности покинуть свои владения, перейдя от обороны к наступлению.

Вскоре после своего прибытия с войском в Ояму Токугава получил известие, что Мицунари окончательно созрел для начала борьбы. Тот оставил свой замок в Саваямс и собирался приступить к решительным действиям, встав во главе мощной армии. Эта ситуация вполне устраивала Токугаву, ибо, повторяем, он вовсе не собирался сам всерьез идти в поход на князя Уэсуги.

Группировка Мицунари Кацусигэ Исиды, вошедшая в военную историю Японии под названием «Западной армии» (в то время как армия Иэясу Токугавы, по контрасту, была назвала «Восточной»), начала свое противостояние силам Токугавы с той, что 27 августа осадила замок Фусими. Число «боевых холопов» Мицунари значительно превышало число защитников замка, и вес понимали, что крепость обречена; тем не менее она оказала упорное сопротивление. Штурм сильно укрепленной цитадели длился целых десять дней, прежде чем «буси» Мицунари сумели занять Фусими, потеряв при этом три тысячи воинов. Сам Мотокада Тории, доблестно сражаясь на стенах своего замка, пал в бою смертью храбрых, достойной истинного «боевого холопа» Страны восходящего солнца.

После взятия замка Фусими ободренный военными успехами своих сторонников Исида Кацусигэ Мицунари собирался с помощью всех «тодзама», сочувствовавших его замыслу, атаковать Иэясу Токугаву через провинцию Мино в Микава. План Мицунари был основан на смелом, но ошибочном предположении, что силы Токугава связаны борьбой с войсками Уэсуги и потому не будут способны вести войну одновременно на два фронта. Не сомневаясь в успехе своего плана, Мицунари отправился в Гифу, где его радушно принял Хидэнобу Ода, внук Нобунаги Оды, первого объединителя Японии. Оттуда Мицунари 19 сентября отошел в замок Огаки. Однако вскоре до него дошли сведения о враждебных действиях самураев из Танго, Исэя и Оми, и поэтому он был вынужден откомандировать значительные части своего главного корпуса, чтобы разобраться со смутьянами. В то же время ряд важнейших «даймё», на которых Мицунари Исида очень рассчитывал, отказался выступить против Иэясу Токугавы. Сделать это отказался, например, один из пяти регентов — Тэрумото Мори — сильнейший и опытнейший самурайский военачальник описываемого времени. В отсутствие такого полководца Мицунари Кацусигэ Исидс пришлось взять командование «Западной армией» на себя. Сам он был смел и обладал определенным опытом ведения войны, однако уступал по своим полководческим талантам Иэясу Токугаве. Кроме того, его «Западная армия» была организована гораздо хуже «Восточной армии» Токугавы, уступала ей в сплоченности и дисциплине и, самое главное, имела в своем составе тайно сочувствовавшую противнику «пятую колонну», о присутствии которой совершенно не догадывался главнокомандующий и которая высунула свое ядовитое жало, обратив его в спину своему предводителю лишь в ходе решающей битвы. Замок Гифу имел важное стратегическое значение, поскольку находился неподалеку от двух основных дорог Японии — Токайдо и Накасэндо. В семнадцати милях от этого замка находился другой замок — Киссу. Обе крепости были во времена пребывания у власти Нобунаги Оды важными военными базами. Теперь же замок Гифу охранял союзник Исида Мицунари, а в замке Киссу пребывал Гэмба Осаки — вассал Масанори Фукусимы (союзника Иэясу Токугавы).

Иэясу Токугава прсвоходно понимал, что, если «Западная армия» Исиды захватит замок Киссу, это даст войскам «тодзама» возможность блокировать любое движение из центра Страны восходящего солнца на восток и тем самым воспрепятствовать перемещениям войск «Восточной армии». Поэтому уже 11 сентября Иэясу Токугава направил к замку Киёсу крупный воинский контингент (общей численностью тридцать четыре тысячи «буси»). Он также приказал своему сыну Хидэтаде Токугавс во главе тридцати тысяч воинов двигаться но Накасэндо. Оба «бусидана» из состава «Восточной армии» должны были соединиться в провинции Мино, где к ним присоединился бы сам Иэясу. Токугава намеревался ударить по войскам неприятеля в Мино и прочно закрепиться в этой стратегически важной области, отняв у Мицунари крепость Гифу. Именно опираясь на данную область, Нобунага Ода тридцатью годами ранее установил свое господство над Страной восходящего солнца. Авангард «Восточной армии» Токугавы, под командованием Фукусимы, Хосокавы и других испытанных военных предводителей быстро продвигался но Токайдо, и вес его отряды собрались воедино в Киесу 24 сентября.

26 сентября Фукусима и другие полевые командиры «Западной армии» получили от своего сюзерена Токугавы приказ к выступлению против войск «тодзама». Они форсировали реку Кисо и взяли штурмом крепость Гифу, где и остались дожидаться прибытия самого Токугавы. Тем временем Иэясу изучал обстановку, пребывая по-прежнему в Эдо, и, лишь удостоверившись в преданности и военной компетентности самого Фукусимы и его «бусидана», выступил в поход во главе своих «боевых холопов». Токугава прибыл в Киссу 17 октября, приведя с собой более тридцати тысяч испытанных «буси». 20 октября Иэясу подошел к возвышенности близ Асакавы, что всего в трех километрах от Огаки, где пребывал Исида.

Таким образом, силы противоборствующих сторон оказались недалеко друг от друга. Город Огаки — место пребывания Мицунари Кацусигэ Исиды — располагался всего в двадцати пяти километрах от крепости Гифу. К Мицунари непрерывно стекались союзные ему «тодзама» со своими «бусиданами». Последним к войску Исиды присоединился прославленный военачальник Хидэаки Кобаякава. Город Огаки был расположен в стороне от дорог, и Токугава мог без труда блокировать Мицунари в замке. Опасаясь оказаться в блокаде, предводитель «Западной армии» 29 октября приказал направить войска к селению Сэкигахара, которое счел удобным местом для генерального сражения с «Восточной армией» Иэясу Токугавы.

Следует заметить, что Мицунари Кацусигэ Исида, сын знатного вельможи Тамэсигс Исиды и потомок древнего аристократического рода Фудзивара, многократно породненного с японским императорским домом, обладал меньшим военным опытом, чем Иэясу Токугава. Рожденный в Оми в 1563 году, он в тринадцатилетнем возрасте поступил на службу к Хидэсси Тоётоми ив 1585 году стал чиновником «дзибутё» — учреждения, в ведении которого находились вопросы генеалогии, наследования, браков и погребений, музыки и т. п. Став одним из членов Регентского совета при Хидэёси, он получил в лен замок Саваяму с годовым доходом в сто восемьдесят шесть тысяч «коку» риса). Принимал участие в Корейской экспедиции в должности генерального инспектора при Ставке главнокомандующего Хидэиэ Укиты. На свою беду, Мицунари Кацусигэ Исида не пользовался необходимым для осуществления эффективного руководства авторитетом в «Западной армии»: он считался всего лишь «первым среди равных», поэтому ему не подчинялись беспрекословно (в то время как в противостоявшей ему «Восточной армии» Иэясу Токугава обладал фактически неограниченной властью). Нельзя забывать и об огромном военном опыте Иэясу Токугавы (достигшего к описываемому времени почтенного для описываемой эпохи возраста пятидесяти восьми лет[69] и имевшего за плечами несколько десятилетий тяжелейших военных лет и десятки выигранных сражений).

Общая численность войск «Западной армии» Исиды Кацусигэ Мицунари составляла девяносто пять тысяч «буси», в том числе:

1) «бусиданы», собранные в Сэкигахаре (больше половины численности которых составляли «боевые холопы» Укиты Хидэиэ, Хидэаки Кобаякавы и Хидэиэ Мори), — восемьдесят две тысячи;

2) «бусиданы», занятые на осаде неприятельских крепостей и на защите города Огаки, — тринадцать тысяч.

Силы, собранные под знаменами «Восточной армии» Иэясу Токугавы, насчитывали в общей сложности сто тридцать восемь тысяч «буси», в том числе:

1) «бусидаиы» Хидэтады Токугава (тридцать восемь тысяч «буси»)[70];

2) «бусидаиы», стянутые к Сэкигахарс, включая тридцать тысяч воинов под непосредственным командованием самого Токугавы, а также семьдесят четыре тысячи «буси» под командованием Фукусимы, Куроды и других «тайсе»;

3) «бусидаиы», дислоцированные на холме Нангу и в Ога-ки, — двадцать шесть тысяч.

Таким образом, вся «Восточная армия» под командованием Иэясу Токугавы в целом, равно как и его войска, собранные непосредственно на поле битвы у Сэкигахары, имели численное превосходство над «Западной армией» его противников-«тодзама».

Всего с обеих сторон выступало более двухсот тридцати тысяч «буси» — следует заметить, что такие большие самурайские армии собирались в одном месте, даже для решающей битвы, крайне редко — в частности, из-за неизбежных проблем со снабжением такой массы людей и коней. Однако октябрь 1600 года был удачным дам военных действий периодом, поскольку урожай риса с полей был уже снят и никаких проблем с провиантом для воинов и фуражом для боевых коней не возникало.

В сражении при Сэкигахарс — одном из самых грандиозных за всю историю «самурайской» Японии — обе стороны имели в своем составе конницу и пехоту, в том числе аркебузиров, копьеносцев и лучников. С точки зрения тактики битвы описываемого периода распадались на ряд столкновений конных и пеших отрядов, возглавляемых различными «дайме» или «тайсё». Что касается пеших подразделений тогдашних самурайских армий, то они строились таким образом, чтобы стрелки из аркебуз (или луков) и копейщики (или, точнее говоря, пикинеры), вооруженные длинными пиками, могли в бою прикрывать друг друга. К описываемому времени лук, в качестве оружия дальнего действия, уже однозначно уступил первенство аркебузе. Луки использовались чаще в качестве снайперского оружия, если требовалось «снять» часового или точным попаданием вывести из строя конкретную цель. Воины самурайского клана Симадзу из области Сацума, активно использовавшие в сражении луки и стрелы, казались уже «старомодными», как и их предводитель Тосхиса Симадзу, вступивший в бой с этим «архаичным» (хотя и «исконно самурайским») метательным оружием (считавшимся, согласно представлениям «боевых холопов» Страны восходящего солнца, символом единства силы и хладнокровия, а также духовной дисциплинированности). Что же касается меча, то большинство конных и пеших «буси», сошедшихся в битве при Сэкигахаре, имели на вооружении один длинный меч или же два (длинный и короткий) меча, впридачу к основному оружию — аркебузе, луку, пике или «нагинате».

Следует заметить, что еще в середине XVI века в производстве самурайских доспехов произошли некоторые изменения. Эпоха «сэнгоку дзидай» с ее безостановочными феодальными войнами породила усовершенствованный вид боевых доспехов, получивший название «гусоку». Доспехи «гусоку» не очень сильно отличались от «срои», но были несколько легче и подвижнее за счет усовершенствования техники изготовления защитных пластин (или чешуй). Появились специальные пластины на груди с изображением гербов-«мон» и большие прямоугольные наплечники на обоих плечах «буси», скрепленные из продольных пластан. Предплечья «боевого холопа» были прикрыты кожаными или металлическими нарукавниками.

Нижнюю часть корпуса «буси» описываемого времени прикрывал раздвоенный передник, который был короче прежней металлической защитной юбки, являвшейся неотъемлемым элементом доспехов типа «срои». Функция защиты ног «боевого холопа», ставших из-за этого более уязвимыми, была частично перенесена на наголенники-«сунэатэ».

Характерной особенностью самурайских доспехов типа «гусоку» было обилие бронзовых накладок и заклепок, а замша, которой обтягивались латы, чтобы уберечь их от сырости, покрывалась геометрическими рисунками и стилизованными изображениями растений. Наиболее состоятельные «боевые холопы» надевали к тому же поверх доспехов дорогие шелковые кимоно и прикрывались в походных условиях специальной накидкой-«дзинбаори», расшитой золотыми драконами и т. д.

Нашлемные украшсния-«маэдате» описываемой эпохи имели самые разнообразные вид, цвет и форму.

На поле битвы под Сэкигахарой сошлись — с обеих сторон — самые опытные лучшие представители и самые опытные военачальники японских самураев (кроме разве что главнокомандующего «Западной армией» Исиды Мицунари). Вот-вот должно было начаться, пожалуй, важнейшее сражение в японской истории. Утром 21 октября Иэясу Токугава, позавтракав, как самый простой из воинов его армии, вареными рисовыми колобками-«дзито», в полном вооружении (за исключением шлема, который он на этот раз заменил шелковой шапочкой-«эбоси»), вышел из шатра к своей свите. В тот день на нем были западноевропейские доспехи. Токугава обратился к свите со следующей речью, столь же краткой, сколь и выразительной:

«У нас сеть только два пути: либо вернуться домой с головой врага (опять отрубленная вражья голова, желанный трофей всякого истинного «буси»! — В.А.) в руках, либо быть принесенным, но без собственной головы» (в общем, «со щитом или на щите»… — В.А.).

Главные силы «Восточной армии» Токугавы занимали пространство между Накасэндо и горой Ибуки. Правым крылом командовал Нагамаса Курода. Рядом с Куродой стоял «бусидан» Тадаоки Хосакавы, далее — воинские контингенты

Ёсиаки Като и Ёсимасы Танаки, на левом фланге у дороги — отряд Наомасы Ии. Через дорогу встал Масанори Фукусима, отделенный рекой Фудзи от противостоявшего ему «бусидана» Ёсицугу Вакидзаки (из состава армии «тодзама»). Позади него выстроились «буси» Токатомо Кёгоку и Такаторы Тодо, ча которыми по южной дороге, примыкавшей к Накасэндо, стоял «бусидан» Тадакацу Хонды.

Левый фланг противостоящей силам Токугавы «Западной армии», закрывавший дорогу на север, составлял «бусидан» самого Исиды Мицунари, Ставка которого располагалась в роще на вершине холма. Прямо перед ставкой Мицунари занял позицию его главный военный советник Сакои Сима, а также Хидэюки Гамо с контингентом, состоявшим из «буси» осакского гарнизона. Справа от дороги выстроились «бусиданы» клана Симадзу из Сацумы во главе с Ёсихиро Симадзу, перед которым расположился со своим личным «бусиданом» Тоёхиса Симадзу, презиравший огнестрельное оружие, как «недостойное благородного воина», и вооруженный, вместо «огненной трубки», старым добрым самурайским луком-«юо» со стрелами, как «буси» древних героических времен «войны Гэмпэй» и отражения нашествий каана Хубилая.

Центр «Западной армии» Исиды Мицунари составляли многочисленные «бусиданы» опытных «тайсё» Юкинаги Копией и Хидэиэ Укити (бывшего главнокомандующего самурайским экспедиционным корпусом в Корее в годы «Имджинской войны»). У Накасэндо выстроились «боевые холопы» Хирацуки Тоды, Киноситы и Ёсикацу Отани. За Накасэндо, у основания холма Мацуо, заняли позиции ветераны Корейской кампании Ёсицугу Вакидзака (чей отряд был отделен от противостоявшего ему отряда сторонника Токугавы — Масанори Фукусимы — только рекой Фудзи) и Ёсицугу Отани (настолько сильно пораженный проказой, что не мог сесть на коня, и потому командовавший войсками со своих крытых носилок). Вершину холма Мацуо на крайнем правом фланге «Западной армии» занимал Хидэаки Кобаякава.

В общем, позиция «тодзама» была весьма удобной: их войска перегородили дорогу на Осаку, так что Токугаве пришлось атаковать их позиции в лоб.

И Токугава приказал своим «боевым холопам» атаковать.

Часть его «буси», под командованием Наомасы Ии (доблестного воина с родовым гербом в виде «колодезных труб»), напала на противостоящий ей отряд армии «тодзама». Потрясая копьями, «боевые холопы» Ии врезались в ряды самураев «Западной армии» и опрокинули их, в то время как остальные «боевые холопы» Ии обрушились на «бусидан» Укиты Хидэиэ. Одновременно с ними Масанори Фукусима, перейдя Накасэндо, также атаковал Хидэиэ. «Буси» Укиты Хидэиэ отбросили нападавших залпами из аркебуз, после чего, обнажив мечи, скатились вниз по склону на врага. Первая атака перешла в жестокую рукопашную схватку, и тогда остальные передовые части «Восточной армии» двинулись прямо на Ставку Мицунари. Их второй ряд выступил вперед, чтобы напасть на «бусидан» Кониси Юкинаги. Сакои Сима, советник Исиды Мицунари, получил огнестрельное ранение и был вынужден отойти в тыл. Самураи из Сацумы неподвижно стояли на месте, поскольку их предводитель-«традиционалист» Ёсихиро Симадзу решил, что их время еще не пришло (хотя Исида Мицунари сначала приказывал, затем требовал и, наконец, уже умолял его вступить в бой).

«Бусидан» Кониси Юкинаги был расколот надвое атакой самураев «Восточной армии» под командованием Хирацуки Тодо и Токатомо Кёгоку, однако Ёсицугу Отани, имевший под своим началом хорошо обученных «буси», отбросивших нападающих, смог отчасти восстановить равновесие. В целом на данном этапе сражения преимущество оставалось за «западниками». Они имели численный перевес, что сказывалось на ходе сражения.

Наступил даже момент, когда «Восточная армия», терпевшая большой урон, была готова дрогнуть и начать отход. Однако подход свежего резерва под командованием Ёрисиэ Хатисуки и других частей восстановил нарушенный баланс сил и продлил как саму борьбу, так и неопределенность ее исхода. Теперь обе армии были совершенно равны друг другу по силам. Противники то нападали, то отступали, подобно волнам бушующего моря. Долгое время пи одна из противоборствующих сторон не могла добиться решающего перелома хода битвы в свою пользу. В конце концов Исида Мицунари решил ввести в бой свой правый фланг и подал Кобаякавс Хидэаки знак ударить с холма Мацуо во фланг «Восточной армии». Однако тот даже не пошевелился. Сигналы, подаваемые Исидой Мицунари, становились все более отчаянными. Наконец даже Кониси Юкинага и Ёсицуга Отани послали своих гонцов на холм, убеждая Кобаякаву Хидэаки начать атаку, но столь же безрезультатно. Ни один из «буси» отряда Кобаякавы не сдвинулся с места. Отани заподозрил неладное. Еще до этого вызывающего бездействия отряда Кобаякавы Хидэаки он заметил, что атаки «Восточной армии» почему-то проходят мимо холма Мацуо. Тогда Исида Мицунари — на всякий случай! — принял определенные меры предосторожности. Правое крыло его «Западной армии» под командованием Ёсицуга Отани развернулось на девяносто градусов (на случай, если Кобаякава Хидэаки, признаки измены которого делу «тодзама» становились все более очевидными, нанесет удар ему в тыл).

Иэясу Токугава тоже ждал, что предпримет непредсказуемый (пока!) Кобаякава Хидэаки. Вероятно, он не был до конца уверен в его предательстве дела Мицунари Кацусигэ Исиды. Чтобы спровоцировать Кобаякаву Хидэаки на выступление, Токугава направил нескольких аркебузиров выстрелить в его сторону. Словно выйдя из оцепенения, самураи Кобаякавы Хидэаки бросились вниз по склону холма на воинов Ёсицуга Отани. Но «буси» Ёсицуга уже были готовы к этой атаке своих вероломных «союзников», встретив ее кинжальным огнем аркебуз. Десятки тел предателей покатились вниз но склону. При виде этого отпора Иэясу Токугава отдал своим войскам приказ перейти в общее наступление по всему фронту.

Некоторое время Ёсицуге Отани удавалось сдерживать комбинированный натиск изменников и самураев «Восточной армии» Токугавы. Однако к Кобаякаве присоединился еще один изменник — Вакидзака, также напавший на Ёсицугу Отани. Уступавшие в числе одновременно напавшим на них сразу трем противникам самураи Ёсицуги были перебиты. Сам Ёсицуга Отани покончил с собой, с помощью одного из своих приближенных, отрубившего своему сюзерену, вспоровшему себе живот, голову и спрятавшему ее, чтобы она не досталась врагу в качестве трофея…

«Бусидан» Кониси Юкинаги откатывался все дальше назад под неудержимым натиском неприятеля. Самураи Кобаякавы, прорвавшись сквозь остатки войск Ёсицуги (решивших умереть, но не сдаваться), обошли «бусидан» Укиты Хидэиэ и ударили войскам Кониси Юкинаги в тыл. Со всех сторон звучали крики: «Измена!» Затем настал черед «бусидана» Укиты Хидэиэ. Его командир ринулся очертя голову сквозь толпу самураев, чтобы своей рукой покарать предателя Кобаякаву Хидэаки, но приближенные удержали его и заставили отступить вместе с ними. Центр «Западной армии» был наголову разбит. Придя в отчаяние, Мицунари Кацусигэ Исида бросил все наличные силы против частей «Восточной армии», атаковавших высоту, на которой была расположена его Ставка. Но и он был вскоре вынужден бежать, оставив на поле боя только доблестный сацумский клан Симадзу. Глава клана — Тоёхиса Симадзу — вскоре был убит, и Ёсихиро Симадзу оказался единственным из предводителей «боевых холопов», не бежавшим с поля битвы при Сэкигахаре, памятуя о заповедях древней самурайской доблести. Под его началом оставалось не более восьмидесяти «боевых холопов», окруженных со всех сторон полчищами врагов. Наомаса Ии хотел вызвать Ёсихиро Симадзу на поединок. Однако Ии — видный издалека в ярко-красных доспехах и ярко-красном шлеме с золотыми рогами — показался самураям клана Симадзу из области Сацума столь привлекательной мишенью, что они, не удержавшись от соблазна, обстреляли его из аркебуз (как видно, позабыв о древнем самурайском правиле не вмешиваться в честный рыцарский поединок двух благородных «буси»). Получив тяжелое огнестрельное ранение в левую руку, Наомаса Ии не смог осуществить задуманное.

Осознав наконец вопиющее неравенство сил, Ёсихиро Симадзу, пришпорив коня, во главе остатков клана Симадзу прорвался сквозь кольца вражеских самураев и ускакал прочь по дороге, ведущей на юго-запад. Обогнув гору Нангу, беглецы наткнулись на авангард войск Тэрумото Мори и Хироиэ Киккавы, союзников Мицунари Кацусигэ Исиды, проведших все утро в долине, прислушиваясь к шуму сражения. Когда Симадзу сообщил им о разгроме, Хироиэ Киккава со своим «бусиданом» тотчас же дезертировал, а Тэрумото Мори отказался от своего плана нанесения удара по левому флангу Токугавы.

В два часа пополудни Иэясу Токугава понял, что выиграл битву при Сэкигахаре. Он сел на свой походный табурет, надел свой «франкский» шлем (к которому японские умельцы приладили личину) поверх шелковой шапочки и, плотно завязав его шнурки, произнес фразу, ставшую крылатой:

«Одержав победу, подтяни завязки шлема» (то есть «Не почивай на лаврах, а будь всегда готов к новым битвам»).

Затем, подняв жезл — знак своей власти, — победитель деловито приступил к осмотру отрубленных голов неприятельских «тайсё», подносимых ему одна за другой. К нему подходили с докладами «даймё» и «тайсе» — Нагамаса Курода, Тадакацу Хонда, Масанори Фукусима, его собственный сын Тадаёси Токугава. Когда к главнокомандующему явился с докладом раненный самураями клана Симадзу из Сацумы пулей в руку Наомаса Ии, Иэясу Токугава, сойдя со своего походного трона, лично перевязал ему рану. Последним подошел изменивший Мицунари Кацусигэ Исиде «тодзама» Кобаякава Хидэаки, склонившийся перед победителем в глубоком поклоне. Вполне возможно, именно измена Кобаякавы Хидэаки и некоторых других «тайсё», не просто дезертировавших, но перешедших из стана Исиды Мицунари в стан врага, стала главной причиной победы «Восточной армии» Иэясу Токугавы в битве при Сэкигахаре…

Победитель приказал Кобаякаве Хидэаки и другим «тайсё», перебежавшим к нему из стана Исиды Мицунари, преследовать их спасшегося бегством бывшего сюзерена и взять его замок Саваяму. Замок был взят (безуспешно оборонявшие его родичи Мицунари совершили над собой обряд «сэппуку»), но сам Исида Мицунари снова ускользнул и целую неделю скрывался от преследователей в густой лесной чаще на горе Ибуки.

6 ноября 1600 года злополучный Мицунари Кацусигэ Исида был схвачен преследователями в селении Игути, доставлен в Киото и обезглавлен, как государственный преступник, недостойный почетной смерти от собственной руки, вместе с Кониси Юкинагой, Экэем Анкокудзи, фаворитом Тэрумото Мори, который сражался при Сэкигахаре, — монахом Анкокудзу, а также другими «тайсё» потерпевшей поражение «Западной армии». Юкинаге Кониси, из уважения к его доблести, было предложено совершить над собой обряд «сэппуку», но тот, будучи ревностным христианином, даже под угрозой «утраты самурайской чести» наотрез отказался совершить грех самоубийства, и потому был обезглавлен наравне с другими осужденными.

Успех Токугавы в кровопролитной битве при Сэкигахаре еще больше укрепил его авторитет. Он щедро раздавал своим сторонникам новые земли и с подчеркнутым пиететом относился к особе Божественного Тэнно, однако реальную власть, разумеется, оставил за собой. По его приказу были пересмотрены границы прежних провинций и округов. В 1614 году Иэясу Токугава, идя по стопам Хидэёси Тоётоми, но действуя более мягкими методами, издал несколько указов, направленных против христиан, всячески ограничивая и осложняя их присутствие и жизнь в Стране восходящего солнца. Только в 1603 году, через три года после грандиозной битве при Сэкига-харе, Иэясу Токугава официально получил от Божественного императора Японии Го-Ёдзэя титул «сёгуна», положив тем самым начало сёгунату Токугава (1603–1667). Своей резиденцией и местопребыванием своего «бакуфу» он избрал город Эдо (известный ныне под названием Токио). Поэтому период правления «сёгунов» клана Токугава именуется в японской исторической традиции еще и «периодом Эдо».

Формально передав титул «сёгуна» сыну, Иэясу Токугава организовал составление «Уложения о самурайских родах» («Букэ сё хатто»), определявшего нормы поведения японских «боевых холопов» как на военной и гражданской службе, так и в личной жизни. В «Уложении о самурайских родах» были в сжатой форме кодифицированы традиции военно-феодального сословия Японии («бусидо»), дотоле передававшиеся в устной форме.

В области внешней политики Иэясу Токугава, в отличие от своего бывшего сюзерена Нобунаги Оды, сделавшего, как известно, ставку на «латинян»-португальцев и союз с папой римским, главой католической церкви, предпочитал сотрудничать с голландскими торговцами — протестантами и заклятыми врагами католиков.

Английский моряк Уильям Адамс, прибывший в Японию на голландском судне в 1600 году, стал советником Токугавы по некоторым вопросам европейской политики. Его история послужила основой для сюжета книги и известного художественного фильма «Сёгун».

При Иэясу Токугаве голландцы получили монополию на торговлю с Японией.

Два года спустя после получения от Тэнно титула «сёгуна» Иэясу Токугава отрекся от сёгунского титула в пользу своего сына Хидэтады Токугавы (главной целью данного шага было желание обеспечить наследование этого высочайшего, после императорского, титула по линии собственной семьи).

Однако в действительности он продолжал зорко следить за политической жизнью, хотя формально удалился в Сумпу (Сидзуока), где посвятил свой досуг занятиям изящной словесностью.

Так в Стране восходящего солнца началась эпоха правления очередной династии «сегунов», на этот раз — из «военного дома» Токугава, даровавшая стране мир на протяжении двух с половиной столетий. Лишь однажды, в начале XVII века, этот мир был ненадолго нарушен, когда Иэясу хитростью и силой оружия устранил достигшего к тому времени совершеннолетия Хидэёри Тоётоми — сына усопшего «тайко» Тоётоми Хидэёси, не пожелавшего отказаться от титула «сёгуна», завещанного ему отцом на смертном одре. Сын Тоётоми Хидэёси и его сторонники обосновались в городе Осака, остававшимся центром оппозиции власти Токугавы на протяжении пятнадцати последующих лет.

В 1611 году Иэясу Токугава встретился с Хиэёри Тоётоми, с которым помолвил свою внучку Сэн-химэ (дочь своего сына-«сёгуна» Хидэтады Токугавы). Однако Хидэёри, все еще пользовавшийся, как сын великого Хидэёси Тоётоми, немалым общественным авторитетом, продолжал рассматривать Токугаву как узурпатора.

Отношения между ними стали накаляться все больше, пока дело не дошло до открытого разрыва.

Встав во главе пятидесятитысячного самурайского войска, Иэясу Токугава подступил к Осаке, удерживаемой верными Хидэёри Тоётоми «тайсе», собравшими под своими знаменами многочисленные отряды «боевых холопов». В мае 1615 года в сражении под Осакой (последней из великих битв с участием самурайских армий на столь щедро политой человеческой кровью и засеянной человеческими костями японской земле) «буси» Хидэёри были разбиты и сам город взят войсками Токугавы. Городская цитадель загорелась во время штурма. Хидэёри Тоётоми вместе со своей супругой — внучкой Иэясу Токугавы и дочерью правящего «сёгуна» — сгорел в огне пожара.

Возвратившись в Сумпу, Иэясу вскоре тяжело заболел и в мае 1616 года скончался на семьдесят пятом году жизни. Он был погребен в Никко Тосёгу. В честь него был возведен величественный храм.

При нем было окончательно сломлено сопротивление вольных и непокорных «даймё». Центростремительные (объединительные) тенденции в истории Японии окончательно возобладали над центробежными (разъединительными).

Еще в 1614 году под влиянием Иэясу Токугавы его сын-«сёгун» издал закон о запрете на проживание в Японии чужеземцев (что весьма осложнило проповедь христианской религии и дело обращения японцев в христианство). Таким образом, была сделана попытка избежать опасности поддержки зарубежными силами, выступавшими под прикрытием проповеди христианской религии, сил внутри Японии, враждебных дому Токугава (чтобы не появился «новый Нобунага Ода»),

Впоследствии, в 1636 году, под страхом смертной казни японцам было запрещено покидать территорию своей страны, а также строить корабли, способные на дальние плавания. Так было положено начало эпохи самоизоляции Страны восходящего солнца от внешнего мира.

Период, начавшийся с правления Иэясу Токугавы, стал самым мирным периодом за всю историю Страны восходящего солнца: как это ни парадоксально, но воинственный клан Токугава, пришедший к власти через реки крови, обеспечил многострадальной Японии полное отсутствие вооруженных конфликтов на ее территории на протяжении всего периода владычества своего «военного дома».

После того, как эпоха «воюющих провинций» ушла в прошлое, победоносный Иэясу и его преемники из «военного дома» Токугава начали наводить в истерзанной усобицами, залитой кровью стране новые порядки. Они стремились к построению государства, в котором ни у кого не было бы возможности строить интриги, плести заговоры, чинить насилие или развязывать гражданские войны. Чтобы в зародыше пресечь малейшее неповиновение, эти государственные мужи приняли радикальные меры.

Одна из этих радикальных мер касалась священной особы императора с его ближайшим окружением. Божественному Тэнно и придворной знати «кугэ», с ее вечными интригами, было строжайше запрещено вмешиваться в политику. Еще при жизни Иэясу Токугавы, в 1615 году, был издан указ, до предела урезавший полномочия Тэнно. Ему отныне дозволялось лишь участвовать в религиозных обрядах и церемониях но случаю государственных праздников, а также заниматься меценатской деятельностью — покровительствовать философам, поэтам и художникам.

Чтобы удержать политическую власть в руках военного сословия, Иэясу Токугава назначал на все ключевые государственные посты только преданных лично ему самураев.

Возглавлял государственный аппарат «боевой холоп» наивысшего ранга — «сёгун». Резиденция «сёгуна» из рода Токугава располагалась в Эдо (нынешней японской столице Токио). Из своей резиденции «сёгун» правил как абсолютный монарх-самодержец. Слово «ceiyna» было законом, все его приказы подлежали неукоснительному и беспрекословному исполнению под угрозой жесточайших кар.

Ступенью ниже в иерархии сёгуната Токугава стояло военное правительство (сохранившее древнее название «бакуфу»). Большинство министров, равно как и все чиновники, занимавшие высокие посты в сёгунате Токугава, происходили из знатных самурайских семей. Они были обязаны обеспечивать исполнение приказов «сёгуна» во всех уголках Страны восходящего солнца.

Ступенькой ниже «бакуфу» в государственной иерархии сёгуната Токугава стояли самурайские владетельные князья-«даймё», стоявшие во главе двухсот шестидесяти провинций Страны восходящего солнца и управлявшие этими провинциями, — разумеется, не по собственному усмотрению, как это было накануне гражданской войны, а в строгом соответствии с предписаниями, полученными от «сёгуна» через «бакуфу». Памятуя об ужасных уроках столетней гражданской войны, «сегуны» из рода Токугава установили над всеми «дайме» строжайший и неусыпный контроль. В эпоху правления «военного дома» Токугава вес «дайме» были обязаны регулярно (первый раз — через год после назначения) являться в столицу сегуната (причем с семьей и свитой) и отчитываться перед «палаточным правительством», которое могло в любой момент отозвать их (именем «сегуна») и назначить управлять другой провинцией, осуществляя регулярную «перетасовку кадров». По прошествии года «дайме» получал дозволение вернуться от сегунского двора в свою провинцию, но его супруга и дети владетельного князя (на всякий случай, как бы чего не вышло) оставались при дворе «сегуна» в качестве заложников. С тех пор по всей Японии потянулись длинные процессии — это провинциальные «дайме» в сопровождении многочисленной челяди переезжали, по воле «сегуна» и «бакуфу», с места на место.

Что касается рядовых самураев, то лишь немногие из этих «боевых холопов» подчинялись непосредственно «сегуну», правившему Страной восходящего солнца из Эдо. Значительная часть самураев — около четырехсот тысяч «буси» вместе со своими семьями — находились в распоряжении провинциальных «дайме» (хотя и считались — как, впрочем, и «дайме» — состоящими на военной службе у «сегуна», а формально — на службе у Тэнно, как и сам «сегун»). Большинство «боевых холопов» проживало имешю в столицах провинцией — одни в крепости своего сюзерена-«дайме», другое — в стоявших вокруг нее небольших домах с «приусадебными участками». Так бывшие сельские жители становились горожанами. В провинциях самураи выполняли обязанности, возлагаемые на них местными «дайме». Одним выпадала военная стезя — они служили во «внутренних войсках», обеспечивая порядок в городах и провинциях, в личной гвардии «дайме», или же несли гарнизонную службу в крепостях или же сторожевую службу на сухопутных и морских границах страны (отражая набеги пиратов и недобитых «варваров»). Однако, в связи с общим снижением уровня военной опасности, большинство «боевых холопов» эпохи сегуна Токугава перешло к мирным занятиям (совершенно нетипичным для них в «классическую» эпоху покорения варваров и междоусобных войн, собственно, и вызвавшую к жизни самурайское сословие). Самураи управляли поместьями и товарными складами, трудились в качестве сборщиков налогов, вербовали крестьян для проведения строительных работ, словом — превратились в государственных чиновников. За это они получали установленное жалованье.

Однако став фактически государственными чиновниками (или, говоря по-русски, «крапивным семенем»), «боевые холопы» державы Ямато отнюдь не перестали считать себя воинским чином, или, говоря по-европейски, «дворянством меча». Напротив! Они, пожалуй, в большей степени, чем когда бы то ни было ранее, ощущали себя знатными воинами, элитой японской нации. Это объяснялось их традиционным военным воспитанием и особым образом жизни — даже в мирное время они обязательно подолгу предавались воинским упражнениям, неустанно совершенствуя свои навыки в обращении с мечом и другими видами оружия и в боевых искусствах.

Но еще важнее для самосознания самураев было их исключительное положение в обществе, которое за ними признавал закон. Уже вскоре после провозглашения «сегуном» Иэясу Токугава разделил всех своих (формально — императорских) подданных на четыре сословия:

1. «Боевые холопы».

2. Крестьяне.

3. Ремесленники.

4. Торговцы.

При этом в соответствующем указе «сегуна» особо оговаривалось, что самураи — «господа среди четырех сословий».

Кстати говоря, за пределами перечисленных выше четырех сословий самурайского государства «токугавского образца» находилась своеобразная «каста неприкасаемых» — так называемое сословие «эта» (люди, род деятельности которых считался «грязным», «нечистым», «недостойным детей Солнца») — мусорщики, работники скотобоен и т. д.

О том, какое значение привилегированное положение самураев эпохи сёгуната Токугава по сравнению со всеми другими сословиями имело на деле, говорит следующий пример. Любой японский «боевой холоп» (от «сёгуна» до простого караульного воина) обладал особой, дарованной ему законом, привилегией — «убить и уйти». Это означало право самурая убить любого человека трех низших сословий, не оказавшего ему должного почтения (например, перебежавшего ему дорогу или недостаточно быстро поклонившегося при встрече с ним). Случаи подобных бессудных расправ были нередкими, но воспринимались как нечто само собой разумеющееся.


ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНСТВА ДЕРЖАВЫ ЯМАТО | Самураи державы Ямато | О МОРАЛЬНОМ КОДЕКСЕ «БОЕВОГО ХОЛОПА»