home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИЗ ИСТОРИИ САМУРАЙСКИХ ГЕРБОВ

Историю европейского (а в известной степени — и азиатского) Средневековья вообще, и историю европейского рыцарства (а в известной степени — и историю мусульманских рыцарей-«фарисов», в особенности в «стране Аль-Андалус», то есть в покоренной маврами Испании) просто невозможно представить себе без гербов.

Герб считался символом воинской доблести рыцаря и всего его рода. Обычно герб имел форму щита. На нем изображали различные фигуры: плотоядных и травоядных животных (чаще всего — львов), птиц (чаще всего — орлов), рыб, звезды, башни и т. д. Каждая гербовая (геральдическая) фигура имела свой смысл. Например, птица без клюва обозначала раненого рыцаря; монеты — полученный за пленника богатый выкуп; крест — участие в Крестовом походе; полумесяц (круасан, крескент) — победу над мусульманским рыцарем-«фарисом».

Первоначально гербы европейских рыцарей расписывали только четырьмя красками («тинктурами») — голубой, красной, черной и зеленой, обозначавшими четыре природные стихии (элемента). Голубая краска обозначала воздух, красная — огонь, черная — землю, зеленая — воду. Впоследствии число красок, использовавшихся в геральдике, возросло, их стали называть также «финифтями» («эмалями»), «Тинктурам» стали придавать иное значение, уже не связывая их с природными стихиями. Красный цвет стал символизировать храбрость, мужество, неустрашимость. Голубой — величие, красоту, ясность. Пурпурный — достоинство, силу, могущество (как цвет королевских и императорских мантий). Зеленый — надежду, изобилие, свободу. Черный — скромность, образованность, нестяжание. Причем при описании («блазонировании») герба, в котором обязательно указывались «тинктуры», входящие в герб, можно было сразу определить, к аристократии или к числу коронованных особ относится его владелец. Дело в том, что для описания цветовой гаммы гербов простых рыцарей использовались названия эмалей (червленая, лазоревая, или лазуревая, пурпурная, зеленая, черная) и металлов (золото, серебро), для гербов представителей высшей аристократии — названия драгоценных камней (рубин, сапфир, аметист, изумруд, бриллиант, топаз, жемчуг), а для гербов принцев, королей и императоров — цвета планет (Марс, Юпитер, Меркурий, Венера, Сатурн, Солнце, Луна). Над гербовыми фигурами, украшавшими поле щита, стали изображать рыцарский шлем с развевающимися перьями (а у отпрысков княжеских и других владетельных родов — корону). Чем древнее был рыцарский род, тем больше перьев изображалось на шлеме. На ленте под гербом стали писать какое-либо короткое изречение — девиз, обозначавший смысл герба или боевой клич рыцарского рода.

Разумеется, часть сказанного выше относится и к «рыцарям державы Ямато» — «боевым холопам» средневековой Страны восходящего солнца. По в то же время у самурайской (и вообще японской) геральдики имелись свои специфические особенности, в значительной степени отличавшие ее от геральдики европейского рыцарства.

Средневековые японцы покрывали буквально вес — ткани, лампы, лакированные шкатулки и сундучки, веера, вазы, монеты и т. д. — гербами в виде изображений цветов, геометрических узоров и фигур, перьев, предметов вооружения или домашней утвари, монет, иероглифических знаков и т. п., нередко заключенных в круг, кольцо, шестиугольник и т. д. От европейской геральдики вообще японскую геральдику отличали следующие восемь основных, или главных, особенностей:

1. В самурайской (и вообще средневековой японской) геральдике отсутствовало обязательное правило помещать геральдические (гербовые) фигуры непременно на поле геральдического щита той или иной установленной формы. В отличие от европейских, японские гербовые изображения иногда (но далеко не всегда) окружались круговой или двойной круговой (кольцеобразной) линией или же одинарной (или сдвоенной) линией в форме многогранника.

2. В самурайской Японии отсутствовала корпорация герольдов (профессиональных составителей и толкователей гербов).

3. В отличие от европейской рыцарской (и не только рыцарской) геральдики, в которой огромное значение придавалось (и придается) геральдическим цветам («металлам»[72] и «тинктурам»[73]), в японской геральдике цвет гербовых изображений особой роли исторически никогда не играл. Соблюдалось лишь правило помещения гербовых изображений светлых цветов или тонов на темном поле (фоне), а темных — на светлом (например, на одежде или доспехах). И лишь при помещении гербовых изображений на предметах, видных издалека — знаменах, флагах, боевых значках, корабельных парусах и т. д., — цвет гербовых изображений играл определенную роль (наиболее употребительными в подобных случаях цветами были в самурайской Японии красный, синий, фиолетовый, белый, желтый, черный, зеленый, коричневый), но при этом совершенно не соблюдалось важное в европейской геральдике (хотя и устоявшееся далеко не сразу и в Европе) правило, согласно которому геральдическая фигура, помещенная на гербе конкретного владельца (в Европе — не только индивидуального армигера[74], но и рода, города, государства, цеха-гильдии) и поле герба, на котором данная фигура была помещена, могли быть только строго определенного цвета, а та же самая фигура, но только другого цвета (или помещенная на гербовом поле другого цвета), могла принадлежать уже совершенно другому владельцу.

4. На японских гербах отсутствуют столь широко распространенные в гербах европейских геральдические «меха» (как горностаевый, так и беличий)[75].

5. В Японии самурай-армигер мог изменить свои имя и фамилию, а вместе с ними изменить и свой герб на совершенно иной (такое случалось достаточно часто).

6. В средневековой Японии, в сущности, существовали (и существуют) только личные и фамильные (клановые, родовые гербы), при отсутствии на всем протяжении Средневековья гербов провинциальных, муниципальных (городских), областных, цеховых, корпоративных, гербов купеческих компаний, гильдий ремесленников, духовных и военно-духовных религиозных орденов. Даже знаменитая эмблема хризантемы («кику-мон»), возведенная после «революции (реставрации) Мэйдзи» в ранг государственного герба Японии (в подражание государственным гербам тогдашних западных держав, на которые ориентировался Тэнно-реформатор Муцухито-Мэйдзи в своем стремлении осовременить вверенные ему его небесными божественными предками страну и нацию), была, по сути дела, всего лишь одним из нескольких гербов японского императорского дома. Гербы японских монастырей (и связанных с ними средневековых военно-монашеских орденов) были в действительности гербами тех божеств, которым эти монастыри были посвящены. Так и в настоящее время эмблемой (гербом) японской авиакомпании «Джапан Эр Лайнс» служит фамильный «мон» самурайского клана Мори — журавль с поднятыми крыльями.

7. Японский фамильный герб («мон» или «камон») был широко распространен в эпоху расцвета самурайского сословия как отличительный знак воинского дома или группы самураев, объединенной общими интересами («бусидан»), Гербы-«камон» наносились на одежду «боевых холопов» (прежде всего — на кимоно), на их оружие, боевые доспехи, знамена и опознавательные флажки, конскую сбрую и попоны, бытовые принадлежности, например — посуду, ширмы, подставки для мечей («катана-какэ») и т. д. Фамильный самурайский герб обычно передавался по наследству вместе с родовым именем, хотя в истории военного сословия Страны восходящего солнца известно немало случаев, когда «боевые холопы» меняли свои гербы, нередко вместе с фамилией.

8. На японских гербах отсутствуют изображения рыб (хотя изображения рыбы — чаще всего, карпа, как символа отваги и мужества — часто присутствовали, целиком или частично, в оформлении самурайских шлемов и доспехов, на флагах, поднимаемых на шестах над японскими домами в «праздник мальчиков» и т. д.), человеческих фигур, фигур животных (кроме бабочек) и птиц (кроме некоторых — например, воробья, журавля и дикого гуся).

Вообще же японские гербы отличались огромным разнообразием.

Так, например, герб самурайского клана Ии изображал колодезные трубы, герб клана Иноуэ — колесо со спицами из соколиных перьев, заключенное в круг; герб клана Минамото — двух летящих диких гусей, заключенных в кольцо; герб клана Токугава — три лепестка мальвы в круге; герб клана Мори — журавля; герб клана Хэндзе — девять глаз (вписанных в ромбы, образующие решетку); герб клана Коибэ — написанное иероглифическим шрифтом слово «ко» (что означает «маленький» и в то же время образует начальный слог фамилии «Коибэ» — типичный пример так называемого «говорящего» герба) и т. д.

Немало самурайских и вообще японских родовых гербов имеют весьма древнее происхождение. Полагают, что первые «мон» возникли в качестве принадлежности дворцовых костюмов придворной аристократии-«кугэ» в периоды Нара (710–794) и Хэйан (704—1185). Многие узоры, превратившиеся со временем в гербы — например, хризантема (служащая по сей день государственным гербом Японии), глициния, павлония («мон» кланов Асикага и Минамото), пион, узоры «семь звезд» и «девять звезд», «томоэ»[76], «ханабиси»[77], «мицудомоэ»[78], и многие другие, первоначально были просто рисунками, наносившимися на ткань при окраске.

Не совсем ясно, когда именно появились «мои», однако уже в течение второй половины эпохи Хэйан определенные аристократические кланы пользовались различными, строго определенными узорами. Функционально это делало эти узоры близкими к первым семейным гербам, «камон», хотя фактически эти узоры фамильными гербами еще не являлись.

В XII веке «мои» стали использоваться «воинскими домами». Так, в повести «Сказание о земле Муцу» («Муцуваки»), посвященной военным кампаниям Ерисси Минамото и Ёсииэ Минамото, в ходе которых они подавили мятежи в провинции Муцу, повествуется о том, как Ёсииэ Минамото использовал на своих знаменах и полотнищах, огораживающих Ставку главнокомандующего («маку», или «дзинамаку»), изображение двух голубей (стоящих друг напротив друга и глядящих друг на друга). Голуби считались священными птицами — посланцами бога войны Хатимана (знакомого нам по предыдущим страницам нашего повествования обожествленного принца — завоевателя Кореи, сына регентши Дзинго Кого), являвшегося одновременно фамильным божеством рода Минамото. Свиток XIV века «Госаннэн Кассэн Экотаба», иллюстрирующий «Вторую Трехлетнюю войну», помещает на «дзинмаку» Ёсииэ Минамото вписанные в круг стилизованные изображения двух летящих птиц — по идее, тех же самых голубей бога Хатимана (хотя на данном изображении они больше напоминают гусей (или двух диких уток). Возможно, это действительно дикие гуси. Основанием к подобному предположению служит пассаж в «Муцуваки», в котором взлетевшая стая диких гусей указала Ёсииэ на расположение неприятельского отряда. Ёсииэ же, в свою очередь, узнал об этой примете при изучении древних китайских военных трактатов.

В «Хэйкэ моногатари» (повести о войне между кланами Минамото и Тайра в 1180–1185 годах) описываются горбы нескольких «воинских домов» — например, «мои» на веере, принадлежавшем роду Кодама. В качестве собственно гербов «мои» стали использоваться в период Камакурского сегуната, в качестве опознавательного знака, позволяющего отличить своих воинов от чужих. Первоначально «мон» помещались на знаменах, затем их стали помещать также на доспехах, предметах вооружения, одежде и конском снаряжении. Судя но «Моко сюрай экотоба» (уже неоднократно упоминавшемуся нами выше «Свитку Вторжения» — иллюстрированному свитку, повествующему о попытках войск татаро-монголо-китайского каана Хубилая захватить Японию в 1274 и 1281 годах), к моменту юаньского нашествия на Страну восходящего солнца «камон» стали использовать в качестве отличительного знака на поле боя. В этом свитке гербы можно увидеть на знаменах, флагах, отгораживающих Ставку военачальника занавесях, конской сбруе и т. д. Хотя существует легенда, согласно которой первым стал использовать «мои» на одежде «сёгун» Ёсимицу Асикага (1358–1408), но уже в эпоху Камакурского сёгуната гербы стали появляться и на одежде самураев, положив начало истории костюма «даймоп» («большие гербы»), в котором семейные гербы крупного размера располагались по всему полю одежды. К периоду правления «сёгунов» из Камакуры относятся и первые дошедшие до наших времен иллюстрации с изображениями родовых самурайских гербов. В повести XIV века «Тайхэйки» («Сказание о Великом Мире») подробно описываются гербы самурайских родов и их использование, где только можно, начиная с индивидуальных опознавательных флажков на доспехах («касэ-дзируси»), в том числе на боевых наплечниках («содэ-дзируси») и кончая корабельными парусами. Существует шесть основных разновидностей «мон», являющихся стилизованными изображениями:

1) Растений (в том числе цветов, деревьев, листьев и кустов);

2) Животных, птиц и рыб;

3) Предметов вооружения и военных доспехов;

4) Религиозных символов (свастики-«мандзи», крестов[79] различной формы и т. д.);

5) Природных явлений (например, морских волн);

6) Схематических философских знаков (в том числе иероглифических).

Приведем несколько примеров «мон», изображающих в стилизованном виде растения:

«Мацу-мон» (сосновые ветви, иглы, шишки) — символ мужества, долголетия (носили аристократы):

«Татибана-мон» (листья и цветы мандарина) — символ здоровья, бессмертия, мудрости (этот герб носили члены семей семьи «хатамото» — телохранителей верховных военачальников средневековой Страны восходящего солнца);

«Цута-мон» (плющ) — символ верности и преданности;

«Мокко-мон» (цветок или цветы дыни) — символ выживаемости (фамильный герб клана Ода);

«Бассу-мон» (пальмовые листья) — символ победы;

«Тэйдзи-мон» (цветок гвоздики) — символ верности и постоянства;

«Хаги-мон» (магнолия) — символ благородства и настойчивости;

«Риндоу-мон» (горечавка) — символ верности (герб аристократических кланов Минамото и Мураками);

«Наси-мон» (цветы груши) — символ миролюбия (служебный герб послов);

«Аой-мон» (мальва) — символ долговечности (герб клана Токугава и их родственников);

«Аса-мон» (конопля, изображаемая часто в виде гексаграммы или пентаграммы) — символ верности;

«Ботан-мон» (пион) — символ благополучия;

«Фудан-мон» (глициния) — символ здоровья и выносливости;

«Момо-мон» (персик) — символ долголетия;

«Хиираги-мон» (виноградные листья) — символ живучести и плодородия;

«Кикё-мон» (китайский колокольчик) — символ постоянства и ответственности;

«Катабами-мон» (кислица, лесной щавель, часто неправильно именуемый у нас в просторечье «заячьей капустой») — символ чистоты и преданности;

«Касива-мон» (дубовые листья) — символ стойкости и смелости;

«Кадзи-мон» (листья тутового, или шелковичного, дерева) — символ здоровья, силы и благоразумия;

«Каэдэ-мон» (кленовые листья) — символ отваги;

«Умэ-мон» (слива) — символ мужества;

«Инэ-мон» (рис) — символ изобилия и долголетия;

«Итёу-мон» (гингко) — символ стойкости и долговечности;

«Аси-мон» (тростник) — символ богобоязненности и богомольности и т. п.

К концу периода (эпохи) Муромати (датируемого 1336–1573 н.; в эту эпоху ставка «сегунов» располагалась в районе города Киото, носившем названием Муромати[80]) количество «камоп» выросло настолько, что возникла необходимость в их четкой классификации. Первое описание японских гербов было составлено приблизительно между 1510 и 1520 годом. К началу XVI века уже было известно около двухсот пятидесяти «мои», сохранившихся до наших дней. Могущественные «воинские дома» самураев стали со временем иметь не но одному, а по нескольку «мои», применение которых часто строго регламентировалось. Так, самурайское семейство Санада из Синано использовало герб, изображавший шесть монет — «рокумопдзэн» — в качестве военного герба. «Рокумондзэн» украшал знамена и доспехи представителей этой семьи «боевых холопов» на войне. Гербом того же самого клана Санада, использовавшимся им в мирное время, было изображение утки — «кариганэ». Отпрыски знатных фамилий «боевых холопов» нередко выбирали себе новый герб, не имевший ничего общего с гербом их предшественников. Так, «буси» Сайто Ёситацу, пасынок и наследник Сайто Досана, заменил герб последнего, изображавший волну («нами»), на изображение павлонии («госан кири»). Правда, в данном случае отказ от прежнего герба мог объясняться тем, что Сайто Ёситацу не был родным сыном Сайто Досана и, кроме того, победил на поле боя (и в довершение ко всему — убил) своего отчима, так что смена «отцеубийцей» герба представляется оправданной.

Кроме того, общее увеличение численности армий в этот период и широкое использование в бою пехотинцев-«асигару», не относившихся к самурайскому сословию, привели к использованию упрощенных знаков различия, заменявшим более сложные изображения гербов-«мон» на доспехах, шлемах и знаменах. В качестве примеров вытеснения гербов-«мон» более упрощенными опознавательными знаками могут служить изображения черного (или золотого) круга на доспехах «асигару» самурайского клана Курода или иероглифа «тай»(«великий») на боевых знаменах «буси» Дайдодзи Масасигэ вместо более сложного изображения его родового «мон» в виде бабочки-махаона.

В эпоху (период) «сэнгоку дзидай» (приходящуюся, как мы с вами, уважаемые читатели, помним, на вторую половину XV — начало XVI века) также сложились достаточно строгие правила нанесения семейных гербов на одежду. На бытовое платье «мон» наносили в пяти местах — по обеим сторонам груди, на спине пониже ворота и сзади на оба рукава на уровне локтей. В широко известном у пас в свое время фильме Акиры Куросавы «Тень воина» («Кагэмуся»), посвященном борьбе между самурайскими кланами Такэда и Ода, полководцы и другие самураи «даймё» Сингэна Такэды и Нобунаги Оды Такэды были одеты в церемонные одежды-«камисимо», украшенные у каждого его собственным гербом.

В эпоху (период) правления «сегунов» из «военного дома» Токугава (1603–1868) правящие круги сегуната предприняли определенные шаги по фиксированию существующих на то время гербов. Властями сегуната было принято решение о периодическом издании свода всех геральдических изображений Японии («букан»). Мирные условия эпохи Токугава способствовали упрочению устоявшейся системы геральдики и ее упрощению, эстетизации, популяризации и развитию. Гербы все чаще наносились на гражданскую одежду, появились некоторые закономерности и стили в оформлении «мон». Большинство гербов стали симметричными и изображались в виде какого-либо орнамента.

В эту эпоху (именуемую также периодом Эдо — по названию тогдашней столицы Страны восходящего солнца) помимо «боевых холопов» гербы имели также куртизанки, актеры театра «Кабуки», торговцы и представители других сословий. Во многих случаях «мон» использовались как торговая марка, особенно в период укрепления торгового сословия. В эпоху Эдо черно-белые каталоги «мон» стали издаваться регулярно, являясь по сей день источником ценной информации о родственных связях в Японии той эпохи.

Долгая эволюция японских гербов не закончилась с завершением «самурайской эры». Многие японские семьи (как самурайского, так и несамурайского происхождения) продолжали использовать фамильные гербы в повседневной жизни. Число различных вариантов «мон» насчитывает от четырех до пяти тысяч рисунков, большинство которых являются производными от основных двухсот пятидесяти гербов эпохи Средневековья (имеющих более пяти тысяч различных комбинаций, ибо слияние самурайских фамилий порождало бесчисленное множество все новых вариаций).


О ВОСПИТАНИИ СЫНОВЕЙ «БОЕВЫХ ХОЛОПОВ» | Самураи державы Ямато | О БОЕВЫХ ДОСПЕХАХ САМУРАЕВ «КЛАССИЧЕСКОЙ ЭПОХИ»