home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Алекс не мог пошевелиться — и не хотел. Дэни лежала рядом с ним, свернувшись клубочком, согревая его лучше любого одеяла. И ему было так хорошо. Все мучившие его вопросы вылетели у него из головы.

В предрассветном свете он посмотрел на нее, он никогда не видел никого красивее. И он так хотел, чтобы Дэни была счастлива. Сердце его замерло в груди. Что-то внутри него растаяло от того, как она вчера о нем позаботилась. Она была ему интересна. Он хотел знать о ней все.

Алекс тихонько встал. Он не мог даже списать свое расслабленное состояние на потрясающий по накалу секс. Ведь у них вчера секса не было. Неужели это все просто потому, что они поделились друг с другом своими проблемами? Нет, все совсем не так просто.


Алекс пришел перед самым обеденным перерывом в джинсах и футболке.

— Идем. Мы сбегаем с работы.

Дэни махнула рукой на пачку писем на столе:

— Я не могу.

— Кара не будет возражать, правда, Кара? — Алекс улыбнулся ей и подмигнул.

— Конечно нет, иди, Дэни.

— Куда мы идем? — спросила она, когда они отошли на безопасное расстояние.

— Я вдруг подумал, что ты всего пару недель в Новой Зеландии, и все это время ты только работала. И совсем не развлекалась.

Дэни искоса на него посмотрела. Он совсем не был похож на того усталого человека, которому было так больно вчера. От сердца у нее отлегло, и она невольно заулыбалась:

— Так что мы будем делать?

— Это сюрприз.

— Я привез тебе джинсы и кроссовки. Тебе лучше переодеться. — Он остановил машину у большого спортивного поля. — В одной из школ, которой помогает наш фонд, сегодня большая тренировка, и им нужна помощь с детьми. — Алекс смущенно посмотрел на Дэни. — Не такой уж большой это сюрприз, да? Ты не против?

— Конечно, я люблю физическую нагрузку.

— Я знаю, — ухмыльнулся он.

— А разве тебе не надо сейчас работать?

— Я нагоню все вечером.

— Признайся. — Дэни ткнула его пальцем в ребра. — Ты обожаешь свое банковское дело. Ты просто помешан на бизнесе, у тебя хорошо получается, и без работы ты бы не знал, куда себя деть.

— Ладно. — Алекс отвел взгляд. — Мне нравится моя работа.

— Нет, — сказала Дэни, — ты ее очень любишь.

Она видела его на работе. Он был там счастлив.

— Ладно, люблю, — с улыбкой вздохнул Алекс. — Но еще я люблю иногда прогуливать.

Да, но руководить семейным банком было его призванием. И не важно, в крови это у него или нет.

Они подошли к тренеру, который разбил детей на группы и в каждую группу назначил взрослого. Сначала они просто упражнялись, перебрасывались мячиком, отдавали пас. Алекс с Дэни то и дело переглядывались, улыбались друг другу.

А потом дети стали играть в облегченную версию регби. Дэни подбадривала свою команду. Через час определился победитель. Алекс подошел к ней и сказал:

— Победители хотят сыграть со взрослыми? Ты как?

— Да, конечно.

Дэни приятно было, что они с Алексом теперь в одной команде. Она от души повеселилась.

После игры Алекс сказал тренеру, что можно увозить подуставших детей, они с Дэни сами тут все уберут. Тренер на секунду засомневался, потом сказал:

— Спасибо, — и пошел рассаживать детей по автобусам.

Алекс повернулся к Дэни:

— Я буду все укладывать в ангаре, а ты мне подавай все, что найдешь.

— Хорошо. — Ей не очень-то хотелось оказаться внутри ангара без окон.

Они работали быстро и слаженно. Дети за это время уже успели уехать.

— Почему ты так боишься замкнутых пространств? С тобой что-то случилось? — спросил Алекс.

Это было очень давно, и Дэни старалась об этом не вспоминать.

— Да ничего такого не случилось. Я повела себя как дура.

— Что значит «ничего такого»?

Никто, кроме ее матери, не знал, что тогда произошло.

— Не скажу.

Он забрал у нее из рук мячик.

— Почему? Слушай, если ты мне не скажешь, я столько продержу тебя на краю оргазма, что ты три недели потом ходить не сможешь, потому что у тебя все тело будет болеть от напряжения.

Дэни хихикнула:

— Звучит заманчиво, когда начнем?

— Расскажи.

Дэни вздохнула. Значит, он не отступится. Ну, тогда она ему расскажет сокращенную версию своей истории.

— Я заперлась в шкафу, когда мне было четырнадцать. И просидела там бог знает сколько времени.

— Какого черта ты это сделала?

Вот это уже неприятная часть. Она засомневалась и почувствовала, что он наклонился к ней ближе:

— Дэни…

— Пришел жених моей матери. Она была на работе. Она давала ключи своим женихам… — И Дэни выпалила: — Мне не нравилось, как он на меня смотрел.

— И ты от него спряталась?

— Он зашел в дом и позвал меня по имени. Наверное, он знал, что мама на работе. Ну, и я зашла в свой одежный шкаф. Я слышала, как он зашел ко мне в комнату, искал меня. Я была так напугана. А он столько там проторчал, что я уже не знала, ушел или нет. — Она слышала только биение своего сердца.

— И что дальше?

— Он стал ломать дверь.

— Что?..

Дэни повернулась к Алексу, задрожав от воспоминаний:

— Он знал, что я там. Знал. И он ждал так долго, а потом ему надоело ждать, и он выломал дверь.

Алекс выругался:

— Что ты сделала?

— Сначала я ничего не могла сделать. Я не могла пошевелиться и думала, что он, он… Но потом я закричала. И кричала так громко.

Но и этой секунды, пока она стояла там, онемев, хватило, чтобы ей долгие годы потом снились кошмары.

— Он схватил тебя? Он сделал тебе больно?

Дэни покачала головой:

— Соседка пришла, постучала в дверь и пригрозила вызвать полицию. Он отпихнул ее и убежал.

— Вы ходили в полицию?

— Нет. Мы сменили замки, а потом переехали. Она скоро опять дала ключ другому жениху. Ну, конечно, он был не такой.

Алекс помолчал, потом сказал:

— И ты до сих пор боишься замкнутых пространств.

— Глупо, да? Столько лет уже прошло. Я должна бы уже оправиться. Такая трусиха. — Она пошла по полю.

— Нет, — Алекс взял ее за руку, — ты, наверное, очень сильно испугалась.

— Я не могла дышать.

— Он ранил тебя, — тихо сказал Алекс. — Может, не так сильно, как хотел, но все же.

У нее не было на это ответа.

— У твоей мамы было много женихов. — Он не осуждал, просто констатировал факт.

— И каждый раз она думала, что нашла того единственного. — Дэни покачала головой. — Она была такая наивная — романтичная дурочка. Она им все позволяла, потому что думала, что любит их, и что они любят ее. Я никогда такой не буду.

— Не все мужчины хотят тобой воспользоваться, Дэни.

— Да? А вот он пользовался ей до самого дня ее смерти.

— Твой отец?

— Да.

Он всегда возвращался. Как бумеранг. И как могла ее мать верить осужденному мошеннику? Но Дэни ее понимала, она и сама хотела ему верить, хотела, чтобы он ее любил. Ведь он ее отец. А вместо этого он использовал их обеих.

— Вы были близки с мамой, да?

— Мы часто подолгу бывали совсем одни.

Ее мать была прекрасной женщиной, жаль, что она была такой зависимой, думала, что ей необходим мужчина.

— И ты решила, что у тебя будут мужчины, которые будут тебя время от времени ублажать, и не будет отношений? Так было? И сколько на самом деле у тебя было мужчин?

Дэни нахмурилась. Не надо было ей так завираться.

— Готов поспорить, один. Ну, максимум, два.

— Ты думаешь, что ты умнее всех, — пробормотала она. — Что ты на самом деле хочешь узнать, Алекс? Думаешь, кто-то разбил мне сердце, отвратил меня от мужчин?

— Может быть, — спокойно ответил он. — Я хочу знать, кто это был и как это случилось.

— Ну, со мной все не так уж и плохо. С тобой же я сплю. — Дэни повернулась и побежала. — Давай кто первый до машины!

Пока она бежала, воспоминания замелькали у нее в голове. Да, у нее был бойфренд. Старший брат ее коллеги. Он так упорно и так мило за ней ухаживал, что она ему поверила. Дэни и не знала, что у нее так долго не было парня, что все соседские ребята считали ее недотрогой. Он шесть месяцев время от времени приглашал ее на свидания и все-таки выиграл ящик пива за то, что именно он уложил ее в постель. А потом хвастался этим и разболтал все ее интимные секреты.

Она повела себя так наивно и так глупо, что стеснялась рассказать об этом Алексу. Да она ему и так уже слишком много нарассказывала.

Он нагнал ее в пяти метрах от машины. Дэни пыталась отдышаться и не могла. Их отношения зашли слишком далеко, и она не хотела, чтобы они когда-нибудь закончились, не хотела, как ее мать, втюриться до такой степени, что перестанет замечать недостатки объекта своей страсти.

Кстати, а какие у Алекса недостатки? Ах да, он не хочет отношений. Он просто любит секс. Но ведь вчера ночью все было совсем по-другому. Дэни открылась ему, показала, что он ей небезразличен. И она могла только надеяться на то, что и для него тоже это что-то значит. Потому что после вчерашней ночи ее сердце принадлежало ему безраздельно.


Дома они сходили в душ, переоделись, потом пошли в кино. Если Алекс рассчитывал на то, что триллер напугает ее настолько, что к середине фильма она окажется у него на коленях, он ошибся. Никакой фильм не мог вывести ее из равновесия, а вот что могло, так это когда он вдруг назвал ее Дэниэль.

— У тебя такое красивое имя, — развел он руками, когда она сверкнула на него глазами.

— Я предпочитаю Дэни.

— Как мальчик?

Она вздернула подбородок.

Как будто мальчишеское имя делало ее менее женственной. Такую маленькую, с мягкими изгибами, такую милую. Хотя она, наверное, убила бы его, если бы он ей это сказал.

Раз уж он решил красиво ухаживать за ней, завоевать ее доверие, а потом и ее сердце, наверное, не стоит ему сегодня с ней спать. Лучше просто поцеловать ее на сон грядущий, обнять и отпустить к себе.

Но Алекс привык на финансовых рынках действовать стремительно. К тому же он просто не мог сдержаться. Как только они зашли в дом, он развернул ее к себе и поцеловал. Все было как-то по-другому, в нем открылась вдруг глубина чувств, о которой он раньше и не подозревал. Он понял, что может целовать ее часами, и решил так и сделать. Он не хотел спать ни с кем другим. Только с ней. А еще он хотел сделать ее счастливой.


* * * | Как в кино | Глава 11