home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Дэни дождалась, пока он спустился по лестнице и за ним захлопнулась дверь, а потом повернулась к Алексу:

— Что за работа?

Сначала она разберется с самым приятным вопросом.

— Администратор в фонде «Свисток».

Благотворительный фонд, который поддерживала его компания. Алекс был одним из попечителей. Дэни узнала это от большой поклонницы Алекса у кулера.

— Лоренцо — генеральный директор. Офис организации в здании его компании. Кара, которая сейчас работает администратором, беременна, и ей нужна помощь.

— И это постоянная работа с зарплатой? — Дэни всегда думала, что в таких организациях на добровольных началах неполный день работают жены богатых мужей.

— Да.

Дэни подумала и сказала:

— Я больше работала с числами, чем занималась административной работой.

— Нам это идеально подходит, потому что иметь дело там в основном приходится с деньгами. Уверен, вы умеете обращаться с телефоном и можете приветливо разговаривать с людьми.

Дэни начинала свою карьеру кассиром. И общаться с клиентами ей нравилось больше, чем проводить корпоративные банковские операции в отдельном кабинете, чем она занялась впоследствии.

— Каре правда нужна помощь, — продолжил Алекс свои попытки ее убедить. — Вы хорошо справляетесь со своей работой. Уверен, и этой работе вы легко научитесь.

— Откуда вы знаете, что я хорошо справляюсь со своей работой, если вы даже имени моего не знали? — не сдержалась она.

— Мы берем на работу только высококлассных специалистов — даже временные сотрудники должны соответствовать стандарту Карлайла.

Стандарту Карлайла? Похоже, у него на все есть ответ. Можно предположить, что и в постели у него тоже есть определенная планка. И если она не ниже планки поцелуев, то секс с ним будет не просто превосходным, а совершенно исключительным. Но мысли об этом сейчас ей только мешают.

Да, у нее не было выбора, но она вынуждена была признать, что ей интересно будет попробовать. От всей души надеясь, что не совершает сейчас огромную ошибку, Дэни сказала:

— Хорошо. Спасибо.

И тогда Алекс улыбнулся:

— Теперь, когда мы с этим разобрались, проходите и выпейте чего-нибудь.

Он пошел вперед, прежде чем она успела отказаться. Дом у него был просто великолепный. Снаружи традиционная деревянная вилла, полностью перестроенная внутри. Высокие потолки и большие окна, которые пропускали много света. В дизайне дома были использованы нейтральные, но теплые цвета. Дэни прошла к окну, ожидая увидеть здания или воду, но уж никак не роскошный сад. Прямо лес в миниатюре. И это посреди зимы.

— Я могу предложить вам что-нибудь выпить?

Дэни повернулась спиной ко всей этой красоте:

— Нет, спасибо.

Себе Алекс тоже выпить не налил.

— Сядьте, Дэни.

— Мне неловко здесь оставаться.

— Почему?

Она открыла рот и тут же закрыла его.

— Вы больше на меня не работаете. Формально вашим начальником будет Лоренцо. — Широко расставленными пальцами он провел по волосам, потом закрыл на секунду глаза. — Извините меня. Мне очень жаль.

Раскаяние запоздало на несколько часов. Она на это не поведется.

— Может, вам стоит в следующий раз держать гормоны в узде. Что это вообще такое было? День целования временных сотрудниц?

— Вы меня неправильно поняли. Я не жалею о том, что поцеловал вас. Я никогда не пожалею о тех ощущениях. Это было бы для вас оскорбительно.

— Да бросьте… — Дэни смутилась, как неопытный подросток. Вот черт.

— Я прошу прощения за то, что все в офисе смотрели этот ролик. И за сплетни.

— Мне плевать на сплетни. Люди могут думать все, что им угодно. Мне все равно.

— Справедливо. Но мне не все равно. И я не стану подставляться из-за этого сам и не дам вам подставиться. Извините за то, как с вами обошлось агентство. Мы все исправим. — Алекс вздохнул и сунул руки в карманы. — Где ваша семья? В Австралии?

— У меня нет семьи. Мои родители умерли.

— Примите мои соболезнования. — Алекс еще больше нахмурился.

Дэни тут же пожалела о том, что сказала ему. Ей не нужна его жалость, и вспоминать она тоже ни о чем не хотела. Когда она думала о матери, у нее от боли все холодело в груди. Что же касается отца, он для нее не существовал. С трудом Дэни снова сосредоточилась на Алексе и вспомнила то, что ей говорили:

— Ваш отец умер в прошлом году.

Молчание. Она попала по больному месту. Он перестал хмуриться, его лицо разгладилось, потом стало непроницаемым.

— А вы хорошо осведомлены.

— Вы были самой частой темой разговоров у кулера с водой. — Дэни хотела, чтобы это прозвучало несерьезно, пыталась таким образом сгладить неловкость. — Мне даже спрашивать не пришлось.

На его губах снова заиграла легкая ухмылка.

— Но вы собирались спросить? Хотели узнать?

— Нет. Мне эту информацию навязали.

Его низкий раскатистый смех словно освежил и высветлил все в комнате, в том числе ее настроение. Дэни даже усмехнулась ему в ответ.

Алекс тут же поспешил закрепить успех:

— Слушайте, я много путешествую и очень редко здесь бываю. Даже хорошо, что кто-то приглядит за домом. Можете остаться на пару недель и подкопить денег себе на жилье. Это самое простое решение. Мы едва ли будем с вами видеться.

Дэни задумалась. И чего она так переживает — из-за безумного влечения, которое она к нему испытывала? Если он редко будет здесь бывать, она сможет контролировать это влечение, ведь сможет? И он не пытался снова на нее накинуться. Хоть он и сказал, что не жалеет о том их поцелуе, поцеловать ее снова он тоже не пытался. И вообще, похоже, он скорее ощущает свою ответственность за нее, чем сгорает от безудержной страсти, что ее, надо признаться, слегка разочаровало.

Алекс вздернул брови, как будто знал, что победил:

— Значит, договорились. — Он протянул ей руку.

Дэни посмотрела на его руку. Терять ей было нечего, а приобрести она могла многое. Она сможет работать, у нее будет крыша над головой, и она найдет Элая.

Но, как и тогда в лифте, ее внутренний голос предупреждал ее о надвигающейся опасности. Она проигнорировала это предупреждение и вложила руку в его ладонь:

— Спасибо.

По руке у нее словно искра пробежала. Он сжал ее пальцы, и Дэни поняла, что ее внутренний голос был сто тысяч раз прав. Не надо было ей к нему прикасаться. Опасность исходила от него, она таилась в его магнетизме.

— А ты не хочешь узнать, Дэни? — Тепло его шепота захлестнуло ее.

— Узнать что? — Она постаралась сказать это уверенно, а не с придыханием.

— Что бы было, если бы нас не засняли на камеру? Что стало бы следующим шагом?

— Не было бы никакого следующего шага.

— Ты уверена? — Алекс не отпускал ее руку и подошел к ней ближе. — Видишь, я думаю, что следующий шаг был бы, Дэни. Очень приятный шаг.

О черт. Значит, не только она одна это чувствует. Но она продолжала держаться:

— Не хочу тебя разочаровывать, Алекс, но я не стану очередной твоей любовницей.

— Нет? — В его глазах прыгали искорки.

— Нет. — Дэни мило улыбнулась. — Я буду твоей соседкой по квартире. А у соседей по квартире есть правило — со своими не спать.

Алекс улыбнулся с неохотой, но все-таки улыбнулся. Дэни воспользовалась представившейся ей возможностью и высвободила руку. Но победа ее была горькой. Теперь она точно знала, что ей нельзя здесь оставаться, потому что она солгала, ей отчаянно хотелось знать, что было бы дальше. Но она решила, что сумеет его переубедить так, что он быстренько поселит ее в отеле.

— А я тебе здесь не помешаю?

— Как ты можешь помешать?

— С кем ты провел вечер пятницы на прошлой неделе?

— Ни с кем. — Он пожал плечами. — Я был в Сиднее, работал.

— Ладно. — Дэни нахмурилась. — А на позапрошлой неделе?

Он замялся, и это и было ответом.

— С женщиной. Естественно, — все так же мило сказала Дэни.

Он медленно кивнул.

— А в позапозапрошлую пятницу? — осведомилась Дэни. — С другой женщиной, да?

Он посмотрел ей прямо в глаза:

— Да.

— И ты с ними спал, — спокойно и твердо констатировала Дэни, не осуждая.

— Нет.

Дэни на секунду замолчала.

— Как минимум поцеловал их на прощание.

— Да.

Да. Она знала, какие у него поцелуи.

— А не трудно будет водить домой женщин, когда я буду здесь? — поддразнила его она.

Ей нужно было утвердить его в мысли, что намного лучше будет поселить ее в гостинице. От одной мысли о том, что она будет находиться с ним в одном помещении, у нее голова кружилась. Она не была уверена в том, что сумеет сдержать свои желания.

— А знаешь, ты права, — с дьявольской улыбкой сказал Алекс. — Странно было бы водить сюда женщин, пока мы с тобой будем соседями по квартире. Но это не проблема. Ты можешь быть моей спутницей на то время, пока будешь здесь жить.

— Что?

— Мне нужно будет сходить на несколько мероприятий, и ты права, я люблю женское общество. И ничто не мешает тебе быть моей спутницей.

Дэни открыла рот, но он приложил ей палец к губам.

— Все равно у меня сейчас никого больше нет на примете. — Его зеленые глаза прожигали ее насквозь, пока он так откровенно давал ей понять, что он совершенно свободен.

— Хочешь сказать, у тебя никого нет на этой неделе.

И не должно быть, иначе нечего было так ее целовать.

— Так что можешь остаться здесь и подкопить денег. А пока мне завтра нужно быть на одном ужине — в очень хорошем месте, форма одежды вечерняя. Ты же любишь гламур, да?

— Нет. — Дэни мрачно на него посмотрела, стараясь держать себя в руках. Не на это она рассчитывала. Он даже имя ее не потрудился узнать, ей нужно все время держать это в голове.

— Я думал, все женщины это любят.

— Я не люблю.

— О… — Алекс улыбнулся. — Ну что ты. На танцах такого рода бывает очень весело.

— Ты же сказал, что это ужин.

— А после ужина танцы… — Он о чем-то задумался. — Тебе есть что надеть? Можем завтра пройтись по магазинам, если хочешь.

«Пройтись по магазинам?»

— Не надо мне тут устраивать «Красотку», Алекс, — резко сказала она. — Мне есть что надеть.

— Ладно, значит, договорились. — Он отвернулся на секунду, улыбнувшись улыбкой, достойной Чеширского кота, потом быстро повернулся обратно. — О…

— Что? — выпалила Дэни. Она что, только что согласилась пойти с ним завтра вечером на свидание? И как это вышло?

— А как насчет тебя? С кем ты встречалась в пятницу на прошлой неделе?

— Я… — Она моргнула. — Ни с кем, конечно.

— А в пятницу на позапрошлой неделе? У тебя есть парень, о котором мне надо знать? Ты ведь меня спросила, так что и я могу спросить тебя, да? Я не хочу ставить тебя в неловкое положение.

— А ты и не поставишь. У меня не бывает парней, с которыми я встречаюсь. Но у меня есть несколько мужчин, с которыми я вижусь время от времени. Иногда я выбираю, кто из них меня будет ублажать. Но это все, что нас с ними связывает. Разнообразие, — заговорщицки прошептала она.

Дэни не сомневалась, что ему это понятно, что у него и у самого есть целая череда любовниц, только у него они реальные, а не воображаемые.

— Иногда? — Алекс вздернул бровь. — Только иногда? — На его губах заиграла убийственная улыбка. — Неудивительно, что ты вся пылала в моих объятиях.

Дэни открыла рот, чтобы на него рявкнуть, но на этот раз он всей ладонью рот ей закрыл и наклонился к ней поближе, вглядываясь в нее.

— Ты не веришь в романтику?

Она отстранилась от его обжигающего прикосновения.

— Я не верю в романтику, отношения и во все такое. И я уж точно не верю в институт брака.

— Свободная женщина?

— Абсолютно, — объявила Дэни. — Независимая. — Ее целью было брать то, что она хочет и когда она хочет. Вот только пока у нее ни разу не получилось это сделать. У нее было дело поважнее. И ей не нужны были сейчас никакие отвлекающие моменты.

Алекс подошел еще ближе, прожигая ее взглядом своих зеленых глаз насквозь:

— И ты не веришь, что такое бывает, Дэни? Любовь с первого взгляда?

— Никогда. Такого не бывает. — Она выпрямилась. — И ты тоже в это не веришь. — Он же законченный плейбой. Хотя у него есть на это право, у него есть все, что нужно — внешность, чувство юмора, драйв.

— Нет, — согласился Алекс, оглядев ее с ног до головы. — В любовь я не верю. Но страсть — другое дело. А почему ты так тяжело дышишь? Тебя что-то беспокоит?

— Не люблю замкнутые пространства. — Черт, как же сильно он на нее действует.

— Знаю, дом у меня не огромный, но и не крошечный тоже.

Совсем не крошечный. Дэни, как загипнотизированная, смотрела в его зеленые глаза.

— Мне не нравится, когда у меня такое чувство, что я в ловушке.

— А ты и не в ловушке, — спокойно сказал Алекс, потом быстро сделал движение ей навстречу и притянул ее к себе. — Вот теперь ты в ловушке.

Дэни вся изогнулась в его руках:

— Поосторожнее, у меня черный пояс по тэквондо.

— Серьезно?

Алекс напряг мышцы и ухватил ее покрепче. Ощущение оказалось пугающе приятным. Она снова изогнулась, в результате только сильнее прижалась грудью к его груди. Ее соски тут же предательски затвердели.

— Ладно, нет у меня пояса. Но я ходила на занятия по самообороне. — Она еще раз попыталась вырваться из его объятий.

— По-моему, тебе не следует больше так делать, — простонал Алекс, когда она попробовала его пнуть.

— Почему? — Дэни метнула на него уничижительный взгляд.

— Потому что так ты меня только еще больше заводишь. — Он оттолкнул ее от себя. — И ты тоже завелась. Тебе хочется этого до боли, так же как мне.

Задохнувшись от возмущения, с открытым ртом, она уставилась на него, поражаясь его самоуверенности. И все же она чувствовала, как потекли сейчас ее соки, призванные помочь ему войти в нее, как она вся обмякла внутри. Он прав на все сто процентов.

Дэни закусила губу. Она так этого хотела и так хотела этого не хотеть.

— Хочешь побороться за это? Любишь быстро и жестко? Потому что я могу тебе это обеспечить. Я могу сделать это прямо сейчас! — прорычал он. — Но скажи мне, Дэни, с кем ты на самом деле бьешься? Со мной или с самой собой?

Она ахнула:

— Ах ты, самодовольная сволочь.

— Да. — Его смех позвучал резко. — Но это всего лишь секс. Просто развлечение. Ты уже знаешь, как хорошо нам с тобой будет.

Повалить взрослого мужчину на удивление легко. Правда, ей на руку сыграл элемент неожиданности. Дэни быстро врезала ему ногой по ноге, он споткнулся и упал на пол. Но он отреагировал еще быстрее — рукой схватил ее за лодыжку прежде, чем она успела отскочить на безопасное расстояние. Алекс потянул, и она свалилась прямо на него. Он перекатился так, что оказался почти на ней. Он был тяжелый. Твердый. По ее телу волной прокатилась дрожь. В ответ его тело изогнулось.

Их взгляды встретились.

— Я могла бы одержать над тобой верх, если бы захотела.

— Уверен, что могла бы. Если бы захотела. — Он провел рукой по ее бедру.

— Слезай. Ты тяжелый. — Она не боялась, но отчаянно пыталась отрицать то, как ее тело обмякло под его телом.

— О… нет, — протянул он, нежно отодвинул волосы ей с глаз, — я не хочу.

— Зато я хочу, чтобы ты это сделал.

— Да что ты? — Его рука скользнула вверх по ее телу, а потом он мягко обхватил ее грудь и стал большим пальцем ласкать ее твердый сосок. — Ты ничего не хочешь поделать вот с этим?

Дэни не стала прикидываться дурочкой и спрашивать его, о чем это он. Вместо этого она усилием воли поборола желание выгнуть спину так, чтобы еще сильнее вдавить сосок ему в ладонь. И мысленно молила свои бедра не раскачиваться и не вжиматься в его отвердевшую плоть. Она вцепилась пальцами в ковер. Жар был просто удушающий, и исходил он не от его разогретого тела, а от нарастающего градуса их взаимного притяжения.

— Это очень плохая идея, — прошептала Дэни и опустила ресницы, чтобы не утонуть в его глазах и не сказать что-нибудь, о чем потом пожалеет. — У меня сейчас в жизни и так много сложностей.

Повисла долгая пауза, они оба замерли в этой сладкой пытке искушения.

— Да, — наконец-то простонал Алекс, — у меня тоже. — Одним движением он скатился с нее и тут же оказался на ногах, потом покачал головой. — Я буду держаться от тебя подальше. Пойду принесу твою сумку.

Дэни поднялась, как только он вышел, провела руками по горящим щекам и постаралась подавить сильнейший приступ разочарования. Просто невероятно. Как близка она была сейчас к безоговорочной капитуляции. Но сказала правду — в ее жизни и так уже сложностей хватало. А если она заведет роман с таким парнем, как Алекс, станет только хуже.

Он вернулся через несколько минут с ее сумкой и сказал, не глядя на нее:

— Я провожу тебя в твою комнату. — Он провел ее вверх по лестнице и остановился у открытой двери. — Вот твоя спальня. Ванная вон там. — Алекс кивнул в дальний угол комнаты.

— А где твоя спальня?

На его губах появилось подобие улыбки.

— Хочешь посмотреть?

— Нет, просто хочу убедиться, что она достаточно далеко от моей, — полушутя-полусерьезно сказала Дэни.

— В этом доме всего две спальни, милая. Моя спальня вверху вон той лестницы.

Алекс вошел в ее комнату, и она последовала за ним, отметив про себя светлый цвет стен и шикарное покрывало на огромной кровати.

Дэни не ожидала, что он бросит сумки и тут же повернется, поэтому чуть не врезалась в него.

Они оба остановились как вкопанные. При этом сердце у Дэни стучало как бешеное. Когда он был так близко, она могла думать только о том, как ей хочется снова его поцеловать. И не только поцеловать.

Так почему же она этого не сделала? Потому что это было бы слишком просто. А Дэни легкой добычей не будет. Несколько приятных минут сейчас могут очень сильно аукнуться ей в будущем. Она была похожа на свою мать и унаследовала ее мягкость. В детстве она видела, как эту мягкость матери использовали против нее. А когда сама Дэни подросла и впервые открыла кому-то душу, в душу ей тоже наплевали. С тех пор главными ценностями в жизни она считала независимость и разум.

Но когда Алекс был так близко, ей нужно было прикладывать неимоверные усилия, чтобы не терять контроль над собой. И ей очень хотелось, чтобы эти ее усилия были вознаграждены.

Прошла секунда, две. Он стоял прищурившись, сжав губы. А потом сплел пальцы, завел руки за голову, как заключенный, и вышел из комнаты.


Глава 3 | Как в кино | Глава 5