home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Склад ее впечатлил. Оказывается, Лоренцо был экспертом по винам, и повсюду было множество винных ящиков. А еще очень солидная приемная и даже дегустационная комната.

— Офис на втором этаже. — Алекс тут же направился наверх.

Женщина за столом с миниатюрными чертами лица лучезарно улыбнулась Дэни.

— Я вас оставлю, — коротко сказал Алекс. — Позаботься о ней.

— Так здорово, что ты теперь с нами, — бодро сообщила ей Кара. — Тут дел всегда невпроворот.

Она оказалась права. Дэни села рядом с невероятно энергичной Карой и внимательно слушала, пока та все объясняла в мельчайших подробностях. И только одно Дэни никак понять не могла — живот у беременной Кары был совсем плоский. Тем не менее она решила не задавать слишком личных вопросов в свой первый рабочий день, ведь она здесь, чтобы трудиться и получать зарплату.


Алекс снова взглянул на часы. Он уже несколько часов подряд не мог отойти от своего письменного стола и спуститься в офис. Хотя какой смысл — ее ведь там нет.

Казалось бы, он должен пребывать в отличном расположении духа. Ситуация с Дэни разрешилась, так? И теперь Алекс мог сосредоточиться на более важных вещах — например, понять, что же ему теперь делать, имеет ли он право возглавлять банк. Но мозг отказывался думать о чем-либо, кроме нее. А стоило ему о ней подумать, как его тело все напрягалось и твердело от возбуждения. Он представлял себе, что хотел бы с ней сделать… Конечно, он привел ее к себе домой не для того, чтобы запрыгнуть на нее при первом же удобном случае, но снедающая его жажда заставляла его предпринимать определенные шаги в этом направлении, и ему до безумия нравилось каждое мгновение, когда они касались и дразнили друг друга.

И ей тоже нравилось. Дэни не могла — да и не пыталась — отрицать огонь в своем взгляде и то, как реагировало на него ее тело. Но она не хотела ничего по этому поводу предпринимать. И его это заводило.

Алекс мог ее понять. У нее в жизни и так проблем хватает, причем многие из этих проблем возникли из-за него. Соблазнить ее, наверное, будет легко, но Алекс, хоть он и любил поиграть, предпочитал, чтобы его партнерша по игре была заинтересована в ней не меньше, чем он сам. Поэтому он подождет.

К тому же они теперь соседи по дому, и она права, со своими спать нельзя. Алекс не заводил романов на работе и уж точно не собирался заводить их дома, на собственной территории.

Не надо было ему везти ее к себе.

У Алекса зазвонил мобильник, он взглянул на дисплей и поздравил себя с тем, что забил номер Патрика в записную книжку, потому что отвечать на его звонок он не собирается — он еще не готов, а может быть, не будет готов никогда. Чего тот ждал, что он вот так вот запросто скажет: «А, да, кстати, я твой отец. Давай будем с тобой друзьями», и это прокатит? Ну уж нет, может спокойно себе оставаться в своем Сингапуре в роскошном доме с толпами прислуги и кучей своих женщин. А если его начнет мучить совесть, ему же хуже. Алекс не собирается облегчать ему жизнь. Он глубоко вздохнул.

Интересно, а чем она сейчас занимается? Ему не нравилось, что он не может это узнать. Правда, Лоренцо может. Хотя это ему тоже не нравилось. Лоренцо красивый мужчина, он любит женщин, а женщины его и подавно.

Он взялся за телефон.

— Ну, как она справляется? — Алекс решил опустить предисловие.

— Не знаю. Уверен, что нормально.

Алекс нахмурился и развернулся в своем кресле. Он видел склад в отдалении.

— Ты что, не проверял?

— Вообще-то у меня есть дела по работе, так что нет. Хочешь, я тебя с ней соединю?

— Нет. А почему ты не заходил проверить?

— Ты что, считаешь меня дураком? — проворчал Лоренцо. — Я и близко не подойду к новой пассии своего лучшего друга.

— Она не моя пассия.

— Ну, это дело времени. Точнее, минут. Ну, самое большее нескольких часов. — Лоренцо ухмыльнулся. — Так что не напрягайся, братишка.

Алекс вздохнул, потом тихо усмехнулся:

— Извини.

Они никогда не соперничали из-за женщин. Им нравился совершенно разный тип. До этой секунды Алекс был уверен, что просто уйдет от любой женщины, которая могла стать на пути их с Лоренцо дружбы. Но Дэни — другое дело. Он так сильно ее хотел, что готов был поссориться со своим лучшим другом. Но похоже, Лоренцо знал его даже лучше, чем он сам, и держался как можно дальше от нее.

Не напрягайся. Легко сказать, когда у него в доме живет воплощенное искушение.

Впервые за много лет он ушел из офиса в обеденный перерыв и прошел к ряду маленьких эксклюзивных магазинов за углом. Он не пошел обратно в офис, вместо этого сел в машину и заехал за ней пораньше на склад. Лоренцо разговаривал по телефону и только рукой ему махнул в сторону лестницы.

Он слышал ее голос, она разговаривала по телефону. Он замешкался у дверей, не желая ей помешать.

— Но он же мой брат. Неужели это ничего не меняет?

О, это личный звонок. Алекс застыл. Нельзя подслушивать. Однажды в детстве он вот так же случайно услышал телефонный разговор матери с любовником. Он не знал, кто он, и не знал, насколько прямое это имеет к нему отношение, но ему и так было горько. Он так злился на свою мать и так неуважительно вел себя по отношению к ней, что Сэмюэл отправил его в частную школу-интернат.

Так что, учитывая его собственный горький опыт, надо бы ему сейчас уйти, чтобы Дэни могла поговорить спокойно, но ноги его как назло не двигались с места.

— Но наша мать умерла. Как она может подать прошение?

Он услышал, как она вздохнула.

— Но как я его найду, если не получу от вас бумаги?

Молчание, пока кто-то говорил на другом конце провода.

— Я в Окленде. Что, если я приеду к вам в офис?

Алекс заглянул в щель. С кем бы она там ни говорила, этот кто-то только в очередной раз сказал ей «нет».

— А есть какой-то другой способ мне его найти?

Она выслушала ответ.

— Я уже разместила объявления в Интернете.

И опять она слушала своего собеседника, вид у нее при этом был не очень довольный.

— Хорошо. Я понимаю. Спасибо, что уделили мне время. — Она положила трубку и резко опустила голову на руки, так что локти стукнули по столу.

Алекс мысленно посчитал до пяти, потом сделал несколько шагов на месте и открыл дверь.

— Ты готова ехать?

Дэни тут же подняла голову:

— Алекс, я не знала, что ты здесь. — Она покраснела. — Я звонила по телефону, но это был местный звонок.

— Ты можешь спокойно пользоваться телефоном в любое время. — Ему так хотелось расспросить ее, но придется с этим пока подождать.

Когда они сели в его машину, она тут же обратилась к нему:

— Ты же говорил, что Кара беременна.

Алекс поморщился, он должен был это предвидеть.

— Да.

— Ей явно еще не в следующем месяце рожать.

— Нет.

Скорее, месяцев через семь-восемь.

Кара сказала им пару недель назад. Она была на седьмом небе от счастья, а ее муж предупредил ее, что ей нельзя теперь перенапрягаться на работе. Смешно, ведь муж Кары — генеральный директор одной из самых крупных бухгалтерских фирм в стране, и работал он не меньше, чем Алекс и Лоренцо.

— Ее ужасно тошнит по утрам, — сказал Алекс, поражаясь собственной изобретательности. Потом он вдруг запаниковал, зная, как женщины любят друг с другом поболтать. — Только не поднимай эту тему в разговоре с ней. Она не любит об этом распространяться, не хочет, чтобы мы подумали, что она не справляется.

— О… — Дэни кивнула. — Конечно, конечно. И поэтому она сейчас работает неполный рабочий день?

— Да. — Врать ведь можно, если врешь кому-то во благо, правда?


— Ты скоро? — крикнул ей Алекс.

Дэни бросила последний взгляд на свое отражение в зеркале и пожалела, что отказалась от услуг стилиста.

Стиль, который соответствовал бы стандарту Карлайла. Интересно, его можно купить? Платье у нее было хорошее, она это знала — оно сидело просто идеально. А вот тело под платьем идеальным не было. И у нее не было того блеска и шика, который мог бы отвлечь взгляды от этих несовершенств.

Дэни отвернулась от своего отражения и спустилась по лестнице в гостиную. Его там не было. Она зашла на кухню. Алекс стоял к ней спиной в иссиня-черном, идеально отглаженном, дорогущем костюме. Он был такой высокий, сильный, такой широкий в плечах. А потом он обернулся.

У нее ушло несколько секунд на то, чтобы подняться взглядом по всему его телу к лицу. И все равно он не успел закрыть разинутый рот. Он был так удивлен, что Дэни даже обиделась. Он, что серьезно думал, что она нацепит какое-нибудь дешевое магазинное платье?

Как же она рада была, что привезла его. Она смеялась над своей матерью, когда та его сшила, говорила, что ей бы больше пригодились юбки и блузки, в которых можно ходить на работу. Мама всегда ей одежду перешивала, плечи у нее были очень узкие, а грудь очень пышная, поэтому одежда из магазинов на ней плохо сидела. Но в тот раз мама захотела ей сшить платье, в котором она будет настоящей красавицей.

— Откуда оно у тебя? — Алекс сглотнул.

— Мама сшила. — Она прочистила горло. — Она была швеей.

— И очень хорошей.

— Да. — Сшито платье было не хуже его костюма, на который, честно говоря, у нее сил не было больше смотреть. Она заправила волосы за ухо и сказала: — Идем?

Алекс подошел к ней:

— У меня кое-что для тебя есть. — Он сунул руку в карман. — Чтобы эта прядка тебе в глаза не лезла, — сказал он и разжал пальцы.

Дэни только взглянула и тут же подняла на него глаза:

— Я это не надену.

— Это всего лишь заколка.

Это была не просто заколка, а настоящее произведение искусства. Может, у нее и нет денег, но она не дура. Так сверкают только бриллианты. Заколка была выполнена в форме ириса в золотой оправе, одни лепестки были усыпаны бриллиантами, другие — длинными желтыми камнями. Какая красота. Эта заколка была воплощением той безупречной женственности, которую она так втайне любила. И как он только узнал? Она не могла скрыть своего восторга. И все равно она не может это надеть.

— Где ты ее взял? Я никогда таких заколок не видела.

— Это брошь, я попросил ее переделать.

— Попросил кого?

— Ювелира.

О нет. Ее шестое чувство ее не обмануло. Она никак не может принять такой дорогой подарок:

— Алекс, я…

Он так близко к ней придвинулся, что Дэни ощутила его запах — свежий и цитрусовый. Он обхватил ее голову руками, отвел ее волосы назад и заколол их заколкой.

И он не отодвинулся, опустил руки, но так и остался стоять на месте.

Дэни подняла голову и посмотрела в его ярко-зеленые глаза. На его губах играла легкая улыбка, как будто он знал, как ей нравится его подарок. Она покачала головой, но он уже заговорил:

— На тебе она смотрится лучше, чем смотрелась бы на мне.

Алекс отошел от нее на пять шагов так, что между ними оказалась кухонная стойка. Ему нужна была эта дистанция, чтобы отдышаться. Он много черных платьев повидал на своем веку — длинных, коротких, почти без выреза, с глубоким декольте, с открытой спиной, без бретелек, без рукавов, без лифчика, со стразами, блестками, матовых, гладких, бархатных, шелковых, атласных. Он видел, как они кружились, видел, как они мялись. Он помогал их расстегивать и застегивать. И видел, как куча черных платьев соскальзывала на пол.

Но он никогда в жизни не видел такого черного платья, как у Дэни. Оно так идеально на ней сидело, так подчеркивало изгибы ее миниатюрной точеной фигурки. Короткие волосы ее были гладкими и блестящими, и только одна прядка все время норовила выскользнуть у нее из-за уха и опуститься ей на скулу. Ему просто необходимо было как-то с этой прядкой разобраться — потому что, если бы он этого не сделал, он весь вечер сгорал бы от желания зубами вернуть ее на законное место. Он явно не зря потратил время, таскаясь по ювелирным магазинам. Сейчас заколка блестела в ее волосах, но еще больше блестели ее глаза.

Выглядела Дэни просто ослепительно.

— Нам пора, — сказал он и не узнал собственный голос.

Через десять минут Алекс в пятидесятый раз перевел взгляд с дороги на нее, и в голове у него прояснилось, словно спала пелена тумана, которая провисела там всю прошлую неделю. Внимание его сосредоточилось на одной только вещи — сблизиться с Дэни. В нем засело всепоглощающее желание ее завоевать. Сейчас это было важнее всего, и к черту все сложности.

Удивительно, как такая миниатюрная женщина могла вызвать в нем настолько сильную реакцию. Хотя не такая уж она была и миниатюрная там, где нужно.

— Ты очень красивая.

Клише, которое, мягко говоря, недостаточно полно описывало ее облик, но большего выжать из себя он не смог.

— Не такая красивая, как ты, — сказала Дэни.

Может, она и считает, что удачно сейчас пошутила, но он знал, что она правда так думала. Алекс видел, как она на него смотрит, как темнеют ее глаза, когда он к ней приближается. Как бы он хотел быть к ней еще ближе. Если бы их не засняли в лифте, она уже была бы его. Сводил бы ее на свидание, а потом оказался с ней в постели. Ну разве смогла бы она устоять?

Но где-то глубоко внутри он знал, что смогла бы. Как она на него посмотрела, когда выходила из лифта. Это был взгляд, полный ужаса. Страстный взгляд, да, но полный ужаса. Почему?

Как же ему хотелось еще раз проиграть этот поцелуй в лифте в реальной жизни, а не на экране компьютера, чтобы доказать Дэни, что искры ярче, чем та, что вспыхнула между ними, и быть не может.

Алекс был сейчас на пределе, он не помнил, чтобы с ним такое прежде случалось, а Дэни только еще больше невольно его провоцировала всем своим поведением. Вот и сейчас она нервно водила пальцами по подолу платья.

— А куда мы едем? — спросила она.

— В Скай-Сити.

Дэни резко развернулась к нему:

— Я не могу, Алекс. — В ее голосе прозвучала такая паника, что он чуть в кювет на съехал. — Я не смогу подняться в этом лифте.

О господи, надо было ему об этом подумать. Ну ничего, он поможет ей подняться на вершину этой башни с панорамным видом на город. Поможет с удовольствием.

— Все будет хорошо. Я тебе помогу.

Больше Дэни ни слова не произнесла, но он чувствовал, как она все больше напрягается, особенно когда они подъехали к ярко освещенному зданию и свернули на подземную парковку.

Он видел, как чересчур быстро вздымается ее грудь, пока они ждали лифт, но Дэни вошла в него с высоко поднятой головой. Он вошел за ней следом, но не повернулся к двери, а так и остался стоять прямо перед ней, всего в нескольких сантиметрах.

— У меня, по-моему, дежавю. — Алекс намеренно окинул ее довольно откровенным взглядом.

— Даже не думай об этом, — процедила она.

О да, ему бы очень хотелось опять так же ее отвлечь. Прижать Дэни к себе и зацеловать до беспамятства так, чтобы она опять вся обвилась вокруг него.

Грудь у нее все еще резко вздымалась, но он заметил, что теперь у нее еще и соски затвердели, значит, немного отвлечь ее ему все же удалось.

— Ты не можешь помешать мне думать, Дэни.

К сожалению, он и сам не мог остановиться и думал об этом постоянно.

Она бросила взгляд поверх его плеча и побледнела, когда двери лифта закрылись.

И тогда он пальцем обвел ее полные губы. Она не стала густо красить их помадой, но они поблескивали. Такие прелестные, как же хочется их поцеловать. Щеки у нее тут же вспыхнули.

— Я же сказала тебе, не надо… — Дэни резко замолчала, когда он подошел еще ближе.

Алекс развернул руку и провел пальцами ей по скуле — какая же мягкая у нее кожа. У нее были огромные карие глаза и соблазнительный рот. И теперь, когда он стоял так близко, он заметил у нее на носу две веснушки, которые ему просто придется поцеловать. Пока что он только кончиком пальца коснулся их.

Дэни смотрела на него широко распахнутыми глазами, и дыхание ее стало еще прерывистей, он надеялся, что не только из-за лифта. Может, она сейчас мысли его читает. Если так, она знает, что у нее есть более серьезные поводы для беспокойства, чем какой-то там дурацкий лифт.

Алекс услышал, как открылись двери. Они приехали.

Он взял ее за руку, сжал пальцы покрепче, когда она попыталась выдернуть руку.

— Добро пожаловать на бал, Дэни.


Глава 5 | Как в кино | Глава 6