home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сентябрь 2016 г. Лаккамири. Инти Иллана

Инти сегодня предстояло дежурство по первичному обследованию кандидатов. По обыкновению, она явилась чуть ли не за час до приема. Она любила эти утренние часы, когда в просторном кабинете чисто и пусто, рассветное солнце ложится косо, играет на металлических инструментах и рукоятках. Можно спокойно переодеться, заварить чай.

Все крыло приемного пункта еще дремало. Тестировщики являлись позже. Только в новостройке, белоснежном корпусе больницы, начинали уже просыпаться — некоторые принятые новички сразу требовали госпитализации, а еще чаще карантина.

Автобус с новыми соискателями рабочего места в теперь уже легальной во всем мире корпорации "Кхантити" еще не подъехал к новопостроенному в тайге корпусу приемного здания.

Вскоре появилась Катя. Она лишь две недели назад приняла имя амару. Инти сама принимала эту девушку, приехавшую, как и все, в поисках работы, и узнав, что Катя была в прежнем мире медсестрой по профессии, предложила ей работать на приеме.

— Хочешь чаю? — предложила Инти. Катя тряхнула копной мелких темных кудряшек.

— Спасибо, не откажусь… а печенье еще есть?

— Да, конечно, — Инти подвинула девушке корзинку с ореховым печеньем. Катя уселась напротив нее. Чай из мяты и листьев земляники благоухал на всю приемную.

— Ты новости смотрела сегодня? — спросила Катя. Инти покачала головой.

— Нет еще, — немного помедлила, — но давай включим.

Инти боялась смотреть новости. Именно сегодня. Не то, что она не думала о них — она даже не спала толком. Но как-то все время думалось — потом. Потом узнаю. Чтобы уж наверняка.

Катя включила большой экран кита на столе. Стала неумело возиться со ссылками.

— Это же не интернет, — сказала Инти, — подожди.

Она выбрала категорию "новости". Подкатегорию "космос".

— Наверное, еще нет ничего, — начала она с сомнением, но Катя подпрыгнула на стуле и заверещала, тыкая пальцем в экран.

— Ой, смотри! Смотри!

— Не может быть! — воскликнула Инти.

— Может! Я так и думала! Но они еще летят! Но Инти, теперь они уже вернутся, не переживай!

— Ох, вот вырастишь такое существо, как Панка, и навсегда разучишься переживать. Но неужели все, Кать?

Женщины как завороженные, смотрели в экран, отражающий звездные, космические дали… И вот — внезапная вспышка, слепящая, как тысяча звезд. И темнота.

"Сообщение достигло Земли в 23.50 по Гринвичу. Автомат Чужих уничтожен серией взрывов ядерных ракет "Дунфэн-16" производства Китайской народной республики. Аппаратура зарегистрировала полное разрушение как носителя, так и самой конструкции автомата. Дисколет "Надежда" движется по обратному курсу к Земле и совершит посадку на космодроме Цзюцюан предположительно сегодня вечером по Гринвичу. Экипаж в составе: командир Панкара Куси, второй пилот Чжан Вэнминь, бортинженер Ханка Тайя — чувствует себя хорошо…"

— Инти, ты чего?

Инти ткнула лицо в ладони. Промокнула глаза платком, заботливо подсунутым Катей.

— Извини, Кать…

— Ты переживала за дочь?

— Нет. Не очень, — Инти подняла лицо, — я знала, что с Панкой ничего не случится. Просто ты пойми… ведь уже девяносто лет… даже больше, всю мою жизнь я прожила с этой мыслью: скоро может все кончиться. С этим грузом. Мы строили, жили, боролись, работали — а этот автомат так и висел над нами. Я еще ребенком узнала об этом… И узнала, что очень скоро все может кончиться. Вся цивилизация, понимаешь? Шамбала будет уничтожена скорее всего, а она ведь была последним островком нашего вида. Да и вся человеческая цивилизация, и урку тоже — все будет перепахано, уничтожено, погибнут миллиарды… И вот с этой мыслью — всю жизнь. И теперь этого нет больше! Нет, понимаешь?! Ты об этом только недавно узнала, что нам вообще угрожает такая опасность. А мы с этим жили. Это… даже не груз с плеч, это я не знаю что! Как будто ты всю жизнь проходила с горбом, а теперь распрямилась!

Катя сочувственно кивала.

— Ты спрашиваешь, боялась ли я за Панку? Да ты знаешь… если бы даже она сейчас вот погибла, расстреливая этот автомат… Я все равно считала бы правильным, что они полетели, и смогли. А если бы не смогли — мы все равно погибли бы все. Я бы гордилась ею. Я ею и сейчас, конечно, горжусь!

Инти смахнула слезы.

— Ладно, Катюша, давай открывать кабинет, там, кажется, уже тестировщики пришли.


Первой посетительницей была женщина, невысокая, темноволосая, плотненькая. Система приема на работу в корпорацию "Кхантати" была отработана до мелочей. Соискательницу приняла Катя, положила на стол ее казахские документы.

— Бахыт Кенжеева. Доброе утро, Бахыт, мы рады вас видеть! Я вижу, вы работали воспитательницей детского сада.

— Да, я работала в Караганде, — отвечала женщина, — но сейчас…

— Мы рады всем. Ваше резюме нас устраивает. Но нужно пройти медосмотр — вы не возражаете? Тогда пройдите, пожалуйста, в эту дверь.

За время беседы сканер закончил работу. Катя взглянула на цифры. Нажала кнопку на браслете, посылая короткое сообщение врачу.

— Здравствуйте, — Инти вежливо протянула руку соискательнице, — я врач, меня зовут Инти. Вас уже предупредили, что наша корпорация предъявляет серьезные требования к здоровью будущих работников. Волноваться не надо, мы принимаем всех, но в случае необходимости вам будет предоставлено лечение. Катя сейчас возьмет у вас кровь на анализ, а потом, пожалуйста, пройдите вот сюда на кушетку, и я вас осмотрю…

Инти и Катя работали слаженно. Бахыт, как и подавляющее большинство новичков, оказалась урку. Новоприбывших следовало проверить на наличие опасных инфекций и серьезных заболеваний, чтобы сразу заполнить медицинский файл для поликлиники в Марке. Анализ крови, сканирование всего организма.

Серьезных заболеваний у Бахыт не оказалось.

— Пройдите, пожалуйста, дальше. За этой дверью — тестировщики, они определят, где и как вы сможете у нас работать, — пояснила Катя и заспешила в приемную, где уже сидел очередной соискатель.


— Кузнецов Виктор Григорьевич, — Катя лучезарно улыбнулась, — мы рады вас видеть!

— Мне бы хотелось уточнить насчет зарплаты, — перебил ее мужчина. Он был крупный, красногубый, вальяжный, — видите ли, у меня два высших образования, опыт работы директором издательства. И мне бы хотелось знать, какие условия вы можете мне предложить.

Катя пролистала резюме — роскошное, на хорошей бумаге, с профессиональным фото. Дипломы, конкурсы, грамоты, список публикаций.

— Очень хорошо, — сказала она искренне, — но видите ли, Виктор Григорьевич, я лично не могу ответить на ваши вопросы. И сейчас на них никто не может ответить, так как у нас принято вначале проводить тестирование, а затем, по его итогам, определять вместе с кандидатом, чем вы можете у нас заниматься, ну и конечно же, условия. Однако приблизительные сведения у вас уже есть. Мы указали все в описаниях. И вы сочли эти условия привлекательными.

— Я не понимаю, зачем какое-то тестирование! — раздражился мужчина, — разве вот это, — он указал на свои бумаги, — говорит обо мне недостаточно?

— Да, это очень впечатляюще, — согласилась Катя, с уважением глядя на резюме, — но видите ли, у нас так принято. Извините.

Она взглянула на цифры. В.Г. Кузнецов оказался чистым урку.

— Пройдите, пожалуйста, на медосмотр. Это первый этап тестов.


Бахыт тем временем заполнила несложную анкету, сидя перед одним из тестировщиков (он представился как Михаил).

— Спасибо, Бахыт. Все прекрасно. Вы нам подходите! Знаете, в нашем поселке есть довольно много детей. Я думаю, вы могли бы работать по специальности. У нас есть ясли и садик. Как и сказано в описании, вам предоставят пока отдельную комнату в общежитии, а когда подойдет очередь, вы получите собственную квартиру. Очередь будет идти предположительно полгода-год.

— А как насчет семьи? — робко спросила женщина.

— Никаких проблем, конечно, вы можете привезти сюда вашу дочь! Она сможет по желанию учиться в школе. Кроме того, у нас бесплатное медицинское обслуживание, питание на работе, бесплатный клуб. Ваша зарплата будет составлять первое время 15 тысяч российских рублей в месяц, потом возможно повышение…

Женщина смотрела на Михаила горящими темными глазами.

— Пройдите, пожалуйста, в эту дверь. Вам придется немного подождать. Там есть кофе, чай, печенье, можно включить телевизор. Когда соберется группа, часа через два вас проводят в Марку — это наш поселок, и вы сможете заселиться в общежитие.


Женщина с ранней сединой в темных волосах нервно комкала платок.

— У меня незаконченное высшее. Но я работала дизайнером, владею компьютерной графикой. Английский…

— Не волнуйтесь, Марина, — посоветовала Катя, — все будет хорошо. Вы пройдете тестирование, место у нас найдется для всех.

Женщина ответила, не глядя на Катю.

— Очень сложно с работой. И еще у меня ребенок, ему три года, но это не помешает…

— Конечно, не помешает! — заверила Катя, — дети нам вообще никогда не мешают. Не беспокойтесь. У нас международная корпорация, свои правила…

— А что это означает — Кхантити?

— Это означает "Рассвет". На языке аймара.

— Как странно… а почему аймара?

— Это сложно объяснить… словом, наши основатели имеют к этому некоторое отношение. Позже вам подробнее расскажут.

Катя вздрогнула, глянув на указатель. 87 процентов. 87! Надо же, порой за весь день не попадается ни одного амару, а сегодня уже с утра.

Конечно, совпадение не чистое, у самой Кати было 93. Но сейчас берут и таких, у них все еще амарская психика.

— Пройдите на медосмотр, пожалуйста.


— Видите ли, — говорил тестировщик В.Г. Кузнецову, — ваш потенциал, ваше резюме, ваши данные позволяют нам предложить вам место в менеджменте. В управлении. Издательским бизнесом мы не занимаемся. Но дело в том, что в нашем филиале уже нет свободных мест в этой области. Однако мы можем предложить вам такое место в другом филиале. Правда, они расположены довольно далеко. Вы можете выбрать — есть место в Египте и есть в Австралии…

— В Австралии?!

— Я понимаю вашу озабоченность, но ведь это не эмиграция. Вы просто поработаете там, если не понравится, всегда сможете вернуться. Возможно, освободится место здесь, в Сибирском филиале.

— Гм… Египет или Австралия, значит… мне нужно подумать.

— Разумеется, вы можете дать ответ через несколько дней.


Инти закончила осмотр Марины. Для сканирования пациенты раздевались лишь до белья. Марина встала с кушетки и молча стала натягивать свитер и джинсы.

— У вас пиелонефрит, — сказала Инти. Женщина кивнула.

— Да, время от времени обостряется.

— Желудок не в порядке, и в желчном пузыре камни. И суставы… Я бы посоветовала вам пройти лечение для начала. Ну как вы живете с таким набором?

— Да как-то так живу… даже и не замечаю.

— Не надо, — покачала головой Инти, — пожалейте свой организм.

Марина поправила волосы.

— Но на работу вы меня с этим примете?

— Конечно, примем. Это не для работы. Это для вас.

— Куда мне теперь идти? Туда? — Марина указала на широкую дверь, ведущую к тестировщикам.

Инти покачала головой.

— Вам — не туда. Идите за мной.

Вторая, малозаметная дверь спряталась в самом углу, за стационарным сканером.

— Марина, — сказала Инти и слегка задохнулась от волнения. Ее всегда трогали такие моменты, — Мы не просто принимаем вас на работу. Видите ли, генное сканирование показало, что вы — амару. Вы еще не знаете, что это означает. За этой дверью — дежурный психолог. Он объяснит вам ситуацию. А я, с моей стороны, буду очень рада снова встретиться с вами… в нашем городе, через несколько дней. Я уверена, вам понравится. Не бойтесь ничего, Марина! Идите. Все плохое в вашей жизни кончилось. Теперь у вас все будет хорошо.


20 марта 2015 года, Гамбург. Клаус Оттерсбах | Мы будем жить | Август 2017 г. Шамбала