home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Германия, июль 2012 г. Анквилла

— Еще раз: я отказываюсь говорить на эту тему, — Рей Стоун слегка повысил голос. Девушка, шедшая впереди по коридору, удивленно обернулась и улыбнулась, заметив, что Рей всего лишь пользуется мобильником. Собеседник, обладатель необычно спокойного густого низкого тенора, повторил:

— Речь идет о судьбе вашего партнера. Если она вас интересует…

— Нет, меня уже не интересует судьба этого человека, — отрезал Рей, — и попрошу больше не надоедать мне.

Он нажал отбой и поспешно внес номер, с которого ему звонили, в черный список. Вот так.

Какой странный голос, думал Рей, спускаясь в подземный гараж. Хорошо поставленный, как у оперного певца, полный скрытой силы. Говорит нарочито медленно, четко выговаривая каждое слово. Но это не раздражает, а успокаивает. Так успокаивает шум океанского прибоя или безмолвие горных вершин.

Впрочем, что мне до этого типа? Рей подошел к серебристому БМВ, нырнул в приятно пахнущее кожаное нутро. Надо постараться выбросить все это из головы. Мерзкий, унизительный допрос в полиции. Вообще эти два года, и все, что с ними связано. Кажется, не обойтись без визита к психоаналитику.

Вот именно! Рей повернул ключ зажигания, борткомпьютер замигал приятными огоньками. Температура воздуха 18 градусов. Лето, называется. Кондиционер не нужен. Рей подъехал к выходу, взмахнул карточкой перед сенсором, оконное стекло медленно поползло вверх.

Перестраиваясь, проходя центральный квартал с мельтешней народу, с офисами, историческими памятниками и сплошными улицами одностороннего движения, Рей покаянно думал, что забросил себя. Позавчера на одном импульсе вынес из дома все вещи бывшего партнера и отвез его родителям. Принял решение. Сделал свои отношения с Пабло наконец-то открытыми. Но фрустрация накапливается внутри, не находя выхода, и все это неминуемо закончится burn out, если не принять немедленных мер.

Топ-менеджеру международной корпорации следует беречь себя.

Звонки от непонятного типа оказались правильными звоночками — отношения с Нико далеко еще не закончены, внутри все кипит обидой, разочарованием — и нельзя это пускать на самотек. К психоаналитику, решил Рей. Позвоню сегодня же. Еще до встречи с Пабло, тот освободится только в семь.


Приняв решение, менеджер успокоился, и по дороге попробовал расслабиться под музыку — но это не удалось. Дороги забиты пробками, и, хоть в Германии водители вежливы, приходилось смотреть в оба, чтобы какая-нибудь тупая тварь не врезалась в бок. К тому же Рея беспокоило сегодняшнее выступление на планерке Шредера, почти равного ему по положению менеджера — тот говорил уверенно и напористо, оперируя разумными аргументами. Не собирается ли Шредер подсидеть Стоуна? Это будет пострашнее перипетий личной жизни. Удастся ли справиться с амбициями этого типа? И каким образом? Подъезжая к дому, Рей успел составить неплохой план и мысленно убедить себя, что Шредера удастся свалить. Посмотрим, где наша не пропадала!

А к психоаналитику пойти все-таки нужно…

Дверь гостеприимно раскрылась перед Реем, узнав его. Вступая в ароматную прохладу холла, менеджер невольно улыбнулся. Хоум, свит хоум. Все будет хорошо.

Надо еще внести данные Пабло в домашнюю систему. Нико он стер сразу же после допроса в полиции. Теперь этот сумасбродный психиатр при всем желании не сможет войти в дом без его, Рея, ведома.

Рей сбросил пиджак и повесил его на первый попавшийся стул в холле, ботинки швырнул в угол. В одних носках прошлепал на кухню, квадратная белая чашка уже была приготовлена, он нажал кнопку кофейного автомата. С фырканьем в чашку полился свежий капуччино. Рей взял из холодильника готовый бутерброд с ветчиной. Так, и теперь свежий боевичок, что-то там было с Брюсом Ли…

Только надо позвонить психоаналитику. И Пабло. При мысли о Пабло Рей улыбнулся. Познакомились на Тенерифе год назад. Этот молодой испанец, худенький, заводной, возбуждал его, если откровенно, куда больше, чем рыхлый крупный Нико. И без зауми в голове. Вот эта заумь в Нико действительно раздражала. Да, иногда с ним бывало хорошо, он казался добрым парнем, надежным — из тех, с кем хорошо не только развлекаться, но и переживать тяжелые времена. Тем ужаснее оказалось предательство. Рея так передернуло, что он едва не расплескал кофе.

Спокойствие, только спокойствие! Держа в одной руке чашку, в другой — бутерброд, Рей вошел в малую гостиную. Поставил чашку на черную панель "домашнего кино", порылся в дисках, выбрал нужный, вставил в раскрытую щель плеера. Взял чашку и повернулся…

Его кресло, мягкое эргономическое кресло с массажем за полторы тысячи евро, было занято!

Рука с чашкой все же дернулась, и струя кофе выплеснулась на белый ворсистый пол.

— Спокойно, — произнес посетитель, и Рей узнал его голос. Телефонный бандит! Рей быстро поставил чашку и развернулся в сторону телефона… мобильник остался в холле, в пиджаке, но телефон был и в малой гостиной.

— Не советую никуда звонить, — заметил посетитель, — связи сейчас нет. И мобильной тоже. Если хотите, можете в этом убедиться. Не беспокойтесь, я не причиню вам вреда.

Рей схватил трубку телефона, как в страшном сне — и не услышал гудков.

— Не беспокойтесь, — настойчиво повторил посетитель, и на этот раз его голос не просто успокаивал, а буквально расслаблял. Лишал воли к борьбе. Впрочем, и возможностей Рей никаких не видел — раз полицию нельзя вызвать. В сложившихся обстоятельствах менеджер счел наиболее разумным сесть напротив посетителя, тем более, что колени подогнулись сами.

— Что вы хотите? — выдавил он.

— Просто поговорить с вами, — глубокий сильный голос посетителя успокаивал, как океанский прибой. Теперь Рей наконец обратил внимание на обладателя голоса.

Внешность не экзотическая: типичный немец, высокий, лет 40–50 на вид, светлые волосы коротко подстрижены, неприметные джинсы и рубашка, серые глаза. Глаза. Как и голос, они удивляли — но только если присмотреться. Если заметить взгляд, невероятно глубокий и спокойный.

Таким можно стать, если много лет заниматься какой-нибудь йогой и жить отшельником в горах Тибета. Абсолютно чуждым любых житейских волнений, эмоций, переживаний.

Странно — это был преступник, взломщик, незаконно проникший в дом, он представлял опасность, но само его присутствие успокаивало Рея. С ним рядом было приятно находиться, как приятно отдыхать на лоне природы.

Взгляд, голос и еще — движения. Скорее, их отсутствие. Абсолютная неподвижность дерева в безветрии или замершего варана, а если уж он двигал рукой или мимическими мышцами лица, движения были точными и экономными. Красивыми. Рей сглотнул слюну.

— Я уже сказал, что не желаю с вами разговаривать.

— Именно поэтому, — незнакомец чуть наклонил голову, — я был вынужден прийти сюда. Потому что мне, к сожалению, необходимо с вами поговорить. Речь идет о жизни и смерти вашего друга.

— Во-первых, это мой бывший друг, — подчеркнул Рей, — он предал меня. Во-вторых, при чем тут жизнь и смерть? В Германии нет смертной казни. А если он связался с наркоторговцами, то простите, он вполне заслужил тюремное заключение.

— А почему вы считаете, что Ватерманн предал вас? — осведомился незнакомец.

— Он лгал мне, — немедленно ответил Рей, — лгал мне все это время. Проворачивал свои темные делишки, встречался неизвестно с кем. И ставил меня под удар! Могли и меня заподозрить. У меня в доме был обыск! Вы понимаете — он мог хранить наркотики прямо здесь!

Незнакомец наклонил голову, давая понять, что воспринял объяснения.

— Меня допрашивали в полиции! Я честный, законопослушный человек, почему я должен был проходить через все это? Что я сделал?

— Я понимаю вас, — кивнул незнакомец, — а вы не допускаете мысли, что вам лгут?

— В полиции?!

Незнакомец некоторое время молча смотрел на него, а затем снова слегка кивнул.

— Оставим эту тему. Вы все равно не будете сотрудничать с нами. Я, собственно, хотел узнать примерно то же самое, что и полиция. Расскажите мне о том дне, когда ваш друг исчез…

— Когда его арестовали.

— Да. Встречался ли он с кем-то в этот день?

— Да, к нему приехал приятель… гимназический еще приятель. Они не виделись много лет. Нико написал мне об этом СМС. Клаус Оттерсбах, я помню его имя.

— Он еще сообщал вам что-нибудь об этом дне? Писал СМС?

— Я отдыхал, был в отпуске. На следующий день он ничего мне не написал. Да, я беспокоился! Он не отвечал на мои сообщения, на звонки. А как только я вернулся, мне тут же позвонили из полиции. Кстати, в полиции не сказали, почему он не позвонил, ведь такое право должно предоставляться!

С чего это я сижу тут как баран и рассказываю этому типу? — разозлился Рей. Он и сам не знал, с чего — но сопротивляться желанию болтать было очень трудно. Да и зачем?

Похоже, ему и самому интересна судьба Нико. Просто любопытно. Может быть, этот тип что-то может сказать о нем?

— Вам позвонили из полиции?

— Очевидно, да. Хотя меня это тоже удивило — номер был мобильный. Но на следующий день меня допрашивали в полиции!

— О чем вас спрашивали там?

— Да обо всякой ерунде! Когда познакомились с Нико, с кем он, кроме меня встречался, не замечал ли я того, сего… Потом обыск в доме провели! — голос менеджера дрогнул от гадливости.

— Я понимаю вас, это неприятно, — посочувствовал террорист, — ведь ваш телефон сохраняет входящие звонки? Нельзя ли посмотреть номер, с которого вам звонили?

— А что вы спрашиваете? — раздраженно спросил Рей, — похоже, вам никакие разрешения не нужны.

Террорист неожиданно улыбнулся.

— Я бы предпочел не врываться в ваш дом. Но речь идет о судьбе Нико.

— А вам он зачем нужен? Вы кто такой?

— Я? Скажем так, я родственник Клауса Оттерсбаха. Меня интересует судьба обоих молодых людей, — примирительно сказал террорист, и Рею почему-то расхотелось злиться на него. Гибким движением преступник поднялся, скользнул к телефону.

— Так, сейчас посмотрим… Это все известные номера. Вот этот? — он показал Рею номер на дисплее. Рей только кивнул. Родственник Оттерсбаха поиграл кнопочками собственного мобильника, марки которого Рей не разглядел.

— Как вы попали в дом? — опомнился он. Преступник неопределенно пожал плечами.

— У нас есть методы. Кстати, для вас будет лучше, если вы никому не расскажете о моем визите. Именно для вас — мне это безразлично. В противном случае они заинтересуются вами и могут вас даже задержать, как и Нико. Это очень опасно, герр Стоун. Вы попали в очень опасную и неприятную историю, и я вам сочувствую. Постарайтесь держаться от нее подальше, и вас не тронут.

— Я уже понял, — буркнул Рей, — наркотики — не шутка.

— Да нет, — пришелец вздохнул, — Нико тоже ни в чем не виноват и никогда в жизни он не торговал наркотиками. Вам солгали. Эта история куда хуже, чем вы представляете себе. Мне было бы проще, если бы вы помогли в поисках Нико, но с другой стороны, не стоит втягивать еще и вас.

Он подошел к Рею и неожиданно взглянул ему в глаза. Рей отшатнулся.

А ведь слабым характером топ-менеджер не может обладать по определению…

— Сядьте, — голос незнакомца едва доносился до него, как будто уши забили ватой. Колени Рея подогнулись, он безвольно опустился на кресло.

— Спи… — сказал незнакомец, — спать. Надо спать.

Тьма медленно обволокла обмякший мозг менеджера.


Через пять минут Анквилла ехал по улице Вязов в направлении центра города на неприметной серой Мазде. Он сдвинул на ухо гарнитуру и нажал кнопку вызова.

Женский голос ответил ему.

— Церера, я Апофис, — сказал Анквилла, — все в порядке. Слушай меня. Локализуй такой номер. Ноль один семь шесть… — он продиктовал цифры. Улыбнулся, слушая голос коллеги.

— Все, не телефонный разговор. Увидимся как условлено, — он снял гарнитуру с уха и въехал на автобан.


Лаккамри, июнь 2011 года, Лориана Рава | Мы будем жить | Германия, июль 2012, Клаус Оттерсбах