home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

В течение всего дня Амбер волновалась за графа, который этой ночью должен был явиться на урок. Сможет ли она после ужасных вчерашних событий притворяться и выдавать себя за Габриелл? Она совершила непростительную ошибку, открыв ему свое лицо. Пока что граф ни о чем не догадался, но если она будет встречаться с ним как Леди Фантазия, то очень скоро ее тайна будет раскрыта.

— Я не могу придумать никакого предлога для того, чтобы отложить или отменить его встречи с Габриелл, — пробормотала Амбер.

Она находилась в смятении, потому что ее тело буквально изнывало от желания, ей очень хотелось провести с Робертом еще хотя бы одну страстную ночь. Неужели она так же безнадежно привыкает к нему как к любовнику и как к человеку, как куритель опиума привыкает к наркотику? Ведь совсем скоро их связь закончится, и граф, вернувшись в тот мир, к которому он принадлежит по праву рождения, окажется в объятиях своей баронессы…

«Но к этому миру по праву рождения принадлежишь и ты…» Эта мысль напомнила ей о маркизе. К горлу подступила тошнота. Нет, этому порочному животному в ее жизни нет места. Она сполна насладится радостью, которую дают ей встречи с Робертом Эмери Криспином Сент-Джоном, графом Баррингтоном… с Робом. С ее графом…

Пусть и на короткое время.

Словно тигр, попавший в тесную клетку, Роб взад-вперед ходил по своему кабинету. Он смотрел, как мокнут под дождем пионы и душистый ясменник. Его садовник наверняка расстроится, увидев надломанные стебли и поникшие под ветром и крупными дождевыми каплями цветы. Граф же всегда наслаждался великолепной очищающей силой грозы, иногда он даже отваживался во время ливня отправиться на верховую прогулку. Роб иронически улыбнулся, вспомнив, с какой радостью он принял приглашение Леди Фантазии укрыться в ее экипаже, хотя в действительности он в этом совсем не нуждался.

Но ему хотелось поговорить с ней.

С самого начала, с их первого довольно сложного разговора, эта женщина представляла для него интерес. Она была пленительной загадкой. Если Габи во время их уроков была словно нежное пламя, то Леди Фантазия пленила его дерзостью ума и ледяным высокомерием. Однако уже после второй встречи он почувствовал, что за острым умом и образованностью этой дамы кроется настороженная ранимость. Леди Фантазия была одной из тех «неестественно политизированных женщин», которых не выносили такие мужчины, как Байрон.

Леди Оберли определенно не одобряла «политизированных женщин». Но она была идеальной женщиной для мужчины его положения, напомнил себе Роберт. И какое имело значение, что билли, ожидавшие утверждения в парламенте, не представляли для нее никакого интереса? Ее главным предназначением были дом и семья. Она будет прекрасной женой и матерью, такой, какой была и его мать.

Роберту припомнилась вчерашняя сцена с Элджином. Баронесса едва сумела скрыть свое недовольство, когда ее ребенок попросился к ней на руки. Роберт помнил, как часто он и его сестры просились к своей матери на руки, и матушка всегда находила минутку, чтобы хоть ненадолго прижать к груди малышей. Абигейл Сент-Джон не беспокоилась, что дети испортят ее наряд. Конечно, у их матери никогда не было денег, чтобы позволить няню для своих детей, она ведь была женой священника в скромном сельском приходе. Но ведь и нарядов у нее было не так много.

Это сравнение, пробудившее в душе почти неприязненное чувство, обеспокоило Роберта. Стоит ли ему ухаживать за леди Оберли? Конечно, ему нужна любящая жена и мать его детей, но он также хотел, чтобы рядом был друг, разделяющий его интересы, связанные с улучшением этого мира. Леди Фантазия была не только остроумной, но и хорошо образованной, — кроме того, похоже, она была таким же кардинальным реформатором, каким всегда считали его. Женитьба на ней реальна не более чем женитьба на Габи! Да разве возможно даже подумать о подобном мезальянсе?

Роберт смотрел в окно: дождь заканчивался, сквозь тучи уже пробивалось солнце, но Баррингтон не видел всего этого; перед его глазами стояло лицо Леди Фантазии с огромными, золотистого оттенка глазами, с изящно изогнутыми бровями, высокими скулами и чувственным ртом.

— Проклятие, признайся, что тебе хочется попробовать эти губы на вкус… — пробормотал Роберт себе.

Произнеся вслух эти слова, он почувствовал себя еще более неверным по отношению к Габриелл.

Леди Фантазия была известной куртизанкой, чью тайну жаждали разгадать многие мужчины Лондона. Вначале он убедил себя в том, что просто наслаждается их общением. После смертельно опасного происшествия в лесу близ Хемпстеда она, видимо, забывшись, открыла ему свое прекрасное лицо, и в этот момент он понял, что обманывал себя. Он испытывал к ней настоящее влечение. Когда он принимал решение брать уроки любви у куртизанки, разве мог он представить, что подпадет под очарование не только Габриелл, но и ее наставницы!

Напольные часы пробили час. Солнечные лучи переливались на мокрых ветвях растущих возле дома дубов. В полночь у них была назначена встреча с Габриелл. Они будут заниматься любовью… Интересно, а захотела бы Леди Фантазия пустить его в свою постель?

Несмотря на то что он чувствовал себя достаточно уверенно, ему не было присуще самодовольство. Скорее всего мадам тоже доставляли удовольствие их разговоры, и поэтому, она старалась найти повод для встречи, У них было много общего, как бы маловероятно это ни казалось, но это не означало, что Леди Фантазия испытывает к нему плотское влечение.

Чтобы выяснить это, он должен явиться раньше условленного часа, до того как вновь встретится с Габи в темноте…

Если он встретится с ней.

Он уже знает достаточно, чтобы доставить удовольствие женщине. Однако от мысли, что придется проститься с Габи, у Роберта защемило в груди. Он просто сходит с ума! Он разрывается между двумя дамами полусвета, совершенно разочаровавшись в той леди, из-за которой и обратился за помощью.

Когда Роб подъехал к «Дому грез», опускались сумерки, мягко окутывая Альфа-роуд прохладной вечерней дымкой. Экипаж остановился перед задним входом, и граф, выйдя из коляски, направился к двери. В лесу, окружающем особняк, что-то происходило. Роберт видел мерцание факелов, слышал голоса и даже бряцание оружия. Может, какой-то нувориш воплощает в лесу свою фантазию?

Всего лишь несколько недель назад граф бы с презрением отнесся к такому представлению, посчитав его безнравственным или по меньшей мере глупым. Сейчас же он лишь пожал плечами. Мягкость, с которой француженка Габи относилась к подобным вещам, и его сделала намного терпимее.

«Что же мне сказать Леди Фантазии?» Выглянув в маленькое дверное окошечко, лакей открыл дверь и, выслушав просьбу о встрече с хозяйкой, сдержанно кивнул. Через несколько минут служанка с огненно-рыжими волосами провела его наверх в гостиную.

— Госпожа сейчас будет, сэр, — сказала она, быстро присела в реверансе и исчезла, прежде чем Роберт успел поблагодарить ее.

Окинув взглядом светло-кремовые стены и пушистый зеленый ковер, он оценил спокойную простоту мебели из орехового дерева. В Лондоне, пожалуй, не найти более элегантную и с большим вкусом обставленную гостиную. Он сравнил эту комнату с розовым хаосом дома Верити, потом отмел эту мысль как неуместную.

«Лучше подумай о том, как ты объяснишь свое несвоевременное появление».

В голову ничего не шло, и Роб почувствовал себя раздосадованным, но неожиданно он ухватился за утренний разговор с Коббеттом. Пожалуй, с этого можно будет начать. А что потом?

Горничная нашла Леди Фантазию в библиотеке, она не была уверена, что поступила правильно, проводив гостя в гостиную. Но отказать гостю девушка не осмелилась.

— Этот симпатичный джентльмен здесь и хочет видеть вас, миледи. — Ее лицо зарделось. — Я провела его в вашу гостиную, — сказала она. — Я правильно сделала?

Амбер едва не опрокинула чернильницу на свои бухгалтерские книги. Осторожно отложив в сторону перо, она кивнула:

— Ну конечно, Бонни. Он не сказал о цели своего прихода?

Бонни покачала головой, и Амбер отпустила ее, сказав:

— Узнай, не нужна ли Жанетт твоя помощь.

Подумав немного, она решила не закрывать лицо вуалью. У графа может возникнуть предположение, что она боится его, а этого Амбер не хотела. К тому же он уже видел ее, и ничто не говорило о том, что он узнал в ней Габриелл.

Придирчиво осмотрев себя в зеркале, Амбер вышла в коридор. Дойдя до двери гостиной, она остановилась, положив руку на медную ручку двери.

«Поверни ее, глупая!»

Приняв царственный вид, Амбер изогнула губы в улыбке и молча открыла дверь. Она застала графа врасплох — гость, глубоко задумавшись, изучал пейзаж Тернера, висевший на противоположной от двери стене.

Баррингтон был настолько красив, что у Амбер замерло сердце. На нем были черные бриджи из кашемира и короткий однобортный сюртук с закругленными, расходящимися спереди полами. Скромный, но дорогой костюм идеально сидел на его высокой стройной фигуре. Белоснежный галстук оттенял смуглое лицо. Иссиня-черные волосы несколько хаотичными волнами спадали на плечи, создавалось впечатление, что временами он, размышляя или нервничая, запускал в них пальцы.

Когда Амбер медленно вошла в комнату, граф повернулся и пристально посмотрел на Леди Фантазию своими темно-зелеными глазами. Когда их взгляды встретились, словно искры пробежали между ними. Слегка задыхаясь, Амбер произнесла:

— Добрый вечер, милорд.

Роб был поражен каким-то новым звучанием ее голоса. Он окинул ее взглядом, оценивая наряд — простое шелковое платье из золотистой ткани. Глубокий вырез декольте открывал необыкновенно мягкую ложбинку груди, в которой покоился изящный кулон с отлично ограненным топазом.

— Вижу, вы решили больше не скрывать от меня свое лицо? — сказал он, шагнув навстречу Амбер.

Она стояла как вкопанная, ее золотистые глаза отвечали на жар, горевший в его зеленых глазах. Что бы она сделала, если бы он вдруг поцеловал ее? Он ведь поймет.

«Я должна разрушить эти чары».

Решив перехватить инициативу, Амбер спросила:

— Почему вы здесь, сэр? Насколько мне помнится, ваш урок начинается несколько позже.

Роб замер, не готовый к столь прямому вопросу. Он мгновенно забыл, как именно собирался объяснять свое неурочное появление в «Доме грез».

— Я… я хотел сообщить вам, что сэр Коббетт внял вашему предупреждению, — сказал он, запинаясь. — Он и его старший сын завтра отплывают.

Амбер вскинула голову:

— Сидмаус не…

Она не успела закончить, как в гостиную влетела Бонни с выражением безумной тревоги на веснушчатом лице. Заламывая руки, она простонала:

— Миледи, скорее! Робин Гуд ранил шерифа Ноттингема. Там столько крови!

Что еще может пойти не так в эту ночь? Нет, она не осмелится искушать судьбу, задавая этот вопрос.

— Скажи Жанетт, что я буду через минуту, — приказала Амбер горничной, которая, забыв даже попрощаться, в полном смятении выбежала из комнаты.

Роб сделал шаг к двери; заметив его порыв, Амбер подняла руку.

— Прошу вас, останьтесь здесь, милорд. Налейте себе стаканчик бренди, полюбуйтесь картинами, но не покидайте комнаты.

Не дав ему возможности возразить, Амбер подхватила шаль, висевшую на крючке, и бросилась к двери. Роб решил, что жажда его не мучит… его мучит любопытство. В этом представлении в лесу за домом что-то пошло не так.

— Значит, Робин Гуд ранил шерифа Ноттингема? — со смешком пробормотал он себе под нос.

Смешок застрял у него в горле, когда дверь приоткрылась и в проеме показалась голова Леди Фантазии. Ее волосы и лицо были прикрыты шалью.

— Мои слова были не просьбой, а приказом, сэр.

Роб сделал шаг к двери.

— Но у меня боевой опыт. Я могу…

— Оставайтесь на месте, я сказала!

С этими словами она исчезла в коридоре.

— Я не собака, — пробормотал Роберт и выскользнул за дверь.

Даже в армии он не всегда безропотно исполнял приказы. Сейчас он осторожно последовал за Амбер, стараясь оставаться незамеченным.

Лесистая местность за домом была освещена факелами, расставленными на длинных шестах между молодыми дубами и кустами боярышника. В сгущающихся сумерках Роб шел по извилистой тропинке. Приблизившись к месту происшествия, он скрылся за высокой живой изгородью и стал наблюдать. «Актеры» были одеты в средневековые костюмы, некоторые в пышные наряды господ, но большинство в простые темно-зеленые одежды.

На небольшой лужайке, прямо на молодой весенней траве, корчился раненый, его стоны, казалось, оглашали всю округу:

— Он порезал мне задницу! Я истекаю кровью!

Невысокий пухлый мужчина в зеленом обтягивающем трико, которое выглядело просто ужасно на его коротеньких паукообразных ножках, размахивал мечом над распростершейся перед ним жертвой.

— Подлый трус, ты еще легко отделался за то, что посмел прикоснуться к самому прекрасному цветку Шервудского леса, — заявил он высокопарно, свободной рукой привлекая к себе явно удивленную молодую женщину. — Ты невредима, драгоценная Мэриан?

Роб с трудом удержался от хохота. Хотя он не узнал того, кто изображал ноттингемского шерифа, он узнал так называемого Робин Гуда — в роли знаменитого разбойника выступал богатый торговец, заседавший в палате общин. Лучше будет, если этот почтенный джентльмен не узнает, что один из его коллег по парламенту стал свидетелем этого ночного представления.

По-видимому, Леди Фантазия хотела того же самого. Они с Бонни присели возле раненого «шерифа», чтобы убедиться в том, что ранение не опасно и действо можно продолжить.

Привлекая всеобщее внимание, на лужайке появился новый персонаж в алой мужской курточке и трико. Видимо, это действующее лицо изображало Уилла Скарлетта.

— Мой господин, — выкрикнул он с сильным французским акцентом, — мы должны скрыться, прежде чем злодеи шерифа накинутся на нас.

Удивленный этим вмешательством, Робин Гуд, все еще удерживая стоявшую рядом с ним Мэриан, развернулся с поднятым мечом и ненароком срезал верхушку смешного пера, украшавшего шляпу Уилла Скарлетта, и если бы тот не увернулся, остался бы без головы. Что и говорить, этот так называемый Робин Гуд ловко обращался с мечом.

Уилл Скарлетт резко отшатнулся, а Мэриан схватила Робина Гуда за руку и вынудила опустить клинок:

— Ах, дорогой, ты спас меня от ужасной участи, сам пострадав при этом. Пойдем со мной, и я покрою поцелуями твое израненное тело.

Восхищенная женщина тотчас привлекла внимание Робина Гуда. Уилл Скарлетт ободряюще кивнул ей, не сводя глаз с меча вояки и одновременно поглядывая на Фантазию и Бонни, которые пытались успокоить извивающегося, как уж, «шерифа».

— Да, мы уходим! — громко объявил толстяк, изображавший Робина Гуда, быстро забыв о своем поверженном противнике.

Обняв Мэриан за талию, он скрылся в зарослях кустарника. Роб слышал, как ворковала спутница героя-разбойника:

— Да, любовь моя, я буду боготворить каждый синяк, который ты получил ради меня… Я буду целовать их очень, о-очень нежно и медленно-о-о.

Она протянула последнее слово задыхающимся шепотом, который далеко разнесся в ночном воздухе.

— О-о-о, прошу, целуй мои синяки, каждый из них, и медленно-о-о. О Боже, это будет нечто особенное! — отвечал Робин Гуд возбужденно.

Уилл Скарлетт последовал за ними в темноту, освободив Робина Гуда от его непослушного меча. Легендарный герой отдал его без возражений, слишком заинтригованный предстоящим лечением синяков.

Роб согнулся пополам, стараясь сдержать хохот. Это все было гораздо увлекательнее, чем вечер в «Ковент-Гарден».

— Ральф, лежите спокойно, мы должны посмотреть, насколько серьезна ваша рана, — сказала Леди Фантазия лежащему на земле «шерифу», который продолжал громко стонать и извиваться, будто испытывал невыносимую боль.

— Делай, как говорит миледи, Ральфи. Думаешь, я никогда не видела задниц? Слава Богу, у меня были братья, не думаю, чтобы твоя чем-то отличалась, — сказала ему Бонни, пытаясь отвести руку, которой «шериф» прикрывал свою рану.

Уилл Скарлетт вернулся на место происшествия, держа в руке меч. Он слегка пнул стонущего человека носком сапога в его ягодицу и сказал:

— Леди Фантазия, этот рыдающий дурень получил лишь легкую царапину.

Наклонившись над раненым, Уилл слегка шлепнул его по руке, отводя ее в сторону, чтобы Бонни и госпожа могли осмотреть рану.

— Брось, ты уже большой мальчик, — поддразнил он его.

Приглядевшись, Роб понял, что персонажа в трико изображает женщина. Голос, хотя и довольно низкий, принадлежал, очевидно, француженке, но не Габи.

«Габриелл… что же я буду делать сегодня ночью?» Моментально отвлекшись, Роберт почти перестал прислушиваться к разговору, и тут одетая в красное женщина, позвала:

— Капрал, вы где?

Граф удивленно моргнул, когда из-за дерева вышел крепкий молодой человек. Это был один из охранников. Как и другие участники действа, он был одет в средневековый костюм.

— Я не решился остановить игру, мадам Жанетт. Клиент был так увлечен.

— Вы все сделали правильно, капрал, — сказала Леди Фантазия, поднимаясь и отряхивая подол своего платья. Несмотря на обильное кровотечение, рана «шерифа» оказалась совсем незначительной. — Пожалуйста, отведите Ральфа к экономке. Она умеет зашивать такие раны.

Ральф запротестовал:

— Нет, нет, чтобы женщина…

Леди Фантазия сердито посмотрела на парня, и тот моментально прикусил язык. Капрал помог ему встать и повел к дому. По дороге раненый, видимо, стараясь вызвать как можно больше сочувствия, несколько раз хватался за ягодицу. Остальные участники представления, посмеиваясь, разошлись.

Леди Фантазия повернулась к женщине, которую, как теперь уже знал Роб, звали Жанетт.

— Я рада, что ты не пострадала, Жани. Как же получилось, что у клиента оказалось заточенное оружие, ведь клинки, которые мы арендуем в «Друри-Лейн», затуплены, а их кончики закруглены?

Француженка сняла шляпу, и по ее плечам рассыпались песочного цвета волосы. Она посмотрела на то, что осталось от срезанного пера.

— Это оружие было не из реквизита, но ведь Боксер никак не может допустить, чтобы за оружие отвечала женщина, — раздраженно пропыхтела она. — Я не для того обманула мадам Гильотину во Франции, чтобы меня повесили в Англии. Во всем виноват твой сторожевой пес.

— Похоже, у бедняги началась полоса неудач, — сказала Леди Фантазия. — Повернувшись к стоявшей неподалеку Бонни, она сказала: — Пожалуйста, найдите мистера Боксера и попросите его немедленно зайти в мой кабинет.

Горничная присела в коротком реверансе и быстро ушла. Проводив взглядом служанку, Фантазия снова повернулась к француженке:

— Жани, ты не проследишь затем, чтобы нашего клиента… утешили должным образом?

Блондинка рассмеялась грудным смехом:

— Cherie, неужели ты хочешь, чтобы я проследила, как его синяки будут медленно-о-о зацеловывать? Нет, милая, такие фантазии точно не в моем вкусе.

Роб вышел из-за изгороди и прислонился к стволу вяза, не в силах удержаться от смеха, вызванного ироническим замечанием Жани.

— И не в моем, — сказал он, обращаясь к Леди Фантазии.

Амбер увидела Роба и оцепенела.

— Я же велела вам оставаться в гостиной.

— Думаю, вам есть о чем поговорить, и, чтобы не мешать, я покидаю вас, — с шутливым поклоном произнесла Жанетт и быстро скрылась в темноте.

— Жани, вернись сейчас же! — воскликнула Амбер.

— Только не забудь, cherie, «очень медленно-о-о». Аи revoir.

Ее смех затих, удаляясь.

Амбер, все еще хмурясь, смотрела на графа, который приближался к ней, продолжая смеяться над сценой, только что разыгравшейся на его глазах.

— Полагаю, бедному мистеру Боксеру придется несладко. Впрочем, вы суровы не только со слугами, — сказал он.

Амбер была в ярости. Он ослушался ее и увидел то, чего не должен был видеть. Ну надо же было, чтобы именно сегодня и на его глазах, в общем-то, безобидная фантазия превратилась в глупейший фарс. Но еще ужаснее было то, что этот высокий мужчина, склонившийся над ней, в неверном свете факелов странным образом воздействовал на ее сердце.

Отступив на шаг, Амбер спросила с самым невинным видом:

— Надеюсь, трагедия, разыгравшаяся здесь, позабавила вас милорд? Ведь это зрелище намного занимательнее, чем поломка экипажа на городской улице.

Вспомнив, как чисто было отрезано перо на шляпе француженки, Роб понял, что все это действительно могло превратиться в трагедию.

— У меня не было намерения вас оскорбить. Прошу вас, не сердитесь. Мне искренне жаль, однако эта сцена была такой… неожиданной. Робин Гуд так старался выглядеть героем в глазах Мэриан.

Гнев Амбер улетучился, когда она вспомнила, как выглядел толстый низенький торговец в ярко-зеленых чулках и короткой курточке. Ее губы изогнулись в улыбке.

— Что ж, пожалуй, это было забавно.

— Вашему Робину Гуду больше бы подошла роль брата Така[10].

Амбер хихикнула и покачала головой:

— Наши гости обычно в качестве приза получают спасенную девушку, а роль монаха для этого не подходит.

— Могу понять, почему так привлекательна роль Робина Гуда. — Роберт шагнул к Амбер еще ближе. — Ведь сейчас прекрасная Мэриан медленно-о-о зацеловывает его синяки!

Амбер наконец осознала, что он подошел слишком быстро, — в теплом ночном воздухе с каждой секундой усиливалось возникшее между ними притяжение. Тихий смех, доносившийся из темноты, лишь усиливал колдовскую силу момента. Их взгляды встретились, и его глаза отыскали глаза Амбер. Он смотрел, гипнотизируя, лишая воли и возможности двигаться. Они были совершенно одни и… Он видел клиента!

Эта мысль мгновенно вывела ее из транса.

— Прошу вас дать слово чести, милорд, что вы никому и никогда не расскажете о том, что здесь произошло.

Она была совершенно уверена, что Баррингтон никогда не сделает ничего подобного, но, обращаясь к нему с этой просьбой, старалась выиграть время и собраться с мыслями.

Роб понял, что Леди Фантазия намеренно разрушила накрывшее их очарование. Он гость, точнее, клиент Габриелл. Она — загадочная и неприкосновенная хозяйка «Дома грез».

— Можете положиться на мое слово, — сухо ответил он, предлагая ей свою руку. — В конце концов какое я имею право вмешиваться в частную жизнь другого человека?

Амбер легко, самыми кончиками пальцев, коснулась его руки, и они направились в сторону дома.

— Это действительно «Дом грез», милорд. Но мы не только воплощаем эротические фантазии, здесь некоторые наши гости пытаются залечить раны, нанесенные реальностью.

— Не могли бы вы пояснить свои слова, не раскрывая личности клиента, — заинтересованно спросил Роберт.

Амбер улыбнулась ему искренней улыбкой:

— Да, думаю, я могу это сделать. Здесь у нас находится одна юная особа, ее никчемный отец недавно скончался, оставив девушку на милость жадного кузена, который не хотел, да и не мог, устроить жизнь племянницы. Но однажды ко мне пришел довольно состоятельный джентльмен средних лет, вдовец, который к тому же оплакивал давно ушедшую из жизни дочь, которой сейчас было бы столько же лет, сколько и Лорне. И вот теперь они оба могут осуществить свою мечту.

— Вы уверены, что убитый горем отец не имеет скрытых видов на молодую женщину? — спросил Роберт с сомнением.

— Милорд, вам не идет быть циничным. Конечно же, я провела тщательное расследование, прежде чем позволила ему встретиться с Лорной. Она девственница и останется таковой пока ее новый отец с гордостью не передаст ее достойному поклоннику. И это правда, какой бы странной ни казалась вам эта история.

— Миледи, я начинаю верить, что странное — это ваш образ жизни.

Амбер рассмеялась:

— Извините, милорд, но мне пора. Слишком много дел.


Глава 7 | Леди Фантазия | Глава 9