home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Для того чтобы получить за находку денежки, поисковик должен сделать следующее. Найти что-то стоящее и притянуть в город, после чего сдать находку финансовому представителю базы «Дуранго» и получить стопроцентную стоимость хабара (само собой, стоимость устанавливается колониальной администрацией и это уже надувательство). Все просто.

Ну, а если объект большой или это вообще какое-то подземелье, как в нашем случае? Тогда расклад несколько иной. Находишь объект и вскрываешь его. Далее сбрасываешь куратору точные координаты объекта, сдаешь ему расчищенный маршрут, проводишь с офицером видеоконференцию с демонстрацией всех помещений и находок, а потом ждешь группу спецназа с «Дуранго», которая сопровождает оценщика в «дикие земли». После чего идет торг. При этом спорить, как правило, бессмысленно, ибо все расценки давным-давно имеются в прейскуранте оценщика, и лидер группы получает на свой счет десять процентов от общей стоимости находок. А затем, сразу после того как спецназ пробежится по объекту в поисках наиболее ценных вещей и носителей информации, колониальная администрация «Орисаба Инкорпорейтед» устраивает аукцион среди команданте, бригады которых начнут вытаскивать крупнотоннажный и массогабаритный хабар к ближайшей дороге. Опять же ничего сложного. Однако это занимает время и, пока не прибудут солдаты, нам предстояло сидеть на обнаруженной и вскрытой базе. Поэтому больше половины груза, который мы тащили на себе, составляло продовольствие и боеприпасы. Естественно, груз нас тормозил, но мы и не спешили, ибо мин вокруг хватало, и наш небольшой отряд шел осторожно и на мягких лапах.

В итоге на то, чтобы преодолеть расстояние в двадцать километров, нам понадобилось пятьдесят пять часов. За это время инженерный робот обнаружил порядка тридцати смертельно опасных сюрприза, которые пролежали под землей даже не года, а века, и мы их обошли. Разминированием древних мин, которые давным-давно сошли с ума, пусть кто-то другой занимается, самый простой вариант дистанционный подрыв, а мы тропинку пробьем, нанесем ловушки на карту, и этого хватит.

В точку вышли уже в сумерках. База находилась где-то рядом, в горе, которая на фоне отраженного от одной из двух местных лун солнечного света, казалась грозным старинным замком. Ну, а пока нам следовало отдохнуть, и каждый занялся своим делом. Симмонс и Валеев заступили в боевой дозор, Планк и Риордан начали осмотр робота, Фергюссон занялся приготовлением ужина, а я обошел место ночлега и расставил датчики движения моего «Айвера» и установил его связь с коммуникаторами членов группы. После этого любая тварь, хоть металлическая, хоть биологическая, весом свыше пяти килограмм, которая приблизится к нам на расстояние триста метров, должна быть обнаружена. Пока «Айвер» нас не подводил, предыдущим вечером скальную гиену, местного хищника, который пережил частичное терраформирование планеты и войну, обнаружил, и мы его отпугнули. Так что штука не бесполезная, особенно если люди полезут. Откуда здесь наши собратья по разуму? Да все оттуда же, из обжитых мест. Тот же команданте Альберто мог хвост пустить. Да и Маэстро мог своих парней напрячь. А помимо них имеются бандиты из беглых, которые скрываются в горах, и дикари. Вот и выходит, что поговорка – человек человеку волк, своей актуальности не теряет.

Тем временем стемнело. Мы с Фергюссоном, не дожидаясь наших товарищей, расположились у небольшого костерка и стали ужинать. Трапеза была незатейливая, концентрат, галеты и по куску копченого мяса. Вкусно, сытно и калорий хватает. Что еще нужно? Разве только поговорить и, попивая чаек, мы с Александром разговорились.

В общем-то, Викинг неплохой человек, но судьба много раз кидала его мордой на камни, и он плохо сходился с людьми, а я еще и конкурент. Но ничего, общее дело нас сблизило, да и уроки преподавателей по психологии из военного училища пригодились. Сначала с моей стороны были просьбы помочь. В другой раз совета у него спросил. И за двое суток отношение поисковика ко мне изменилось, не кардинально, но теперь лидер «Белой горы» воспринимал Виктора Миргородского не как соперника, а как счастливчика, которому повезло, а через меня это везение передается ему, более опытному бойцу, у коего молодой камрад многому научится. Вот такая она психология. Просто надо вести себя ровно и по-человечески, разумеется, если рядом адекватные люди, а не отребье и шакалье, и тогда коллектив тебя примет.

– Александр, – прихлебывая чаек, окликнул я Фергюссона.

– Чего? – он оторвался от глубокой полулитровой кружки.

– Я спросить хотел, а вот почему мы не используем имперские прошивки?

– Ты про электронные коды?

– Да. На броне, для авиации и в поисковых группах.

Фергюссон пожал плечами:

– В начале вроде бы пытались. Но толку нет. После гибели персонала подземных баз и хранилищ системы управления автоматически все коды сменили.

– Но что-то же должно было остаться?

– Наверное. Может быть, имеется, какой-то универсальный спецкод, который дает допуск ко всем базам без исключения и позволяет спокойно проходить через минные поля. Однако самые главные имперские базы дальше, в глубине материка, и столько времени прошло, что электроника почти везде рехнулась, а значит, что она вряд ли на что-то будет реагировать. Я вот до сих пор сомневаюсь, что нам удастся в хранилище техники по древнему коду попасть. Нет. Это слишком просто. Так что, скорее всего, придется вышибными зарядами вход ломать. Глядишь, охранная система самоликвидацию не включит, а что еще лучше, она уже сгнила, и тогда мы проскочим.

– Да ладно, не нагоняй тоску. Нормально все будет. Код доступа я уже вбил в память радиосканера. Завтра найдем вход, пошлем сигнал, и волшебная пещера с сокровищами откроется.

– Эх, хорошо бы, кабы так, – Фергюссон вздохнул и достал примерный план подземного хранилища, который он нарисовал на куске пластика, взглянул на него и предложил: – Давай еще разок все прикинем?

– Давай, – согласился я.

Мы склонились над планом стандартного подземного убежища для бронетехники, и сразу возникает вопрос. Зачем имперцы создавали эти хранилища? Для того, чтобы после высадки десанта противника на поверхность планеты остатки боевых подразделений, которые потеряли свои танки и транспорт могли получить новую. Кроме того, каждое убежище это ремонтная мастерская, пункт сбора и место, где солдаты могли немного отдохнуть. Следовательно, исходя из всего вышеизложенного, подземелье было не просто потайным гаражом, а являлось небольшим военным городком.

На первом уровне мастерская с оборудованием: станками, запасными частями, сменными модулями, энергетическими батареями, укомплектованными ЗИПами и ремботами. Там же камеры дегазации и дезактивации. Ну и сами технические боксы для бронетехники. Кстати, сколько этой техники, точно неизвестно. Да и вообще не ясно, успели имперцы сделать закладку или в хранилищах кроме пыли ничего нет.

Второй уровень подземелья – это жилые помещения. Казарма для личного состава хранилища, инженеров, механиков и взвода охраны. Казарма для личного состава боевых подразделений. Склад боепитания. Склад продовольствия и водяная скважина. Небольшой медотсек с запасом медикаментов. Командный пункт с рубкой связи. А так же камеры для военнопленных, которые не принадлежат к виду Гомо Сапиенс.

Третий уровень последний и там находилась силовая энергетическая установка. Как правило, небольшой термоядерный реактор или химический конвертер, который разлагал любую органику и на ее основе производил электричество.

Повторюсь. Это типовая база. Поисковики такие уже вскрывали в предгорьях и невдалеке от космодрома. Половина была пуста, но другая половина своих первооткрывателей озолотила. Так что мы рисковали. Сильно, ведь шансы пятьдесят на пятьдесят. Но с другой стороны, даже если это пустышка, то за обследование объекта и маршрут нам уже причитается некоторая сумма. Ну и, ко всему этому хоть что-то там, но должно было находиться. Например, реактор или конвертер, которые стоят немало.

Думали мы с Александром долго. Но в итоге ничего нового не придумали, ибо и так все ясно. Ждем утра. Находим вход. Отправляем сигнал. Посылаем вперед робота. Следом идем сами. Если база включит режим самоликвидации, драпаем и надеемся, что взрывная волна нас не достанет. Ну, а если хранилище без «мозгов», ведь это не такой уж важный объект, а простая механика идентифицирует нас как «своих», то мы на коне. Короче говоря, сплошные «если». И сидели бы мы с Викингом над схемой еще очень долго. Но подтянулись Риордан с Планком, которые сообщили, что инжбот в порядке, и нам пришлось сворачиваться. Эрин и Юркий сели поближе к костру, а мы сменили Валеева и Симмонса, которые тоже хотели перекусить. И дальше вечер пошел по уже накатанной колее. Ужин. Разбивка смен. Сон…

Рассвет в горах наступил резко. Темно. Потом сумерки. Ну, а затем из-за горы выползло солнце, которое осветило окрестности ярким светом и раскрасило мир множеством красок. Ночь прошла отлично, ведь нас никто не беспокоил. Поэтому, быстро закинувшись бутербродами и оставив на стоянке Симмонса и Планка, группа приступила к поиску входа в подземелья, который был обнаружен практически сразу.

Когда староимперцы строили свою базу, то они, конечно же, подвели к ней дороги, которые были замаскированы под окрестный ландшафт, то есть транспортная магистраль прикрывалось специальным травяным покровом. Потом люди были уничтожены, а выжившие одичали. Маскировка уже никого не волновала, и дорога стала зарастать деревьями и разрушаться. Строили в прошлые века хорошо – это бесспорно. Но даже пластобетон не идеален, и когда мы смогли оглядеться, то увидели, что находимся прямо на древней дороге. Под ногами крошки пластобетона, и нам оставалось только идти по древнему пути, который привел нас к скале, на которой был четко виден огромный квадрат из лишайника. Что характерно, гора вокруг чистая, а этот практически ровный квадрат прямо прорисовывается, и если бы не кустарник вокруг, то его легко могли бы обнаружить с воздуха. Впрочем, какой там воздух? Вертолеты, беспилотники, да аэрокосмические штурмовики с истребителями, только над расчищенной территорией летают.

Группа остановилась, и все посмотрели на меня. Товарищи ждали моих действий, и я достал радиосканер. После этого мгновение помедлил, отыскал в памяти сканера код хранилища номер 390, и нажал на клавишу вызова.

Тихо пискнув, сканер отослал радиосигнал и… ничего не произошло. Тишина. Птички поют. Где-то невдалеке журчит ручей и перед скалой, расположившись за спиной робота, стоят четыре человека, которым теперь предстоит ломать вход в подземелье с помощью вышибных зарядов. Ну, а поскольку дело это долгое, муторное и шумное, то придется быть начеку, опасаться налета бандитов, а так же появления мутантов и агрессивных хищников, которые могут сбиться в стаю. Эх-ма, не так я себе все представлял, но объект обнаружен и это уже неплохо.

– Я же говорил, что так и будет.

Молчание нарушил Викинг. Однако, когда я захотел ему ответить, скала вздрогнула и раздался скрежет древних сервомеханизмов. Облепленный лишайником квадрат застонал и распался на две ровные половинки. Створки ворот стали разъезжаться в стороны, но не успели мы обрадоваться, как они замерли. Впрочем, проход образовался, небольшой, всего два с половиной метра, но нам этого хватит.

– А-а-а, – обрадовался Фергюссон и хлопнул меня по плечу, – молодец, Тор. Сработало.

– Да. Получилось, – согласился я и, прежде чем отправиться на осмотр хранилища, настроился на координаты базы «Дуранго»: – Группа Тора вызывает базу. Группа Тора вызывает базу. Прием.

– База на связи, – отозвался дежурный оператор, который через орбитальный спутник отслеживал движение сразу нескольких рейдовых поисковых групп.

– Это Тор, вышли к объекту, начинаем разведку.

– Вас понял Тор. Координаты группы отмечены. Удачи. Конец связи.

Я убрал радиосканер и обратился к Риордану:

– Эрин, пускай вперед робота.

Капитан погнал инжбота и он, проскочив ворота, скрылся в темноте. На коммуникатор Риордана шла картинка с видеокамер робота, а так же сопутствующая информация. Мы с Фергюссоном, пока Валеев нас прикрывал, подошли к нему. Ну и что же мы увидели? Огромное полутемное помещение. Кругом мох и запустение. Освещение не работает, даже аварийное, но в дальнем конце зала видны корпуса бронемашин. Нормально, значит, не зря суетились. Однако входить мы не торопились. Инжбот проверил воздух газоанализаторами, произвел замер радиации, которая была в норме, и сделал экспресс-анализ наличия ловушек. На это ушло десять минут, и результат был отличный: воздух чист и пригоден для дыхания, радиация в норме, системы хранилища не отзываются и только несколько аварийных приборов на втором уровне еще подают признаки жизни. Ура! Эврика! Победа! Успех!

Однако стоп! Не говори об успехе и победе, пока деньги не получил. Ведь основная заповедь поисковика звучит просто – главное, не найти хабар, а вернуться с ним домой.

– Пошли, – на всякий случай, приготовив к бою автомат, я двинулся в хранилище. Попутно подумал, что надо будет заблокировать ворота и вызвать Планка с Симмонсом, и вошел внутрь.

– Кап-кап! – первый звук. С потолка сочится влага и рядом огромная лужа, в которой копошатся белесые черви. Это верный признак, что «мозг» подземелья спекся, а иначе бы он ликвидировал это безобразие. Ну, а нам все равно.

Подсвечивая дорогу фонарями, группа начала обход. В авангарде робот, а мы топаем следом. Двери в помещения частично заблокированы, но выломать их не составило труда, металл проржавел, а пластик потрескался. Поэтому первый уровень обошли за пару часов и подвели первичный итог. Склад с запасными частями пуст. Камеры дегазации и дезактивации не оборудованы. В мастерской имеется полтора десятка станков в заводской упаковке и четыре рембота, два из которых, по мнению Риордана, можно оживить. В боксах для техники и в главном зале тридцать две единицы различной бронетехники и шесть ударных беспилотников. Все в хорошем состоянии. А если быть более точным, то это двенадцать ракетных бронетранспортеров «Тракай», десять артиллерийских бронетранспортеров «АМФ», пять самоходных зенитных комплексов «Лорд», три средних семидесятитонных танка «Леопард-18» и два тяжелых «Рокота», а беспилотники стандартные одноразовые разведчики, на которые в случае нужды можно навесить по одной ракете.

Короче говоря, радости нашей не было предела. Мы ухватили бога за бороду или удачу за хвост, кому и как больше нравится. И после небольшого привала по техническому пандусу спустились на второй уровень. Там провозились дольше, слишком темно, но осмотр провели и опять остановка для подведения итогов. В казармах и на дежурных постах три десятка скелетов. Рядом обрывки истлевшей униформы и попятнанное густой ржавчиной личное оружие, ничего ценного. В казармах пусто и в камерах маленькой тюрьмы тоже. Зато склад боепитания забит энергобатареями для рейлганов (разряженными), гранатами, патронами в цинках, ракетами и снарядами в пластиковых капсулах. Помимо того в медотсеке стоял автоматический кибердок (в упаковке). Но самый главный сюрприз ожидал нас на КП.

Оказалось, что имелась проводная связь с другими староимперскими объектами, и она частично работала, о чем свидетельствовали огоньки светодиодных кнопок на панели управления. Изначально таких объектов было два десятка, но сейчас работали индикаторы трех. Мы как раз находились в рубке связи, здесь пыли было меньше. И когда собрались уходить, я решил немного задержаться. Дождался момента, когда Риордан с Фергюссоном покинули рубку, а потом из хулиганских соображений поднял трубку телефона и нажал на ближайший индикатор. Ничего. На том конце, разумеется, никого не было, и тогда я прикоснулся к следующей светящейся кнопке. Опять тишина и Валеев сказал:

– Брось, пойдем энергоустановку осмотрим.

– Подожди, – ответил я. – Вдруг, на третий раз повезет.

Я вдавил последнюю кнопку и едва не выронил трубку, потому что на том конце провода услышал голос.

– Командный пункт 79-го КПО на связи. Временно исполняющий обязанности дежурного по КП ИИ 23/78 Калачик.

Голос был механическим и я знал, что КП 79-го корпуса планетарной обороны находится в семидесяти километрах к северу от нас, и там имелся ИИ. И раз он отвечает, значит, база еще функционирует. Это круто. Но надо было что-то ответить, и я, быстро сообразив, что ИИ в состоянии перехватывать и расшифровывать радиопереговоры, произнес:

– На связи поисковик Виктор Миргородский из хранилища бронетехники номер 390.

– И чего вы хотите, поисковик Виктор Миргородский?

Это невозможно, но в механическом голосе электронного существа мне послышалась легкая насмешка. Чепуха. Этого не может быть. Просто нервишки шалят. И я сказал:

– Я имею электронные коды доступа на КП 79-го корпуса и желаю взять его под контроль.

– Это невозможно.

Короткая пауза и щелчок. ИИ отключился. Короткий разговор и малосодержательный, но он обозначил, что меня на КП 79-го корпуса если и встретят, то не плюшками. Ну, да ладно. Об этом стану думать потом, а пока надо продолжать то, что намечено.

Я посмотрел на Валеева и он спросил:

– И что теперь?

– А ничего, – кивок на систему связи. – Сержант, уничтожь здесь все. Но так, чтобы на нас не подумали. Ни к чему кому-то с базой КПО общаться.

– Хорошо.

Валеев, который всегда был отличным исполнителем и моему приказу не удивился, остался на месте, а я присоединился к Риордану и Фергюссону, после чего мы спустились на третий уровень, в энергетический отсек. Там находился химический конвертер, который, разумеется, не работал. Техника была сложная, и запустить ее мы не пытались. Просто прошлись, посмотрели на коробки с ЗИПами и замороженными брикетами для конвертера (топливо) в природном леднике, и решили возвращаться.

Только двинулись наверх, как на втором уровне раздался хлопок взрыва. Мы рванулись вперед, ведь там Валеев, и выскочили в огромное пыльное облако. На проходе стоял сержант, который указывал на выход и, обогнав робота, группа выскочила на первый уровень.

– Что случилось!? – отдышавшись, воскликнул Фергюссон.

– Рубка связи обвалилась, – Валеев пожал плечами. – Наверное, пиропатрон или маломощный заряд в своде сработал, и он обрушился вниз. Короче, вовремя мы ушли.

– Да уж, судьба.

Эрин и Викинг переглянулись, но больше вопросов к сержанту не было, и мы вышли на воздух. Только чистого воздуха в грудь набрали, как из кустов выскользнул Симмонс, который доложил:

– Рядом наблюдатель крутился. Его «Айвер» засек, а вас вызвать на связь не получилось, наверное, глубоко ушли.

– И где он сейчас? – спросил я Симмонса.

– Пропал, – Матвей насупился. – Я его хотел взять, а он ушел. Ловкий гад и по лесу хорошо двигается. Я виноват. Надо было на него облаву устроить, тогда бы не сбежал.

– Ладно. Одиночка нам пока не страшен, лишь бы толпу за собой не привел. Но лагерь перенесем в хранилище, – я кивнул себе за спину. – Ворота заблокируем и заминируем, а потом другие входы поищем.

Поисковики со мной согласились. Поэтому спустя час мы уже находились под прикрытием скалы. Однако наблюдатель больше не появлялся. Еще одна ночь прошла без происшествий, только скальные гиены рядом бегали. Ну, а чуть свет, обсудив текущую обстановку, мы связались с «Дуранго» и работа продолжилась. Ходишь с видеокамерой, которая подключена к радиосканеру, все снимаешь и передаешь материал лейтенанту Ринго. Он и несколько специалистов проводят предварительную оценку, а группа спецназа и пара гражданских чиновников в это самое время выдвигается к переправе через реку Дарадо. В общем, дело пошло и оставалось только деньги получить.


* * * | Тор | * * *