home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Валеев остановил машину возле небольшой рощицы на перекрестке нескольких дорог и спросил:

– Тор, может мне с тобой пойти?

– Не надо, – ответил я. – Опасности нет. Обычная встреча.

– Да уж, обычная, – пробурчал сержант. – Тайком от товарищей и даже я не знаю, с кем ты собрался встретиться. Вот пристрелят тебя, и группа распадется.

– Нормально все будет. Сиди в машине.

Я вышел из пикапа и юркнул в рощу. Ортега, который вызвал меня на разговор, был где-то рядом, он прятался и следил, чтобы за мной хвост не увязался. И хотя я его не видел, взгляд однокурсника был направлен на меня. Я чувствовал это, точно так же как и то, что в этом взгляде не было враждебности.

По неприметной тропинке я прошел в центр рощи и вскоре появился Ортега, который выскользнул из кустов. По виду и не скажешь, что офицер с базы, типичный поисковик в камуфляже, с небольшим рюкзаком и при оружии.

– Привет, Тор, – лейтенант остановился рядом.

– Привет, Игнасио, – отозвался я. – Все же смог с базы выбраться?

– Смог. Однако к делу. На бригаду Стефо чего-нибудь нарыл?

– Да. По бумагам у команданте Стефо сорок пять стволов, а на деле только полтора десятка. Остальные мертвые души. Бригада сидит на руинах города Андельберг, который полностью разрушен. Искать там нечего, еще первые поисковые отряды все выгребли. Но бойцы Стефо не бедствуют, иногда выбираются в Санта-Урмину и оттягиваются на полную катушку, а недавно заказали на базе шлюх, видимо, хотят собственный бордель организовать.

– Про это мне известно. Что насчет морского транспорта?

Ортега оглянулся, а я подумал, что однокурсник зря нервничает, и ответил:

– Есть транспорт. Десятитонный кораблик на воздушной подушке класса «баклан», десантная модификация.

– Это точно?

– Да.

– А откуда про него узнал?

– Люди, когда выпьют, бывает, много лишнего болтают.

– Понятно. И где они этот кораблик держат?

– Неизвестно. Вроде бы, рядом с местом постоянной дислокации. Но это, сам понимаешь, не точно.

– Ладно. Про кораблик сказал и это главное. Теперь бы мне его фото получить, но этим займутся другие люди.

– Ну, а я чего? Новое задание дашь?

– Нет. Ты живи, как живешь. Пока.

– Что значит, пока?

Лейтенант хмыкнул, пожевал губами и ответил:

– Понимаешь, Тор, я почти расшифровал систему контрабандистов. Но «почти» не считается. Надо работать дальше и я разберусь, в чем тут дело. Однако если местные начальники поймут, как близко я к ним подобрался, то меня попытаются убить. Вот только умирать мне не хочется и тогда, до прибытия контрольной комиссии, я спрячусь на твоей базе.

– Всегда пожалуйста, – я усмехнулся. – Если что, прибегай, только погоню за собой не приведи, а то мне с волкодавами из спецназа бодаться не хочется.

– Само собой.

После этого Ортега собрался уйти, но у меня имелась к нему просьба. Так сложилось, что вчера я поговорил с Мартой Ольсен и она пожаловалась, что лекарства для дочери на исходе, и в Санта-Урмине их нет. Ну, а на базе «Дуранго» они имеются, но только для своих. Я обещал помочь и поэтому задержал лейтенанта:

– Игнасио, погоди, мне помощь нужна.

– И чего ты хочешь?

– Мне лекарства нужны.

– Ты ведь при деньгах. Возьми и купи.

– Я бы купил, да лекарства редкие.

– И что?

– Помоги достать на базе. Ты офицер, для тебя это не проблема.

– Попробую помочь. Список есть?

– Три позиции всего, запомнишь. Тераин, ловаркин-Б и тромборицин.

Ортега наморщил лоб:

– Это, кажется, для лежачих больных?

– Да. Чтобы мышцы не атрофировались, организм в тонусе поддерживался, и развитие человека не замедлялось.

– Это срочно?

– Да.

– Будут лекарства. Завтра же пришлю посылку в «Приют бродяги», разумеется, не от себя лично. Примешь и рассчитаешься.

– Благодарю.

Контрразведчик кивнул и я ответил. Затем Ортега скрылся в кустах, а я проводил его взглядом и, не торопясь, направился к дороге. Надо было немного побыть наедине с самим собой и подумать. Мой однокурсник и куратор Игнасио Ортега, парень хитрый и сам себе на уме, и сотрудничество с ним пока приносило мне только выгоду, а риска не было. Однако, что будет дальше, неизвестно. Лейтенант выслеживает контрабандистов и агентов других корпораций, которые, наверняка, пристально наблюдают за тем, что происходит на Аяксе. Это понятно, но меня все эти дела касаются лишь краем, и хотелось бы, чтобы так оставалось и дальше. Политика и интриги не по мне, ибо мои заботы проще и они более приземленные. Группа и подготовка к предстоящему рейду отнимали много времени, но я не роптал, для себя ведь стараюсь, а потому бегал с утра и до поздней ночи.

Несколько дней назад купил грузовик, стандартный армейский бронефургон «Р-25», который способен перевозить до двух отделений солдат вместе с оружием и боекомплектами. Позавчера приобрел бронетранспортер «Тур» и сегодня на него должны были установить тридцатимиллиметровую автоматическую пушку с ленточным боезапасом в девятьсот снарядов, плюс дополнительный боекомплект. Все это стоило денег, реалы утекали, словно вода сквозь пальцы, и вскоре мой счет будет обнулен. Техника, патроны, гранаты, мины, пара РШГ, продовольствие и медикаменты, а ранее я потратился на охранную систему для фермы и отстегнул долю за инженерного робота. Но я не жалел, ибо верил, что затраты окупятся. Ну, а если нет? Ничего страшного. Выживу, начну сначала, а коли погибну, то деньги мне ни к чему. Логично? Вполне. А раз так, то от этого и отталкиваюсь.

Я вышел на дорогу и молча сел в пикап.

– Поехали? – спросил сержант.

– Да.

Пикап попылил по дороге, и Валеев сказал:

– Медведь звонил.

– Что-то серьезное?

– Это как посмотреть. В городе люди Руди Штайнера крутились и про нас справки наводили. Они просто так интересоваться не будут, значит, что-то думают насчет нашей группы.

– Нападение готовят?

– Возможно. В лоб не полезут, но если мы подставимся, то они ударят. Шакалы.

– Ладно, мы не расслабляемся, так что норма. Лучше скажи, что о наших новых бойцах думаешь и как мы их раскидывать будем?

– Ребята у нас хорошие, нормальные поисковики. Гектор Ривера может на грузовик сесть, он водит хорошо и осторожен. Стас Дюваль в прошлом механик-водитель танка и его на бронетранспортер определить надо. Фархада Бенсона к нему стрелком на пушку. Эмиль Рогов возьмет на себя управление роботом. Симеон Абдулаев вместе с Фергюссоном и Симмонсом авангард и разведка. Рауль Хакаранда с нами в центре, и как прикрытие с тыла. Ну, а Вильгельма Стратоса оставим на ферме, он стрелок хороший, но здоровье у мужика уже не то, что прежде. Поэтому на нем охрана нашего временного дома и за это он получит оклад.

– Согласен. Вот только не ясно, с чего ты Хакаранду в центр определил.

– Так он же медик.

– Пфу-х! – я фыркнул. – Все мы немного медики. Кто служил, хоть в армии, хоть в наемном отряде, все опыт имеют.

– Это так, но он очень уж хорошо в этом разбирается. Не профессионал, конечно, но по любому лучше меня и тебя.

– И где он этому научился?

– Говорит, что пока в тюрьме у имперцев сидел, был приписан к больничке. Вот там и нахватался.

– И только поэтому ты его сразу выделил?

– Тор, не придирайся, никого я не выделяю, – сержант поморщился. – Ты спросил, я ответил, а решать тебе.

– А то, что во время проверки Хакаранда тебе навалял, делу не помешает?

Валеев вспомнил короткую рукопашную схватку на нашей базе, когда Хакаранда три раза ронял его на спину, а потом сам пару раз падал, и усмехнулся:

– Нет. Он боец и я тоже, так что общий язык мы нашли быстро.

– Это хорошо.

Сержант вертел баранку и смотрел на пустынную дорогу, а я прокрутил в голове лица присоединившихся к нашей группе поисковиков и остановился на Хакаранде, который сразу привлек мое внимание. Во-первых, он очень уверен в себе, хотя новичок. Во-вторых, этот наемник весьма опытен и свою квалификацию уже успел подтвердить. В-третьих, про него никто и ничего не знает, слишком давно был разгромлен отряд «Скарабей», который считался закрытым подразделением и специализировался на диверсиях. В-четвертых, иногда Хакаранда ведет себя так, словно он не простой боец. Порой в его взгляде появляется властность, и он привычно отдает приказания. При этом наемник не ждет, что с ним согласятся, а отворачивается, будто уверен, что приказ будет выполнен. Это повадки опытного офицера, который привык руководить подразделением, и это заставляет меня относиться к нему настороженно. Не подставной ли он? Нет, это вряд ли, ибо если я кому и интересен, то своим конкурентам, а они все рядышком и не скрываются. Впрочем, точно так же как и «друзья».

Абдулаев и Бенсон, например, сразу заявили, что они люди Маэстро, а Ривера хвалился тем, что два его брата служат у Рохеса, и когда команданте вылезет из долговой ямы, то он сразу же направится к нему и попросится на службу. Так что на кого ни посмотри, у каждого есть пятнышко, к которому можно придраться. И что с того? Всех разогнать и остаться с одним Валеевым? Не вариант, потому что вдвоем ничего не сделаешь, конкуренты зажмут, скрутят и вынут из головы всю информацию, даже пытать не надо, укол в вену и сам все разболтаешь. Ну, а на индивидуальный подбор людей времени нет. Вот и выходит, что надо работать с теми кадрами, которые есть…

– Сука! – неожиданно воскликнул сержант, резко крутанул руль и ударил по тормозам.

Пикап занесло, и он едва не опрокинулся. Качнувшись, автомобиль опустился на четыре колеса и я сделал то, чему меня учили инструктора. Правая рука дернула дверь, а левая схватила «кайен», после чего я вывалился на дорогу, перекатился на обочину, прижал приклад к плечу и стал выискивать опасность. Однако ее не было. На перекрестке перед фермой Мэя, прямо на дороге, стоял дикарь в потертом камуфляже, молодой худощавый брюнет с длинными волосами, которые были стянуты на затылке в толстый узел. В руках у этого отморозка, который едва не попал под машину, ничего не было. Он держал раскрытые ладони над головой и глупо улыбался.

«Мудак», – глядя на дикаря, подумал я, а затем обратился к Валееву, который выскочил из пикапа и хотел наброситься на аборигена:

– Назад, сержант!

– Да он же…

Валеев напружинился, видимо, хотел ударить дикаря с ноги в грудь, но я его остановил:

– Стоять!

Сержант сплюнул на землю и настороженно оглядел кусты вдоль обочины, а я, тоже успокаиваясь, поднялся, стряхнул с себя пыль, повесил автомат на грудь и подошел к аборигену, который опустил руки и сказал:

– Я Рован из клана Калин. Меня прислал вождь Даруда.

– Проводник? – уточнил я.

– Ага! – продолжая глуповато улыбаться, ответил дикарь и добавил: – За тебя просил Маэстро, который сказал, что за помощь ты хорошо заплатишь. Чего дашь?

«Вот так всегда, – мысленно усмехнулся я. – Нет бы, сказали, братан, приходи и бери все, что хочешь, а мы тебе поможем, ибо все мы люди, все мы человеки. А тут сходу. Чего дашь?»

– За проводку моей группы по старой дороге в долину Боруан и беспрепятственный проход по ничейной земле между родом Калин и родом Кавер с меня десять винтовок, пятьсот патронов, сотня сухпайков и двадцать комплектов одежды.

– Мало, – дикарь перестал тянуть улыбку и моментально показался мне не простаком, а хмурым и хитрым козлом.

– Тогда слушаю твои условия.

– В довесок к тому, что ты предлагаешь, мы хотим пять стандартных армейских аптечек, сотню гранат, десять ящиков виски, три радиостанции, сорок пар хорошей обуви и три автомата как у тебя.

Он кивнул на мой «кайен» и я покачал головой:

– Нет. Аптечки дам и на этом все.

– Значит, мы не договоримся.

Дикарь горделиво вскинул голову и сделал вид, что собирается уйти, на что я отреагировал совершенно спокойно и, поворачиваясь к нему спиной, бросил:

– Тогда мне поможет род Кавер.

– С ними еще договориться надо, – в голосе дикаря была неуверенность.

– Договорюсь, благо, связь имеется.

Краткая заминка и абориген сказал:

– Твои условия принимаются, но ты снарядишь меня в поход и выдашь оружие. Это подарок лично мне.

– Вот так бы сразу, – я кивнул на пикап. – Ты с нами или снова в лес уходишь?

– С вами поеду.

– Прыгай.

Разведчик рода Калин, который смог проникнуть на территорию, официально очищенную от дикарей и опасностей, запрыгнул на заднее сиденье, помахал рукой в сторону чащобы, где, наверняка, находились его напарники, и мы продолжили путешествие.

На ферме было спокойно. Смеркалось. Личный состав поел, после дневного тренинга почистил оружие, а водители все еще крутились возле грузовика и бронетранспортера «Тур», который пригнали из городка, пока нас с Валеевым не было. Далее отдых и собравшись возле костров, поисковики стали травить байки, а я подошел к броневику.

Серая броня и башня с пушкой. От списанного «Тура» веяло силой и мощью, и хотя я знал, что в реальном бою бронетехника уничтожается легко, тем не менее, возлагал на броневик большие надежды. Конечно, если влепить в него заряд из гранатомета, пусть даже подствольного, ему придет конец. Но от мелких осколков и от мутантов он прикроет, а его пушка, которая раньше была смонтирована на зенитной самоходной установке, еще скажет свое веское слово.

Моя ладонь прошлась по прохладному металлу, а дикарь Рован, который находился рядом, уважительно поцокал языком и сказал:

– Хорошая машинка, мне нравится.

– Ну, да, – я покосился на него и спросил аборигена. – А ты чего рядом трешься?

– Так надо карту посмотреть, – его губы опять расплылись в дурацкой улыбке. – Надо подумать, как пойдем и ты мне оружие должен. А еще я есть хочу, а твои люди сказали, что без твоего приказа ничего не дадут.

– Слушай, перестань улыбаться, – попросил я его.

– Ладно

Лицо Рована стало обычным, и я удовлетворенно кивнул:

– Другое дело. А теперь слушай. До выхода в рейд время имеется, и картами займемся завтра. Поесть тебе дадут, я распоряжусь. А оружие и снаряжение получишь только перед выходом.

– Не доверяешь?

– Нет. Не доверяю.

– Но ведь я все равно получу оружие. Так какой смысл не давать мне его сейчас?

– А такой, что здесь, на ферме, не только поисковики, но и крестьяне, которым я обещал, что не подставлю их, а ты человек чужой и чего от тебя ожидать пока не ясно. Усек?

– Да.

– Свободен.

Рован отошел, а я подозвал Симмонса:

– Медведь.

– Чего? – откликнулся он.

– Присмотри за нашим другом из леса, – я ткнул пальцем в сторону аборигена, – и покорми его. Оружие не давать, да и вообще, предупреди наших, чтобы внимательней были, в лесу могут его товарищи ошиваться. Они нам не враги, но и не друзья.

– Понял.

Вскоре довольный дикарь с огромным аппетитом наяривал свежий хлеб и колбасу, в лесу с продуктами очень плохо, тем более такими. Ну, а я навестил усадьбу, перекинулся парой слов с Карлито Мэем, а затем спросил Фредерика Ольсена о здоровье его дочери. Фермер немного поник и ответил:

– Все по-прежнему.

– Я слышал, что лекарства нужны?

– Нужны, – подтвердил Фредерик.

– Так вот, скажи жене, что завтра к вечеру они будут.

На мгновение Ольсен потерял дар речи, а затем порывисто обнял меня и выпалил:

– Тор, второй раз ты меня выручаешь. Если что, то я отработаю. Только скажи, все сделаю.

Я отстранился, дождался, когда он успокоится, и сказал:

– Кстати, насчет работы. Есть у меня кое-что на примете.

Ольсен виновато пожал плечами:

– Тор, я не боец, а геологоразведчик и немного фермер.

– Знаю и работенку хочу предложить по твоей специальности. Пока не официально, но платить буду исправно.

– И что ты задумал?

– Понимаешь, Фредерик, мы на бывшей военной планете и основная цель корпораций добывать здесь древнюю технику, а попутно фермерство развивать. Правильно?

– Да. Это очевидно.

– Но ведь здесь и без староимперских военных баз много интересного. Полезные ископаемые в горах: золото, серебро, железо, медь и другие металлы. А помимо того, наверняка, имеется мрамор, гранит и хороший песок. Верно говорю?

– Верно.

– Вот видишь. Но об этом всерьез никто не думает. Геологоразведывательные работы не ведутся, потому что хабар всем взор застит, вот я и подумал, что мы с тобой могли бы на этом что-то поиметь. Поэтому завтра я тебя у Карлито на весь день заберу и скину на твой коммуникатор старые карты. Там кое-что обозначено и в некоторых местах староимперцы даже рудники пытались основать.

– И в чем будет заключаться моя работа?

– Для начала проведешь анализ имеющихся вблизи ресурсов, а когда будет время свободное, мы с тобой, под прикрытием бойцов, прокатимся по горам и посмотрим на рудники вблизи. Глядишь, пока никто не спохватился, выкупим пару-тройку участков и начнем золотишко и медь добывать. Ты как, не против?

– Нет.

– В таком случае завтра подробней поговорим. Но только так, чтобы твой тесть ничего не знал, да и жене про это не говори. Пусть сюрприз будет. Скажешь, что ищешь древние рудничные районы, где должно остаться оборудование, а про наши планы молчи.

– Договорились.

Окрыленный Ольсен помчался к супруге, а я, довольный тем, что сделал доброе дело, вернулся к своим камрадам.

Потрескивают дрова в костре. Поисковики сидят, попивают чай и разговаривают. Обычно темы самые простые: про баб, про выпивку, про рейды и про команданте разных бригад. Однако сегодня беседа свернула в несколько необычное русло и я, подсев к огню, налил себе кружку черного байхового, который производили на планетах Индийского сектора СКМ, сделал первый глоток и прикрыл глаза.

– Нет, мужчины, здесь перспектив никаких, – сказал Эмиль Рогов, выходец с нейтральной планеты и в далеком прошлом инженер на горно-обогатительном комбинате.

– Это ты про что? – спросил его Валеев. – Про группу или про Аякс в целом?

– Про весь Союз Корпоративных Миров, – ответил Рогов. – Подняться наверх практически нереально. Как был ты нищим, так нищим и помрешь. Поначалу я думал, что здесь можно разбогатеть, но нет, без вариантов. Система сожрет, а если повезет, то даст немного приподняться, а потом все равно вниз скинет.

– А что, где-то иначе? – в голосе сержанта была легкая насмешка.

– Говорят, что в НРИ получше.

– Херня… – протянул Валеев, – та же самая балалайка только вид сбоку. У нас акционеры и директора с олигархами, а у ново-россов дворяне с императором. Хакаранда, подтверди.

Наемник из отряда «Скарабей» подкинул в костер полено, и ответил:

– Мне имперцев любить не за что. Они всех моих товарищей перебили. Однако я соглашусь с Эмилем. В НРИ приподняться легче. Корпоративная система закоснела и если хочешь быть генералом, то надо родиться в семье генерала. А у наших соседей империя сложилась не так давно, большинство дворян из низов вышло, и они постоянно расширяются. Опять же рабства у них нет, а у нас оно имеется, только называется «кредитной историей». Родился и сразу же должен. Учишься, и долг увеличивается. А дальше больше. Мы, все кто оказался на Аяксе по собственной воле, счастливчики, потому что у нас паспорт есть, а у семидесяти процентов населения СКМ только удостоверение личности и приписка, что такой-то человек должен банку такому-то энную сумму, в связи с чем он не может покинуть родную планету, не имеет право самостоятельно сменить работу и ограничен в гражданских правах. Это ли не рабство? Самое настоящее. Так что если бы я не попал под удар имперцев, то перебрался бы к ним. Перспектив у них гораздо больше, а император символ государства и пример того, как из низов можно взобраться на вершину. Ведь кто он был? Простой солдат. А кем стал? Повелителем планет и государем.

Хакаранда замолчал, а раззадоренные поисковики, в большинстве своем мало образованные мужики, заинтересовались.

– А как он стал императором?

– Расскажи, у тебя складно выходит.

– Рауль, не томи.

Я продолжал молчать и слушал, очень внимательно, потому что вновь получил подтверждение того, что Хакаранда не рядовой боец, слишком правильно строит свою речь. Ну, а Рауль продолжал:

– Раз народ просит, могу рассказать о Сером Льве. Началось все сто лет назад в Республике Ламантея, это бывший Русский сектор СКМ. Тамошние олигархи посчитали, что Союз Корпоративных Миров им не нужен, и они создали свое государство, которое держали кланы. В то время Сергей Левченко был простым рядовым штурмовой пехоты, служил честно, успел повоевать, а потом его вышвырнули на улицу по сокращению. Денег нет, семья в кредитах, податься некуда, образование отсутствует, а тут еще он повздорил с одним чиновником. Слово за слово и бравый штурмовик с орденами и медалями сломал ему челюсть, после чего семья Сергея Левченко оказалась на улице, а сам он угодил в тюрьму…

«История напоминает злоключения семьи Ольсенов, – отметил я. – Однако конец в ней другой, ибо биографию Сергея Первого я еще в „Центурионе“ выучил, все-таки лидер вероятного противника».

– Так вот, – продолжал Хакаранда, – Сергей оказался заключенным, причем, не просто, а с приставкой «полит», поскольку чиновник заявил, что он призывал сограждан наплевать на несправедливые законы. Подобных людей отправляли в самые гиблые места и бывшего штурмовика приговорили к десяти годам на астероиде, где никто больше двух лет не выдерживал. Однако до космической каторги Левченко не добрался. Он и еще несколько человек захватили тюремный корабль и скрылись. Родственники Сергея умерли в нищете, и вскоре о нем и пропавшем в глубинах космоса корабле позабыли. Наверняка, правительство Ламантеи решило, что беглые погибли, однако это было не так. Бывшие заключенные уцелели, они выжили, смогли добраться до одной из нейтральных планет, нашли там поддержку и стали пиратами. Год от года они наносили удар по врагам и, в конце концов, Республика Ламантея пала. Военные и часть кланов перешли на сторону пиратов, олигархи были казнены, а Сергей Левченко стал императором Сергеем Первым. Вот она, реальная история. Человек жил и живет полной жизнью. Он преодолевал препятствия, не сломался, отомстил за близких и достиг вершины. Поэтому для миллионов людей он пример.

«Хакаранда не договаривает, – подумал я, – и о многом умалчивает. Ну, а если добавить немного подробностей, то можно вспомнить, что будущий император заключил договор с Султанатом Хубердал, и потомки пакистанцев долгое время помогали ему, а затем, когда пират Серый Лев сколотил армию, то он сверг султана, который к нему благоволил. А еще можно вспомнить, как он огнем и мечом выжигал даже малейший намек на недовольство своим режимом. И потом, уже будучи императором, Серый Лев сотрудничал с инопланетянами лер-ариш, помог им пару человеческих миров захватить и усилился за счет беженцев, а теперь с этими самыми змеелюдами воюет. Да уж, биография у императора богатая и темных пятен в ней хватает, но Рауль рассказал только хорошее. Странно это, но мы не на политсобрании, а развлекаем друг друга байками, так что поправлять его я не собираюсь. Послушал. Покивал. Выводы сделал и промолчал».

Вскоре поисковики перешли к другим историям, и я зевнул. Ночь на дворе. Пора спать, ибо силы завтра понадобятся. С утра тренинг, потом технику обкатывать будем, далее надо с дикарем над картой посидеть и с Фредериком пообщаться, а еще в город за лекарствами съездить и поговорить с Маэстро, который тоже в рейд собирается, кстати, он хочет вскрыть известную мне мастерскую по ремонту ударных дронов.

В общем, забот хватит, а значит, пойду к себе.


* * * | Тор | Глава 12