home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Динамик в шлеме щелкнул, и я услышал голос Фергюссона:

– Это Викинг. Тор, мутанты рядом и они нас заметили. Отводим робота назад и сами отходим.

– Добро, – ответил я, оглянулся и отдал общий приказ по группе: – Внимание всем. Это Тор. К бою. На нас прут три наземных мутанта и где-то рядом три воздушных. Броневик на дороге. Валеев, Хакаранда, Рогов и Абдулаев на левый фланг. Фергюссон и Симмонс на правый. Ривера в тылу. Гранат не жалеть. Бить тварей в голову. Огонь открываем без команды. Не подставляйтесь под удар и не подпускайте мутантов к технике, они ее перевернуть могут. Что делать, все знают. Удачи, братва.

Поисковики меня услышали и, получив подтверждение, что приказ принят, я посмотрел на стоящего рядом проводника, который сжимал в руках мощную восемнадцатимиллиметровую винтовку «УФА» с раскладными сошками.

– Готов? – спросил я Рована.

Проводник сощурился и, поудобней перехватив свое оружие, которое весило без малого десять килограмм, ответил:

– Против первого таракана я вышел, когда у меня имелось только копье.

Было, хотел я его подколоть, что выйти на бой не значит победить. Наверняка, будучи молодым, Рован кинул свое копье в мутанта и скрылся в пещере, куда тварь не могла залезть, но решил не дергать его перед боем и уточнил:

– Мутантов точно всего два звена, наземное и воздушное?

– Да. Больше здесь никого нет. Скальных гиен, правда, много, но они только вечером выползают.

– Ну, смотри, если обманул, то я тебя и с того света достану.

Рован промолчал, и я направился в сторону от дороги. В пятидесяти метрах от застывшего на дороге бронетранспортера, который ворочал башней, я нашел удобное место, одинокое дерево на склоне, а под ним несколько глубоких ям. В одну из них я забрался сам, а в другую сел абориген, который быстро раскинул сошки винтовки и взял на прицел дорогу. Диспозиция у нас удачная, мы в расщелине перед долиной Боруан, а мутанты в ней. Наша передовая группа дала тараканам себя обнаружить, и они должны пойти в атаку, а мы их встретим огоньком. И пока было немного времени, я прикинул расклад перед боем.

Итак, восьмой день рейда. Позади свыше тридцати километров пути, потерь нет, и рядом крутятся дикари сразу из двух родов, Кавер и Калин, которые пару раз выходили с нами на связь, сначала для получения оплаты за проход, а потом с уведомлением, что если мы прикончим мутантом, то мясо достанется им. Поэтому они ждут, чем закончится схватка, наблюдают за нами и вожди этих общин радостно потирают руки. Мы обезвредили несколько мин и обозначили еще около сотни не активных. Попутно подстрелили десяток скальных гиен, а сейчас кульминационный момент, нам предстоит уничтожить мутантов, которые очень сильно досаждают аборигенам и закрывают им проход в долину, где много дикорастущих злаков и фруктовых деревьев. Опять же, если путь будет свободен, то по дороге начнут ездить поисковики, и дикари получат возможность торговать, а иногда и грабить зазевавшихся пришельцев из других миров. Так ситуация видится моими глазами и думается, что я не ошибаюсь.

Впрочем, это мелочь. Сейчас бой и что же мы имеем?

Впереди три взрослых таракана, самец и две самки, и неизвестно где крутятся три летающих твари, которые похожи на стрекоз. Пешие мутанты имеют установку охранять долину, и попрут в лоб, а летуны навалятся в самый решающий момент, возможно, с тыла. Против нас жвалы, прочнейшая хитиновая броня и звериная мощь, а у нас броневик с отличной скорострельной пушкой и восемь человек на линии огня: рейлган, шесть автоматов, два ручных и пять подствольных гранатометов, а так же серьезная винтовка, недорогая, но надежная. Неплохо, а учитывая, что мы в теснине и мутантам трудно развернуться, успех нам обеспечен, лишь бы летающих тварей не прозевать.

На входе в расщелину появился инженерный робот, а за ним авангард. Мой нашлемный прицел выдал расстояние – двести пять метров, для стрельбы норма и гранатомет достанет, благо, мы на высотке. Жаль, конечно, что не успели на инжбота пулемет или реактивный РШГ установить, ради этого пришлось бы ему программу менять, но ничего, целее будет.

Секунды казались минутами. Время, словно замедлило свой ход, но вскоре робот спрятался в грузовике, который Ривера отогнал на полсотни метров назад, а рядом со мной появились Фергюссон и Симмонс. Бывшие «белогорцы» заняли позицию, и я окликнул Фергюссона:

– Викинг, как твари, большие?

– Не очень, – отозвался он и добавил: – Справимся.

Мы замолчали. Все обговорено еще с утра и теперь только действие.

– Цок-цок! Цок-Цок! – знакомое постукивание, твари рядом. А вот и они. Началось.

Передовой мутант вывернул из-за поворота. Серьезный монстр, самец, броня блестит на солнце, и жвалы щелкают. Красавец. Сильный и смертоносный.

– Бух! – бой начал Рован. Он выстрелил, и бронебойная пуля понеслась в мутанта. Видимо, абориген целился в глаз, но не попал. Мутант находился в движении и пуля, срикошетив от брони, с противным визгом унеслась в небо.

Приклад уперся в плечо и, прикинул скорость мутанта, я включил видеокамеру. Будет, что на старости лет вспомнить. Но это потом, а пока огонь!

– Да-х-х! – по низкой дуге граната из подствольника устремилась к мутанту, и я не промазал. Начиненный серьезной взрывчаткой продолговатый цилиндр ударил в голову таракана и раздался взрыв. Череп биологического охранника долины Боруан вскрылся, и его мозги расплескались по серому камню. Одновременно с этим на тело твари упало еще несколько гранат, и коротко рыкнула пушка броневика.

– Вжи-и-и-к! Бум! Бах! – гранаты рвутся, пушка жужжит, и первый монстр, не гигант, а средний экземпляр, замер без движения. Броню ему вскрыли сходу, череп на куски и жвалы валяются на обочине. Отлично. Сразу гада выключили. Первая победа, но это только начало.

Вторая граната готова к выстрелу. Взгляд наверх. Небо чистое. Снова все внимание на проход. Где самки? Вот они.

Два таракана поменьше самца, атаковали нас одновременно. Шустро перебирая лапами, самки перескочили через труп мертвого вожака, и мы открыли огонь.

Удар в плечо. Отдача. Очередная граната летит в ближайшую тварь, но самки маневрировали. Тяжелая туша легко сместилась в сторону и граната, взметнув облако из пыли и камней, взорвалась на дороге. Третий заряд. Прицел. Выстрел. Короткий полет. Попал.

Граната ударила самку в бок. Взрыв! Ошметки брони и мяса разлетаются в стороны, и тут же в брешь влетела скоростная пуля рейлгана, которая прошила тело боевого мутанта насквозь. Монстр подпрыгнул и попытался приблизиться к нам. Но не тут-то было. Пули и гранаты обрушились на потерявшую скорость тушу и стали кромсать ее. Другую самку в это самое время разделывала пушка броневика, и все шло удачно, что ни выстрел, так в яблочко. Но мы увлеклись и забыли о воздушном противнике, который свалился на нас сверху.

Звук удара, словно кто-то припечатал чем-то тяжелым по металлу, разнесся над расщелиной и я посмотрел на дорогу. Легкие, по сравнению с наземными монстрами, крылатые мутанты весом по триста-четыреста килограмм каждый, налетели на группу. Один упал на крышу бронефургона и попытался вскрыть ее своими жвалами, другой атаковал правый фланг группы, а третий напал на нас. Атаковали летуны резко, но мы к их появлению готовились, а потому последствия были не тяжелыми. Водителя грузовика прикрывала броня, не тяжелая, но летуна сдержать должна. На правом фланге высокий колючий кустарник, который не давал похожему на стрекозу монстру приземлиться. Ну, а над нами была крона раскидистого дерева.

Налетевший на нас монстр приземлился рядом, и мы встретили его свинцом и сталью. Щелк! Предохранитель вниз и палец тянет спусковой крючок «кайена». Расстояние между мной и мутантом метров шесть. Чепуха. И все пули идут в цель. Ствол слегка дергается и выплевывает смерть. Хитиновый покров у стрекозы так себе, и бронебойно-зажигательные пули вскрывают его. Монстр пытается приблизиться, но рядом поисковики, которые тоже бьют в тварь, а затем в схватку вступил Рован. Он вскочил на ноги и, выкрикивая нечто неразборчивое, выстрелил от бедра. Сильная отдача отбросила его на ствол прикрывшего нас дерева, но абориген не смазал. Тяжелая пуля разнесла маленькую головку мутанта, и он стал вертеться на месте.

Рывок. Острое крыло летуна зацепило приподнявшегося Фергюссона и его отделенная от плеч голова, словно футбольный мяч, полетела ввысь, на миг зависла в воздухе и упала. Симмонс, при виде этого, вместо того, чтобы отскочить или затаиться в природном окопчике, наоборот, пошел на сближение. Он выскочил из укрытия и стрелял, пока не закончились патроны в рожке, а мне оставалось только поддерживать его и бить в тушу. К счастью, Симмонс не пострадал, да и Рован отделался ушибом, а вот Викинг Фергюссон погиб, как-то немного глупо и неожиданно. В общем, именно так большинство ветеранов и умирает. Немного расслабился, сделал лишнее движение, приподнялся и получил свое.

Тем временем, пока мы разбирались с налетевшим летуном, на правом фланге обошлись без потерь. Рауль Хакаранда успел влепить в опускающегося мутанта гранату из подствольника. Ну, а когда тот рухнул вниз, его добили с безопасной дистанции ручными гранатами. А на дороге все еще проще. Стрелок броневика Фархад Бенсон развернул башню, аккуратно прицелился и короткой очередью в пять снарядов сбил стрекозу наземь, после чего «тур» проехался по монстру тяжелыми колесами, и дело было сделано.

Спустя несколько минут, удостоверившись, что больше на группу никто не нападает, поисковики собрались возле броневика. Бой был коротким, всего пять-шесть минут воевали. Однако вымотались люди так, словно весь день на себе тяжелые мешки таскали и дрались. Нервы. Так бывает. И я, преодолевая усталость, заставил себя отдать приказы, которые должны были заставить поисковиков двигаться, а то знаем мы, что дальше будет. Расслабятся, сядут в кружок и начнут о смерти думать. Нет уж, раз напряг, то продолжаем напрягаться дальше, чтобы ненужные мысли в голову не лезли.

– Симмонс и Абдулаев, хватайте тело Фергюссона и в грузовик. Хакаранда, осмотри раненых, у Риверы рука в ссадинах, а у Рована ушиб. Рогов, выкатывай робота и готовься к движению, сейчас дальше пойдем. Бенсон, собери жвалы, за них на базе деньги получим. Живее мужчины! Давайте, не стоим!

Поисковики зашевелились, а рядом со мной остановился Валеев, который сказал:

– Фергюссона потеряли. Жаль.

– Да. Но жизнь продолжается.

– Где его похороним?

– В долине.

Сержант вздохнул, его взгляд пробежался по полю боя и он усмехнулся:

– Столько мяса дикарям оставляем. Надо было с ними хотя бы поторговаться.

– Нет. Нам туши ни к чему, продать некому, а им в самый раз. Да и не бесплатно мы поработали.

– Так ты с вождями все-таки поторговался?

– Все проще. Аборигены шепнули, что за нами десять человек из бригады Тейлора идут, без техники, но вооружены хорошо.

– И что? Мы это и так знали.

– Знали. Но я к дикарям по-человечески, и они к нам соответственно. Вожди пообещали придержать конкурентов и свое слово сдержат.

– Как они их остановят?

– Просто. Обстреляют из зеленки, раз, да другой, и все. Поворот и потопали люди Штайнера обратно.

– Ну, тогда понятно.

Вскоре жвалы мутантов были собраны. Инженерный робот поехал в долину, а мы последовали за ним. Трупы монстров оставались позади и из леса уже появились передовые добытчики дикарей. Не все прошло, как мы планировали, но в целом потери допустимые. Правда, на Фергюссона я сильно рассчитывал, опытный человек. Но он знал, на что идет, и наша работа связана с риском. Поэтому кроме Симмонса о нем никто особо не думал. Да, погиб поисковик. Бывает, и подобное может произойти с любым из нас. Ну, а пока имелась цель и люди, несмотря на усталость, продолжали двигаться…

В долину вошли быстро, а вот затем пришлось попетлять. Мин вокруг оказалось очень уж много, и мы пробирались по кривым тропам мутантов. Но к вечеру подошли к покатому холмику, под которым находилось очередное хранилище имперской бронетехники. Сразу же выбрали место под стоянку и раскидали детекторы движения, которые были подключены к «Айверу». Потом прошлись вокруг холма и обнаружили вход. Наполненная мутной водой глубокая впадина метра четыре глубиной, словно здесь когда-то была воронка, и в склоне ворота, покореженный кусок ржавого металла, который выглядывал из-под земли. Это была створка, а за ней должен находиться зал для приема техники. Посылать радиосигнал бесполезно, это понятно, а значит, надо расчищать вход вручную, ибо экскаватора или грейдера со скрепером рядом не наблюдалось.

Однако это оставили на следующий день, а вечером похоронили Фергюссона, собрались у костра и помянули его. После чего составили график работ и собрались на покой, но неожиданно «Айвер» стал истерично пищать. Крупные множественные цели. Рядом, не менее полусотни и, судя по всему, гиены.

– В машину и под броню! – выкрикнул я и, оставив на месте рюкзак с вещами, запрыгнул в кузов бронефургона.

Поисковики последовали за мной, кто внутри «тура» спрятался, а иные засели в машине. Сделали мы это вовремя, так как на лагерь налетели скальные гиены, падальщики с длинной густой шерстью, которые напоминали собак. Челюсти этих тварей рвали рюкзаки и спальные мешки, они быстро носились по стоянке, а мы пытались их отстреливать и давить колесами. В тусклом свете фар фургона и бронетранспортера прицелиться было трудно, и тогда я отдал новый приказ:

– Группа, слушать меня. Стоп! Выключить свет! Использовать ПНВ (приборы ночного видения)! Огонь одиночными!

Фары погасли, и вместе с Хакарандой и Валеевым я встал возле бойницы фургона. Прицел ЮВИ-С на моем «кайене» был многоцелевым, и я использовал ночной режим.

Взгляд в оптику. Все вокруг в легкой зелени и только костер дает сильную засветку. Вокруг гиены, нескольких нам удалось свалить, но остальные продолжали бесчинствовать и, поймав в перекрестье прицела вытянутую морду ближайшей твари, я выстрелил. Бил одиночными, ни к чему тратить боеприпасы, и не мазал.

– Бу-м! – выстрел и попадание. Пуля ударяет в черепушку скального падальщика, который почуял, что тараканов в долине больше нет и можно свободно побегать, и он, без звука, с разбитой мордой, валится наземь. Следующий. Поймал тварь в прицел. Выстрел. Смерть. Мои камрады действовали точно так же, и вскоре гиены, потеряв половину стаи, откатились подальше от нашей стоянки.

Мы проводили гиен огнем и свалили еще парочку особей. Однако в целом удовлетворения от такой охоты никто не получил и понятно почему. День был тяжелым, а тут еще и снаряжения много попортили, вокруг кровь и вонючие трупы, да падальщики крутятся неподалеку.

В общем, было решено собрать вещички и отъехать в сторону. Так и сделали, и ближе к полуночи обосновались невдалеке от разгромленной стоянки. Ночевать пришлось в бронефургоне и броневике. Ничего, нам не привыкать. Устроились, разместились и рядом со мной оказались Валеев и Хакаранда. Сержант уснул сразу, а я долго ворочался, думал о том, что в моей группе потеря, а потом прикидывал, что может ждать нас в подземельях под холмом. Потом повернулся набок и в свете луны обнаружил, что Хакаранда наблюдает за мной.

– Переживаешь? – прошептал он.

– Есть немного, – отрицать очевидный факт нужды не было.

– Я, когда первого бойца потерял, тоже полночи не спал.

– Вот ты и попался, – я усмехнулся. – Так и думал, что ты офицером был. Я прав?

Рауль помедлил и согласно моргнул глазами:

– Да, я был офицером.

– А каким подразделением командовал?

– Потом расскажу. Пока не время и не место.

«Ну, как знаешь, – подумал я, глядя в спину отвернувшегося наемника. – Мне-то все равно, лишь бы ты на меня ножик не точил и делал, что скажу, а остальное не важно. Будь ты хоть полковник, хоть генерал, все это в прошлом. Здесь и сейчас ты рядовой поисковик».

Поворот на другой бок, новая попытка заснуть и мысль перескакивает на другое:

«С утра надо не забыть и приказать с гиен шкуры содрать. Худо-бедно, по сотне реалов за каждую получим. Мы, конечно, не трапперы, но отстрел опасных хищников дело общее. Вот только бы гиены своих собратьев по стае за ночь не схарчили».

Я заснул и до утра проспал без задних ног. Наступил рассвет и вновь работа. Гиены трупы не трогали, и после завтрака, еще раз осмотрев вход в подземелье, я назначил пару людей на разделку туш, и велел подогнать к холму броневик. Здесь мы накинули на остатки ворот трос, прицепили его к бронетранспортеру и отбежали в сторону.

Броневик дернул трос и, на всякий случай, я прикрыл глаза, вдруг заминировано. Но нет. Обошлось. Если мины на входе в подземный буккер и были, то они давным-давно разрядились. В холме появился черный проем, и после того как осела пыль, вместе с Валеевым я вошел внутрь. Чувство опасности молчало, инжбот сигнализировал, что ловушек нет, а сердце колотилось немного быстрее, чем обычно. Новый бункер, новая добыча, новые открытия. Что там, под землей? Неизвестность…


Глава 11 | Тор | * * *