home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

«Рокот-МТ» (М-Модернизированный, Т-Трансформер) выполз на дорогу перед развалинами небольшого городка и замер. Сенсоры прощупали древнее шоссе на пару сотен метров вперед, и ничего не обнаружил. Чисто! Мин нет, и я отдал команду:

– Продолжаем движение!

Ортега, который был за механика-водителя, погнал тяжелую бронированную машину по улице. Но не успели мы въехать в развалины, как я услышал доклад Васильева:

– Внимание! Противник! Два танка! На наши опознавательные сигналы не реагируют!

Отступать было поздно, развернуться негде, ибо справа и слева руины. Сошедшие с ума средние автотанки уже обнаружили нас и выходили на прямой выстрел, и я озвучил свое решение:

– Принимаем бой! Хакаранда, мочи их! Бронебойным! Ортега, газуй! По улице! Жми!

– Бух! Дзи-н-н-нь!!!

Передовой автотанк выстрелил. Его снаряд вскользь задел круглую башню «Рокота» и дал рикошет. После чего я закричал:

– Хакаранда! Не спи!

– Сейчас! – отозвался Васильев и «Рокот» вздрогнул. Выстрел! Тяжелый снаряд, который был выпущен нашим орудием, врезался в приземистый корпус староимперского танка, пробил его броню, проник внутрь и противник, задымив, замер.

Следом удар. «Рокот», который почти в два раза тяжелее среднего автоматического танка, на полной скорости врезался в корпус нашего противника. Автотанк отлетел в сторону, прямо на высокую стену из белого силикатного кирпича, и оказался погребен под руинами. Все! Про него можно было забыть – хана ему. Однако оставался второй противник, который вырулил на нас из-за угла. Дистанция плевая, всего семьдесят метров, и Васильев не зевал.

– Бум! – очередной наш выстрел и снаряд разбил древнему танку ходовую часть. После этого его развернуло, но он еще пытался сопротивляться. Его башня стала разворачиваться, и мы ему добавили.

– Бум! – третий снаряд пошел, и он доконал недобитка. Бронебойная болванка разворотила башню автотанка и сорвала ее с корпуса.

«Рокот» замер, и я вытер со лба холодный пот. Кажется, снова прорвались. Но иначе и быть не могло. Наш танк штука серьезная, Калачик постарался, выделил самую лучшую модель, какая у него стояла в запасниках, а в противниках ржавые коробки, электронные «мозги» которых давно сгнили. Поэтому реакция у них была слабая, они бросались на все, что движется через их территорию, и победа далась легко. Хотя я и мои камрады немного перенервничали.

– Что там!? Все закончилось? – прерывая молчание, разнесся по внутренней связи испуганный голос Пабло Бриана, который находился в десантном отсеке.

– Да. Можешь расслабиться, – ему ответил Ортега.

– Отставить разговоры! – вклинился я. – Двинулись дальше! До объекта всего ничего, четыре километра! Смотреть в оба глаза!

Продолжая прощупывать дорогу лучами детекторов обнаружения мин, «Рокот» двинулся через городок, в котором когда-то проживало около двадцати тысяч человек, мирные люди, сбежавшие от жестокостей войны. Их косточки давным-давно превратились в труху, и сейчас здесь если кого и встретишь, то мутантов, дикое зверье, да механических убийц вроде уничтоженных нами автотанков. Мой взгляд скользил по разрушенным зданиям, и опасности не замечал. Поэтому я немного отвлекся и задумался…

Итак, девять дней назад моя маленькая группа в составе четырех человек вошла на объект «Х» и здесь Игнасио Ортега и Пабло Бриан узнали об истинных причинах и целях нашего рейда.

Молодой хакер отреагировал восторженно, сказано, мальчишка еще, все бы ему компьютеры помощней, да приключения. А вот Ортега сходу завелся и стал восклицать, что Калачика необходимо взять под контроль, а затем передать в собственность корпорации «Орисаба Инкорпорейтед». Что поделаешь, привычка. На миг бывший лейтенант забыл о том, в каком положении находится, и из него попер привитый с детства «корпоративный дух», будь он не ладен. Причем настолько сильно, что Васильев хотел выстрелить ему в голову, дабы снять проблему потенциального предательства в группе. Однако все обошлось. Вскоре Игнасио успокоился, вспомнил, из-за чего он оказался в горах, а потом признал, что наговорил лишнего и подтвердил, что признает меня командиром и готов выполнять все мои приказы. Хм! Это правильно. На базе «Дуранго» его не ждут, и даже если он принесет генералу Веласкесу мои секреты, все равно это не спасет его от расправы. Поэтому Игнасио надо начинать жизнь с чистого листа. Благо, он молод и еще сможет отомстить тем, кто убил генерала Ортегу, и предал его самого, честного потомственного служаку, который хотел сделать карьеру.

После разговора пришла пора познакомить участников рейда с Калачиком, и он появился. Тому, что я не один, ИИ не удивился, а наоборот, принял это как данность, и после того как мы с ним еще раз обговорили условия нашей сделки, началась подготовка к выступлению в поход и передача мне КП корпуса и объекта «Х».

С подготовкой все понятно. Калачик скинул нам карты местности и указал, какие военные объекты на нашем пути еще подают признаки жизни, а потом я получил электронные коды доступа к некоторым из них и маршрутный лист. Далее мы обсудили сам маршрут и возможные опасности, которые могли встретиться на нашем пути. Ну, а затем мы немного по мелочи поспорили, ибо я считал, что торопиться не стоит, а Калачик утверждал, что с техникой, которую он нам дает, опасность для группы минимальна.

Кстати, о технике. ИИ подготовил «Рокот-МТ», тяжелый планетарный танк в превосходном состоянии. Вес танка – сто двадцать пять тонн. Лобовая броня восемьдесят пять миллиметров, а боковая сорок. Скорость до ста километров. Запас хода без перезарядки батарей почти две тысячи километров. Экипаж – три человека, плюс в корме имеется транспортный отсек на пять человек десанта. На вооружении автоматическая восьмидесятимиллиметровая пушка «Клаус-4» и два двенадцатимиллиметровых пулемета «Ливень», а помимо этого на броне была смонтирована ракетная установка «Гор», которая имела двенадцать ракет ближнего действия «земля-земля» и шесть зенитных ракет «земля-воздух». Кроме того, танк был оснащен собственной РЛС, БИУСом и системой обнаружения мин. Короче говоря, машина отличная, а учитывая, что она имела буквенное обозначение Т – Трансформер, при желании, можно легко сменить часть навесного вооружения, то есть вместо ракет поставить пушку, миномет, дополнительный локатор, биодетектор или зенитную пулеметно-артиллерийскую батарею.

Что же касается распределения обязанностей, то с этим разобрались быстро. Я командир. Пабло пассажир, который должен оберегать ИИ. Васильев на должности стрелка. Ну, а Игнасио механик-водитель.

Пока личный состав осваивал танк, я занимался тем, что принимал от Калачика объект, и это меня настолько увлекло, что я на двенадцать часов ушел из реального мира.

Калачик дал мне доступ в Центр Управления 79-го корпуса и, расположившись в удобном кресле, которое до меня почти двести пятьдесят лет назад занимал генерал-лейтенант Талалаев, а затем, надев на голову шлем для работы с виртуальностью и накинув на правую ладонь перчатку, я почувствовал себя всемогущим. Не больше и не меньше, ибо в тот момент я мог управлять сотнями уцелевших в районе староимперской базы мехстрелков, тремя десятками танков и беспилотниками. Я мог запускать разведчиков, двигать в бой бронетехнику, активировать минные поля, с помощью сервомеханизмов перетаскивать грузы на складах, где сохранилось много добра, вести обстрел по квадратам и отдавать приказы роботам. Я мог включать древние системы видеонаблюдения, читать самые секретные документы с объекта «Х» и просматривать личные записи всех военнослужащих корпуса, которые погибли сотни лет назад.

Супер. Весь мир, точнее сказать, небольшая его часть, у твоих ног, а имелись бы еще солдаты и крепко сбитые подразделения, то ощущения были бы на порядок сильнее. Но живых бойцов вблизи не наблюдалось и это хорошо, а то с непривычки я бы наворотил дел, а так еще и ничего, освоился, разобрался, как и что работает, а потом с помощью БПЛА обнаружил идущих через горы аборигенов из рода Кавер и отвлекся на них.

Дикари медленно шли через перевал: впереди воины с винтовками, автоматами и гранатометами, в центре женщины и дети, а позади заслон из подростков. Люди брели по холодным камням и не думали сворачивать, а за перевалом их ожидала опасность. Там притаились два мутанта-пехотинца, здоровые бронированные сволочи, которые давно их почуяли, и я, разумеется, решил помочь людям.

По моей команде серв-роботы закрепили на беспилотниках ракеты. Затем открылись створки ангаров и два звена БПЛА ушли в небо. Полет был недолгим. Беспилотники, которыми я управлял, словно они юниты в компьютерной игре, прошли над горами, совершили боевой заход, вышли на цель и дали одновременный залп. Все четко. Но, к сожалению, техника и ракеты старые, поэтому не все вышло, как бы мне того хотелось. Только четыре ракеты сошли с направляющих, и только три достигли цели, а потом один БПЛА, совершая разворот, врезался в скалу. Однако свое дело они сделали. Ракеты размазали мутантов по каменистому грунту, а подошедшие разведчики аборигенов восприняли гибель монстров как благоволение духов и вознесли благодарственную молитву великому подземному существу Калачику. Так-то. У них, оказывается, даже своя мифология уже сложилась и Калачик, который похищал их сородичей, а затем пытался сделать из них помощников, стал покровителем рода и мелким божком.

В общем, сидел бы я за пультом очень долго. Но время поджимало, ИИ хотел как можно скорее свалить с Аякса и я услышал его голос:

– Пора закругляться, поисковик Миргородский, ты весь день за пультом просидел.

– Так долго? – снимая шлем и скидывая с руки перчатку управления, удивился я.

– Да.

– Увлекся, – зевнув, я спросил Калачика: – Когда тебя демонтируем?

– Через час, а затем выступаем.

– Хорошо.

– У тебя вопросы еще есть?

– Один. Мне не ясно как ты будешь договариваться с ИИ станции гиперсвязи, ОУЦа и космодрома «Тарава».

– А их там нет. Для станции и учебного центра искусственные интеллекты по штату не положены, там только живые операторы были, а на космодром ИИ поставить не успели.

– А если другие ИИ все же вмешаются и не дадут тебе взлететь?

– Нет. Они ограничены инструкциями. Поэтому опасаться мне некого. Ты меня только довези до места, и все будет хорошо, и для меня, и для тебя. Ну и, само собой, помни, что если ты меня предашь, то счастья тебе это не принесет.

– Да понятно, – я поморщился. – Ты уже говорил, что подстраховался. Но это неважно. Я сказал, что выполню свою часть договора, значит, так и будет. Ни к чему мне рисковать.

– Это правильно.

Калачик отключился, а я проверил готовность своей команды, которая затарилась снаряжением из древних хранилищ. Потом совместно мы погоняли танк и отправились демонтировать ИИ.

Мозг Калачика находился в металлическом ящике весом в полсотни килограмм и поддерживался антигравитационной платформой (кстати, антигравитация в СКМ используется редко). К нему были подсоединены многочисленные кабели в толстой оплетке, а рядом находилось несколько вооруженных пулеметами и рейлганами человекообразных автоботов. Не торопясь, очень аккуратно и спокойно, в указанном Калачиком порядке, мы отсоединили кабели, а затем погрузили ИИ в транспортный отсек «Рокота». Охранники искусственного интеллекта замерли, а база обесточилась. Автотанки и мехстрелки вокруг объекта перешли в автоматический режим и только несколько беспилотников были готовы подчиняться моим приказам, своего рода резерв, который можно вызвать на подмогу. Все было готово к выдвижению, и мы не медлили, перекусили, попили чаю и в путь.

Первые сто километров, несмотря на горные теснины и разрушенные дороги, преодолели за один день, потому что это зона ответственности 79-го корпуса. На следующие сто потратили два дня, ибо пришлось форсировать крупную реку Танра, и мы сделали крюк к верховьям, где находился брод. Боестолкновений не было, и через водную преграду перебрались легко. До первого объекта, который группа собиралась посетить, а это станция гиперсвязи, оставалось двести километров, танк шел хорошо, настроение личного состава бодрое, и мы надеялись добраться до него за трое суток. Однако вышла заминка. Дорогу нам преградило огромное стадо мутантов, такого еще никто не встречал, и они нас атаковали. По этой причине пришлось пострелять и, хотя шансов на победу у псевдотараканов не было, ведь «Рокот» двигался быстрее и пробить его броню мутанты не могли, мы отступили. Сначала, правда, думали пробиться. Но когда двухтонная туша передового монстра упала на башню и своротила нам один пулемет, я отдал приказ ретироваться. На прощание мы осыпали стадо мутантов ракетами, которые их задержали, а потом вызвали беспилотники, и удрали.

В итоге пришлось прокладывать новый маршрут и объезжать мутантов, которых даже древние беспилотники с настроенными на монстров ракетами «воздух-земля» не уничтожили, и это потеря в двое суток. Но ничего, зато мы потом хорошо пошли. Танк выбрался на широкое шоссе, которое шло от космодрома «Южный» до космодрома «Тарава-8». Поэтому двести километров мы осилили за сутки и, что характерно, в нас ни одна сволочь не выстрелила, и под нами не сработала ни одна мина. Здорово. Хотя когда нас начинали облучать радиопеленгаторы и сенсоры староимперских баз, которые требовали электронную прошивку, каждый раз у меня екало сердце.

Впрочем, все обошлось. Мы почти добрались до станции гиперсвязи, которая носила кодовое обозначение «С-65-ГАУ», и тут навстречу выползли два сбрендивших автотанка, которые сейчас догорали за нашей спиной на руинах безымянного городка…

– Вижу объект.

Голос Ортеги вернул меня в реальность, и я посмотрел на экран. Действительно, прямо перед нами, в трехстах сорока двух метрах (данные дальномера), высокая вышка, которая была замаскирована под скалу. Покрытие искусственного каменного шпиля, серый пластик, частично осыпалось и обнажило ржавую основу приемо-передающей антенны. Отличный ориентир, а сам объект должен был находиться под крутым холмиком рядом с ним.

– Подъезжай к холму, – приказал я Ортеге. – Хакаранда, смотри в оба.

– Понял, – отозвался Игнасио.

– Смотрю, – вторил ему майор.

Танк приблизился к высотке и остановился. В памяти бортового компьютера я нашел заранее вбитый Калачиком код и нажал кнопку. Сигнал ушел, и ворота станции открылись. В холме появился черный провал и «Рокот» въехал внутрь. Освещения на станции не было, и только редкие огоньки аварийных ламп указывали на то, что здесь еще что-то работает. Удивления у нас это не вызвало, Калачик предупреждал, что так и будет, и мы продолжали выполнять его указания.

Ортега остался в танке, а Васильев и Пабло выгрузили ящик с Калачиком и потащили его в ЦПУ на втором уровне. На наше счастье и удачу, охранные системы скончались еще лет сто назад, а двери хоть и с трудом, но открывались, и уже через десять минут мы подключили ИИ к управлению станции гиперсвязи. После этого какое-то время ничего не происходило. Тишина. Мертвая. Однако вскоре внизу, на нижнем уровне, заработала энергетическая установка, и пол мелко завибрировал. Но продолжалось это недолго. Зажегся свет, часть мониторов засветилась, на пультах управления замигали разноцветные лампочки, а затем в углу сформировалась мутная голограмма Калачика, который произнес:

– Надо же, ты меня не обманул Миргородский.

– А ты сомневался? – я усмехнулся.

– Ну, я ведь не простая электронная болванка с набором микросхем из керамики и металла, но и человек. По этой причине могу сомневаться. Электронный мозг говорит, что все просчитано и вероятность успеха 99 целых и семь сотых процента, а биологическая составляющая все время немного колеблется.

– И это что-то меняет в наших договоренностях?

– Нет, Миргородский. Все по-прежнему. Сейчас я пошлю в космос сигнал, проверю, какие староимперские станции откликнутся на мой призыв, и можете меня отключать. На это уйдет час, не больше.

– Понятно, а нам данные, которые ты получишь, скопировать можно?

– Запросто, – голограмма кивнула на Пабло. – Насколько я понимаю, этот молодой человек разбирается в компьютерах, вот пусть за мной и проследит.

– Пабло, – я кивнул Бриану на ближайший пульт управления, – посмотри и скопируй информацию на наши носители.

Голограмма Калачика рассеялась, после чего довольный Пабло упал в кресло и занялся делом. Ну, а мы с Васильевым обошли станцию, которая была не очень большой, и прикинули, что отсюда можно свинтить. Ничего серьезного не обнаружили, вокруг много ржавчины и аппаратуры, вот и все достояние. Поэтому мы вернулись к ЦПУ. Затем, не входя в помещение, которое имело стеклянную переборку, присели на скамейку рядом, и я предложил майору:

– Слушай, Васильев, а давай сейчас с императором свяжемся. Как ты на это смотришь?

– Положительно, – майор кивнул. – Но не получится.

– Вот, что ты за человек, майорище, – я слегка толкнул Васильева в бок. – Не получится то, не получится это. Натуральный пессимист. Надо верить и не стесняться, и тогда будет движение. Сейчас Калачик систему проверит и оттестирует, затем разошлет сигналы вызова другим гиперстанциям, и мы его попросим соединить нас с Яргой. Потом ты потребуешь разговора с императором, и мы пообщаемся. Организуем видеоконференцию и все сложится. У тебя же есть какой-то секретный код, который поможет выйти на Серого Льва?

– Код есть, – Васильев кивнул. – Но на Ярге всего две станции гиперсвязи, к слову, Орисабе только одна. И обе станции на столичной планете Ново-Росской империи настроены таким образом, что сигналы со старых гиперстанций принимаются, но игнорируются. Поэтому мы с Яргой не свяжемся.

– Странно. А почему так?

– После развала Старой империи часть гиперстанций попала в руки неоварваров, инопланетян и всякого отребья, которое стало перебрасывать в СКМ компьютерные вирусы. Надо сказать, очень зловредные, и тогдашние правители приняли решение о перенастройке системы. Ярга в то время была столицей Русского сектора СКМ, и наши станции блокируют сигналы Старой империи.

«Наверное, дело не только в вирусах, – промелькнула у меня мысль. – Корпоранты отделились от Старой империи, то есть, по сути, они сепаратисты и мятежники, которые не хотели, чтобы народ получал информацию с других планет. Поэтому высокие начальники придумали версию с компьютерными вирусами и теперь вся информация, которая приходит на станции гиперсвязи со „старых адресов“ в СКМ и НРИ, наверняка, определяется в специальный раздел и просматривается разведчиками. Вот и выходит, что связь как бы есть, но не прямая и с императором поговорить если и удастся, то при посредниках, что крайне нежелательно. Никогда не думал об этом и раньше считал, что все гораздо проще. Но какие мои годы? Мне еще учиться и учиться, а Васильев, ненавязчиво, помогает мне и многое объясняет».

Однако мои мысли остались при мне, и я уточнил у майора:

– Значит, с императором связи не будет?

– Сейчас нет, а если скинуть ему код этой гиперстанции, то она войдет в реестр доступных.

– Ну и хрен с ней, со связью.

Я вытянул перед собой уставшие ноги и спиной привалился к переборке, но Васильев отдохнуть не дал и спросил:

– Кстати, Тор, по-твоему, зачем Калачик проверяет старые станции гиперсвязи?

– Думаю, что тайны здесь нет. Искусственные Интеллекты нуждаются в притоке свежей информации, без которой они хиреют. Поэтому, наверняка, такие ИИ, как Калачик, находятся вблизи древних гиперстанций, а он ищет с ними контакта. Так что сейчас он составит для себя список работающих гиперизлучателей. Потом подумает, вычислит, где его собратья, и полетит к ним. Кстати, не с пустыми руками полетит, а с ЗИПами с техсклада и гипнокартами из Особого Учебного Центра.

– А вот интересно, что он со своей свободой будет делать?

– Можно только догадываться. Захочет, примкнет к какой-нибудь структуре людей как наемник. Пожелает, создаст империю из механизмов, как в фантастических фильмах, кибергосударство (вспомнился популярный на Орисабе киносериал про бесстрашного рейнджера Лукаса Эсперанса – победителя злых киберзлодеев, которые мечтают поработить человечество). Но, скорее всего, на первые десять-двадцать лет, он присосется к какой-нибудь безлюдной станции на фронтире. После чего будет впитывать в себя информацию, думать о вечном и, с помощью староимперских ЗИПов, расширять свои возможности.

– Да уж… – протянул Васильев. – Каждому свое.

– Ага! Одним бабу надо, другим власть, третьим деньги или уважение, а некоторые о внедрении дополнительной микросхемы в мозг мечтают.

Я замолчал, и Васильев тоже ничего больше не говорил, а спустя пару минут мы вернулись в ЦПУ. Здесь мы еще около получаса посидели, дождались, пока Калачик закончит работу, и проследили за тем, как Пабло Бриан копирует информацию. Затем ИИ отключил подачу энергии, и мы отсоединили его от проводов. Ну, а потом отнесли Калачика обратно в танк и выехали наружу

Время полдень. До наступления темноты еще можно проехать несколько десятков километров, и я приказал продолжать движение.

Ворота гиперстанции закрылись. Снова перед нами покрытые лесами западные предгорья Лос-Андатос и разрушенная дорога. Приключение продолжается и «Рокот-МТ» тяжелыми гусеницами вминает в землю куски пластобетона и гравий. Пока все спокойно, но мы не расслабляемся. До следующего объекта, 14-го технического спецсклада, почти девяносто километров. Немало. И что встретится на нашем пути, предугадать нельзя, ибо сюрпризов, как правило, неприятных, на Аяксе хватает.


* * * | Тор | Глава 25