home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Командующий 5-м имперским флотом адмирал Александр Васильев, закинув руки за спину, стоял у огромного обзорного экрана и смотрел на космос. Расцвеченная звездами бездонная чернота всегда манила и привлекала его, сколько он себя помнил. Поэтому адмирал постоянно откладывал выход в отставку, хотя уже давным-давно имел право отправиться на заслуженный отдых. Он не мог оставить космос и жить спокойной размеренной жизнью. Мирное ничегонеделанье в поместье было не для него и сейчас, находясь на ГКП линкора «Юрий Муранов», названного так в честь одного из соратников императора, который погиб в сражении за планету Ярга, он чувствовал, что находится на своем месте.

Семь дней назад Васильева-старшего вызвал к себе государь и отдал ему приказ. Адмирал должен был собрать эскадру из самых боеспособных кораблей и отправиться на учения в безлюдную звездную систему Карпат. После чего ему предстояло дождаться появления переделанного в прорыватель блокады староимперского фрегата класса «Минск» с важным грузом на борту и сопроводить его на столичную планету. При этом Серый Лев сказал, что Васильева-старшего ожидает приятный сюрприз. Какой, он не объяснил, и адмирал, который знал государя практически всю свою жизнь, чертыхнулся и отправился выполнять приказ повелителя.

Пятый имперский флот был последним по счету крупным соединением в структуре Ново-Росских ВКС. Поэтому он считался резервным, снабжался по остаточному принципу, и его боевые бригады никогда не были укомплектованы по штатам. Однако Васильев-старший, как и большинство старых соратников Серого Льва, человеком был деятельным. В связи с этим его флот всегда был готов к тому, чтобы вступить в сражение, а экипажи кораблей, старых, но еще крепких «коробок», комплектовались профессионалами высокого уровня. Так что на сбор эскадры адмирал потратил всего одни сутки – кто знаком с флотской спецификой, тот понимает, что это не срок; и большая часть 5-го флота, оставив на базе сторожевые корветы, тральщики, транспорты и вспомогательные суда, ушла в гиперпространство.

Звездная система Карпат находилась в треугольнике на границе СКМ, НРИ и варварских территорий. Здесь часто появлялись пираты, группы инопланетных кораблей и контрабандисты. В общем, местечко беспокойное, и адмирал не раз приводил сюда свои корабли. Однако в этот раз система была пустынна и, проведя учебные маневры, Васильев сосредоточил эскадру перед одной из удобных точек гиперперехода, и дал флоту небольшой отдых.

Линкор, три линейных крейсера, четыре крейсера, шесть эсминцев, восемь фрегатов и легкий авианосец на сорок четыре аэрокосмических истребителя замерли. Радары, масс-детекторы и акустические сенсоры кораблей и выпущенных с авианосца истребителей ДРЛО «Лауф-190Е» просеивали космос и ничего не могли обнаружить. Вокруг была все та же самая бездонная и бесконечная пустота космического пространства, в которой летали астероиды и метеориты, планеты и их спутники. Личный состав маялся бездельем и, дабы люди не расслаблялись, вскоре адмирал собирался провести очередную учебную тревогу. Ну, а пока он продолжал наблюдать за космической бездной и вспоминал своих близких, жену, детей и внуков. Там, на родной планете, его ждали, и воспоминания о семье грели старому вояке сердце. И только одно беспокоило адмирала – судьба непутевого сына Ильи, который в прошлом году был отчислен из рядов гвардии, а затем исчез в неизвестном направлении.

«Хм! – адмирал мысленно хмыкнул. – Почему я про него вспомнил именно сейчас? Какая ассоциация это вызвала? Может быть, разговор с императором, который как-то намекал, что Илья выполняет важное задание? Возможно».

– Внимание! – по Главному Командному Пункту флагмана эскадры разнесся голос командира корабля, капитана первого ранга Терентьева. – Возмущение гиперполя! Выход из гиперпрыжка! Неизвестные корабли прямо по курсу!

Терентьев мог бы этого и не говорить, вся информация отображалась на экранах боевых компьютеров ГКП, и появление незнакомых кораблей сопровождалось звуковым сигналом. Однако порядок был неизменен и соблюдался неукоснительно с самых древних времен. Все команды и действия на боевых кораблях ВКС дублировались голосом – это закон.

Васильев-старший покинул наблюдательную площадку, сел в адмиральское кресло и бросил взгляд на экран монитора перед собой. Из гиперпространства один за другим выходили корабли, тяжелые крейсера и эсминцы староимперской постройки. Судя по скачущим характеристикам древних изношенных движков, это были неоварвары, и алые точки возникали на экране одна за другой. Их становилось все больше и больше. Десять, двадцать, тридцать, и когда их стало ровно сорок счетчик корабельного БИУСа (боевой информационно-управляющей системы) «Аквамарин-Ран» замер. Система моментально просчитала все доступные ей данные и выдала результаты. Три линейных крейсера класса «Берлин», пять крейсеров класса «Вашингтон», двадцать восемь эсминцев разных классов от «Тасмании» до «Айвенго» и четыре фрегата неизвестного типа.

«Серьезная сила, – отметил адмирал, – ударная мощь противника (в том, что неоварвары пришли с недобрыми намерениями, Васильев не сомневался) не меньше нашей. Однако, судя по возмущению точки гиперперехода это не все. Ну что же, кто еще к нам в гости пожалует? Посмотрим».

– Боевая тревога! – сохраняя спокойствие, произнес адмирал. – Фрегаты вперед! Линкору и крейсерам встать по центру боевого ордера! Эсминцам на фланги! Авианосцу выпустить всех своих птичек! Не спать! Живее!

– Дзу-дзу! Дзу-дзу! Дзу-дзу! – разнеслись по всем кораблям имперской эскадры противные и скребущие по сердцу сигналы боевой тревоги. Забегали матросы, засуетились офицеры, включались приборы, надевались скафандры, и готовилось к бою все имеющееся в наличии вооружение: торпеды, тяжелые разгонные орудия, лазеры, ракеты и зенитные артавтоматы. Корабли четко разворачивались в боевой порядок, и вскоре эскадра была готова к бою.

На острие ордера, как и положено, тонкой цепью разнотипные фрегаты: «Иван Ростов», «Игнат Митяев», «Александр Рожков», «Ян Ковальский», «Майк Гамильтон», «Михаил Янкель», «Семен Смирнов» и «Ринат Сербин». Вооружения на каждом было немного, три-четыре батареи пучково-лучевых пушек, шесть ПКР (противокорабельных ракет), несколько шрапнельных установок ближнего боя и пара дальнобойных разгонных орудий калибром не выше ста миллиметров. Броня на таких кораблях никакая, а силовая защита сдохнет после первого залпа линкора. Они разведчики и зачинатели боя, их преимущество в скорости и маневренности и потому именно они выскочили в авангард эскадры.

За фрегатами группировался ударный огневой кулак. В первую очередь это линкор-стотысячник. Флагман эскадры. На нем восемь мощных разгонных орудия в 300 мм, восемь средних артустановок «Орк», полсотни противокорабельных ракет и сорок пять счетверенных батарей пучково-лучевых пушек. Кроме того, имелась отличная силовая защита, которая была способна выдержать прямое попадание ракеты мощностью до десяти килотонн, а так же толстая бортовая броня.

Рядом со своим грозным собратом встали три линейных крейсера: «Веган», «Райно» и «Тролль». На них все то же самое, что и на линкоре, только они в половину меньше и в половину слабее, и единственное, в чем они превосходили гиганта, это в маневренности и скорости. А за ними более легкие крейсера: «Кнехт», «Витязь», «Стрелок» и «Егерь», больше рейдеры, которые должны наносить удары по коммуникациям врага, чем корабли эскадренного боя.

По флангам застыли быстрые эсминцы: «Скиф», «Сармат», «Половец», «Печенег», «Роксолан» и «Массагет». На каждом по восемь мощных скоростных противокорабельных торпед с умной и дорогостоящей начинкой, два средних «Орка», шесть артавтоматов «Химера», пара лазерных пушек и несколько десятков мин с превосходной системой маскировки и самонаведения.

Ну, а в тылу, звено за звеном выбрасывающий в космос своих «птичек», авианосец «Адмирал Веточкин» со смешанным авиаполком на борту. Половина перехватчики «Сапсан», прекрасные боевые машины с кучей мелкокалиберных самонаводящихся ракет и парой лазерных пушек. Другая половина двухместные штурмовики «Каратель». На каждом одна тяжелая ПКР и лазерная пушка в задней полусфере. Плюс к ним, как дополнение, четыре «Лауфа», два из которых были оборудованы для радиолокационной борьбы и два для радиолокационной разведки.

Тем временем противник тоже заметил ново-россов и выстроился в боевой порядок. Как-то странно. Все крейсера на одном фланге, эсминцы и фрегаты на другом, а в центре пустота. Но продолжалось это недолго. На миг ткань космоса прорвалась, полыхнула разноцветной вспышкой, и в середине строя неоварваров появился огромный металлический шар, который был покрыт многочисленными наростами. Умный БИУС моментально определил «здоровяка» – линкор-двухсоттысячник расы лер-ариш класса «Звездный Пес», который по огневой мощи в полтора раза превосходил «Юрия Муранова».

«Крутой противник, – подумал комфлота. – С ним будет трудно».

– Господин адмирал, – обратился к командующему командир корабля, – думаю, после гиперпрыжка они пустые и теперь набивают свои накопители энергией, чтобы ударить по нам. Надо атаковать пока имеется небольшое преимущество или уходить.

– Да, – согласился Васильев-старший. – Но расстояние все равно не даст нам преимущества, пока сблизимся, они уже будут готовы, да и неоварвары ведут себя необычно. Как правило, они сразу атакуют, не дожидаясь пока восстановится энергоснабжение корабля, а сейчас выжидают. Атаковать их первым я не хочу, здесь не наша территория, за которую мы должны умирать, и уйти мы не можем, приказ. Так что соедини меня с ними. Наверняка, самый главный на линкоре.

– Есть! – четко отозвался каперанг.

Неоварвары решили ответить. На адмиральском экране промелькнули сполохи помех. Затем произошла подстройка видеосистем и появилась мутная неразборчивая картинка, которая быстро обрела четкость, и изображение стало приемлемым для восприятия.

Адмирал увидел кусочек чужого ГКП и затянутого в белые бронедоспехи пожилого смуглого брюнета с многочисленными мелкими шрамами на слегка вытянутом лице и крючковатым носом. Вожак неоварваров взирал на Васильева-старшего с явным превосходством и комфлота, подумав, что сейчас услышит какой-нибудь громкий титул и предложение сдаться, мысленно усмехнулся и представился:

– Командующий 5-м флотом империи Ново-Росс Васильев. Назовитесь, кто вы и с какой целью появились в системе Карпат?

Вождь неоварваров оскалился и с жутким акцентом произнес:

– Светлый хан и гроза Ориона непобедимый Ясир Мак-Магон, – он помедлил и добавил: – Иду в набег, на вас. Сдавайтесь, обесточьте все боевые корабельные системы и ждите абордажные команды.

«Сколько лет с ними воюем, – подумал адмирал, – а ничего не меняется. Спесь и угрозы в начале, ярость во время сражения и слезы в плену. Одно слово – варвары, только на убитых в хлам космических кораблях и с мощным оружием. В чем смысл этих битв? До сих пор не пойму. Ладно, мы границы защищаем и родные миры прикрываем. А этим-то что надо, если десантных транспортов не видно? Только пострелять, и может быть, захватить наши корабли. Но это не окупается. Впрочем, возможно, это только авангард серьезного флота, в котором есть большие десантные корабли с пехотой, так что отступать нельзя, а иначе варвары разбегутся по разным направлениям и будет беда».

Впрочем, мысли адмирала остались при нем и Васильев-старший кивнул:

– Значит, будем биться.

– Отлично! – Ясир Мак-Магон горделиво вскинул голову и с немалым самодовольством в голосе сказал: – Война это хорошо и я надеюсь, что вы окажетесь достойным противником!

Видеосвязь прервалась, экран перед адмиралом потемнел, и компьютер моментально переключился на донесения всех корабельных БИУСОв, объединенных в единую локальную сеть. После чего комфлота отдал команду приготовиться к бою, а затем, как и все офицеры на ГКП, облачился в скафандр, вернулся на свое место и отправил на корабли эскадры схему предстоящего сражения. План был типовой. Встречный бой и сдерживание противника с уничтожением его основной ударной единицы, линкора. Ничего нового для опытных космофлотцев. Вот только противник был мощнее. Но это никого не пугало, ведь неоварвары сильны количеством, а качество на стороне ново-россов.

Две эскадры начали сближение. Расстояние стремительно сокращалось. Интервалы между кораблями небольшие. Энергия силовых щитов в переднюю полусферу. Вскоре противники сблизились на дистанцию оптимального выстрела из мощного разгонного орудия, и адмирал бросил короткую команду:

– Огонь!

Первый залп главным калибром произошел одновременно с выстрелами варваров. Под ногами Васильева-старшего вздрогнула палуба и по корпусу «Юрия Муранова» прошла сильнейшая вибрация. Продолжалось это не более пяти секунд, а когда все успокоилось, по экрану, поверх интерактивной карты, побежали три строки сообщений. В одной отображалось состояние линкора. Внимание! Разгерметизация 6-го кормового отсека! Разгерметизация 3-го центрального отсека! Вторая строка извещала о положении дел в эскадре. Фрегат «Игнат Митяев» уничтожен – прямое попадание главным вражеским калибром в корпус! Эсминец «Сармат» поврежден! Ну, а третья давала информацию о потерях противника, который сходу лишился крейсера, а его флагман, подобно «Юрию Муранову», получил несколько не серьезных повреждений.

Алые, вражеские, и синие, свои, отметки сближались. Флагман 5-го флота вновь тоскливо вздрогнул всем своим корпусом и послал навстречу «Звездному Псу» новую порцию снарядов, которые сопровождались термоядерными ракетами «Гур». Противник ответил, но с небольшим опозданием, видимо, сказывалась плохая выучка вражеского экипажа, и «Юрий Муранов» успел отвернуть.

Одновременно с этим уже подбитый имперский эсминец «Сармат» неожиданно вырвался вперед и оказался среди вражеских кораблей. Наверное, молодой и горячий капитан второго ранга Серко увлекся боем, и его занесло, а возможно, двигатели старого и часто ломающегося корабля выдали больше энергии, чем нужно. Это неважно, а важно другое. Серко пробился через шквал вражеских снарядов, торпед и лазерных импульсов, и четко понял, что шансов выжить у него нет. Поэтому он выпустил в космос все свои противокорабельные торпеды и успел приказать комендорам орудийных установок бить в ближайшие вражеские суда. После чего обреченный эсминец, словно акробат, совершая немыслимые маневры уклонения, продержался под огнем вражеских кораблей, встретивших его плотным артиллерийским огнем и торпедами, очень долго, целых сорок пять секунд. За это время он выплюнул из своего чрева восемь торпед, две из которых пробили силовую защиту «Звездного Пса», и огнем своего главного калибра достал пару вражеских крейсеров. Тем самым эсминец отвлек на себя внимание врага и дал преимущество другим кораблям имперской эскадры.

Мощные разгонные орудия вражеского линкора разорвали «Сармат» на части. Но вслед за ним сразу три имперских корабля смогли вломиться в боевые вражеские порядки. Это были линейные крейсера, которые вырвались из общего строя и опередили «Юрия Муранова». Они шли на полном ходу и молотили противника из всех своих калибров. «Веган» вступил в схватку с вражеским линкором. «Райно» обстреливал крейсера противника, и проскочил дальше. А вот «Троллю» не повезло. Один из вражеских эсминцев влепил ему под дюзы торпеду, и линейный крейсер, потеряв управление, закрутился по кругу и понесся в открытый космос. Это был конец для корабля и его экипажа. Слишком большой была скорость «Тролля» и велики перегрузки. Так что вряд ли его кто-то догнал бы, разве только небольшой гиперпрыжок в пределах звездной системы Карпат совершил и остановил линейный крейсер, точнее сказать, его остатки, через несколько часов. Однако не судьба. Когда линейный крейсер водоизмещением сорок тысяч тонн проносился мимо вражеского линкора, то командир «Вегана» выстрелил в него из главного калибра. Трехсотмиллиметровые бронебойные болванки весом в двести с лишним килограмм врезалась в его борт, после чего лишенный силовой защиты «Тролль», словно ядро, понесся в чужой линкор.

Куски корабельной брони, осколки торпед и шрапнель, подобно огненному дождю, с огромной скоростью ударили в защиту «Звездного Пса» и она не выдержала. Многочисленные воздушные пузыри, окружившие линкор неоварваров свидетельствовали о попаданиях и поврежденной обшивке. Ну, а тут как раз «Юрий Муранов» подошел и имперский линкор врага не жалел. Сразу несколько ракет с термоядерными боеголовками ударили в борт вражеского флагмана, и он, красиво полыхнув огненными вспышками, стал разваливаться на куски.

Тем не менее, несмотря на потерю флагмана, неоварвары не отступали. Они продолжали сражаться, и все еще превосходили ново-россов числом и огневой мощью. Кто-то перехватил управление эскадрой налетчиков, и имперцам приходилось туго. На «Юрия Муранова» навалилось сразу три крейсера. Фрегат «Александр Рожков» столкнулся вражеским эсминцем, корпус которого оказался прочнее, и выбыл из боя. «Райно» был атакован двумя линейными крейсерами класса «Берлин». Крейсера «Витязь» и «Егерь» потеряли ход.

Это было основное, но в целом туго приходилось всем, и если бы не подоспевшие «Сапсаны» и «Каратели», которые сковали сразу три варварских эсминца, то адмирал Васильев уже отдал бы приказ отступать, бросил бы в прикрытие самые побитые корабли, и оттянул остатки эскадры к следующей точке гиперперехода. Ну, а так еще и ничего. Эскадра продолжала бой, хотя нити управления соединением в этом хаосе, когда из-за применения импульсных генераторов радиоволн барахлила связь, выскальзывали из рук адмирала. Грозные боевые корабли осыпали противника торпедами, ракетами, снарядами, лазерными импульсами и пучками высокоэнергичных протонов. И в этом не было ничего красивого. Сгустки воздуха в черноте космосе, редкие вспышки на бортах кораблей, множество разлетающихся в разные стороны обломков и вырванные из корабельных корпусов люди (многие еще живые) в скафандрах.

– Александр Георгиевич, – привлекая внимание наблюдавшего за ходом сражения комфлота, окликнул старого вояку командир линкора.

– Что? – адмирал не оглянулся.

– Очередное возмущение гиперполя. Судя по всему, одиночный корабль.

– Принял.

Васильев-старший обратил внимание на точку гиперперехода. Вспышка! Сполохи! Яркие краски! Но вот все успокоилось, и он увидел боевой корабль, фрегат класса «Минск», который визуально был виден, а приборы его не фиксировали.

«Что такое? – адмирал нахмурился. – Мираж? Нет. Значит, хорошая система помех и маскировки? Да. Так и есть».

Командующий флотом, не обращая внимания на царящую вокруг суету, сам вызвал фрегат на связь:

– «Минск» это «Юрий Муранов», ответьте.

– «Муранов», слушаем вас.

На экране появился стройный молодой человек с поразительно знакомыми чертами лица, но Васильев-старший не мог отвлекаться и представился:

– Адмирал Васильев, прибыл встретить вас и сопроводить ваш корабль на Яргу.

– Виктор Миргородский, командир фрегата, – отозвался парень. – Что у вас происходит?

– Деремся с неоварварами. Так что слушай меня внимательно, Миргородский. Пока мы держим противника, уходи отсюда подальше и двигай к столичной планете самостоятельно.

Молодой командир «Минска» усмехнулся, кинул взгляд на экраны перед собой и сказал:

– Кажется, господин адмирал, в этот раз сбежать у меня не получится. На меня выходит линейный крейсер, а за ним эсминец.

Действительно, от вражеской эскадры отделились два корабля, которые помчались к фрегату. Скорость у них явно была больше и шансов на спасение «Минск» практически не имел. Фрегат надо было спасать любой ценой, ведь приказ императора никто не отменял, и Васильев-старший произнес:

– Держитесь, направляю линкор к вам.

– Не стоит, – парень посмотрел куда-то вбок и добавил: – Мы сами к вам прорвемся.

– Вы не сможете.

– Сможем. Кстати, тут с вами мой старший помощник рвется пообщаться.

Адмирал поморщился, не до того сейчас, не до разговоров. Но перед ним возник сын, Илья Васильев, великовозрастный шалопай, который весело улыбнулся, взмахнул рукой и прокричал:

– Батя, держись! Мы уже идем! Русские не сдаются!


Глава 29 | Тор | Эпилог