home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

С Аякса мы ушли красиво и без особых хлопот. По дороге обучили людей, пообщались с императором (впечатлений масса), распределили поисковиков по боевым частям и добрались до «Таравы». На космодроме загрузили все свободные помещения фрегата дорогостоящими трофеями и помчались.

На орбиту выскочили не сразу. Сначала, прикрываясь грозовыми весенними тучами, прошли в атмосфере триста километров – это чтобы корпоранты не смогли просчитать откуда мы взлетели, и только затем поднялись в космос. После чего включили систему помех и маскировки «Пелена», проскочили мимо эсминцев контр-адмирала Гавиоты и добрались до ближайшей точки гиперперехода.

Так мы покинули систему Буран. При этом, что поразительно, я справлялся со своими обязанностями навигатора и командира боевого корабля, не задумываясь. Я точно знал, что и как нужно делать, какую программу запустить и что просчитать – такие ощущения, словно всю свою жизнь на ходовом мостике провел. У остальных членов экипажа, кстати сказать, сбоев тоже не наблюдалось. Что ни говори, а гипнокарты великая вещь и молодцы предки, которые их придумали.

Однако не все прошло гладко. Когда мы вышли на финишную прямую и оказались в звездной системе Карпат, где нас должны были ожидать корабли императора, выяснилось, что рядом идет ожесточенное сражение. Рубилово не на жизнь, а на смерть. Ново-россы против неоварваров. И тут мы, такие красивые и на новеньком фрегате без ракет «Гур», но зато с отличной системой помех, «Химерами», «Верами», «Орками» и генератором импульсных радиоволн. Ну, а поскольку варвары набросились на нас практически сразу, а драпать нам было некуда – мы не успевали набрать скорость, пришлось принимать бой.

– Экипаж внимание! – я включил систему общего оповещения. – Говорит командир! На нас прет линейный крейсер класса «Берлин», древняя, но все еще мощная бандура с большими пушками и термоядерными ракетами, которая может размазать нас с одного выстрела. А за ним идет эсминец класса «Айвенго», тоже не слабый кораблик. Страшно!? То-то же! Но я вас обрадую, имперская эскадра рядом и нам надо только проскочить мимо этих ржавых «коробок». Однако это получится только в том случае, если каждый четко сделает свою работу. Поэтому слушайте боевой приказ! БЧ-5, Ортега, движки на полную мощность! БЧ-2, Васильев, бей противника по готовности! БЧ-4, Бриан, на тебя особая надежда, как только сблизимся с «Берлином», включай генератор! У противника электроника старая, от мощного импульса должна сдохнуть! Давай!

Командиры боевых частей ответили четко по уставу, которому их никто не обучал, опять сказался момент внедрения знаний посредством гипнокарт. После чего я кинул косой взгляд на своего подвахтенного штурмана, Ахмеда Бялецкого, а затем на Васильева, спину которого видел сквозь прозрачную бронепластовую дверь Поста Управления Огнем (ПУО), и целиком сосредоточился на бое. Скафандров никто не натягивал, у нас лишь нуждающиеся в ремонте старые образцы, ненадежные, и если будет попадание в штурманскую рубку, то нам в любом случае конец. Так-то. Опять же привычки носить скафандры ни у кого не было, и мы ими пренебрегли. Может и зря. Но как-то само по себе получилось.

Противник был все ближе, и дистанция сокращалась очень быстро. Силовой щит, на который приходилась треть вырабатываемой нашим движком энергии, был слабоват. По этой простой причине надежды на него практически не было. Однако это лучше чем ничего и, сфокусировав его в передней полусфере фрегата, я повел наш кораблик прямо на линейный крейсер. По экранам бежали цифры и скакали диаграммы. БИУС фрегата, надежный «Аквамарин-Раус», анализировал поступающие к нему данные и подсказывал варианты развития событий, а мне оставалось только выбирать самый удобный. Вроде бы все просто, с такой работенкой даже обезьяна справится, если ее поднатаскать. Но одно неловкое движение, и ты труп, поэтому из множества вариантов следовало всегда выбирать правильный, а иногда и по-своему поступать, ибо БИУС тоже может ошибаться.

Вражеский «Берлин» выстрелил, орудия у него покрупнее, все же триста миллиметров против наших ста. Но фрегат у нас, как я уже отмечал, отличный и верткий, мы не любители и нас прикрывала «Пелена», так что среагировал я вовремя. Маневр уклонения и снова разворот на тяжеловесного противника. Надо было с ним сблизиться на дистанцию хотя бы в четыреста километров, по космическим меркам мизер. Но именно с такого расстояния надежно работает генератор импульсных радиоволн, и если он сможет дотянуться до вражеского корабля, «Берлин» реально превратится в металлическую коробку водоизмещением сорок пять тысяч тонн. Ведь без электроники он не сможет двигаться и стрелять, а главное потеряет управляемость.

Еще немного. Еще. Ближе. Очередной залп тяжелых кинетических «Орков». Уклониться было сложно, расстояние меньше, но я опять успел. Ну, а потом в дело вступила наша дальнобойная артиллерия.

– На-а, сука!!! – услышал я голос Васильева, для которого этот бой не просто очередная схватка, а личное дело, ибо он сражался за СВОИХ и спешил к родному отцу.

Два наших «Орка» выплюнули в черноту космоса разогнанные до сверхсветовой скорости бронебойные болванки, и они ударили в силовой щит линейного крейсера. Мы его не пробили. Жаль. Но на удачу в этом случае никто не рассчитывал, а значит, норма, продолжаем бой. Все произошло очень быстро и «Берлин» выстрелил в третий раз. Резкий разворот фрегата, но снаряды противника все же задели наш силовой щит и он «затрещал» по швам. Думал, что развалится. Напряжение на него сильное и предохранители погорят. Но нет. Щит выдержал, а варвары по неизвестной мне причине не стали применять противокорабельные ракеты. Может быть, они хотели обездвижить нас и захватить как ценный приз. Скорее всего. И в этом была их ошибка. Они дали нам возможность приблизиться, и Пабло Бриан «выстрелил» в корпус линейного корабля из своего оружия.

Ни взрывов, ни вспышек. Ничего. Визуально я не мог определить, достиг ли наш удар цели. Однако умные приборы и БИУС сразу зафиксировали, что вражеский корабль обесточился. И вроде бы он продолжал рассекать космическое пространство, но силовой щит исчез, и летел бронированный монстр уже по инерции. У меня даже мелькнула мысль – добить сволочь. Но битва между неоварварами и имперцами не стихала, и я только постарался пройти поближе к линейному крейсеру, а Васильев этим воспользовался.

«Орки» фрегата всадили в «Берлин» по снаряду и они прошили его борт, а затем взорвались где-то в районе двигательного отсека и ГКП. Отличные выстрелы, а следом и мелочь свое слово сказала. Орудия «Вера» осыпали линейный крейсер разогнанной до немыслимых скоростей шрапнелью, которую даже броня остановить не смогла, а потом отработали пучково-лучевые «Химеры». После чего вражеский корабль окутался белесой дымкой, которая была очень хорошо видна на черном фоне космоса. Это сквозь многочисленные пробоины и трещины в корпусе крейсера уходил в вакуум воздух.

«Эсминец! Не забывай про него! Не расслабляйся!» – мысленно одернул я себя и обратил внимание на следующего противника.

«Айвенго» несся на нас и командир эсминца выжидать не стал. Он атаковал фрегат всеми имеющимися у него средствами. Торпеды, снаряды, высокоэнергичные протоны – все это против нас. Однако фрегат по-прежнему прикрывала «Пелена». Поэтому самонаводящиеся торпеды фрегат не увидели и бесцельно закружили на одном месте. Так что в самом начале схватки, когда наша скорость практически сравнялась со скоростью эсминца, для нас все складывалось очень хорошо. От снарядов мы ушли, а затем приблизились к «Айвенго» и вновь Пабло врубил генератор радиоволн. Раз! Невидимый импульс ушел в сторону корабля неоварваров, и его постигла участь линейного крейсера.

Победа! Наши артиллеристы влепили в эсминец противника несколько снарядов, и мы уже были близки к тому, чтобы спрятаться за огромной тушей «Юрия Муранова», а затем занять место рядом с авианосцем, который находился в тылу имперской эскадры. Однако на «Айвенго» кто-то еще продолжал дышать, и пара вражеских торпед вышла на наш след. Видимо, артиллерист сменил режим наведения, а поскольку выхлоп ракетных дюз за кормой фрегата был, пусть даже небольшой, то он и стал целью. Подобно охотничьим псам, торпеды устремились вслед за нами, и скорость у них была в два раза выше нашей.

– Васильев! – окликнул я моего временного старпома. – Сбей торпеды артиллерией!

– Да-а-а! – проревел он.

– Бриан! Попробуй сжечь им мозги!

– Понял, командир!

Две зенитные «Веры» и одна батарея «Химер», которые прикрывали корму фрегата, начали осыпать приближающиеся торпеды шрапнелью и протонами. Артиллеристы молотили без остановки, и одну торпеду уничтожили на безопасном расстоянии. А вот вторая не подставлялась. Раз за разом она уходила в сторону, и тогда я отдал приказ Бялецкому:

– Ахмед! Отстреливай один из наших шаттлов и веди его на торпеду! Живее!

Бялецкий команду услышал и понял. На фрегате четыре шаттла и один из них был аварийно выкинут за борт, а затем помчался навстречу торпеде и принял на себя ее удар. И все бы ничего, но торпеда находилась неподалеку. Взрыв! Осколки догнали нас и прошлись по левому борту фрегата. Одну «Веру» и батарею пучково-лучевых пушек буквально срезало с корпуса. Но на этом и все. Корабль выдержал свой первый бой, и мы благополучно достигли «Юрия Муранова», который прикрыл нас и дал возможность фрегату оттянуться в тыл.

Тем временем сражение между ново-россами и неоварварами продолжалось, и чаша весов склонялась на сторону имперцев. Действуя парами, имперские корабли уничтожали врагов одного за другим, а юркие истребители и штурмовики им в этом помогали. Так что исход битвы был предрешен, и слабо организованные неоварвары стали отступать. Сначала один из боя вышел. За ним последовал другой, а дальше включился стадный инстинкт и чувство самосохранения. Битые корабли с огромной скоростью разлетелись по звездной системе. Семнадцать боевых вражеских единиц оттянулись к точке гиперперехода, и ново-россы их не преследовали.

Адмирал Васильев-старший потерял половину своей эскадры, и продолжать сражение уже не мог. Так что вроде бы одержана славная победа, но она была «пирровой». Комфлота, который имел на борту линкора станцию гиперсвязи (мощность движков позволяла и это флагман), конечно, вызвал подкрепления. Но когда они прибудут? Минимум через сутки – это если очень будут спешить. А опасная точка гиперперехода рядом и не факт, что из нее не вывалятся новые враги. Поэтому Васильев-старший отметил профессионализм нашего экипажа и решил вместе с потерявшими боеспособность кораблями флота отправить нас от греха подальше в сторону империи. Ну, а сам, как ему и положено, стал собирать трофеи, искать выживших людей, на ходу ремонтировать корабли и готовиться к новому бою.

Что же касательно меня, то я принял доклады командиров боевых частей, а затем почувствовал себя усталым и разбитым. Поэтому передал управление кораблем Бялецкому, а сам переместился к небольшому диванчику в уголке (для подвахтенного) и, закинув руки за голову, упал на него. Мышцы на руках и ногах ныли, на лице была сухая солоноватая корка от высохшего пота, и мне хотелось покоя. Но куда там?

– Хорошо повоевали, – рядом оказался Васильев, который присел на стул. – И нашим (это слово он выделил особо) помогли, и под удар не подставились.

– Да, – согласился я. – Неплохо постреляли.

– Вот только жаль, что без трофеев.

– Ты про линейный крейсер и эсминец говоришь?

– Ага. Ведь это мы их из строя вывели, значит, имеем право на приз.

– Нам подбитых неоварваров не догнать. Да и десанта нет, чтобы брать линейный крейсер на абордаж. Сам видишь, какой хаос на поле боя. Тут сам черт ногу сломает. Траектории у битых кораблей дикие, а скорости несусветные.

– Так я и не спорю, – майор кивнул и спросил: – Тор, я с батей пообщаюсь?

– Зачем спрашиваешь? Бери и общайся.

– Но командир-то ты.

– И то верно. Кстати, старпом, как там наш пассажир?

– Кармен?

– Она самая, у нас других нет.

– Нормально. Бегает по боевым постам, сейчас сюда прибежит.

– Ну-ну, девушка жаждет сенсацию, и она ее получит. Вот только обнародовать ее не сможет. Впрочем, это неважно.

– Точно.

Майор кивнул и отправился разговаривать с отцом, а я закрыл глаза и выключился. Устал и перенервничал…

Проснулся я спустя несколько часов уже в гиперпространстве. В ходовой рубке все спокойно и мирно. Бялецкий на вахте. Экипаж отдыхает и никаких происшествий. Еле слышно гудят древние приборы, вокруг тишина и только серв-робот, прихваченный нами с «Таравы», время от времени постукивает по палубе своими механическими лапками. Вот таким был последний этап нашего путешествия, которое закончилось через сорок семь часов.

Фрегат, которому мы до сих пор не придумали имя, вынырнул из гипера вблизи планеты Ярга в системе Таганай. В точке перехода висела огромная космическая крепость с мощнейшими разгонными орудиями, а помимо того вокруг находилось много минных полей. В общем, разумная предосторожность и если здесь появятся враги, то им сразу же настанет пи…, короче, плохо им будет.

К счастью, нас уже ожидали. Васильев-старший доложил о событиях в системе Карпат, и нам дали коридор для спуска на планету. Битые корабли 5-го флота еще не появлялись, но это не наша забота, и вскоре мы оказались на одном из закрытых военных космодромов вблизи Ярграда.

Корабль опустился на поверхность. Горячий корпус фрегата стал понемногу охлаждаться, и по международным правилам мы были обязаны ожидать таможенников, эпидемиологов и представителей портовой администрации. Однако практически сразу подле фрегата опустился бронированный аэромобиль, по сути, атмосферный штурмовик, с личным гербом императорской фамилии, голова оскалившегося льва на щите. После чего из него появился поджарый брюнет в строгом темно-синем мундире с погонами полковника и при оружии, справа пистолет, а слева короткая шпага.

– Личный адъютант императора, – сказал Васильев. – Это хорошо, добрый знак.

– Мне пока без разницы, – ответил я и направился к открытому настежь грузовому пандусу.

Я вышел, вобрал в грудь напоенный морской солью воздух (рядом океан) и кивнул полковнику:

– Виктор Миргородский, поисковик.

– Александр Маноцкий, – без громких титулов и званий представился адъютант. – По приказу Его Императорского Величества прибыл, дабы сопроводить вас во дворец.

Обернувшись, я кинул взгляд на своих товарищей, которые наблюдали за мной, взмахнул рукой и произнес:

– Отдыхайте, камрады. Скоро вернусь. Все в порядке.

Далее я снова посмотрел на Маноцкого, машинально одернул камуфляж, самый обычный, сдвинул кобуру с пистолетом и покинул корабль. Нога опустилась на пластобетонное покрытие космодрома, и в этот момент я подумал, что сделал не просто еще один шаг, а шаг в новую жизнь. Будет ли она лучше той, что была? Вряд ли. Но то, что суеты в ней будет больше, несомненно.

Конец первой книги.


Глава 30 | Тор |