home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

По городку, который был основан пару лет назад, но до сих пор не имел названия, я бродил до самого вечера, и кое-что для себя понял. По сути, это большой рынок, ремонтная мастерская, барахолка, перевалочный пункт и бордель. На постоянной основе здесь находились только блюстители правопорядка – сумасшедший шериф со своими отморозками, солдатами из самых отпетых, какие только были на базе «Дуранго». Охранники гостиниц, немногочисленная обслуга, продавцы магазинов, ремонтники, дешевые шлюхи и работники свалки, принимающие всякое барахло, которое не брали на базе. Ну, а все остальные люди, которых я встречал в этот день, только временные гости: поисковики, охотники, военные и фермеры, которые приехали по делам или за развлечениями.

В общем, все при деле. Приписанные к «Дуранго» бригады работают – зачищают окрестность, фермеры трудятся, а военные несут службу, и эти группы мало пересекаются, разве только в этом городке, и когда это происходило, то случались перестрелки, которые моментально пресекались силами блюстителей законности. После чего вершился скорый суд и выявлялся крайний, который получал суровое наказание в виде расстрела или очень крупного штрафа. Поэтому, кто дружил с шерифом и делал ему подарки, тот мог чувствовать себя спокойно. Но меня это пока не касалось, ибо серьезных врагов у Виктора Миргородского еще нет, и насолить я никому не успел…

День подходил к концу, и я вернулся в гостиницу, где в холле встретил Валеева. Некогда бравый сержант продолжал чудить. Он стоял в центре помещения, у него в руках была веревка, а под ногами Валеева крутился рыжий котенок, самый обычный. Сержант дергал за веревку, а лохматый малыш лапкой пытался ее подцепить. Можно сказать, что картина умилительная, ведь это игра. Однако неожиданно наемник выпрямился, гордо вскинул подбородок, посмотрел на котенка сверху вниз и презрительно процедил:

– До…уя играешь, кошка… Сейчас получишь…

После этого сержант поднял ногу, но кошак, словно почуял беду, шмыгнул за стойку, спрятался у охранников гостиницы и затих. Ну, а Валеев проводил его печальным взглядом и, тяжко вздохнув, направился в питейное заведение.

– И часто он так? – подходя к охранникам, я кивнул в сторону наемника.

Один из парней хотел ответить, но сдержался и посмотрел мне за спину. Я обернулся и обнаружил перед собой Генри Риордана, бывшего капитана, высокого худощавого шатена с породистым холеным лицом в потертом офицерском мундире.

– Миргородский? – Риордан слегка приподнял правую бровь.

– Он самый, господин капитан, – улыбнувшись, ответил я.

– Как ты сюда попал?

– Случайно. Выпал шанс свалить с Орисабы, и я им воспользовался.

– Сержанта уже видел?

– Да.

– А разговаривал с ним?

– Бесполезно. Он меня не узнал. Кстати, что это с ним?

– Да у него после распада «Центуриона» вся жизнь под откос. Вот он и сорвался. Впрочем, пойдем ко мне, поговорим.

Как выяснилось, Риордан жил рядом, комнатка, как и у меня, только хлама много, видимо, добыча из рейдов и всякая мелочевка с прошлого места службы скопились. Мы присели, капитан на койку, а я на стул, и он сказал:

– Рассказывай, как ты здесь оказался.

– История у меня короткая, – начал я. – Деньги за обучение поступать перестали, и я оказался на улице. Деваться было некуда, пару месяцев находился на нелегальном положении, а потом повезло, одного темного дельца отоварил и документами разжился. Все чисто, но дружки «клиента» решили меня отловить, и пришлось бежать. Самый наилучший вариант – завербоваться на вольное поселение и так я оказался на Аяксе. Прибыл, пробил, что здесь и как, оформился в программу «Вольный стрелок» и узнал про наемников из «Центуриона».

– Молодец, хваткий парень, не растерялся, – капитан качнул головой и задал мне вопрос: – Как у тебя с деньгами?

– Плохо, – сразу отрезал я.

– Хм! Ну, ладно.

Капитан Риордан поморщился, видимо, он был на мели, и я поинтересовался:

– Господин капитан, а как «Центурион» распался?

– Да обычно. Когда мы подписывались на контракт, то ожидалось, что новороссы будут постоянно атаковать Махаон и «Центурион», как подразделение находящееся на передовой, станет получать приличную оплату. Однако имперцам никчемный мир на окраине СКМ оказался не нужен, деньги по договору с корпорантами выплачивались небольшие, а людей кормить требовалось. Вот Харрис и полез в кредиты. Один взял, да другой. Все время надеялся, что вот-вот на планету кто-то нападет, и он с этого много корпоративных марок возьмет и трофеи, а затем бригада сможет свалить подальше. Но видно не судьба. Полгода назад пришла пора расплачиваться, и полковник собрал личный состав из ветеранов. Он толкнул речь, что надо спасти бригаду и объявил сбор средств. Кое-что мы собрали, и Харрис продал часть автопарка. За счет этого расплатились, но потом подоспел второй кредит и «Центурион» распался.

– Ясно. А здесь вы как оказались?

– Завербовались. Денег не было, зато один из колониальных транспортов «Орисаба инкорпорейтед» приземлился. Деваться было некуда и те, кто не имел возможности самостоятельно покинуть Махаон, перебрались на Аякс. Большинство наших на базе «Сонора», а здесь два неполных взвода, которые влились в три вольных отряда.

– Ну, а Харрис где?

– Неизвестно, – капитан поморщился. – Наш доблестный полковник и несколько приближенных к нему офицеров исчезли в неизвестном направлении. Как говорится – и улики все покрыты полумраком

Риордан нахмурился, наверное, ему было неприятно вспоминать Ромуальда Харриса, и я перешел к реалиям сегодняшнего дня:

– Как у вас с перспективами, господин капитан?

– Плохо. Мы вошли в отряд «Белая гора» и даже получили задаток за предстоящую работу. Но у лидера что-то не клеится, и мы сидим на месте. Деньги на исходе и группа, того и гляди, разбежится. Валеев вчера сам от нас отделился, и если ничего путевого быстро не подыскать, то придется идти на поклон к Альберто. Знаешь такого?

– Слышал о нем немного. Самый крутой команданте в округе.

– Это точно. У него под началом почти четыре тысячи рыл. Альберто Тейлор в прошлом сам офицер и редкостная гнида: ворюга, насильник и взяточник. Его сослали на Аякс четыре с половиной года назад. Срок ему дали шестьдесят лет, и сорок он уже откупил. Два года назад сколотил свою бригаду, пошел подниматься и теперь считается самым результативным добытчиком базы «Дуранго».

– А на чем он поднялся?

– Ты имеешь в виду, что команданте находил?

– Да.

– Я слышал, что сначала Альберто нашел два сбитых аэрокосмических штурмовика и на этом заработал денежку, славу и уважение. Затем его бригада разминировала семь или восемь минных полей, и за это он получил бонусы. Потом была вскрыта ремонтная база самоходных орудий, а там чего только не оказалось. Ну, а потом бригада Альберто демонтировала упавший в предгорьях корвет класса «Сапсан», зачистила около пятидесяти квадратных километров территории и вышла к танково-ракетному полигону, где, по слухам, остались подземные бункера с учебными классами.

– Круто.

– Это да.

– А вообще бригад вокруг «Дуранго» много?

– Под две сотни будет, если не считать вольные команды из беглецов и спецназовцев с базы, которые бродят где и когда хотят.

– Так, а почему вы именно под Альберто пойти хотите?

– Потому что у него самые выгодные контракты. Изначально наша «Белая гора», в которой мы сейчас числимся, должна была взяться за разминирование одной заброшенной радиолокационной станции. Работа сулила хорошую денежку и на местной свалке мы с Планком – ты его знаешь, начали собирать инженерного робота. Но в последний момент люди Альберто подсуетились и перехватили контракт. Короче, беспредел. Ну, а мы уже все подходы к объекту разведали и составили план по разминированию. Вот и думаем, раз группа пролетает, так хотя бы наши наработки команданте продать.

– А сами на контракт подписаться не пробовали?

– По программам, что ли?

– Ну, да.

– Чепуха это. Просто так, без крыши и волосатой лапы на базе ничего сделать не получится, или подставят, или сам в «зеленке» сгинешь. Программы только пошли, а трупов уже не меньше полусотни, и только у Маэстро дела идут.

– Маэстро это скуластый мужик на бронетранспортере?

– Он самый, – наемник наморщил лоб. – Кстати, он сегодня команду для разовой акции набирает, можешь с ним прогуляться и знакомство свести. Пригодится, ибо он человек в здешних местах авторитетный и его даже Альберто побаивается.

– С чего бы это?

– Крутой он. Очень. И ко всему этому старожил. Маэстро сюда еще с первой партией колонистов прибыл, и с тех пор поднялся. Говорят, с дикарями дела мутит, и на базе подвязки имеет вплоть до самого генерала Веласкеса, да между бригадирами за долю малую мосты дружбы наводит. Своего рода смотрящий. И поговаривают, что у него на личном счету почти сто тысяч марок. Однако он под обычного бродягу косит.

– А команда у него есть?

– Пять-шесть человек постоянно рядом крутятся, но все они идут как вольные поисковики. То есть Маэстро за них не отвечает, но подкармливает бойцов регулярно.

– А где его можно найти?

– За гостиницей гаражи. Маэстро и его братва почти всегда там. Обычно они костры жгут, байки травят, выпивают и технику свою латают.

– Спасибо за информацию, господин капитан, – я двинулся на выход.

– Сочтемся.

Маэстро оказался именно таким человеком, каким его обрисовал Риордан. Спокойный, уравновешенный и непомерно крутой боец. Выяснилось, что вчера он начал торговлю с племенем местных дикарей (задание с базы). Он привез коренным обитателям планеты продовольствие, медикаменты, витамины для детей и одежду, а взамен они скинули ему координаты упавшего в горах минного тральщика. В итоге на товары для обмена Маэстро потратил десять-двенадцать тысяч реалов, а за установление контакта с дикарями получил две тысячи. Кажется, убыток? Э-э-э, нет. А минный тральщик? Пять процентов от его стоимости, даже как металлолом, Маэстро теперь получит, а это при самых паршивых раскладах около двухсот тысяч реалов. Но чтобы получить деньги необходима оценка находки и завтра вольный стрелок собирается отвезти на место человека с базы, который разметит участок, оценит находку, а затем выставит ее на торги между бригадами поисковиков, которые займутся демонтажем космического кораблика. Все просто. Однако в горах прячутся бандиты и необходимо прикрытие. Поэтому Маэстро набирал бойцов и арендовал транспорт. В итоге я решил ехать, поговорил с авторитетным человеком несколькими словами, получил на свой счет полсотни реалов (треть оплаты за рейд), вернулся в номер, подготовил снаряжение и завалился спать…

День начинался со стука в дверь. Я проснулся, оделся для выезда в поле (бронекомбинезон, шлем, пистолет, разгрузка с боеприпасами, нож, аптечка и пара сухпайков), и спустился вниз. Магазин посетить я вчера не успел, да и ладно. Поездка неприятностей не сулила, по крайней мере, так утверждал опытный Маэстро, и вскоре я находился возле бронетранспортера. Авторитет построил отряд, в котором оказалось почти три десятка бойцов, кто в бронекомбинезоне, кто в бронежилете, а некоторые вообще без ничего, в обычном камуфляже. Типичная банда. Кстати, среди поисковиков находился немного оклемавшийся сержант Валеев, который узнал меня и кивнул, словно старому приятелю. Ну, а потом был инструктаж. Едем. Добираемся до точки. Высаживаемся и пешком выходим к горному озеру, в котором лежит древний имперский кораблик. После чего отряд обеспечивает прикрытие Маэстро и «оценщика», пожилого мужика с близоруким прищуром и тяжелой сумкой на боку, а потом возвращается. На все про все один световой день, если не будет задержек.

– Все понятно!? – пройдясь вдоль строя, выкрикнул Маэстро.

– Да-а-а! – браво ответили бойцы, большинство из которых страдало от похмелья или еще не отошло от наркоты.

– Тогда на погрузку! Свир, распредели, кому и куда!

Бронеколонна была небольшая. Пара легких багги – это разведка. Два колесных броневика (один с автоматической пушкой, а другой с крупнокалиберным пулеметом) и бронефургон. Помощник Маэстро кряжистый здоровяк Свир разместил личный состав, и я оказался в автомашине, рядом с сержантом.

Бойцы расположились на прикрученных к броне скамейкам, а один взобрался в маленькую башню наверху, где на турели находился ручной пулемет. Тронулись. Попылили в сторону гор. Было, я хотел поговорить с Валеевым, но сержант как-то сразу выпал в осадок, поник головой и заснул. Поэтому я пристроил между ног автомат, а затем, настроив коммуникатор на частоты шлема, стал просматривать фильм о местной флоре и фауне, и так скоротал пару часов.

Что происходило за бортом, я не видел, окон-то нет. В каком направлении мы ехали, непонятно. Только шум громыхающих неплотно прикрученной листовой броней автомашины, да еле слышные голоса бывалых бойцов Маэстро, которые перекликались друг с другом, вот и все, что я смог уловить. Как-то вдруг я задремал, но вскоре произошло то, чего никто не ожидал.

– Бух-х! Бух-х! – прямо над крышей автомашины что-то взорвалось, а затем автофургон стал заваливаться набок. Происходило это медленно. Поэтому я успел вскочить на ноги и, используя скамейку как опору, постарался не упасть. Получилось, и когда наше автотранспортное средство свалилось набок, я выронил свое оружие, но остался стоять, и приник к борту. За ним слышалась заполошная стрельба, и взрывались ручные гранаты. Шел бой, реальный, а потом в дверь автофургона что-то с силой ударило и она, жалобно скрипнув петлями, распахнулась. Внутрь просунулся автомат, и я действовал по наитию. Схватился за оружие, судя по короткому стволу и маркировке в виде иероглифа что-то вроде китайского АК-200У, и резко, что было сил, рванул его на себя.

– Сука! – услышал я снаружи чей-то разъяренный вопль, и автомат оказался в моих руках.

– Щелк! – я машинально передернул затвор и на пол выпала маленькая безгильзовая пуля калибра 5.45. Если чувак, у которого я выхватил оружие, не стрелял, а ствол холодный, и в китайском «калашникове» укороченной модели полный магазин, то у меня семьдесят патронов без одного. Что делать и как поступать – эти вопросы не возникали, так как нападавшие мне явно не друзья, а значит, все просто – я принимаю бой.

Размышлял я недолго. Мысли пронеслись в голове в одну секунду, и я стал действовать. Оглянулся. Все, кто ехал со мной, валяются на полу без сознания, не успели бойцы среагировать на подрыв и только сержант (везучий человек) вылезает из-под груды тел и у него в руках мой «кайен». Сам не знаю почему, рывком я скинул с себя разгрузку и бросил ему:

– Лови!

Валеев воспринял это как должное и встал. После чего я опустился на пол и выглянул наружу. Фургон лежал поперек грунтовой дороги и под самой дверью, встряхивая окровавленной правой рукой и, матерясь, стоял какой-то оборванец. Худой, грязный, всклокоченный, борода торчком и на теле обрывки робы, зато на груди новенькая разгрузка с боекомплектом, и левая рука лишившегося своего ствола человека пытается вытащить из нее гранату. Медлить было нельзя – этот гад мог запросто кинуть гранату в фургон и все, прощай жизнь. Мне такой расклад не нравился, и я, без всяких сомнений, нажал на спусковой крючок.

Автомат издал характерное покашливание и выплюнул в грудь оборванца рой стальных шмелей, которые вонзились в его тело. Противник, раскинув руки, повалился на спину, а я снова выглянул наружу, прислушался к шуму боя, который не стихал, но сместился в сторону от меня, судя по всему, в голову колонны, если мы в ее конце, и спрыгнул наземь. Здесь быстро содрал с бородатого бродяги разгрузку, ведь мой основной ствол у сержанта, который выскочил из фургона следом, и замер.

Хруст веток слева и перекатом я ушел на обочину. Пыльные кусты прикрыли меня и тут же над головой просвистели пули. Фью-ить! Фью-ить! Кто стрелял, не видно, где прячется противник, не ясно, и где Валеев, не понятно. Но одно я понимал четко – застыл на одном месте, превратился в мишень. Так меня учили в «Центурионе» и в военном училище. Впрочем, эти мысли пришли и развеялись – не до того сейчас.

Я отполз назад и оказался в сырой низине. Кругом зеленка и видимость метра два. Время от времени над головой продолжают посвистывать пули. Наверное, автомат, скорее всего, что-то не выше шести миллиметров, может быть, китайский короткоствольный «калаш», как у меня. Не суть важно, главное, что не пулемет, а то бы мне писец. Став на колени, я накинул на себя чужую разгрузку, включил прицелы шлема, и проверил, что имею. В кармашках пара гранат и шесть магазинов, плюс автомат и в нем примерно шестьдесят патронов, а на боку пистолет и нож. Норма, жить можно, а чтобы жить хорошо, необходимо одолеть противника и заработать себе репутацию, так что отсидеться в стороне не получится – пошел Витя.

Вдоль грунтовки я двинулся в голову колонны. На дороге, примерно возле автофургона, взорвались гранаты. Бах! Бах! Бах! Три штуки. Неужели бронефургон закидали или Валеева достали? Возможно. А следом, где-то впереди, включилась в работу пушка, которая дала всего две длинные очереди, но после сильного одиночного взрыва она заткнулась. Ладно. Меня пока никто не достал и это хорошо.

Я отполз от места, где юркнул в зеленку, метров пятьдесят, и обнаружил свежую тропинку, которая вела на дорогу. Ясно, что ее натоптали нападавшие, а раз так, то можно ударить им в тыл и, двигаясь по их следам, выйти к броневику. Осторожно и без шума, как и положено в лесу, я выдвинулся к дороге и увидел следующую картину. Стоит бронетранспортер Маэстро с развороченной броней, видимо в него вмазали из РПГ или РШГ, и на башне куски мяса, не иначе водила или стрелок. Внутри что-то дымится, и дуло автоматической пушки смотрит в небо. Под развороченными колесами несколько трупов и рядом возятся два человека. Один бродяга, вроде того, которого я подстрелил, а другой Маэстро.

«Вот же, случай людьми играет, – подумал я, глядя, как два мужика лупцуют один другого и пытаются дотянуться до оружия, поисковик в броне до пистолета, а бандит в камуфляже до кинжала. – Наверное, это мой шанс приподняться. Везет».

Приклад упирается в плечо. Мушка смотрит туда же, куда и глаза. Кроме двух рукопашников рядом никого. Основной бой по-прежнему идет где-то впереди, возле второго бронетранспортера, и я подскакиваю к Маэстро и бандиту. Последний в этот момент как раз смог свалить поисковика, и выхватил кинжал, но я был рядом.

– Тах-тах-тах! – короткая очередь вскрыла череп нападавшего. Стальные пули расплескали его мозги по пыльной дороге и броне, а Маэстро выхватил пистолет, и едва не выстрелил в меня. Было, он вскинул ствол, и я сделал то же самое. Обидно было бы, если бы меня убил спасенный человек. Однако поисковик опомнился. В его налитых кровью бешеных после драки глазах мелькнуло узнавание, и он выдохнул:

– Откуда ты здесь?

– В фургон такой вот хмырь, – я пнул ногой тело бродяги, – вломился. Ну, я его и достал.

– Молодец, парнишка… Молодец… Давай свой комм…

– Связь?

– Да.

Левая кисть вперед. Пик-пик. Прошло соединение, и я спросил Маэстро:

– Что теперь?

– Теперь, – вытаскивая из-под броневика тяжелый штурмовой автомат «марлин», ответил авторитет, – будем держать оборону возле броневика. Ныкайся в кусты с этой стороны дороги, а я сяду с другой. Продержаться надо всего несколько минут, сейчас наши подойдут и заросли из пулемета причешут.

– А кого валить?

– Всех, кого не знаешь, и кто не имеет коммуникатор. Как бродягу, грязного и патлатого, увидишь, так и стреляй – не ошибешься. Все! Пошел!

Задача понятная, отбиваться и ждать подхода подкреплений из головы колонны. Все просто и я затихарился на обочине. Позиция так себе, прикрытая кустарником ямка, поэтому толком ничего не видать. Но мне все равно, тем более что ничего более подходящего нет. Сказано – держаться, значит, буду, по крайней мере, до тех пор, пока нет опасности для моей жизни. Ну, а если прижмут, то не обессудь, Маэстро, свалю в лес и прости-прощай.

Пользуясь затишьем, я послушал командную сеть. Треск помех и ничего более. Видимо, поисковик соединил меня только с собой и, приложив комм к губам, я прошептал:

– Тор вызывает Маэстро. Проверка связи.

– Это Маэстро, – пришел ответ. – Связь в норме. Молчи. Они рядом.

Отключился. Комм только на прием. Сижу. Жду. Стрельба вроде бы как приближается. Может это наши бойцы из авангарда? Наверное.

Чу! Непорядок. Рядом, метрах в пяти-шести справа, что-то хрустнуло, а затем пришел шорох прошлогодней палой листвы, словно кто-то шел, и звякнул металл. Слегка приподнялся. Ничего не видать, но чутье подсказывало, что свои, скорее всего, пришли бы по дороге. Значит, враги. Пусть будет так, и я достал трофейную противопехотную гранату, маломощную РГН-бис, которую выпускали на Орисабе специально для ополченцев. Штука знакомая и осколков от нее немного, а я сижу в ямке, так что можно применить.

– Дзинь! – я рванул за кольцо и на секунду замер.

«А может быть не надо гранату кидать? – мелькнула мысль, но тут же я себя подбодрил: – Все путем, Витек, не дрейфь и не сомневайся».

Граната в форме небольшого круглого мячика улетела в сторону подозрительных звуков и упала. Я моментально достал вторую и принялся считать. Раз. Два. Три. Четыре. Взрыв подкинул вверх обломанные ветки и листья, а затем раздался вой подраненного человека и гневное восклицание еще минимум двух. Рывок. Кольцо в ладони и следующая граната летит на звук.

– Бух! – вновь крики и с другой стороны дороги слышатся выстрелы мощного «марлина». Мимо меня кто-то ломится на дорогу и вскоре перед броневиком появляется парочка нападавших, которые выглядят очень растерянно и не знают, что им делать дальше и куда бежать. Это не поисковики, и я, встав на левое колено, без промедления открываю огонь. АК-200У создавался для полиции на планетах Китайского сектора СКМ, общеизвестный факт, и для полевого боя он не пригоден. Но расстояние между мной и неприкрытыми броней бродягами метров пять, не больше, и они на фоне бронированного борта, так что с задачей я справился легко. «Калашников» дергается в руках и плюется огнем. Пули бьют в тела налетчиков, и я опустошаю магазин за несколько секунд.

Снова рядом тишина. Непосредственной опасности нет, и я поменял рожок. Рядом все тихо и Маэстро не стреляет. Это напрягало, и я подумал, не случилось ли чего с авторитетным бродягой, но он сам вызвал меня на связь:

– Тор, что у тебя?

– Двоих свалил и еще парочку подранил.

– Так держать. Не рыпайся. Наши уже рядом, но где-то неподалеку снайпер с рейлганом. Не вздумай стрелять, но и не расслабляйся.

– Понял.

Стрельба впереди тем временем стихла, и послышался грохот приближающегося броневика. Так-то, по идее, почти вся планетарная техника на аккумуляторах и должна двигаться тихо, но она старая, вот и шумит. Стоп. Шум стих и окрик:

– Эй, Маэстро! – разнесся над дорогой голос Свира.

– Чего!? – не выходя на открытое пространство, отозвался поисковик.

– Вылазь!

– Хрен тебе! Где-то рядом снайпер и гранатометчик может быть, так что сначала снимите их!

– Да чисто уже!

– Точно!?

– Не сомневайся! Гранатометчика я лично шлепнул, а стрелок в лес убегал, мы его не достали.

Послышался треск кустов и в зазор между грузовиком и дорогой я разглядел ноги. После чего поисковик окликнул меня:

– Тор, ты живой!?

– Ага!

– Выходи, пока тебя за недобитого лесовика не приняли.

Я покинул укрытие и вышел на открытое пространство. Остановился над трупами уничтоженных мной бродяг. Однако за спиной раздался шорох. Поворот. Ствол не успевает за телом, и я вижу, что в мою голову смотрит дуло рейлгана «Гамаюн», старой имперской машинки, какую мне только на картинке видеть доводилось.

«Хана!» – промелькнуло в голове, и вся жизнь пронеслась перед глазами.

Однако мой лимит везения еще не был исчерпан. Из кустов в последнего бандита ударила длинная очередь, и он сломанной куклой свалился наземь. На всякий случай, я добавил, полрожка в него всадил, а потом из кустов вылез Валеев, который улыбался.

Мы обменялись короткими кивками – все ясно без слов. Ну, а затем начался разбор того, что произошло, тем более что авангард захватил пару пленных, и вот что вышло.

Вчера в банду беглых из города поступило сообщение, что Маэстро собирается в горы, и полсотни упырков решили устроить на него засаду. Резоны понятные: транспорт, продовольствие, оружие и сам авторитет, за которого можно взять хороший выкуп. В общем, на лицо предательство и спланированная акция с применением подвешенного на дерево фугаса и РПГ, который, на наше счастье, у нападавших был в единственном числе. Отряд потерял двадцать человек и «оценщика», а противник почти сорок. Маэстро пусть сам концы ищет, кто его заказал, не наше это дело. Мы с сержантом и большинство уцелевших поисковиков ребята простые. Поэтому нам, раз так дело повернулось, надо собирать трофеи и возвращаться в город.

Спустя час бронетранспортер и один багги двинулись в обратном направлении. На месте осталось несколько бойцов, которые должны были дождаться эвакуатор и труповозку. Ну, а я подсчитывал добычу. Автоматы АК-200У – четыре штуки, состояние среднее. Гладкоствольный самозарядный карабин 12-го калибра «Корсак» с самодельным оптическим прицелом, по сути, штурмовое ружье для полицейских частей – одна штука, состояние плохое, ибо в стволе я обнаружил подозрительный скол, а механизм был сильно изношен. Разгрузки полевые брезентовые – четыре штуки, типовые и дешевые. Магазины для безгильзовых патронов под «калашников» – девятнадцать штук, из них три побиты пулями и осколками. Патроны калибра 5.45 – 1520 штук, все одного типа ПС (пуля стальная). Одноразовые пластиковые патроны 12-го калибра – тридцать штук, половина крупная картечь, половина свинцовые пули. Гранаты РГН-бис – семь штук. Вот и все. Обувь и одежда на убитых мною бродягах были хреновые, а сумки и рюкзаки, которые они перед атакой оставили в лесу, прибрали ветераны. Поэтому больше с боя на дороге я ничего не получил, но и то, что имелось, стоило каких-то денег.

Это то, о чем я заявил официально. Однако помимо того сержант Валеев подогнал мне одну классную штуку, полевой тактический планшет «Карай», который он изъял у владельца рейлгана. Судя по всему, это был вожак бандитов, и я надеялся, что нарою в планшете немало интересного. Такой вот денек, который стал днем моего боевого крещения.


* * * | Тор | Глава 5