home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Раздел 2. Разведка в системе государства

Спецслужбы, каковыми являются разведка и контрразведка, – важнейшая и непременная составная часть государственного механизма, политической системы любой страны, независимо от существующего общественно-политического строя, господствующей идеологии. Не бывает государства без спецслужб. Политическое решение, не подкрепленное силой, неизбежно потерпит крах, а сила в политике – это не лобовой военный ракетно-армейско-флотский нахрап, а спецслужбы – разведка, контрразведка и полиция, вооруженные тайными специальными методами воздействия на политику.

Применение военных мер, как правило, есть прямой результат провала мер политических.

В зависимости от развитости государства, его места и роли в мировой экономике и политике соответственно, зависит и мощь, «ударность» самих спецслужб. Империям – Германии 1933 – 1945 годов и Советскому Союзу 1920 – 1980 годов соответствовали самые мощные в мире и эффективные в XX веке спецслужбы. Современной империи начала XXI века – США – соответствует наиболее мощная в мире в настоящее время, беспрецедентная по финансовым возможностям, техническому оснащению, интеллектуальному потенциалу система спецслужб. Стремительно растущую, возрождающуюся из пепла немыслимых экспериментов китайскую империю подпирает в качестве одного из краеугольных оснований фундамента имеющая тысячелетнюю историю китайская разведка и контрразведка.

Тайная деятельность государств друг против друга существовала всегда. Римские и китайские императоры, египетские фараоны, греческие и византийские полководцы и прочие правители в древности, а также преемники их державной власти в последующие исторические эпохи активно сочетали политические и военные методы искусства подавления и разгрома внешнего и внутреннего врага с использованием сил, средств и приемов разведки и контрразведки.

Но только в XX веке спецслужбы получили окончательные и рельефные, четко очерченные структурно-организационные построения, утвердились и застолбили за собой место в политической системе государства, сложились и оформились общие закономерности их существования и развития.

Наибольше потрясения в XX веке выпали на долю спецслужб, разведки и контрразведки двух государств – России и Германии. Великие империи дважды за прошедшее столетие были разрушены практически до основания вместе с системой государственного устройства. Вместе с государствами разрушены и органы государственной безопасности – российские в 1917 и 1991 годах соответственно после краха монархии и ликвидации СССР; германские – в 1918 и 1945 году – после поражений в Первой и Второй мировых войнах. Современной разведке и контрразведке Германии удалось возродиться в 50-х годах XX века в период восстановления германской государственности, ювелирно проведенной архитектором воссоздания страны К. Аденауэром.

Динамично и без ощутимых потрясений развивались созданные в XX веке американская разведка и контрразведка, а также некогда законодатели мод и признанные авторитеты шпионажа и контршпионажа – британские спецслужбы.

Франция достигла в 70- 90-е годы невиданных успехов и завоевала заслуженный авторитет в области экономической разведки и контрразведки.

Япония и Китай традиционно использовали национальные этнопсихологические особенности для продолжения и развития доктрины тотального шпионажа и контршпионажа, беря массовостью, количеством при минимизации затрат финансовых и материальных ресурсов, применяя ползучую агрессивность и активность по всем направлениям деятельности спецслужб, все продолжая оставаться наиболее закрытыми разведывательными и контрразведывательными сообществами в мире.

В разные исторические периоды взаимодействие разведки и контрразведки и правящей верхушки были неоднозначными и неоднородными. Наиболее разумные государственные и политические деятели прекрасно отдавали себе отчет в том, что спецслужбы и применяемые ими методы воздействия в политической борьбе являются обоюдоострым оружием; умелое их использование приносит ощутимый успех в решении стратегических внешне- и внутриполитических задач; дилетантское и авантюрное применение способно серьезно подорвать, а то и похоронить как политического и государственного лидера, так и само государство.

Одно являлось аксиомой – чем острее внутриполитическая борьба, тем острее борьба за спецслужбы, точнее – за захват ключевых ведущих позиций в разведке и контрразведке.

Выше уже говорилось, что поистине огонь, воду и медные трубы в ушедшем столетии прошли не по одному разу разведка и контрразведка Германии и России. В то же время они, как и китайские спецслужбы, были единственными, кто руководствовался партийными директивами, подчинялся, контролировался надгосударственными, а именно – партийными структурами: НСДАП в Германии и ВКП(б) – КПСС в Советском Союзе. Впрочем, применительно к России и Германии тех времен, а также Китаю можно с полным основанием говорить о явлении, именуемом как «огосударствление партии».

В настоящее время единственными в мире, руководствующимися партийными установками остаются спецслужбы Китая.

Российские спецслужбы времен коммунистической эпохи официально считались передовым отрядом, щитом и мечом партии. Правилом являлось непременное членство высших руководителей разведки и контрразведки в центральных органах партии, наличие специальных отделов (административных) ЦК партии, осуществлявших контроль за обстановкой в органах и являющихся кадровым фильтром для высшего руководящего состава разведки и контрразведки, специальные закрытые Постановления ЦК и не менее закрытые решения Политбюро и Президиума ЦК по вопросам деятельности спецслужб, ротация кадров между спецслужбами и партийными, государственными и правительственными органами.

Никакой иной реальный, недекларируемый надзор, даже прокурорский, за советской разведкой и контрразведкой не только не допускался, но и не мыслился.

Хорошо известны тандемы первых руководителей партии и государства и первых руководителей спецслужб страны: Ленин-Дзержинский, Сталин-Ягода, Сталин-Ежов, Сталин-Берия, Хрущев-Серов, Брежнев-Андропов, Андропов-Чебриков, Горбачев-Крючков. Смена первого руководителя партии, а, следовательно, и государства, автоматически вела за собой замену и руководства спецслужб.

Конечно, были и исключения. Так, П.И. Ивашутин бессменно стоял во главе Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил СССР во времена Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачева. И это при том, что ГРУ всегда являлось и является одним из ключевых инструментов как военной, научно-технической, так, отчасти, и экономической политики. П.И. Ивашутин поставил абсолютный рекорд пребывания на высшей должности в военной разведке – 24 года, с марта 1963 года по июнь 1987 года, абсолютно заслуженно получил в мирное время звание генерала армии и Героя Советского Союза. Но пример П.И. Ивашутина – это, скорее всего, лишь исключение, подтверждающее правило, – новый политический лидер ставит своего руководителя разведки.

Отработана и естественна система смены руководства спецслужб в США. Вместе с вновь избранным президентом, приходит новый руководитель ЦРУ (разведки) и ФБР (контрразведки). Однако есть исключения и здесь. Легендарный А. Даллес возглавлял американскую разведку при президенте Д. Эйзенхауэре и остался на своем посту при Дж. Кеннеди. И только явное фиаско американских спецслужб при провале десантной операции на Кубе помешало ему оставаться на своем посту еще более неопределенный срок, если не пожизненно. Свыше 40 лет при президентах Рузвельте, Трумэне, Эйзенхауэре, Кеннеди, Джонсоне, Никсоне, Форде оставался на своем посту директор Федерального Бюро расследований при Министерстве юстиции Джордж Эдгар Гувер. Секрет долгожительства – во многом в пресловутой картотеке с многолетним и убийственным компрматериалом на ведущих политиков, бизнесменов и их окружение. Владение серьезным компрматериалом предполагает действенное влияние на политика и бизнесмена любого ранга, особенно при решении кадровых проблем.

Отношение руководителей государств к разведке и контрразведке можно охарактеризовать как смешанное. Недоверие, боязнь, брезгливость и в то же время желание использовать в политической борьбе; постоянное опасение знания руководством спецслужб тайных пружин и механизмов политической власти.

Сами разведчики к спецслужбам относятся тоже без излишних иллюзий. Многолетний руководитель французской внешней разведки Александр де Маранш в одной из бесед с президентом США Рональдом Рейганом не преминул заметить: «Не доверяйте ЦРУ. Они несерьезные люди». При этом шеф французской разведки подразумевал недостаточную целеустремленность американского разведывательного ведомства. Примечательный факт: начальник разведки другой страны предостерегает президента Соединенных Штатов Америки от излишнего доверия к собственной разведке.

КГБ времен СССР официально – это добывание стратегической политической информации, тотальный контроль за населением страны, защита государственных секретов.

Неофициально – это налаживание тайных каналов связи с высшим руководством государств, официально причисленных к противнику, в частности, США и ФРГ, финансовая поддержка коммунистических партий за рубежом, своего рода реанимирование функций Коминтерна, это и диверсионно-террористические акты за рубежом, это контроль за политической элитой внутри страны.

Мы не берем 20 – 50-е годы, когда на разведку и контрразведку были возложены функции, которые иначе как карательными нельзя и назвать.

Карательные функции выполняли спецслужбы Китая, разведка, и контрразведка Германии времен Гитлера, израильская Моссад, иранская Савак, спецорганы Чили пиночетовских времен. В большей мере подобного рода функции относятся к контрразведке, чем к разведке, хотя акции возмездия по отношению к непокорным и инакомыслящим за рубежом – традиционно безусловная прерогатива разведки.

Пытались ли спецслужбы, видя отсутствие реагирования политического руководства на свою информацию, действовать самостоятельно, вопреки своей роли и месту в политической системе? Да, пытались в разное время действовать самостоятельно на свой страх и риск в разных странах, разными методами, но неизменно с отрицательным для себя результатом. Сепаратные переговоры РСХА с американцами в конце Второй мировой войны, доказанное сотрудничество с англичанами практически всей верхушки военной разведки Германии – Абвера во главе с Канарисом, попытка смещения Горбачева в СССР в августе 1991 года группой высших руководителей СССР во главе с В. Крючковым – руководителем внешней разведки, контрразведки СССР, Д. Язовым – министром обороны, которому подчинялась военная разведка…

Все попытки были фатально трагичными и привели к крушению самих спецслужб. Самостоятельные, несогласованные с политическим руководством действия бесперспективны, обречены на провал, их следствием является развал спецслужб и уничтожение (моральное, физическое) руководителей, принявших подобное роковое решение.

Закономерны ли подобные попытки? Очевидно, закономерны, ибо руководство спецслужб помимо большего объема политической, военной, экономической и иной открытой и агентурной, оперативно-технической информации, ее анализа и прогноза вероятного развития катастрофических для государства событий, имеет еще возможность наблюдать бессилие и ничтожество политического руководства. Соблазн взять власть в свои руки в данном случае становится почти маниакальным.

Возможен ли иной контроль правящей элитой над разведкой и контрразведкой, кроме как личная уния? Однозначно, нет. Парламентский контроль и прокурорский надзор, система партийного контроля могут высветить лишь верхушку айсберга истинного положения дел в спецслужбах. Там автоматически срабатывают факторы конспирации, корпоративности, инстинкт самосохранения, генетического отторжения любого стороннего вмешательства. Каждый вспыхивающий периодически единичный скандал по поводу тех или иных незаконных действии сотрудников разведки и контрразведки приводит лишь к еще большему усилению мер по закрытию циркулирующей в их недрах информации и ее источников.

У правящей элиты один выход – выстраивать управленческую пирамиду, учитывая лишь один фактор, – личная преданность, родственные узы, совпадение долгосрочных интересов, полное доверие. Компетентность, профессионализм, опыт, профпригодность, мораль, закон играют роль не более чем вторичных факторов.

От рядовых исполнителей, низшего руководящего звена спецслужб требуется только исполнительность в строго определенных рамках, как правило, отсутствие инициативы, каких-либо рассуждений, сомнений. В этом один из ответов на вопрос, почему в ряде стран до сих пор сохраняются воинские и специальные звания в разведке и контрразведке; ведь системы управления людьми военными и людьми гражданскими абсолютно отличаются друг от друга по методам и получаемым результатам.

Государство культивирует закрытость спецслужб, не допуская сращивания с оппозиционными силами. Правилом является минимизация общения и контактов вне службы, за исключением агентурного аппарата и иных источников информации.

Информация разведки и контрразведки негласная, ее невозможно добыть из открытых каналов. Она тем и ценна, что добывается, не лежит на поверхности. Информация разведки и контрразведки идет в дополнение, в разрез или в противоречие сведениям, идущим по открытым каналам, в частности МИДовским, журналистским, политологических, социологических, научных структур.

Информация разведки и контрразведки без перепроверки, подтверждения из других источников не может и не должна однозначно ложиться в основу политических решений, не должна быть превалирующей, определяющей при их принятии.

Известный английский писатель Филипп Найтли пишет о И. Сталине: «Советский лидер может служить учебным примером тех двух болезней, которые поражают практически всех, кто слишком полагается на шпионаж. Он уверовал в то, что информация, добытая тайно, всегда ценнее информации, полученной из открытых источников. А в этом случае, если секретная информация начинает противоречить его собственным оценкам, он отметает ее, рассматривая как ложную, как провокацию или заговор».

Когда политическое, государственное руководство не имело возможности внятно, убедительно оправдаться за собственные авантюры в политике, возникали рожденные руководством страны мифы. Мифы, в которых вытирались ноги о разведку и контрразведку, спецслужбы, политическую полицию.

Сталин создал миф о Ежове, осуществившем его же сталинскую идею геноцида в СССР в 30-х годах. Хрущев запустил миф о том, что органы государственной безопасности поставили себя над партией, вышли из-под контроля, нарушали нормы социалистической законности. Администрация Рейгана, закрывая свою сверхавантюрную внешнюю политику, прикрылась мифом операции «Иран-Контрас», якобы осуществляемой ЦРУ без ведома государственных структур, хотя спецоперация проводилась в соответствии с директивой президента США. Горбачев и его окружение прикрылись мифом о «решающей роли КГБ» во время августовских событий 1991 года. Во всех случаях при запуске мифов политики не давали возможности руководителям спецслужб оппонировать. В измышлениях некоторых историков Второй мировой войны первопричиной преступлений против человечества нередко выводятся не воля партийно-политического руководства, финансово-промышленных магнатов, а спецслужбы.

Нюрнбергский и Токийские процессы – единственные в мировой истории, где прозвучал приговор государственной милитаристско-фашистской машине и спецслужбам. Спецслужбы побежденных государств были признаны преступными организациями, их руководители сидели на скамье подсудимых и были осуждены международными трибуналами, международным сообществом. Ни до, ни после этого подобных политических и правовых аналогов не было. Были попытки суда над КПСС, признания преступной организацией КГБ СССР. Была дикая травля сотрудников спецслужб в бывших странах народной демократии, прибалтийских странах, образовавшихся после крушения СССР. Травля, переходившая на семьи, массовый запрет на профессии, в уголовное преследование.

Предательство союзников не прошли бесследно для СССР – России и ее спецслужб. С ненадежным партнером не только бывшие страны-сателлиты в лице спецслужб, но и агентурный аппарат нередко дело иметь отказываются, и эта позиция имеет под собой все основания.

Попытки воздействия на внешнюю и внутреннюю политику со стороны разведки и контрразведки нередко напоминают самую настоящую мышиную возню, сопряженную с имитацией бурной деятельности, надуванием щек, умением вовремя подстроиться под достигнутый, нередко вопреки прогнозам спецслужб, политический результат. Независимо от воли и веления разведки и контрразведки неотвратимо срабатывают наиболее общие законы развития общества и государства.

Функция спецслужб, разведки и контрразведки, полиции во внешней и внутренней политике вспомогательная.

Спецслужбы не могут быть ведущими в политике, только ведомыми, примерно так же, как базис-экономика не может опережать надстройку-политику.

Политический результат может быть достигнут и нередко достигается вопреки воздействию спецорганов, вопрос лишь в цене достигнутого результата.

Без полного учета возможностей разведки и контрразведки невозможно формирование полноценного политического деятеля, руководителя государства. Возьмем на себя смелость утверждать, что прорыв в реализации стратегической цели США достигнуть гегемонии в мире, был во многом обеспечен тандемом Рейган-Буш и последующей деятельностью Дж. Буша-старшего как президента США. Между тем Буш как никто из президентов США в новейшей истории владел искусством разведки и контрразведки, ибо в 1976 – 1977 годах был директором ЦРУ. Нельзя отрицать и той ведущей роли в крушении Советской империи, которую сыграл самый сильный после Даллеса директор ЦРУ, если не стоящий на одном с ним уровне – У. Кейси, сформулировавший и реализовавший доктрину экономического уничтожения СССР.

Как правило, в государстве существуют несколько спецслужб. Например, в Израиле существует несколько разведведомств. Система разведорганов Армии обороны Израиля (Цахал) включает: внешнюю разведку (Моссад), военную разведку (Аман), службу общей безопасности (Шабак или Шин-Бет). Еще есть особый отдел полиции (Решуд) и Центр исследований при МИДе. Сеть построена по американскому образцу – каждое ведомство отвечает за определенную сферу.

Основной принцип работы сотрудников Моссада предполагает сначала узнать о враге как можно больше и только затем применить силу.

Хотя официальным днем рождения Моссад считается 1 апреля 1951 г., но на самом деле организацию создали в 1937 году под названием «Учреждение для проведения нелегальной иммиграции». Ее возглавлял Шауль Авигур, который считается основателем израильской разведки. Данные о главе Моссада являются государственной тайной и предаются гласности только после его ухода с этого поста.

В то время она занималась обеспечением нелегальной иммиграции евреев из Европы в Палестину. После окончания Второй мировой войны главной целью Моссада стала закупка и переправка в Палестину оружия из Европы для создавшихся вооруженных сил.

На сегодняшний день Моссад отвечает за сбор разведывательных данных за рубежом, проведение различных акций, включая террористические, а также за борьбу с Палестинским движением сопротивления за пределами государства. Моссад подчиняется непосредственно главе израильского правительства. Усилия разведслужбы направлены на получение политической, экономической и военной информации во всех регионах мира в целях ее использования в интересах Израиля. Объектом разведывательной деятельности Моссада являются и международные организации, в том числе ООН, поскольку эта организация уже неоднократно принимала нежелательные для Израиля решения.

С одобрения правительства в стенах этого ведомства разрабатываются и осуществляются «специальные акции» по устранению лидеров арабских организаций (настроенных против Израиля), ведению психологической войны, дезинформации и другие. При этом Моссад активно сотрудничает с западными спецслужбами (американскими, немецкими, итальянскими) по обмену информацией и другим вопросам.

В состав организации входят следующие управления: оперативного планирования и координации; оперативно-техническое; сбора разведданных; политических акций и связи с общественностью; технологическое; военно-научных исследований; кадров; финансовое; материально-технического обеспечения и безопасности; обучения и подготовки.

Военная разведка (Аман) как самостоятельная служба была создана в конце 40-х годов. Ее главным организатором считают полковника Хаима Герцога, который в годы Второй мировой войны служил старшим офицером в британской разведке. Герцог возглавлял Аман в 1959 – 1962 годах.

Военная разведка несет ответственность за сбор, обработку и предоставление военной, политической, экономической и научно-технической информации в целях достижения военного превосходства Израиля в Ближневосточном регионе. Кроме того, она призвана обеспечить безопасность в армии и подавление антиизраильских выступлений на оккупированных территориях.

Организационно Аман состоит из следующих отделов: аналитико-информационного, разведывательного, иностранных связей, полевой безопасности и военной цензуры. В задачу этих отделов входит получение сведений о вооруженных силах арабских государств, их возможных намерениях, степени боеготовности, новых системах вооружения; проведение специальных операций за пределами Израиля; ведение военно-научных разработок; осуществление военной цензуры, включая цензуру средств массовой информации.

В конце 1998 года произошло частичное перераспределение ответственности между Аман и Шабак. Служба внутренней безопасности передала военной разведке функции сбора информации и контроля над становлением военной структуры Палестинской национальной автономии, то есть тот раздел оперативно-разведывательной работы, которым Аман традиционно занимается в отношении сопредельных арабских государств.

В Цахал имеются также разведывательные службы ВВС и ВМС, сосредоточивающие свои усилия на получении данных, представляющих интерес для командования родов войск. Эти службы тесно взаимодействуют с Аман, координируя действия в области сбора данных в рамках общих разведывательных задач.

Служба общей безопасности – Шабак или Шин-Бет – отвечает за внутреннюю безопасность в Израиле и на оккупируемых территориях.

Служба общей безопасности, так же, как и военная разведка, была создана в конце 40-х годов прошлого столетия.

Эта служба представляет собой правительственный орган в рамках Министерства внутренних дел, главной функцией которого является контрразведывательная деятельность и обеспечение внутренней безопасности.

Служба безопасности ведет наблюдение и отвечает за нейтрализацию деятельности иностранных разведывательных органов на территории Израиля. Шабак располагает широкой сетью агентов и осведомителей в средствах массовой информации, на предприятиях торговли и обслуживания. Значительная часть ее усилий направлена на борьбу с контрразведкой арабских стран. В круг обязанностей Шабак входит установка подслушивающих устройств и прослушивание телефонных разговоров. Эти и ряд других задач решают восемь управлений: арабское, неарабское, безопасности и охраны, координации и планирования, оперативной поддержки, техническое, расследований и правового совета, административное.



предыдущая глава | Разведка и контрразведка | cледующая глава