home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Судьба Ротшильда после окончания войны

Когда Бёрджесс и Маклин бежали из Англии в СССР, зародившиеся было подозрения в отношении Ротшильда постепенно исчезли, а вот Блант еще долго был в числе подозреваемых.

В начале 50-х годов агентурные позиции лондонской резидентурой КГБ были в значительной степени утрачены, главным образом из-за начала расследования по делу Бланта и Кернкросса, которое было вызвано «экстренной эвакуацией» Бёрджесса и Маклина, а также из-за тени, которая в результате этого была брошена на Филби.

Ротшильд в этот период оказался единственным незапятнанным человеком из числа связей резидентуры, кто имел доступ к ценной политической информации, так необходимой Москве.

Правда, ситуация осложнялась тем, что в этот период Ротшильд был вынужден несколько отойти от активной политической жизни. Дело в том, что у него не сложились отношения с премьер-министром Гарольдом Вильсоном.

После войны, получив несколько наград от англичан и американцев, Виктор Ротшильд уволился из контрразведки и вновь вплотную занялся научными изысканиями в Кембридже. С 1946 по 1958 год он являлся исполнительным директором британской авиакомпании БОАК и еще нескольких компаний, продолжая работать в Палате лордов. В этот период доступ к информации об авиации делал Ротшильда объектом повышенной заинтересованности лондонской резидентуры.

С 1961 года Ротшильд, имевший давние семейные связи с нефтяным бизнесом, переходит на работу в системе компании «Шелл», где в период с 1961 по 1963 год он занимал пост вице-председателя исследовательской компании «Шелл», а с 1965 по 1970 год являлся координатором исследований отделения компании «Шелл» в Нью-Йорке и директором исследований «Шелл».

Свои связи с научными кругами в Кембридже Ротшильд сохранял до конца своей жизни. В 1966 году он принимает участие в научной деятельности Кембриджского университета, а также университетов в Лондоне, Манчестере, Хайфе, Тель-Авиве и Иерусалиме. В Кембридже, кстати, у Ротшильда была летняя резиденция, в которой он часто принимал своих друзей.

Не порывая с контрразведкой, Виктор Ротшильд планировал использовать в интересах МИ-5 более 30 лабораторий компании «Шелл», которые он курировал. Одной из его идей была разработка специального устройства, защищающего оборудование, помещенное на продолжительное время под землей. В результате эта идея нашла свое воплощение, и ей активно пользовались как агентура МИ-6, так и сотрудники МИ-5. Еще одной идеей Ротшильда было создание технических условий, позволяющих контролировать каналы агентурной связи разведки. Он справедливо считал, что единственным действительно уязвимым звеном в деятельности агентуры спецслужб противника является связь. Агент вынужден отсылать в Центр и получать из Центра оперативную информацию. При этом контрразведка нуждается в новых технологиях, вскрывающих физические методы связи типа тайнопись, микроточки и тайниковые контейнеры. Финансирование этой идеи было обеспечено Ротшильдом, который помог получить деньги для разработки этого проекта от своего друга сэра Вильяма Кука, являвшегося в тот период заместителем руководителя Института исследований в области атомного оружия. Кук предоставил в распоряжение МИ-5 сроком на два года около 30 сотрудников с полным финансированием их работы. Результаты рабочей группы намного превзошли успехи в этой области, достигнутые в США.

Известно, что в британской контрразведке Виктор Ротшильд имел репутацию одаренного и инициативного сотрудника спецслужбы. Его новаторские идеи всегда пользовались успехом. Он, в частности, разработал концепцию научной модернизации МИ-5 и регулярно обсуждал имевшиеся у него конкретные предложения с помощником директора МИ-5 Питером Райтом. В Центре считали, что, проявляя активность в МИ-5, Ротшильд таким образом успел подстраховывает свою легенду, отводя от себя подозрения, которые могли возникать в связи с разоблачением его друзей, сотрудничавших с КГБ.

Пристально наблюдая за судьбой Ротшильда, лондонская резидентура КГБ фиксировала постоянный рост его разведывательных возможностей. Связи и источники информации Ротшильда в среде политиков, руководящих сотрудников разведки, среди государственных служащих, банкиров и ученых, как в самой Великобритании, так и за ее пределами, считались уникальными. При этом он умел использовать их как в своих личных интересах, так и в интересах своих многочисленных друзей.

В октябре 1956 года при участии Ротшильда на вилле в Севре около Парижа была организована тайная встреча высших дипломатических и военных представителей Великобритании и Франции с делегацией высшего руководства Израиля, в составе которой были Давид Бен-Гурион, Моше Даян и Шимон Перес. Участники встречи пришли к соглашению: Израиль в ответ на угрозы и военное давление Египта нанесет военный удар по практически ненаселенному Синайскому полуострову в направлении Суэцкого канала, после чего Британия и Франция выдвинут ультиматум, требуя защиты канала, а затем, если борьба продолжится, вторгнутся в зону канала для защиты международного водного пути.

Виктор Ротшильд в 60 – 70 годы регулярно посещал советское посольстве, где его неизменно принимали высокопоставленные дипломаты. При этом он постоянно находился в таком положении, когда невозможно оставаться вне поля зрения британской контрразведки. Понимая это, как бывший сотрудник МИ-5 он, естественно, принимал все возможные меры для того, чтобы его собственная репутация была вне подозрений. И следует признать, что, имея в числе своих ближайших связей большинство руководителей британских спецслужб, Ротшильду не составляло труда с успехом справляться с этой наисложнейшей задачей.

Благодаря своим связям Виктор Ротшильд с 1971 по 1974 год занимал в аппарате кабинета министров Великобритании должность Генерального директора и первого заместителя секретаря комитета по централизованному контролю государственной политики. Доступ к такого рода информации, несомненно, являвшейся сферой заинтересованности лондонской резидентуры КГБ, имели немногие агенты, находившиеся в тот период у нее на связи, и трудно себе представить, что советская разведка не пыталась продолжать работать с Ротшильдом как с источником информации на доверительной основе с использованием его «апостольских» друзей.


Ротшильд в Париже | Разведка и контрразведка | Премьер-министр – объект слежки британской контрразведки