home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



М. Ронге «Война и индустрия шпионажа»

Высокопоставленный сотрудник спецслужб австро-венгерской монархии полковник Максимилиан Ронге являлся непосредственным организатором борьбы с российской военной разведкой в течение 11 лет – с 1907 по 1918 год. Не менее успешно и продуктивно под его руководством велась и разноплановая разведывательная работа, приносившая ощутимые оперативные, а следовательно, политические и военные результаты.

Наряду с воспоминаниями шефа германской службы военной разведки Вальтера Николаи мемуары М. Ронге дают уникальную мозаичную картину разведывательной и контрразведывательной деятельности немецко-австрийских спецорганов в годы Первой мировой войны.

Основное их достоинство, по праву делающее книгу немеркнущим во времени бестселлером рынка документальной литературы о шпионаже, – это возможность для читателя проникнуть в святая святых разведки и контрразведки – их организационно-управленческое ядро, туда, где формируются ЗАМЫСЕЛ и ИДЕОЛОГИЯ спецслужб в масштабах государственных, стратегических.

Мемуары М. Ронге охватывают практически все стороны ведения разведывательной и контрразведывательной работы на уровне достижений первых двух десятилетий XX века: сбор данных по оперативной обстановке, изучение вероятного и действительного противника, комплектование разведорганов, вербовку и проверку агентуры, организацию связи с агентурной сетью, шифрработу, взаимодействие с полицейскими службами и армейским командованием, войсковое наблюдение, радиоперехват, перлюстрацию корреспонденции, слежку наружного наблюдения, работу среди военнопленных, пропагандистское обеспечение и т.п. Перед нами добротное, подробное, содержательное и вдумчивое исследование, не только до мельчайших подробностей воспроизводящее события времен Первой мировой войны и подготовки к ней, но и, что особенно ценно, наполненное, насколько это возможно, непредвзятым, холодным, беспристрастным анализом успехов и достижений, ошибок и просчетов как своих, так и противника.

Обилие, в ряде эпизодов утомляющее, цифр, дат, имен, мелких фактов, почти топографическая привязка к местности и излишняя детализация событий в то же время свидетельствуют об использованном при подготовке книги объемном репрезентативном материале, способном удовлетворить самого привередливого знатока истории Первой мировой войны; некоторые фактические ошибки, касающиеся в основном освещения хода ведения боевых войсковых операций, не являются существенными.

Автор сознательно уделяет повышенное внимание описанию технической стороны шпионажа. Ряд подробно разобранных им специфических оперативных методов и приемов представляет и историческую, познавательную, и практическую ценность, давая возможность сравнить, как шагнула вперед техника разведки и контрразведки и насколько востребованы в настоящее время относительно старые приемы обнаружения и выявления противника, применения конспиративной связи.

М. Ронге одним из первых, наряду с уже упоминавшимся В. Николаи, подробно описал скандально нашумевшее в 1913 году международно-знаменитое «дело Редля» – по некоторым оценкам одного из наиболее ценных агентов российской военной разведки в XX веке. На изложенную Ронге историю разоблачения полковника Редля, интерпретированные им факты и события и логические размышления впоследствии опирались и использовали в своих исследованиях такие видные историки и знатоки деятельности спецслужб, как А. Даллес, Э. Захариас, Ф. Найтли, Р. Роуан, К. Эндрю, М. Алексеев, А. Ицков, Е. Черняк, В. Минаев, А. Колпакиди. С некоторыми композиционными изменениями история «дела Редля», заимствованная у М. Ронге, рассказана в литературном произведении В. Пикуля «Выстрел в отеле "Кломзер"», опубликованном в «Исторических миниатюрах».

Несомненный интерес представляет подробное изложение динамики и механизма особенностей перевода разведывательного и контрразведывательного аппарата с мирного на военный режим работы. Аналогов подобному описанию в литературе о спецорганах практически не встречается, ибо по заведенной давней традиции на все, что связано с мобилизационными аспектами деятельности спецслужб, наложено табу.

Ронге убедительно показывает, насколько во время войны действенным и эффективным источником получения разведывательных сведений является опрос военнопленных. Причем речь идет не об отдельных случаях, а о приведении этого направления деятельности в систему, для постановки которой и приобретения, накопления соответствующего опыта понадобилось значительное время.

Другим «исключительно ценным, непревзойденным» источником развединформации Ронге называет радиоперехваты сообщений радиотелеграфной службы русской армии и прослушивание телефонных линий.

В повседневной поисковой работе по выявлению агентуры противника широко применялся контроль исходящих и входящих почтовых сообщений, что принесло свои плоды. Из мемуаров очевидно, что во время Первой мировой войны цензура в Австро-Венгрии носила практически тотальный характер.

Красной нитью проходит постоянная, кропотливая агентурная работа, как основной элемент разведывательной и контрразведывательной системы. Небезынтересна статистика, приведенная в воспоминаниях: как утверждает Ронге, вся агентурная сеть в наиболее сложный период военно-политической и оперативной обстановки составляла около 1000 агентов. Из них в процессе работы по упорядочению использования агентуры и ревизии агентурной сети было «обезврежено» 88 непригодных агентов и 62 афериста, то есть около 15 процентов агентурного аппарата были балластом, двурушниками, дезинформаторами. Причина – повсеместно применяемый метод вербовки на основе материальной зависимости и, соответственно, проникновение в агентурный аппарат лиц нечистоплотных, стремящихся к наживе любыми способами.

Заслуга М. Ронге в том, что он одним из первых теоретиков и практиков разведки и контрразведки в качестве самостоятельного направления деятельности спецслужб выводит коммерческий и промышленный шпионаж. Ронге критически, но спокойно отмечает: «Из-за ошибочных представлений о длительности войны не было и мысли о той важной роли, которую должна была играть в этой гигантской борьбе промышленность».

Рассуждая на тему об организационной структуре и подчинении разведывательных и контрразведывательных органов на театрах военных действий, Ронге показывает себя последовательным сторонником сосредоточения обеих функций в рамках единой организации.

Не обойден вниманием этнический фактор, без учета специфики которого, по мнению автора, невозможна эффективная и результативная работа с населением оккупированных территорий, военнопленными, служба переводчиков, расшифровка материалов радиоперехвата и телефонного прослушивания.

Немало места уделено анализу внутриполитических событий, в процессе которых, во многом благодаря антигосударственной подрывной деятельности радикальных оппозиционных элементов, была расчленена Австро-Венгерская империя. Если сравнивать описание событий 1917 года в Вене М. Ронге с записками начальника военной контрразведки Петроградского военного округа Б. Никитина, поражает их идентичность, события различаются лишь по месту, но не по содержанию, форме и разрушительным последствиям. Сценарий пугающе одинаков – стирание грани между планами государственного устройства и слепыми намерениями разрушить монархию. Ронге с горечью вспоминает «Как тяжело было защищать государство в этих условиях от разрушительных элементов!».

М. Ронге предстает перед нами не только как организатор разведывательной и контрразведывательной деятельности в текущий, ограниченный определенными временными рамками период. Он – один из немногих, кто работает на перспективу, видит ее, извлекает уроки и выводы из повседневной деятельности спецслужб в интересах учета всех обстоятельств достигнутого и недостигнутого, побед и поражений, прогноза на послевоенный период. Поразительно, но в разгар войны, в обстановке хронического цейтнота Ронге и его подчиненными для облегчения деятельности агентурной разведки готовятся материалы для издания специальных пособий по определенным районам сопредельных стран – своего рода путеводителей для агентуры. Умение смотреть вперед доступно единицам. Среди стратегически мыслящих руководителей спецслужб М. Ронге по праву занимает достойное место.

Сгусток аналитических наблюдений, размышлений – в главе 43 «Заключение»; глава представляет собой венец многолетней практической и теоретической деятельности автора в разведывательной и контрразведывательной сферах, формируются не общеизвестные, банальные, давно известные истины, a Lex non scripta разведки и контрразведки.

Австро-Венгрия проиграла Первую мировую войну, империя рассыпалась на осколки, лоскуты самостоятельных государств. Рассыпались государственные институты, в том числе и разведка, и контрразведка. Но остался, благодаря М. Ронге, костяк, ядро, не только и не столько люди, оперативный состав, агентура, сколько МЕТОДОЛОГИЯ, ПОЧЕРК разведки и контрразведки.

После поражения Германии во Второй мировой войне то же самое повторит, сохраняя немецкую военную разведку, Р. Гелен, действовавший во многом по алгоритмам М. Ронге.

Тот, кто заявляет о том, что незаменимых специалистов в разведке и контрразведке не бывает, либо дилетант, либо скрытый недоброжелатель, сознательно играющий на стороне противника. Спецслужбы сильны не массовостью, а единицами – «золотым фондом» как среди оперативного и руководящего состава, так и среди агентуры. Звезд много быть не может, но светят-то именно они, они востребованы всегда, может быть, в какой-то период и не персонифицировано на определенной должности, но их мысли, концепция работы, идеи, аналитика, нетрадиционные подходы – всегда.

Со времени выхода оригинала книги М. Ронге прошло семь десятилетий, мир кардинально изменился. Но мысли, выстраданные автором, являются неоценимыми и сейчас и в перспективе, будут актуальны до тех пор, пока существуют спецслужбы.


предыдущая глава | Разведка и контрразведка | А. Даллес «Искусство разведки»