home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Использование политическим руководством информации разведки. Разведывательные прогнозы, ошибки, игнорирование разведывательных оценок

Нередко, когда политики уже определили политический курс, донесения разведки и контрразведки для них не имеют никакого значения.

Продукт разведки и контрразведки – информация. Потребители по-разному относятся к разведывательной информации. Знаменитый Максимилиан Ронге – руководитель австрийской разведки начала XX века – вспоминает, что в годы Первой мировой войны итальянский военачальник генерал Кадорна держался того мнения, что разведка вообще бесполезна, ибо если она и раскроет оперативный план противника, то все равно он, Кадорна, его изменить не сможет. Не удивительно, что итальянская разведслужба, несмотря на наличие богатых средств все время работала слабо, и главнокомандующий, собственно, никогда не был информирован о положении и намерениях противника.

Между тем существует правило: предупрежден, следовательно, вооружен. Пренебрежение политическими данными разведки и последствия этого достаточно подробно описаны в исторических исследованиях и мемуарной литературе: наиболее избитая тема – Сталин и военная и внешнеполитическая разведка СССР в преддверии нападения Германии на Советский Союз в 1941 году.

Трудно судить, чем реально руководствовался Сталин, воспринимая весь объем необычайно тревожной информации столь скептически. Наверное, было бы неправильно приписывать ему военно-политическую близорукость… Мотивы, несомненно, были более многослойны и многоплановы, но факт остается фактом: информация, добытая органами госбезопасности и сотрудниками военной разведки, была архиценной, однако политическая конъюнктура, субъективизм, стремление подогнать данные разведки под уже сложившиеся политические решения эту ценность девальвировали.

В мемуарах бывшего руководителя внешнеполитической разведки ГДР Маркуса Вольфа есть глава «Блеск и нищета разведки». Там он, в частности, пишет: «Зорге в Токио, "Красная капелла" в Берлине, Леопольд Треппер во Франции, Шандор Радо в Швейцарии и Герхард Кегель в немецком посольстве в Москве – их имена вписаны на страницы славы разведки. Нищетой было отношение к их информации одного лишь человека; который в беспредельном самовозвеличивании сметал со своего стола все, что не соответствовало его предвзятому мнению».

«Жертвы и лишения, риск и мужество еще ничего не говорят о ценности разведывательной деятельности, поскольку ее эффективность в итоге зависит только от готовности "хозяина" считаться с информацией и в том случае, когда она не вполне согласуется с его собственным мнением или даже противоречит ему».

Данными разведки манкировал не только Сталин. Летом 1939 года английская разведка получила от сотрудника отдела «Иностранные армии Запада» Герхарда фон Шверина информацию о том, что Гитлер принял решение о нападении на Польшу в начале сентября 1939 года.

Однако эта поразительная информация не произвела должного впечатления в Лондоне. Там все еще верили в незыблемость Мюнхенского соглашения и в то, что Гитлер не решится, вопреки своей подписи под этим соглашением и неоднократным заверениям в своем незыблемом стремлении к миру, совершить агрессию против Польши.

А Гитлер, как известно, нарушил соглашение, и вопреки всем своим обещанием, напал на Польшу. Эта агрессия, несмотря на множество данных разведки и донесение графа фон Шверина, была для руководства Франции и Англии в определенной степени неожиданной. Как, впрочем, и для поляков.

Ежи Сосновский, талантливейший польский разведчик, работавший в фашистской Германии до 1938 года, умудрился выкрасть и доставить на родину совершенно секретный план нападения гитлеровцев на Польшу, а также другие секретные документы. Их было так много, что польская контрразведка решила: Сосновский двойной агент, а его «план нападения на Польшу» – подосланная гитлеровцами дезинформация.

Разведчика посадили в тюрьму. Когда гитлеровцы напали на Польшу, то контрразведка и руководители страны убедились в том, что события на фронте развиваются точно в соответствии с «фальшивкой» Сосновского. Но было уже поздно. В очередной раз в мировой истории, проигнорировав разведку, политики проиграли государство.



Содержание спецслужб и бюджет страны | Разведка и контрразведка | cледующая глава