home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Среда, 25 мая — четверг, 26 мая 2005 года

Египетский матрос, подаривший останки Бенгта Болта Бюлунда рыбам Красного моря, наконец оказался в Джибути — в трехдневном увольнении.

В заднем кармане у него был бумажник Болта, а в нем среди прочего — восемьсот шведских крон наличными. Много это или мало, матрос представления не имел, но имел некоторые надежды и теперь бродил в поисках работающего обменного пункта.

Столица Джибути, без особой фантазии названная так же, как страна, представляет собой место молодое и оживленное. Оживленное потому, что Джибути очень удачно располагается на Африканском роге, у самого входа в Красное море. А молодое — поскольку те, кто живет в Джибути, редко заживаются на этом свете. Дотянуть здесь до пятидесяти удается в исключительных случаях.

Египетский матрос остановился на рыбном рынке, решив перекусить жареной рыбкой, прежде чем продолжать поиски обменника. Совсем рядом переминался с ноги на ногу потный мужчина из местных, с лихорадочным, блуждающим взглядом. Матрос не увидел ничего странного в том, что потный был такой потный, поскольку, во-первых, температура как-никак тридцать семь градусов в тени, а во-вторых, одет потный был в два саронга и две рубашки, не считая старательно натянутой на уши фески.

Потный был лет двадцати пяти и не имел ни малейшего желания стать хоть капельку старше. Он пребывал во внутреннем смятении. Не оттого, что половина населения страны сидит без работы, и не оттого, что каждый пятый житель болен спидом, не из-за страшного дефицита питьевой воды, не потому, что пустыня разрастается и отнимает у страны последние клочки земли, пригодной для сельского хозяйства. Нет, его возмущало, что США устроили в стране военную базу.

В этом отношении США, безусловно, не были одиноки. Еще раньше тут уже обосновался французский Иностранный легион. Связь у Джибути с Францией имела давние корни. Страна даже называлась Берег Французское Сомали, пока в семидесятые годы ей не позволили стать своим собственным берегом.

И вот рядом с базой Иностранного легиона США выторговали право построить и для себя базу не хуже — тоже на удобном расстоянии от Персидского залива и от Афганистана, и к тому же в двух шагах от всех центрально-африканских заварух.

Американцам идея понравилась, а джибутийцам в своем большинстве было на это попросту плевать. Их больше заботило, как бы день продержаться. Но у одного из них, как видно, нашлась минутка поразмыслить насчет американского присутствия. Либо он обладал такой силой веры, когда собственный насущный хлеб уже неактуален.

Как бы то ни было, он бродил по центральным районам столицы в поисках какой-нибудь группы американских солдат в увольнении. Во время прогулки он нервно теребил шнурок, который в нужный момент следовало дернуть и отправить американцев в ад, а самому устремиться в противоположном направлении.

Но, как уже сказано, стояла жара, и он вспотел (обычное дело для Джибути) — не только потому, что сама бомба была прикреплена к животу и спине, но еще и по той причине, что она требовала двойного слоя одежды — для маскировки. Шахид едва не плавился от жары, и под конец случилось так, что он, теребя свой шнурок, нечаянно дернул за него слишком сильно.

И таким образом превратил в мелкое крошево и себя, и беднягу, оказавшегося рядом. Еще трое джибутийцев умерли от ран и с десяток получили серьезные увечья.

Американцев в числе пострадавших не было. Однако тот, кто стоял рядом с террористом-смертником, возможно, являлся европейцем. Полиция, во всяком случае, обнаружила его бумажник, причем в удивительной сохранности, рядом с останками самого владельца. В бумажнике находились восемьсот шведских крон, а также паспорт и права.


На другой день почетный консул Швеции в Джибути был проинформирован мэром города, что, судя по всему, шведский гражданин Эрик Бенгт Бюлунд пал жертвой маньяка-самоубийцы на городском рыбном рынке.

Останки Бюлунда, к сожалению, переданы быть не могут, так как тело получило крайне серьезные повреждения. Однако они были немедленно кремированы с соблюдением подобающих последних почестей.

Тем не менее хотелось бы передать почетному консулу бумажник Бюлунда, в котором находится его паспорт и права (деньги в процессе передачи куда-то делись). Мэр сожалеет, что не удалось защитить шведского гражданина, однако чувствует себя обязанным указать на одно обстоятельство, если господин почетный консул позволит.

Обстоятельство состояло в том, что Бюлунд находился в Джибути, не имея соответствующей визы. Мэр уже не знает, сколько раз он поднимал данный вопрос с французами и даже с президентом Гелле. Если французы хотят доставлять легионеров самолетом к себе на базу, то это, конечно, их дело. Но если легионер в штатском хочет отправиться в город Джибути («в мой город», как выразился мэр), то пусть будет так любезен сперва получить действующие документы. Мэр ни секунды не сомневался, что Бюлунд был иностранным легионером, песенка уж больно знакомая. К американцам в этом отношении никаких претензий, а французы ведут себя так, будто по-прежнему находятся во Французском Сомали.

Почетный консул поблагодарил мэра за проявленное участие и соврал, что при случае поднимет вопрос о визах в соответствующем французском представительстве.


Глава 21 Четверг, 26 мая 2005 года | Сто лет и чемодан денег в придачу | cледующая глава