home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

Четверг, 26 мая 2005 года

Теперь прокурору Ранелиду предстояло спасать то, что еще оставалось от карьеры и репутации. Ведь еще утром, исходя из принципа, что лучше бежать впереди паровоза, чем отстать от поезда, он успел назначить пресс-конференцию на вторую половину дня, чтобы сообщить: он только что санкционировал арест троих мужчин и одной женщины в связи с делом об исчезновении столетнего старика.

Прокурор Ранелид умел многое, но только не признавать собственные упущения и промахи. Поэтому вводная часть спешно созванной конференции получилась соответствующая. Прокурор завернул витиеватое построение, смысл которого сводился к тому, что Аллан Карлсон и его друзья, разумеется, теперь больше не являются арестованными (кстати, все они уже найдены сегодня утром в Вестеръётланде), однако обвинения с них никто не снимает, а единственная новая информация состоит в том, что характер доказательств изменился до такой степени, что такая мера, как арест, более уже не может считаться правомерной.

Представителям СМИ тут же стало интересно, каким образом изменился характер доказательств, и прокурор Ранелид подробно изложил всю последнюю информацию из МИДа относительно случившегося с Бюлундом и Хюльтэном, соответственно в Джибути и Риге. И закруглил это в том ключе, что закон подчас требует, чтобы постановление об аресте было отозвано, сколь бы это порой ни было неприятно.

Прокурор Ранелид и сам чувствовал, что получается как-то не очень складно. И немедленно получил тому подтверждение, когда представитель газеты «Дагенс Нюхетер» глянул поверх очков и разразился монологом, сплошь состоящим из вопросов, крайне неприятных для прокурора:

— Я правильно понимаю, что вы, несмотря на эти новые обстоятельства, тем не менее считаете Аллана Карлсона виновным в преднамеренном либо в непреднамеренном убийстве? Означает ли это в таком случае, что Аллан Карлсон — ста лет, как все мы знаем, — насильно увез тридцатидвухлетнего Бенгта Бюлунда в Джибути на Африканском Роге, где взорвал его — сам при этом не пострадав! — не далее как во второй половине вчерашнего дня, а потом отправился назад в Вестеръётланд, где — судя по тому, что мы только что услышали, — и был обнаружен сегодня в первой половине дня? Если вынести за скобки все остальное, не могли бы вы объяснить, каким именно видом транспорта воспользовался для этого Карлсон — если учесть, что пока, насколько мне известно, нет прямого рейса Джибути — Вестеръётланд, а у Аллана Карлсона, как я понимаю, нет действующего паспорта?

Прокурор Ранелид набрал в грудь воздуха. И сообщил, что его с самого начала, как видно, не совсем поняли. Нет ни малейших сомнений в том, что Аллан Карлсон, Юлиус Юнсон, Бенни Юнгберг и Гунилла Бьёрклунд невиновны в том, в чем их обвиняют.

— Ни малейших сомнений, — повторил Ранелид, которому в последний момент удалось уговорить самого себя больше не упорствовать.

Но чертовым журналюгам показалось мало.

— Раньше вы довольно подробно описывали хронологию и географию трех предполагаемых убийств. Но если подозреваемые вдруг оказались невиновными, то как теперь должен выглядеть предположительный ход событий? — полюбопытствовала репортерша «Эскильстуна-Курирен».

Ранелид, подставивший было им горло, решил, что хватит. И уж кому-кому, но не представителю местной прессы учить жить прокурора Конни Ранелида.

— Интересы следствия не позволяют мне больше ничего сообщить в настоящий момент, — отрезал прокурор Ранелид и поднялся с места.

«Интересы следствия», не раз выручавшие не одного прокурора, не помогли.

Ведь прокурор не первую неделю публично приводил доводы в пользу виновности этих четверых, и теперь пресса небезосновательно полагает, что ему следует потратить хотя бы несколько минут и объяснить, почему они невиновны. Или, как выразился этот сильно умный из «Дагенс Нюхетер»:

— Почему интересы следствия не позволяют вам рассказать, в чем именно виновны эти невиновные?

Прокурор Ранелид балансировал на краю пропасти. Почти все указывало на то, что он туда рухнет, прямо теперь или в ближайшие дни. Но у прокурора было одно преимущество перед журналистами. Ранелид знает, где именно находятся Аллан Карлсон и остальные. Вестеръётланд ведь немаленький! Ладно, была не была! И прокурор Ранелид сказал:

— Хорошо бы вы хоть раз дослушали меня до конца! В интересах следствия я не могу больше ничего сообщить в настоящий момент. Однако завтра в пятнадцать ноль-ноль здесь же я проведу следующую пресс-конференцию, на которой намерен сообщить ту информацию, о которой вы спрашиваете.

— А где именно в Вестеръётланде сейчас находится Аллан Карлсон? — поинтересовался корреспондент «Свенска Дагбладет».

— Не скажу, — ответил прокурор Ранелид и удалился.


предыдущая глава | Сто лет и чемодан денег в придачу | cледующая глава