home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



~~~

Когда выяснилось, что покойник в своей покореженной машине все еще жив, Бенни тут же отправил Юлиуса в автобус за аптечкой, помещавшейся за водительским местом. И сказал, что понимает — он сильно осложнит жизнь всем остальным, но как почти врач не может поступиться своей почти врачебной этикой. А она никак не позволяет бросить полупокойника истекать кровью.

Десять минут спустя автобус продолжил свой путь в направлении Вестеръётландской равнины. Полупокойника удалось выковырять из обломков машины. Бенни его осмотрел, поставил диагноз и благодаря тому, что нашлось в аптечке, смог оказать всю необходимую помощь: прежде всего остановил у полупокойника сильное кровотечение из бедра и зафиксировал сломанное правое предплечье.

Затем Аллану и Юлиусу пришлось перебраться назад к Соне, чтобы уступить место полупокойнику, лежащему по диагонали в водительской кабине под присмотром Прекрасной в роли медсестры. Но прежде Бенни констатировал, что пульс и давление пациента более-менее в норме, — после чего ввел некоторое количество морфина, и полупокойник заснул, несмотря на боль.


Как только стало ясно, что Буссе в самом деле приютит друзей у себя, Бенни решил повторно осмотреть пациента. Но полупокойник по-прежнему крепко спал от инъекции, и Бенни решил, что с его переносом лучше погодить.

И присоединился к остальной компании на просторной кухне Буссе. Пока хозяин хлопотал с ужином, друзья по очереди рассказывали ему о драматических событиях последних дней. Первым Аллан, потом Юлиус, потом Бенни — с некоторыми вставками Прекрасной, после которых снова вступил Бенни, когда речь зашла о протараненной «БМВ» бандита номер три.

А Буссе, который только что услышал во всех подробностях о том, как два человека были лишены жизни и каким образом это удалось скрыть, в нарушение шведского закона и права, повторял на все лады только одно:

— Послушайте, я правильно вас понимаю… У вас там правда слониха в автобусе?

— Да, только мы завтра утром ее выпустим оттуда, — отвечала Прекрасная.

Обсуждать все прочее Буссе особого смысла не видел. Потому что закон нередко говорит одно, а мораль другое — взять хоть его собственную скромную коммерцию, чтобы далеко не ходить за примерами того, как можно закрыть глаза на законодательные нормы и жить с высоко поднятой головой.

— Вроде того, как ты сам поступил с нашим наследством, только наоборот, — неосторожно напомнил он Бенни.

— Ага, а кто разбил мой новый мотоцикл? — парировал Бенни.

— А не надо было сваливать с курсов сварщиков, — сказал Буссе.

— А меня просто достало, что ты все время мной командуешь, — сказал Бенни.

Было видно, что у Буссе найдется ответ на ответ Бенни на ответ Буссе, но Аллан прервал братьев, сказав, что поездил по свету и повидал мир, и если что и узнал — так это что в основе самых масштабных и, видимо, самых неразрешимых конфликтов на нашей земле лежит идея «Ты дурак! — Сам дурак! — От дурака слышу!». Иногда, правда, их удается разрешить, продолжил Аллан, с применением сторонами бреннвина из расчета ноль семьдесят пять на двоих (тут Аллан поднял взгляд на братьев). Ситуацию осложняет то, что Бенни законченный трезвенник. Аллан, разумеется, готов принять Беннину часть на себя, но опасается, что это будет все-таки не совсем то в плане разрешения конфликта.

— Неужели ноль семьдесят пять бреннвина могли бы решить палестино-израильский конфликт? — удивился Буссе. — Он же тянется чуть не с библейских времен.

— Нет, на конфликт, про который ты говоришь, одной бутылки, пожалуй, не хватит, — ответил Аллан. — Но принцип тот же.

— А если я выпью чего-нибудь другого, то не поможет? — робко спросил Бенни, осознав степень своей опасности для человечества.

Аллан был доволен. По крайней мере, братья перестали препираться. Констатировав это, Аллан добавил, что если так, то выпивку лучше употребить по другому назначению, нежели улаживание конфликтов.

Но Буссе решил, что выпивка подождет, поскольку ужин готов. Жареная курочка, печеная картошка, светлое пиво для взрослых и сок для братика.

А тем временем, когда на кухне уже собрались приступить к ужину, проснулся Пер-Гуннар «Шеф» Ердин. Голова у него раскалывалось, дышать было больно, одна рука, судя по наложенной шине, была сломана, а из раны в правом бедре снова пошла кровь, когда он, еле волоча ноги, выбрался из кабины автобуса. Перед этим Шеф, к своему изумлению, обнаружил в бардачке кабины свой револьвер. Надо же, до чего все кругом придурки, кроме него!

Морфин по-прежнему действовал, поэтому боль казалась терпимой, однако и собраться с мыслями тоже было трудно. Тем не менее Шеф проковылял по всему Клоккарегорду, заглядывая в окна, пока не удостоверился, что все обитатели усадьбы собрались в доме на кухне. К тому же кухонная дверь, выходящая в сад, оказалась незаперта. В нее Шеф и вошел, припадая на ногу, но исполненный решимости и с револьвером в левой руке, и начал так:

— Собаку немедленно запереть в кладовку! Иначе пристрелю ее на месте, и у меня останется еще пять патронов, по одному на каждого из вас.

Шеф подивился сам себе — до чего он владеет собой даже в гневе! У Прекрасной вид был скорее расстроенный, чем испуганный, когда она проводила Бастера в кладовку и заперла дверь. Бастер удивился и немного встревожился, но больше обрадовался. Заперли-то его, оказывается, в кухонной кладовой: собачья жизнь имеет все же и плюсы!

Пятерых друзей тем временем выстроили в ряд. Шеф сообщил, что чемодан в углу принадлежит ему и что он намерен забрать его с собой. И возможно, один или несколько из тех, кто сейчас стоит перед ним, останется в живых, в зависимости от того, какие ответы Шеф получит на свои вопросы и много ли пропало из того, что было в чемодане.

Наступило молчание, которое прервал Аллан. Он сказал, что в чемодане наверняка недостает нескольких миллионов, но, с другой-то стороны, господин с револьвером мог бы принять во внимание, что поскольку в силу разных причин вышло так, что двоих коллег господина с револьвером уже нет в живых, то делиться содержимым чемодана господину с револьвером с ними не придется.

— Так Болта и Хлама нет в живых? — переспросил Шеф.

— Ежик?! — вдруг воскликнул Буссе. — Ты ли это! Сколько зим, сколько лет!

— Буссе Буза?! — воскликнул в ответ Пер-Гуннар «Ежик» Ердин.

И Буссе Буза и Ежик Ердин упали в объятия друг друга.

— И не такое видывали, — сказал Аллан. — Переживем и это.


Глава 15 Понедельник, 9 мая 2005 года | Сто лет и чемодан денег в придачу | cледующая глава