home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14. Визитер.

На следующее утро Олег Викторович заехал за Станисласом очень рано. Оказалось, что профессор Дейненков составил какой-то план 'систематических исследований происходящего'. По крайней мере, он его так называл.

Пенске не спорил. Он был обязан обоим врачам. Быстро собравшись и выбежав из дома, молодой человек уселся в машину Олега Викторовича. Как обычно - на заднее сидение. Там, полулежа, он был вообще незаметен для нежелательных взглядов.

Машина выехала со двора, свернула на большой проспект, проехала по нему около пары километров, а потом выехала на одну из улиц среднего размера. Пенске любил наблюдать за дорогой, но смотреть вперед в его положении было не очень удобно. Он ограничивался созерцанием через боковое стекло зданий и машин, проезжающих мимо. Поэтому сразу не смог понять, почему Олег Викторович вдруг стал парковать машину у бордюра - до клиники было еще далеко.

- Впереди авария, - пояснил врач, - Сидите тут, а я схожу посмотрю. Может быть, нужна моя помощь.

Станислас кивнул, слегка приподнявшись, чтобы видеть происходящее. В нескольких метрах какой-то синий автомобиль наполовину выехал на тротуар.

Олег Викторович вышел и устремился к месту аварии. Там уже стояло несколько человек - то ли непосредственных участников, то ли случайных свидетелей. Пенске видел, как врач обогнул машину и присел. Возможно, там кто-то лежал.

Молодому человеку стало любопытно, что же там происходит. Внимательно посмотрев по сторонам и не увидев никакой угрозы в лице 'неправильных' людей, он осторожно вышел из машины. Подойдя к месту аварии, Станислас понял, что случилось. На дорогу перед синим авто выскочила молодая женщина. Водитель, видимо, хотел избежать столкновения, резко свернул к обочине, но это не помогло. Тело женщины лежало тут же. Она была еще жива, но вряд ли надолго. Не нужно быть специалистом в данном случае, чтобы понять смертельный характер ран. С вдавленной грудной клеткой долго не живут. Олег Викторович, склонившийся над ней, судя по выражению лица, придерживался такой же точки зрения.

Пенске подошел чуть ближе. Он увидел, что женщина была довольно симпатична. Станислас испытал приступ жалости и обиды. Обидным было не столько то, что человек должен вот так внезапно умереть, а то, что Пенске мог, в принципе, попробовать помочь ей. То, что он умел заменять 'пласты' духов, могло пригодиться и здесь. Если взять 'кусочек' духа из прошлого, соответствующий травмированной части тела, и переместить его в настоящее, то можно ликвидировать травму или уменьшить ее. По сути, так же можно 'лечить' некоторые заболевания. Станисласа останавливали лишь две вещи. Во-первых, он не знал, каких затрат потребуют такие действия, а во-вторых, что самое главное, у него не было контакта с духом этой женщины. А быстро найти его не представлялось возможным. Ее дух был не в реальном мире, в отличие от лишних духов 'неправильных' людей, а где-то в Олохе. Как его отыскать? Станислас не знал. Это огорчало. Если бы Пенске имел доступ к духу, то мог бы попробовать помочь женщине, невзирая ни на что. Даже на опасность для собственного здоровья.

Молодой человек настолько задумался над этой проблемой, что его внимательность снизилась. Он заметил подъехавшую машину полиции, увидел двух патрульных, выходящих из нее, но, к сожалению, не увидел другую машину. Потрепанную рено, намеревавшуюся проехать мимо, но внезапно затормозившую. Пенске стоял к ней спиной. Дверь рено открылась и из машины вылез человек в распахнутой синей куртке. В руке он сжимал пистолет.

Станислас смотрел в другую сторону, поэтому с удивлением увидел, как подходящие к месту аварии полицейские быстро расстегнули кобуру и выхватили оружие. У него на миг мелькнула мысль, что среди них может быть 'неправильный', но еще раз присмотревшись, он ее отверг. Полицейские выглядели нормально. Молодой человек еще не подозревал, что 'неправильный' был за его спиной, а действия полиции обычны для ситуации, когда кто-то приближается с оружием наизготовку.

- Стой! - закричал один из полицейских, смотря куда-то за спину Станисласа, - Оружие на землю!

Догадка пронзила Пенске. Он уже начал оборачиваться, чтобы посмотреть, кто там, как грянул выстрел. Куда попала пуля, было трудно понять, но молодой человек не пострадал.

- Всем на землю! - закричал полицейский и, в свою очередь, открыл огонь.

Станислас 'рыбкой' нырнул за синюю машину и присел около водительской двери, обращенной к полицейским. Краем глаза он заметил, как люди бросились в укрытие. Два человека, включая Олега Викторовича, последовали его примеру и очутились за машиной.

Огонь полиции оказался более удачным. Первые же выстрелы попали то ли к грудь, то ли в плечо незадачливого стрелка. Послышался звук рухнувшего тела.

- Не стреляй! - крикнул один из полицейских своему напарнику, - Он выронил пистолет!

Держа стрелка на мушке, полицейские медленно обходили синюю машину с двух сторон. Станислас решился выглянуть и посмотреть, что же там произошло. Приподняв голову над капотом, он увидел какого-то мужчину в синей куртке, лежащего на земле. Рядом с ним валялся пистолет. Пенске не нужно было особенно вглядываться, он и так сразу же заметил, что лежащий человек - 'неправильный'.

- Не двигайся! - на всякий случай сказал полицейский стрелку, подходя к нему поближе.

- Он вообще жив? - спросил напарник.

- Дышит, кажется.

От синей машины до раненого было десять-пятнадцать метров. Расстояние слишком большое, чтобы 'извлечение' чужого духа оказалось успешным. Думая об этом, Станислас вздрогнул, ощутив чье-то прикосновение.

- Я пойду взгляну на этого человека, - шепнул Олег Викторович, - А вы скройтесь в одном из переулков и ждите там. Когда полицейские придут в себя, то начнут переписывать данные свидетелей. Вам этого не нужно.

Пенске был полностью согласен с мудрым предложением. Ему следовало держаться от полиции подальше, а не ходить на допросы. До сих пор молодому человеку везло - среди встреченных им полицейских не было ни одного 'неправильного'. Станисласу даже не хотелось думать о том, что будет, если какой-нибудь 'неправильный' полицейский увидит его. Особенно издалека. На расстоянии, достаточном для прицельного выстрела.

- Я - врач, - сказал Олег Викторович, вставая из-за синей машины, и обращаясь к полицейским, - Разрешите взглянуть на раненого.

- Валяй, - ответил один из них, только что подобрав пистолет, - Сейчас я его обыщу и посмотришь.

Второй полицейский вызывал кого-то по рации. Станислас решил, что сейчас самое время скрыться. Все чем-то заняты. Он приподнялся и уже хотел было шмыгнуть в ближайший переулок, но остановился на полпути. Ему стало жалко несчастного стрелка. Тот ведь, по сути, ни в чем не виноват. Его безосновательную ненависть к Пенске можно было рассматривать как болезнь. Станислас помедлил, а потом последовал за Олегом Викторовичем, держась на некотором удалении.

Пенске решил действовать быстро. Оказавшись от раненого на нужном расстоянии, он освободил его от 'лишнего' духа. А затем устремился к спасительному переулку. Никто не обратил внимание на его демарш. Свернув за угол, Пенске прислонился к стене и стал ждать, изо всех сил прислушиваясь к происходящему на месте аварии.

Он слышал, как подъехала 'скорая', а потом еще одна. Сирены машин скорой помощи отличались по тональности от полицейских. Подождав минут двадцать, Станислас решил выглянуть. Обстановка разительно изменилась. На земле уже не было двух тел: сбитой машиной девушки и раненого стрелка. Двое знакомых полицейских находились около своей машины и не проявляли никакого интереса к свидетелям. Неподалеку стоял еще один автомобиль полиции, но сидящие в нем тоже были чем-то заняты. Возможно, всех свидетелей уже переписали.

Пенске поймал взгляд Олега Викторовича. Врач кивнул, глядя на него, и показал рукой куда-то вперед. Очевидно, нужно было покинуть укрытие, пройти немного по улице, а потом Олег Викторович подберет его. Молодой человек так и сделал. Прошагав почти квартал, он остановился у большого дерева. Машина врача подъехала почти сразу. Быстро открыв дверь, Пенске юркнул внутрь. На этот раз ему повезло.

По пути в больницу молодой человек снова сосредоточенно размышлял о том, во что превратилась его жизнь. Он еще раньше подозревал, что является потенциальной мишенью для некоторых людей. Сегодняшний случай полностью подтвердил подозрения. Что ему делать? Снова бежать? Это не только бесполезно, но и вредно. Пенске подозревал, что его способности исчезнут, а 'неправильные' люди все равно смогут распознавать его как врага. Затаиться в квартире и выходить из нее только по ночам с соблюдением предельной осторожности? Это был легко реализуемый вариант. Или, может быть, 'бросить вызов' всем 'неправильным' людям в Мактине? Каким-то образом отсортировать их и избавить от чужих духов? Насчет этого Станислас очень сомневался. Даже если бы ему удалось как-нибудь помочь всем 'неправильным' жителям Мактины, то что бы он смог сделать с приезжими? С теми, кто прибывает сюда временно? Столица Рушталя обладала многими достопримечательностями и привлекала туристов, не говоря уже о других категориях лиц. Чтобы последний вариант был реализуем, нужно действовать с размахом. Но как именно - неизвестно.

Прибыв в клинику, Станислас в который уже раз оказался в кабинете профессора Дейненкова. Но сегодня Александр Антонович предложил ему сесть не на обычное место посередине комнаты, а поближе к столу - на один из стульев, стоящих у стены.

Олег Викторович первым делом рассказал о том, что они попали под обстрел. Еще не зная точных причин, он сразу же догадался в чем дело. Если находясь рядом со Станисласом, рассматривать его как источник всех странных происшествий, то не ошибешься.

- По крайней мере хорошо, что никто из вас не пострадал, - подытожил профессор, внимательно выслушав Олега Викторовича, - Интересно получается: нашему молодому другу просто опасно выходить из дома!

- Да, ситуация ненормальная, - согласился врач, - Нужно подумать о том, как ее изменить.

Пенске полностью поддерживал Олега Викторовича. Он и сам уже который день размышлял об этом. Безуспешно.

- Я бросил работу, - сказал Станислас, - Не могу показываться на глаза посторонним людям.

- Работу человеку с вашими способностями мы найдем без труда, - улыбнулся Александр Антонович, - Похоже, что больных, которых вы называете 'неправильными', очень много. Будет справедливо, если их лечение начнет оплачиваться. Неофициально, конечно. Иначе коллеги меня не поймут.

- Об этом я хотел поговорить, - произнес Пенске, - Мне недавно пришла в голову мысль, что моя помощь больным может не ограничиваться 'изгнанием' духов.

Профессор, приподняв брови, посмотрел на собеседника.

- Помните, я рассказывал о человеке в тюрьме? Бродяге? - спросил Станислас.

- О том, что вы как-то изменили его личность?

- Да. Но дело в том, что изменение личности и тела - одно и то же. Только тело менять сложнее. Там больше участок. Больше затрат, думаю.

- Вы полагаете, что можете изменить и тело человека? - поинтересовался Олег Викторович.

- Нет. То есть да. Мне нужен дух этого человека, прежде всего. Я тогда смогу изменить тело, но не все. Лишь маленький кусочек. Но думаю, что этого достаточно для лечения некоторых заболеваний.

Профессор и Олег Викторович переглянулись. Конечно, они старались сохранить здоровый скептицизм. Но после того, как своими глазами видели результаты деятельности Станисласа, это было делать все труднее.

- Такие заболевания есть, - медленно произнес профессор, - Но ведь можно влиять на большую часть тела, если разбить процесс на несколько сеансов.

Пенске покачал головой.

- Вы, наверное, не понимаете, что я имею в виду под словом 'маленький'. Очень маленький. Несколько сеансов превратят очень маленький в просто маленький. Например, омолодить все тело я точно не смогу. Оно будет стариться быстрее, чем я проводить сеансы.

- А что является ограничением?

- Мои силы и затраты.

- Вы имеете в виду ту потерю сознания? Когда фельдшер сказал, что у вас низкий уровень глюкозы в крови? - спросил профессор.

- Да.

- С этим как раз можно что-нибудь сделать. Признаться, не думал об аспекте лечения других заболеваний, когда составлял план исследований. Но никогда не поздно скорректировать.

- Какова моя задача? - спросил Станислас.

- У меня тут целый список, - улыбнулся Александр Антонович, - Но мы будем двигаться последовательно. Для начала проясните вот что. Вы говорили, что духи привязаны к месту, правильно?

- Да.

- И те, кого вы называете духами умерших, не могут покидать определенный район в реальном мире?

- Не могут.

- А он большой, этот район?

- Мне трудно судить, - пожал плечами Пенске, - Предполагаю, что километров пятнадцать-двадцать в радиусе. Но это неточно. Я замерил его случайно, когда ехал на поезде.

- Что вы имеете в виду? - не понял профессор, - Вы тоже должны быть всегда внутри этого района?

- Да. Предположим, что какой-то человек умер на окраине Мактины, - начал объяснять Станислас, - Его дух останется в Олохе и может быть извлечен оттуда лишь в пределах того района, в котором умер человек. Но отчет расстояния идет не от места смерти, а от центра района. Вы меня понимаете?

- Не совсем, - Александр Антонович и Олег Викторович оба покачали головами.

- Предполагаю, что на земле очень много таких районов. Их размер фиксирован, - произнес Пенске, - Если кто-то умирает внутри этого района, пусть даже и на окраине, то для вызова его духа будет доступен весь район.

- Что-то вроде сетки координат? - спросил Олег Викторович.

- Да, примерно. Похоже, что Мактина с пригородами - один большой район. Почему-то именно так получается. Может быть этому есть объяснение, но я его не знаю.

- Теперь понятно, - вздохнул профессор, - Но мой вопрос заключается вот в чем. Допустим, в человека вселился этот ваш 'лишний' дух, и он заболел. А что будет, если перевезти человека в другой 'район'? Подальше от того места, где он заболел?

Идея была хорошей - Станислас это оценил сразу же. С момента знакомства с Помором у него появилось чутье на хорошие идеи. Он их чувствовал примерно так же, как опытный художник ощущает удачные цветовые комбинации.

- Предполагаю, что путешествие может излечить больного, но только если предпринять его сразу же. Возможно, в течение первых дней. Если опоздать, то подозреваю, что больной уже будет 'тащить' лишний дух за собой. Тот слишком 'привяжется' к нему.

- Это хорошая рекомендация, - профессор обернулся к Олегу Викторовичу, - Очень полезная для нас.

- Да, - ответил тот, - Раньше часто именно так и лечили: путешествиями. Конечно, помогало не всегда, но в некоторых случаях - безусловно.

- Могу я задать вопрос? - поинтересовался Станислас.

- Разумеется, - сказал Александр Антонович.

- Почему 'неправильных' людей много, а больны психически только некоторые из них?

- Это - просто, - ответил профессор, - Играют роль индивидуальные различия людей. Кто-то быстро 'привыкает' к тому, что вы называете 'лишним духом', кто-то более медленно, а кто-то не привыкает вообще. Понятно, что 'лишний дух' может как-то влиять на человека. К тому же, зависит и от самих 'лишних духов'. Насколько я понял, они тоже сильно различаются.

Станислас кивнул. Он примерно так и думал.

Пенске покинул клинику ближе к вечеру. Он еще точно не знал, сколько собирается платить ему профессор, но надеялся, что очень много. Потому что страшно устал.

Станислас даже чуть было не изменил своей привычке подниматься по лестнице и уже устремился к лифту, но вовремя передумал. Похоже, что привычки - это все, что осталось у него от прежней жизни. Ими лучше дорожить.

Войдя в свою квартиру, он немного повалялся на диване, принял душ, а затем сел писать электронное письмо руководству фирмы, на которую все еще официально работал. Вежливо поблагодарив работодателя за предоставленную возможность проявить себя, Станислас сообщил им, что по состоянию здоровья трудиться дальше не может. Внеся в текст множество положенных в таких случаях официально-благодарственных фраз, Пенске отправил послание. А затем посидел за столом еще немного, раздумывая, достаточно ли он устал, чтобы не встретиться с Хеленой сегодня вечером. Девушку очень хотелось увидеть.

Однако Станислас так и не успел прийти к какому-либо решению. Его внимание привлек стук. Обычный стук в дверь, который используют для привлечения внимания кого-то, кто в силах эту дверь открыть. Разумеется, у Пенске был функционирующий звонок, но мысль, почему этим звонком не воспользовались, даже не пришла молодому человеку в голову. Проблема в том, что стучали изнутри в дверь туалета, из которого Станислас вышел десять минут назад. Ручка этой двери работала плохо, - чтобы ее повернуть, нужно было с силой нажать вверх и в сторону. Очевидно, что стучащий об этом не знал, поэтому самостоятельно выйти не мог.

Молодой человек с удивлением наблюдал за своей собственной реакцией на странную ситуацию. Случись это еще пару недель назад, ему был бы обеспечен небольшой стресс вне зависимости от того, кто находится за дверью туалета. Но сейчас все изменилось. Он не ощущал ничего, кроме любопытства. Кто хочет выйти из его туалета и как он туда попал за последние десять минут? Вот что было интересно. Надеясь получить ответ на этот вопрос, Пенске направился к двери, откуда доносился стук. А по пути прихватил палку-трость, которую ему принес Борис, когда Станислас хромал. Любопытство не мешает здравой осторожности. С тростью на близком расстоянии ему был никто не страшен. Благодаря Французу, естественно.

Приблизившись к двери, Пенске некоторое время наблюдал за тем, как прочное дерево сотрясается под периодическими ударами. А потом, когда ему это надоело, поинтересовался:

- Кто там?

Стук сразу же прекратился. После нескольких секунд молчания раздался ответ:

- Мне нужен Станислас. Духолов.

Голос говорившего был неприятен из-за скрежещущих интонаций.

Скажи незнакомец что-нибудь другое, возможно, Пенске не торопился бы с открыванием двери. Но тот произнес ключевое слово. 'Духолов'. Это понятие довольно близко описывало действия Станисласа за последний период времени. Хотя, разумеется, сам молодой человек предпочитал более формальное и правильное слово - 'шаман'.

Слово 'шаман' было правильным потому, что совершенно точно отражало суть происходящего взаимодействия с духами. Станислас не мог в полной мере контролировать духов. Лишь те из них приносили ему пользу, устремления которых совпадали с его желаниями. Это было что-то вроде партнерских отношений. Молодой человек допускал, что, возможно, когда-нибудь научится изменять духов, влияя на их устремления и заставляя тем самым работать на него. Но пока что он был очень далек от этого.

Пенске потянулся к ручке, надавил на нее и с усилием повернул. Открывая дверь, он отошел немного в сторону, чтобы в случае чего нанести удар тростью без помех. Но бить не понадобилось. Распахнувшаяся дверь явила взору нестрашного, но нелепого мужчину, одетого в темно-коричневый плащ. Его непропорциональное лицо с маленьким носом, широкими скулами, надбровными дугами, выступающими далеко вперед, и высоким лбом вызывало удивление, но не производило отталкивающего впечатления. Он выглядел слишком гротескно.

- Кто вы такой? - спросил Станислас, вглядываясь в визитера, - Как здесь оказались?

- Ты - духолов? - вместо ответа спросил тот.

- Допустим.

- У меня для тебя послание.

- Но кто вы? Откуда взялись тут?

- Это неважно, - проскрипел незнакомец.

- Еще как важно! - возмутился Станислас, - В моем туалете неизвестно каким образом возникает непонятный тип в плаще! Я должен знать, откуда вы взялись! Прошли сюда через входную дверь и заперлись, что ли? Но я не мог не слышать этого!

- Это неважно, - повторил собеседник, - Невероятных вещей не существует.

- Каких вещей? - переспросил Пенске.

- Невероятных. Их не может быть. Так принято. Таков порядок. Я его не нарушаю.

От недоумения рука Станисласа, держащая трость на уровне пояса, опустилась. Он ничего не понимал.

- Да кто вы такой? - снова вопросил молодой человек.

- Я тот, кто принес послание, - последовал ответ, - Ты готов его услышать?

Пенске ненадолго замолчал. Какой у него был выбор? Пытаться заставить странного визитера отвечать на вопросы или сначала предоставить возможность ему самому высказаться? Станислас рассудительно выбрал второе.

- Что за послание? Я слушаю.

- Перестань мне мешать и останешься жив, - проскрипел незнакомец.

Молодой человек подождал еще немного. Продолжения не последовало.

- И это все послание? - спросил он.

- Да.

Пенске почувствовал, что происходящее ему очень не нравится. Неизвестно кто не просто вышел из его туалета, но еще и угрожал при этом.

- У тебя есть оружие? - внезапно поинтересовался Станислас.

- Нет, - снова раздался краткий ответ.

- Хорошо. Но даже если бы оно у тебя было, то не помогло бы. Потому что вот этой тростью я сейчас вышибу из тебя всю пыль, если ты не объяснишь мне подробно, кто ты, как здесь оказался и что значит твое послание, - Станисласу трудно было понять, откуда исходит инициатива произнести такую речь: от него самого или от Француза.

Незнакомец медленно посмотрел на трость. Выражение его лица не изменилось.

- Я не могу больше говорить, - сказал он, - Должен уйти. Теперь появлюсь завтра. Не раньше. Ты должен принять мое предложение, если хочешь жить.

- Уже уходишь? - издевательски поинтересовался Пенске, - Каким же образом?

Отпускать просто так странного посетителя он не собирался.

- Закрой глаза и я уйду, - этот ответ по непонятности, пожалуй, превосходил предыдущие.

- Закрыть глаза?! С какой стати? Что за бред? - терпение Станисласа начало иссякать.

- Ты не должен видеть мой уход. Невероятных вещей нет. Таков порядок. Я его не нарушаю.

Пенске нахмурился. У него мелькнула мысль, что все, что говорит незнакомец, несмотря на кажушуюся нелепость, имеет какой-то смысл. Станислас обладал чутьем не только на хорошие идеи, но и на скрытое значение вещей или событий. Вот только в чем этот смысл? Где его искать?

- А как ты собираешься уходить? - спросил Пенске, - Через входную дверь?

- Нет, - прозвучал ответ, - Закрой глаза и я уйду. Или отвернись. Или отделись от меня стеной.

- А если я этого не сделаю?

- Мое время подходит к концу. Если не закроешь глаза, я убью тебя.

- Убьешь? Зачем? И как?

- Затем, что невероятных вещей нет. Таков порядок. Я его не нарушаю, - вопрос 'как?' был полностью проигнорирован.

- Сколько времени у тебя осталось? - мысли Пенске работали как часы. Учитывая странность обстановки и непонятность субъекта, рисковать он не собирался.

- Мало. Меньше минуты.

Станислас отступил на два шага назад и повернулся к незнакомцу спиной, готовый отреагировать на малейший звук. Если бы что-то показалось ему подозрительным, то он бы тут же отпрыгнул с тростью наготове. Но звука не было. Ничего не было. Пенске смог в этом убедиться, когда пару секунд спустя повернулся к собеседнику. Незнакомца не было тоже. Он исчез.

Нельзя сказать, что Пенске ничего не почувствовал. Что-то было. Но классифицировать новое ощущение Станислас пока не мог. Он был уверен лишь в одном: его визитер не был духом. Уж что-что, а духов молодой человек уже отлично ощущал.


Глава 13. Ужин. | Шаман | Глава 15. Чудеса.