home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15. Чудеса.

Несмотря на таинственное исчезновение незнакомца, Пенске не стал паниковать. Не найдя никаких рациональных причин, объясняющих произошедшее, он взял телефон и набрал номер Олега Викторовича.

Конечно, Станислас мог бы не звонить, а дождаться дальнейшего развития событий. Но, столкнувшись с чем-то непредвиденным, он считал долгом своевременно поставить в известность об этом своих союзников. Полагая, что так будет лучше и для него и для них.

- Алло, - Олег Викторович сразу же взял трубку.

- Это - Станислас. Вы можете сейчас говорить?

- Да. Конечно.

- Со мной только что случилось вот что....

Подробнейшим образом пересказав произошедшее, Пенске замолк, ожидая ответа. Трудно сказать, о чем думал врач. Прежде он и профессор сталкивались с вещами труднообъяснимыми, но не материальными. Теперь похоже ситуация вышла на иной уровень. Разумеется, если бы такую историю Олегу Викторовичу рассказал кто-то другой, то он не поверил бы. Но у Станисласа уже был кредит доверия.

- Если вы считаете, что вам угрожает опасность, то мы с профессором обеспечим вас охраной, - после короткого молчания сказал врач.

- Нет, пока что не надо, спасибо, - поблагодарил Станислас, - Я хотел бы получить больше информации, прежде чем принимать такое решение. Предполагаю, что мне ничего не угрожает, потому что этот человек вошел со мной в контакт и попытался сформулировать свои условия. Если бы хотел просто убить и мог это сделать, то убил бы сразу.

- Логично, - согласился Олег Викторович.

- А охрана может даже все усугубить. Я ведь не знаю, с чем имею дело. Может быть, если этот человек увидит охрану, то сразу предпримет что-то нехорошее. Поэтому предпочитаю встретиться с ним в такой же обстановке, как и сегодня.

У Пенске не было никакого страха. Француз 'требовал' действий, а Помор - объяснений. Это накладывало отпечаток на уровень осторожности Станисласа.

- Если этот человек появится завтра, то рекомендую записать разговор, - сказал врач, - У вас есть диктофон? Если нет, то я могу дать.

- Запишу на телефон, - ответил Станислас, - Даже попытаюсь использовать видеокамеру. Не уверен, что получится, но все же попытка не пытка.

- Хорошо, - одобрил Олег Викторович, - Вы можете повторить, что именно хотел от вас визитер?

- Я не совсем понял, - признался Пенске, - Когда он сказал, что я ему мешаю, то как-то не сообразил сразу же спросить, чем именно. Было много других вопросов. Тоже важных. А потом он начал торопиться.

- Ясно. Но попытайтесь это узнать завтра. Так же, как и насчет его личности.

- Попросить у него документы? - попытался пошутить Станислас.

- Попробуйте, - совершенно серьезно ответил Олег Викторович, - Я поставлю в известность Александра Антоновича.

- А завтра с утра я не поеду в клинику?

- Нет. Так будет лучше. Мы не знаем пока с чем имеем дело. Думаю, что ваше решение сидеть и ждать следующий визит - правильное. Никто не сказал, что визит будет вечером. Может быть и утром.

- А мне как поступить в следующий раз? Соглашаться с ним?

- Зависит от ситуации, - объяснил Олег Викторович, - Но ни в коем случае не говорить 'нет'. Спорить тоже не рекомендую. Лучше всего внимательно выслушать и задавать вопросы по существу. Вообще, попытайтесь затянуть это все. Если он придет во второй раз, то почему бы ему не прийти и в третий? Он проявил готовность отвечать на ваши вопросы. Воспользуйтесь этим. Представьте, что говорите с психически больным. Избегайте шуток, двусмысленных фраз и избыточных эмоций.

- Понял. Спасибо.

Положив телефон на стол, Пенске уселся за компьютер. Ему что-то хотелось делать, но что - он не мог понять. Его действия были ограничены непонятностью визитера. Нужно ли от него бежать? Может, лучше искать встречи? Поможет ли охрана? Навредит ли она? Ответов не было. Молодой человек нуждался в информации. Бесцельно проведя несколько раз руками по клавиатуре, Станислас откинулся на спинку кресла. День выдался тяжелый. Впрочем, все последние дни были такими. Он устал настолько, что не мог даже нормально думать. Посидев так несколько минут и почувствовав, что засыпает, молодой человек направился к кровати.

Его уже не посещали сны. А, может быть, посещали, но он их не помнил. В Олох во сне тоже больше не входил. В этом не было смысла, потому что у Станисласа общение с Олохом неплохо получалось и наяву. Поэтому он обычно спал спокойно. Но на этот раз стоило Пенске опустить голову на подушку, заправленную в наволочку красного цвета, подаренную ему вместе с другими постельными принадлежностями одной из бывших подружек, как пришел сон.

Если бы молодой человек мог удивляться во сне, то обязательно бы это сделал. Перед ним на белой равнине во всей своей красе вновь предстал крикливый старик, одетый в шубу без пояса. Разноцветные сполохи освещали все вокруг, словно дело происходило на какой-то дискотеке. Станислас протянул к незнакомцу руку, пытаясь что-то сказать, но тот опередил его.

- Не соглашайся с мерзостью! - старик взвыл так, что его редкая борода задрожала, - Уничтожь ее!

- С кем не соглашаться? Кого уничтожить? - переспросил Пенске.

Он уже позабыл, что крикун из сна не имел привычки отвечать на вопросы.

- Ты выжил! Обретаешь силу! Сокруши мерзость! - старик завопил пуще прежнего.

- Какую мерзость? - сурово поинтересовался Станислас. Бесконечные загадки порядком выводили его из себя.

- Слушай меня! Отринь родовое упрямство! Уничтожь!

Фразы озадачили Пенске. Он точно знал, что у него не было никакого упрямства. В том числе и родового. Еще никто всерьез не называл его упрямцем. Он всегда прислушивался к языку разума и поступал в соответствие с ним.

- Ты меня принимаешь за кого-то другого? - спросил молодой человек.

- Глупец! Уничтожь! Даже ценой жизни!

Станислас не успел даже удивиться подобной кровожадности старикана, прежде казавшегося крикливым, но безобидным, как сон исчез. Пенске пробудился. Судя по темноте, был поздний вечер или глубокая ночь. Молодой человек подавил приступ раздражения, вызванный очередной загадкой, и снова попытался заснуть. Это легко удалось. До рассвета он проспал без пробуждений и сновидений.

Зато утром, быстро соскочив с постели и не предоставив своей лени возможности поваляться хотя бы несколько минут, Станислас схватил телефон.

- Папа?! - громко спросил он, не дожидаясь привычного 'алло'.

- Да. Привет.

- Привет! Мне нужно с тобой поговорить. Ты уже не спишь?

- Ты знаешь, что просыпаюсь рано. Я уже в пути на работу.

- Хорошо. Скажи, ты помнишь своих родственников? - взволнованно спросил Станислас.

- Это еще каких?

- Любых. Всех, кого помнишь.

- Зачем тебе?

- Нужно, папа, нужно. Ты сможешь перечислить?

- Ну, не знаю.... Из тех, кто тебе неизвестен... У меня есть двоюродный брат. Живет где-то в России. Возможно, в Москве. Но с ним не виделся много лет. Сводная сестра твоей матери...

- Нет, папа! Мне нужны умершие родственники.

- Умершие? Зачем?!

- Очень нужно! Особенно - твои деды, прадеды, мамины тоже. Кем они были?

- Ну ты спросил! Может быть, при встрече поговорим?

- Лучше сейчас. Или ты никого не помнишь?

- Почему же никого? Кого-то помню. Дедушек и бабушек своих помню. Да ты и сам знал двух прабабок.

- Знал, точно. Но не нужно о тех, кого я знал. Расскажи о других, - попросил Пенске-младший.

- Ну что сказать? Мой дед со стороны отца был оружейником. Отец рассказывал, что изобрел один из первых пулеметов. Но много пил...

- О нем не надо. Дальше.

- Тебе нужен кто-то конкретно? Так и спроси!

- Нет, продолжай, пожалуйста. Я буду говорить тебе о тех, кто не нужен.

- Странно. Ну ладно. Дед со стороны моей матери, поляк, владел кирпичным заводом до войны....

- Дальше.

- Твоя мать со стороны отца - донская казачка. Ее дед, прадед - все были казаками.

- Дальше.

- А ее бабушка со стороны матери приехала из Сибири. Кажется.

- Что там делала?

- Не знаю. Зато отец этой бабушки был известным исследователем. Это я точно помню.

- Что изучал?

- То ли географию, то ли общественные науки. Долгое время жил в Якутии.

- Где?!

- В Якутии, Стас. Чего ты так кричишь?

- Ничего. Но что он там делал?

- Не помню я. Это у матери нужно спросить. Знаю лишь, что женился как раз на якутке. То есть одна из твоих прабабушек - наполовину якутка.

- Грр...

- Что ты сказал, Стас?

- Да нет, ничего особенного. А родственники этой якутки... матери моей прабабушки, кем были?

- О, это целая история! Мне твоя мать рассказывала. Ее отец не хотел выдавать за твоего прапрадеда. У него было много власти в племени, а то и в нескольких племенах, насколько я помню. Великий шаман, как-никак. Но отдал, когда забеременела.

- Великий кто?

- Шаман. Стас, это такой человек. Пляшет с бубном, курит или пьет травку, общается с потусторонним миром....

- Я знаю, папа. Спасибо.

- Тебе если интересно, то у твоей бабушки Зоси остались даже кое-какие вещи. Она их бережет. Раритет.

Бабушка Зося была матерью мамы Станисласа. Внуков не любила, поэтому они ее посещали редко.

- Какие вещи?

- Да вот шуба, например. Или как она там у якутов называется? Белая такая, я ее видел. Сейчас валяется где-то.

- А откуда она взялась?

- Так когда шаман умер, его дочь забрала все вещи. Часть потерялась с того времени, а шуба, вот, сохранилась. Если моль не съела. Но вряд ли. Твоя бабушка следит за этим.

- Папа, а ты сам эту шубу видел?

- Конечно.

- Снизу нарисованы ромбики, а на груди - солнце с длинными лучами?

- Да... Стас, так ты тоже видел шубу? Зачем тогда спрашиваешь?

- Не видел, папа. То есть видел, но.... неважно.

Когда Пенске положил трубку, то находился в легком возмущении. Но не отцом, конечно, а тем, что загадки накапливались по мере их разрешения. Сначала этот странный человек, теперь вот старик. Опять старик. Допустим, что совпадение насчет шубы не случайно, и он действительно родственник. Причем, умерший родственник. Если сказать еще точнее: умерший неизвестно где родственник. Очень далеко от Рушталя. Если систематизировать произошедшее с ним, с Пенске, то получалась интересная картина.

Во-первых, странная болезнь, которая сразу же прошла, как только в распоряжении Станисласа появился первый дух - Француз. Во-вторых, непонятные сны с крикливым персонажем, который, как выяснилось, не просто персонаж, а дальний родственник. В-третьих, стало ясно, что такое Олох и что такое духи. Приятная новость. Но какое отношение к Олоху имеют сны и болезнь? Каким образом его гипотетический родственник общается с ним в снах? И зачем он это делает? В-четвертых, незнакомец из туалета. Этот-то тут при чем? Да и вообще зачем он туда забрался? Неужели для того, чтобы Станислас не увидел не только его исчезновение, но и появление? Пенске очень хотелось надеяться, что рано или поздно он полностью поймет, что же происходит. Ему казалось, что в этом понимании как раз незнакомец может сыграть существенную роль.

Весь день молодой человек заходил в свой туалет с неприятным чувством. Он бы вообще предпочел там не появляться, но этого требовал организм. Поэтому поворачивая плохо работающую ручку двери, Станислас философски размышлял о том, что иногда человеческие желания противоречат человеческой природе.

Часы летели быстро. Пенске не просто ожидал визит, а пытался делать это с пользой. Ему удалось найти в интернете интересную книгу по проблемам шаманизма. Автор - российский ученый, живущий почему-то в Англии. Станислас быстро прочитал ее от начала до конца. Там описывалось, что человек становится шаманом либо находясь внутри весьма специфического общества, практикующего шаманизм, либо по наследству. Понятно, что в Мактине шаманизма не было. Поэтому второй вариант представлялся Пенске логичным. Кроме того, автор писал, что начало инициации шамана всегда проявляется как болезнь. Если упорствовать и отказываться от общения с духами, то можно даже умереть. К счастью, Станислас не упорствовал. Два следующих тезиса молодому человеку очень не понравились. Смысл первого заключался в том, что шаманство занимает центральное место в жизни общающегося с духами, все остальное находится на заднем плане. Второй тезис утверждал, что жизнь шамана не очень хороша из-за многочисленных ограничений. Пока что Пенске столкнулся лишь с одним - с невозможностью путешествовать. Но допускал, что будут и другие.

Также Станислас вычитал, что шаман на заре своей деятельности нуждается в учителе, и что ему следует уделять особое внимание снам, потому что там с ним могут общаться особо могущественные и полезные духи и даже 'боги'. Последнее было весьма сомнительно, но молодой человек все равно взял это на заметку. Хотя бы потому, что ему было любопытно, как выглядят 'боги' с точки зрения шаманизма.

Читая книгу, Пенске усиленно прислушивался к звукам в своей квартире. Ему не чудилось ничего подозрительного. Он успел пообедать, поговорить по телефону с Хеленой и Борисом, побывать несколько раз в Олохе и даже немного поспать днем. Станислас ждал визита, но все равно появление незнакомца застало его врасплох.

Когда молодой человек находился на кухне и пытался сварить себе кофе, страшный грохот, донесшийся из спальни, заставил его вздрогнуть. Поставивив чашку на стол, не мешкая, Станислас бросился туда.

Участок коридора, отделяющий кухню от спальни, был не очень большим. Метра три. Их Пенске преодолел двумя прыжками. В этом же коридоре, на 'стыке' комнат, стояла трость, прислоненная к стене. Подхватив ее на бегу, молодой человек ворвался в спальню.

Картина, которую Станислас увидел там, впечатляла. В правом углу комнаты возле окна стоял массивный коричневый шкаф для одежды. Этому предмету мебели уже было много лет, и его дверцы не очень хорошо открывались. Точнее, обычно не очень хорошо открывались, а сейчас они были открыты самым лучшим образом - валяясь на полу в центре спальни. Там же находилась одежда Пенске вперемешку с вешалками. Палка, на которой эти вешалки висели, осталась в шкафу, но лишь по той причине, что переломилась надвое. Посередине разгрома гордо попирая ногами несчастные дверцы, стоял вчерашний незнакомец. Он не обращал никакого внимания на то, что сделал. Даже повернулся спиной к шкафу, а лицом - ко входу в комнату. На лице незнакомца не отражалось никаких эмоций.

Станислас среди своих знакомых обладал репутацией человека доброго, незлобивого. Но на этот раз все было иначе. Посмотрев на царящий беспорядок, Пенске почувствовал, как в нем начинает зарождаться гнев. Ему очень хотелось поднять палку и ударить незнакомца по его высокому уродливому лбу. Молодой человек сделал вывод, что визитер на этот раз появился не в туалете, а внутри гардероба. И благополучно все разворотил. Покупка шкафа не входила в планы Пенске. Ему нравился тот, который у него уже был.

Справедливо рассудив, что агрессивные эмоции возникли благодаря присутствию Француза, Станислас попытался их подавить. Это частично удалось. В любом случае, глупо нападать на того, чьи силы неизвестны.

- Здравствуйте, - сказал Пенске, помня о наставлениях Олега Викторовича, - Как поживаете?

Дружеское приветствие прозвучало достаточно нелепо, если принять во внимание обстановку. Но незнакомец так не считал.

- Мне нужен ответ, - проскрипел он.

Станислас, вспомнив о том, что в кармане лежит телефон, который может не только записывать, но и снимать разговор на видеокамеру, достал его. Техническое изделие не произвело никакого впечатления на незнакомца.

- Могу ли я уточнить, ответ по поводу чего? - вежливо спросил Станислас, радуясь, что визитер не препятствует записи.

- Ты перестанешь мне мешать? - человек, вышедший из туалета, а потом и из шкафа, казался более общительным, чем старик из сна. По крайней мере, пытался отвечать на вопросы.

- Мешать в чем именно, позвольте спросить? - тут же воспользовался ситуацией Пенске, хотя был уверен, что он лично никому не мешал. А вот ему - да, мешали, учитывая повреждения имущества и угрозы.

Незнакомец подвигал нижней челюстью, что сделало его похожим на гигантского жука.

- Оставь в покое моих людей.

- Каких людей? - удивился Станислас, - Я не понимаю.

- Кому я дал правильный дух.

Пенске даже почувствовал что-то вроде облегчения. Еще одна загадка разрешилась. 'Лишние' духи не входили в людей сами по себе. По крайней мере, в некоторых случаях.

- А зачем ты им дал этот дух? - молодой человек решил развивать успех, задавая вопросы по одному.

- Это неважно, - проскрипел незнакомец.

- Конечно, - согласился Станислас, - Неважно. Но как тогда я определю, каким людям ты дал дух, а в каких духи вселились сами? Мне нужна полная картина. Это пойдет на пользу как тебе, так и мне. Не будет ошибок.

Пенске пошел ва-банк. Его фраза была очень многозначительной в смысле дальнейших выводов. Как бы ни ответил на нее незнакомец, Станислас смог бы извлечь какую-то информацию.

- Мои люди служили мне до своей смерти, - незнакомец, видимо, оценил логику хозяина дома, - Будет справедливо, если они станут служить мне и впредь.

Ответ сказал молодому человеку больше, чем все, что было до того. Во-первых, его предположение оказалось истинным: незнакомец допускал, что духи могут вселяться в живых людей сами, без посторонней помощи. Во-вторых, до этих духов ему не было никакого дела. В-третих, его собеседник существует уже достаточно долго, чтобы 'его люди' успели умереть. В-четвертых, он нуждается в новых 'слугах', кем бы они ни были.

- А кто вы такой? - Станислас, обнадеженный тем, что его вопросы не игнорируются, решил повторить то, что спрашивал в первый визит. Дальнейшие расспросы по поводу отличия одних духов от других он решил оставить на потом.

- Это неважно, - сказал незнакомец, - Ты перестанешь мне мешать?

- Иначе вы меня убьете? - уточнил Пенске.

- Да, - сразу же прозвучал ответ.

- Почему тогда сразу не убили? Почему спрашиваете?

- Так положено. Таковы правила. Все так делают.

Тоже очень полезная информация, с точки зрения Станисласа. Осталось лишь выяснить, кто такие 'все'.

- А кто такие все?

- Люди, - произнес собеседник.

Пенске понял, что разговор опять приближается к тупику. Слово 'люди' мало что значило. Только то, что незнакомец берет пример с каких-то людей.

- Может быть, не можете убить? - спросил молодой человек. Это был опасный вопрос. Олег Викторович его бы не одобрил. Но Станислас почувствовал азарт. Ему казалось, что он близко к разгадке. Возможно, к разгадке всех волнующих его загадок.

- Могу, - ответил незнакомец, - Смотри.

Пенске рискнул и выиграл. Незнакомец обладал приемлемой логикой, человеческой. Он не стал доказывать, что может его убить, самым прямым образом - пытаясь убить. Напротив, он хотел что-то показать, что убедило бы хозяина дома.

Гость медленно нагнулся и поднял сиротливо лежащую дверцу шкафа. А потом, не напрягаясь, сжал свои пальцы. Дерево под ними начало вдавливаться и крошиться. Послышался треск. Станислас расширившимися глазами смотрел на это. Он не представлял, какой силой нужно обладать, чтобы сделать такое. Наверняка это находилось вне человеческих возможностей.

- В этом нет ничего невероятного, - словно услышав его мысли проскрипел собеседник, - Просто я очень сильный.

Фраза была характерной. Конечно, 'он просто очень сильный'. Смешно даже. Пенске неожиданно для себя подумал о том, что ни нож ни пули, наверное, не возьмут незнакомца. Окажется, что 'он просто носит бронежилет' или еще что-то в этом духе. Но проверять свою мысль не стал. Человеческая логика может подразумевать человеческую реакцию - ответную агрессию. Ему было очень интересно: кто же перед ним.

- Мое время подходит к концу, - сказал незнакомец, - Отвечай.

- Вы можете прийти за ответом завтра? Я как раз подумаю над всем. А завтра его точно дам, - по всему выходило, что с собеседником можно договориться. Станислас решил этим воспользоваться.

- Завтра. Хорошо. Ответ будет завтра. Закрой глаза.

Гость казался покладистым, но Пенске не обольщался на этот счет. Наверняка незнакомец следует какому-то плану, а 'покладистость' строго лимитирована. Поэтому Станислас не стал спорить. Он допускал, что визитер обладает очень большими возможностями. Положив телефон с включенной видеокамерой на тумбочку, молодой человек отвернулся. Видимо, против записи гость не возражал. Потому что, когда Станислас повернулся к нему опять, того уже не было.

Пенске не стал гадать. Он сразу же бросился к телефону, выключил запись и включил функцию воспроизведения. Сюрпризов не последовало. Незнакомец был зафиксирован видеокамерой. Быстро перейдя к концу записи, Пенске уставился на небольшой экран.

'Закрой глаза', - сказал незнакомец. А потом, когда Станислас отвернулся, растаял в воздухе.

Пенске просмотрел запись несколько раз. Сначала - только окончание разговора, а потом и всю встречу. Он оказался прав - посетитель не был духом, а обладал вполне реальным телом. Вот только чудеса, которые незнакомец демонстрировал, молодому человеку очень сильно не понравились. Все, что Станислас знал о реальных телах, противоречило тому, что он увидел сегодня.

Несмотря на удивительные вещи, произошедшие с ним в последнее время, Пенске остался консервативным в своих убеждениях. Ему не хотелось верить в чудесные исчезновения обычных тел. Поэтому просто предположил, что тело незнакомца было все же необычным. Несмотря на то, что сломало шкаф и записалось на видеокамеру.


Глава 14. Визитер. | Шаман | Глава 16. Бальная куртка.