home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Ночной ливень разогнал тучи, и утро было солнечным, искристо-розовым – только на Кассандане и только в горах бывает такое утро. Мы с Ольгой сидели на давешней стеклянной веранде, я похмелялся темным пивом, чувствуя себя после вчерашней попойки не лучшим образом. Ольга молчала, с улыбкой наблюдая за мной. Вчера она улыбалась точно так же – мягкой, чуть грустной улыбкой много повидавшей женщины.

После второй кружки я почувствовал некоторое облегчение.

– Детеринг, верно, еще дрыхнет. Он вообще мастер поспать в свободное время.

– По-моему, он мастер не только поспать, – заметила Ольга.

– Ты имеешь в виду – выпить? Хм, шеф просто большой сибарит – опять-таки в свободное время. Ты обратила внимание, как он одевается? Шеф – тонкий ценитель радостей жизни. Веселый мудрец, если хочешь.

Ольга сложила руки на груди и с грустью поглядела на меня.

– Когда ты прилетишь?

– Хм, – я нацедил себе из стоявшего на столе бочонка третью кружку и поскреб подбородок. – Мне нужно урегулировать некоторые вопросы. Насколько я понимаю, усадьба нуждается в реконструкции, а? А твое положение – я имею в виду финансовую его сторону – оставляет желать лучшего.

– Ну, не так драматично, – улыбнулась женщина, – но где-то около того.

– Ну вот. А мои… э-ээ… деньги… все равно их девать некуда. Кроме того, я имею желание прикупить кое-какие земли. Ну, это после венчания, разумеется. Свадьба будет в Метрополии – ты не возражаешь?

Ольга закрыла глаза, погладила пальцами мою ладонь, лежащую на столе.

– Ты не шутишь?

– С чего бы это я стал шутить? Мне двадцать восемь лет… почти двадцать восемь, неважно. Пора уже. Мы будем красивой парой – молодой милорд в строгом черном мундире и шикарная, ослепительная миледи. Как ты считаешь? Нам, наверное, будут завидовать. Мне будут завидовать коллеги. Тебе станут завидовать подруги. К нам в гости будут приезжать известные солидные люди. Так что дом нужно перестроить соответствующим образом.

Ольга весело рассмеялась.

– Это у тебя после вчерашнего?

– Прости?.. Ты не собираешься выходить за меня замуж?

– О, Боже! Конечно, собираюсь! Но…

– Что – но?

– Дом, земли… о чем ты?

– Оленька, девочка, – я сделал хороший глоток, вытер губы салфеткой и отодвинул кружку, – я ведь не беден. Я настолько не беден, что шпагу лендлорда я скорее всего мог бы купить. Просто купить, если бы вплотную занялся этим вопросом. Так что деньги – пусть тебя это не волнует. Ты выходишь за офицера, который даже не знает толком размер своего штатно-должностного оклада.

Она вытащила сигарету из лежащей на столе пачки, закурила и с удивлением спросила:

– Следовательно, мой будущий муж намного богаче меня?

– Намного. Тебя это беспокоит?

– Это несколько… неожиданно. И что же, он собирается тратить свои деньги на молодую жену?

– В разумных пределах. Во всяком случае, он собирается утроить доход семьи – в ближайшее же время. Миледи придется научиться управлять некоторыми… э-э-э, предприятиями, собственницей которых она вскорости станет.

– Какими, например?

– Возможно, это будет транспортная компания. Возможно, транспортная компания перерастет в торговый дом. Надо думать, милорд найдет наиболее выгодные варианты. Разумеется, милорд – в первую очередь офицер, но что мешает его жене?.. Милорд обладает весомыми связями в деловом мире, а его прекрасная половина – она и есть половина, не так ли?

– Это действительно неожиданно, Алекс, – Ольга задумчиво покрутила в пальцах сигарету. – Я и не подозревала, что у тебя могут быть какие-то свои деньги. Еще сегодня утром я думала о том, как мы будем жить… хотела заложить кое-что, чтобы хватило на медовый месяц и хотя бы на первое время. Возможно, что-то продать… но вот так – бах по голове! Ну, знаешь ли…

– Я вижу, тебе это не нравится.

– Вот ехидная морда! – Она щелкнула меня по носу и засмеялась: – Покажи мне женщину, которая незадолго до свадьбы узнает, что ее красавец жених еще и богат в придачу – и которой это не понравится!

Дверь веранды издала призывный гул.

– Да-да! – крикнула Ольга.

На пороге появился Детеринг, облаченный в темно-зеленый клубный костюм. Лицо его не носило следов похмелья, глаза были веселы. Он любезно кивнул Ольге и подсел к столу.

– Прелестное утро, господа, – от шефа здорово разило коньяком в смеси с ароматом дорогого одеколона. – Я вижу, Алекс, ты уже успел поправить здоровье? Это хорошо, да… Я извиняюсь, миледи, но обстоятельства таковы, что флаг-майору Королеву придется покинуть Кассандану, и немедленно. «Газель» готова к старту.

Я встал, вылил в себя остатки пива, вытер губы и посмотрел на Ольгу. Она молча кивнула.

– Я жду внизу, – усмехнулся Детеринг, поднимаясь, – пора.

В спальне я проверил содержимое кофра – не забыл ли чего? – защелкнул замки и поднял серебристое чудовище с пола.

– Чемодан с одеждой я оставлю здесь. Один черт такой фасон носят только на Кассандане. Ну… – я окинул спальню прощальным взглядом, зачем-то поправил кобуру на бедре и вздохнул. – Идем.

– И часто я буду вот так тебя провожать? – тихо спросила Ольга, когда мы спускались по лестнице.

– Постоянно, – хмыкнул я. – Придется привыкать. Ничего, со временем перестанешь обращать на это внимание.

Мы миновали холл и вышли на воздух. «Газель» уже хрипела моторами, под днищем ее плясали зеленые искры. Детеринг стоял под трапом правого борта с сигарой в зубах и вполголоса говорил что-то несколько растрепанной Ариане. При моем появлении она сонно улыбнулась и поднесла два пальца к пилотке.

– Ну что? – подмигнул Ольге Детеринг. – Я надеюсь изрядно покушать виски на свадьбе. Или как?

– Непременно, милорд, – ответила Ольга, обнимая меня за плечи.

Я коснулся губами ее щеки.

– Пока, малыш. Я позвоню, как только смогу.

Она почему-то хихикнула, быстро поцеловала меня в губы и отошла. Детеринг бросил через плечо окурок, сплюнул и двинулся вверх по трапу. Мы миновали настежь распахнутую шлюзокамеру, прошли по узкому коридору и вошли в ту самую каюту, в которой летели на Кассандану мы с покойным Фишером. Танк тотчас же растянулся на нижней койке, даже не сбросив свои белые остроносые сапоги.

– Куда мы? – спросил я, садясь в кресло.

– На Аврору, мой друг. Да не просто на Аврору. Территория Портленд!

Я достал сигарету. Воистину нас ждут новые приключения. Аврора – один из богатейших имперских миров. Но не только… Аврора – полная противоположность Кассанданы. Имперские властные структуры имеют там чисто декоративные функции. Планета принадлежит мафии. Ну а территория Портленд – место, где даже мафия имеет весьма ограниченное влияние. Портленд – это вотчина беспредела. Единственная реальная власть на этом огромном приэкваториальном острове – это власть оружия. Нет, там, конечно же, имеются и полиция, и прокуратура, и суды – все как положено. Имеются. Вроде как. Полицейские чины пьют пиво и греются на солнышке, ни во что не вмешиваясь, также ведет себя и грозная имперская таможня. В Портленде процветают жуки, скупающие добычу у пиратских баронов, жуки, продающие оным баронам топливо, запчасти, боеприпасы и прочие расходные материалы, жуки, торгующие проститутками с пожизненным контрактом и иными радостями жизни; про такую банальную вещь, как любые вообразимые наркотики, я уже и не говорю. Сто раз пытались навести там некое подобие порядка – и власти, и всесильная аврорская мафия; как начинали, так и заканчивали. Портленд – франкопорт, там садятся корабли всех обитаемых миров, на острове можно встретить кого угодно – россов, корварцев, лидданов, орти. Причем как залетных торговцев, так и постоянных обитателей. В Портленде можно купить все!

– Портленд – это здорово, – объявил я, выпуская к потолку струю сизого дыма. – Я там ни разу не был. А что там нашли?

«Газель» дрогнула. Я поспешно погасил сигарету, опустил спинку кресла вниз.

– Нашли корабль Ройтера. – Детеринг отставил в сторону руку с сигарой и прикрыл глаза. – У него там вроде как база. А самого Олафа нужно найти нам.

Его последние слова были заглушены ревом двигателей. Субрейдер тяжело оторвался от земли, набрал необходимую высоту и по пологой дуге рванулся в небо. Траекторию я явственно ощутил позвоночником. На сей раз выход на орбиту занял больше времени – с аппарели «Газель» взлетала гораздо веселее.

Когда перегрузка отпустила мою грудь, я быстренько забрался на верхнюю койку и попытался расслабиться. Похоже, мне это вполне удалось, так как кошмар разгона я перенес значительно легче, чем в прошлый раз.

– Не люблю я эти рейдеры, – сипло пробормотал внизу Детеринг, – вечно эти дерьмовые ощущения, да…

Я спрыгнул на пол и занял свое прежнее место в кресле.

– А вообще про Ройтера что-то выяснили? Про него самого, а не про его корабль?

– Выяснили, – проворчал шеф, – выяснили. Говорят, неприятный тип твой Ройтер. Кучкуется с торговцами антиквариатом – теми, что ищут древности всякие. А это народец со странностями. Уж больно дело прибыльное. Ты в курсе, сколько стоит, к примеру, какая-нибудь древняя ручная пушка непонятного происхождения, если она в работоспособном состоянии?

– То есть? – удивился я.

– Гм… Алекс… ты ведь сам прекрасно знаешь, что где-то за пределами досягаемости наших кораблей лежат тысячи и тысячи обитаемых миров. И время от времени в наши края заносит чужие, непонятно чьи корабли. Мертвые, разумеется. То ли фатально поврежденные в бою вдали от дома, то ли жертвы аварий… Возраст их самый разный, но почти всегда он исчисляется тысячелетиями – ведь они, разгоняемые лишь узлами и течениями гравитационных полей, преодолевают огромные расстояния. Где-то их затягивают поля, и они остаются там навсегда. А иные – наоборот, попадают в благоприятные течения и летят себе… До войны подобного рода находки регистрировались и доставлялись в исследовательские центры. Конечно, их за всю историю было раз-два, но тем не менее. Сейчас этим никто не занимается. Официально то есть. А торговцы – те ищут, ищут целенаправленно и, по-видимому, что-то находят. Наверное, знают, где и как искать. Гм… пятнадцать лет тому назад был такой пират Юрген Штеллер, за ним охотилась вся Галактика. У него был огромный корабль, не поддающийся никакой идентификации. Он легко уходил от любой погони… потом он пропал. Росская СБ до сих пор ищет членов его экипажа – хоть кого-нибудь, кто мог бы пролить свет на эту странную историю.

– И что, никаких слухов?

– Слухов-то, как всегда, было полно. Одни говорили, что древний гроб взорвался на разгоне, похоронив весь экипаж, другие – что Штеллер улетел на нем к черту на рога… я же думаю, что у него просто кончилось горючее или вышли боеприпасы – кстати, пушки у него тоже были довольно странные, но крушили всех подряд. Было несколько секретных операций… последний раз его видели люди из «Риттера», но он разворотил флагману борт и ушел. С тех пор о нем ни слуху ни духу. Кстати, Штеллер – это явление в известной степени показательное. Почему, спросишь ты? Да потому, что за пару лет до своего появления на трассах в качестве пирата – вообще-то он был хорошим конвойником – Штеллер усиленно искал криптологов и ксенологов-технарей. Ты думаешь, хоть кто-то пошевелился? Ха. Потом уже, когда сумели кое-как воссоздать состав его экипажа, то все ахнули – у парня были сильнейшие специалисты в области технологического мышления гуманоидных рас и один из лучших криптологов Корвара. Видно, эта компания с блеском сумела разобраться в тонкостях управления чужим монстром. А почему бы и нет? Корабль был явно боеспособен. Криптолог разобрался в текстах, технари поладили с кибернетикой – и вперед. Для того чтобы управлять кораблем, вовсе не обязательно разбираться в физических принципах, на которых построена работа его двигателей или пушек.

– А куда смотрят спецслужбы? Мы, к примеру? Я что-то не упомню, чтобы кто-нибудь интересовался подобными вещами.

– Правильно. Нам, понимаешь ли, начхать на этакие мелочи. У нас есть проблемы поважнее. Тем временем совсем недавно – в сорок втором, вероятно – кто-то нашел то ли десантника, то ли грузовик с небольшой партией легкого оружия. Появились странные игрушки, одна попала нам в руки. Лазер, порядка ста единичек. Возраст – от тысячи лет. Производитель – предположительно неизвестная раса… гуманоидная то есть. Н-да. По следу поражения ни один эксперт не определит тип оружия – до свидания! Ищите владельца, ищите. А лучше сразу займитесь чем-нибудь другим. Ты думаешь, мы отыскали тех, кто на это наткнулся? Как бы не так. А игрушки поползли – там, сям… и все – серьезные убийства.

– Но, знаете, мне кажется, все это слишком уж… ну, случайно, что ли. Как там они это находят? Болтаются в космосе, годами жгут топливо, мотаясь туда-сюда?

– Вот встретимся с Ройтером, ты у него и спросишь. А вообще путей здесь много. По Галактике носятся миллионы кораблей, Саша, даже сотни миллионов. Я не беру в расчет боевые флоты, нет – только всякие торговцы, конвойники и прочие шляющиеся от нечего делать, их знаешь сколько? Кто-то что-то видел, кто-то что-то слышал, а? Или иначе… имперский грузовик может уйти лет на сто – где-то на такое расстояние ему хватает горючего. Фрегат – уже больше, лет этак на сто пятьдесят – смотря какая серия, конечно. А если взять такую штуку, как росский тяжелый охотник? Да, последний из них покинул стапели почти восемьдесят лет назад, но они еще встречаются. Боевой радиус ТО – двести с лишним световых лет, они строились с расчетом на очень длительную ходовую автономность. А что мешает загнать его в доки и хорошенько над ним поработать? К примеру, переделать трюмы в танки? И – имея хрен знает какую дальнобойность – уйти на пару годиков в неисследованные районы? Дальше… Археологией мы почти не интересуемся, после войны все исследовательские программы сокращены до минимума. Точнее, их съедают получатели социальной помощи. Соответственно, всех наших специалистов можно пересчитать по пальцам. Да и то… к примеру, у нас вообще нет толковых криптологов – а откуда им взяться? А вот на Корваре имеются. И говорят, что на Корваре есть интереснейшие базы данных по астроархеологии. Ну, Корвар, конечно, своя братва, но тем не менее… И не забывай, было еще такое явление природы, как цивилизация Эйзе-4. Что мы о них знаем? Почти ничего. Знаем только, что публика эта мощно торговала с какими-то удаленными мирами. И они, между прочим, знали космос гораздо лучше нас. Вот и думай.

– Кстати, шеф… вы интересовались прошлым Ройтера?

– Интересовался, – пошевелился Детеринг. – Дерьмо этот Ройтер. Когда его выперли из академии СБ, он поступил в одну из академий ВКС. Если точнее – академия «Нортстар» на Даймонд-Тир. Ее он закончил. Не блестяще, но все-таки закончил. Попал в довольно тухлое место – на Краб. Там, как ты понимаешь, для молодого штурмана перспектив аж никаких. Ну, через год его вышибли из рядов ВКС – увольнение с позором. Пьяный дебош и множественные оскорбления сослуживцев. После чего он пропал почти на два года. Объявился как покупатель фрегата «Ровер-404», причем не из чьих-то рук, а по списанию ВКС. Корабль был в приличном состоянии. Ну, потом у него сто раз менялся экипаж, менялись порты приписки… а в настоящее время у него официально вообще нет экипажа и официально он не летает. Вот так-то. Искал я варианты его связей с кем-нибудь из наших клиентов, но… увы, пусто. Подручные Лафрока его тоже не знали. Они вообще ничего не знали. Тупые роботы. Лафрок позвал их на прогулку – вперед! Угрохали Фаржа. Миллер приказал атаковать отель – вперед! Зачем, почему – это их вообще не интересовало. Мое появление эту публику очень удивило.

– Да уж, – я посмотрел на часы. – Кстати, сколько часов в сутках на Авроре?

– Двадцать четыре, – ответил Детеринг. – Так что перекрути мозги дисплею. Аврора – замечательное место, у меня там хорошие друзья. Жаль только, что в Портленде они почти беспомощны. Ну да ничего, и не в таких местах бывали. Зато на Авроре резидентом СБ – Дэрен Уэртон, наш человек. И команда у него толковая.

Через 28 часов после старта с Кассанданы мы приземлились в порту Стоунвуда – столицы префектуры Аврора. Повинуясь команде Детеринга, пилоты посадили корабль на территории корпорации «Лиатти фэмили».

Когда толстенный внешний люк шлюзокамеры ушел в сторону, открывая выход наружу, в металлический полумрак тесного отсека ударили ослепительное солнце и горячий пряный ветер. Я шагнул вслед за Детерингом на металлическую ступеньку трапа и зажмурился. Солнце здесь было огромным, сверкающим белым диском, смотреть на который я не мог и секунды. И хотя по местному времени было раннее утро, температура воздуха достигала плюс 35оС.

– Ну что ж, – сказал Детеринг стоящей рядом Марининой, – будет время, сходим в кабак. Здесь есть шикарные места – самые, пожалуй, шикарные в Империи. Найдем тебе хорошего поклонника, что скажешь?

Ариана покраснела в ответ.

– Ну ладно. Вон и наши идут, – шеф потрепал ее по макушке и спустился на одну ступеньку ниже. – Готовность два, отдыхайте. Можете болтаться в баре терминала, но территорию не покидать, ясно?

Нас встречали трое незнакомых мне молодых мужчин. Одеты они были во все белое, причем гораздо более простого покроя, чем носят в остальных мирах Империи. Узкие белые брюки, рубашки без рукавов… оружие висело на поясах совершенно открыто. Прически у них тоже были не самые типичные – тщательно ухоженные локоны свободно лежали на плечах, делая их похожими на молодых офицеров ВКС.

– А жарковато нынче, – заметил Детеринг, спускаясь по трапу. – Приветствую вас, джентльмены! Мой напарник – флаг-майор Алекс Королев. Требую относиться к нему точно так же, как вы относитесь ко мне. А это, Алекс, мои друзья – Джанни Лиатти, Лука Мартини и Вольф Кохан.

Я по очереди пожал три мускулистые ладони, и мы двинулись в темную прохладу бокса, где нас ждал огромный автомобиль – Аврора не признавала всяких антигравитационных штучек, и для поездок на небольшие расстояния здесь использовали старую добрую колесную технику, в основном изготовленную либо в Метрополии, либо на Сент-Илере. Встречающие прибыли на длинном приземистом «Лэнгли-Катлассе» с традиционным откидным верхом. Троица заняла передний диван с отдельными регулируемыми «табуретками», мы с Детерингом уселись сзади. Не издав ни единого звука, могучий агрегат миновал длинный внутренний тоннель и плавно выкатился на широченный проспект, густо усаженный по обочинам ярким местным кустарником. Сидевший за рулем Кохан уверенно прибавил газу, и «Лэнгли» с едва слышным гудением понесся прочь от колоссального столичного порта.

Мы двигались в плотном разноцветном потоке транспорта. Скорость потока здесь была заметно выше, чем в Метрополии – Кохан держал не менее двухсот, но многие машины обгоняли нас, уносясь в дрожащее марево раскаленного воздуха. Больше половины автомобилей составляли открытые псевдоспортивные модели – все они шли с убранным верхом, из салонов орала музыка, и вообще лица в машинах разительно отличались от лиц Кассанданы. Во-первых, почти все здешние мужчины носили довольно пышные прически и яркую спортивного типа одежду. Во-вторых, люди выглядели гораздо более раскованными и жизнерадостными – весело улыбались, размахивали руками в разговоре со спутниками. Увидеть подобную картину на Кассандане было весьма проблематично.

По висящей в воздухе ленте многорядного ситивэя наш голубой кабриолет обогнул каменные джунгли делового центра с его традиционными рвущимися в высь неба вычурными башнями офисных небоскребов, на развязке ушел вниз и нырнул в тень стеклянных корпусов, где располагались склады и конторы среднего эшелона управления. Покрутившись по утопающим в зелени улицам (да, деревья здесь росли везде, где только можно было), «Лэнгли» вдруг въехал в невесть откуда взявшиеся ворота и помчался по лабиринту разнокалиберных контейнеров.

Наконец кабриолет остановился на зеленой лужайке перед сталестеклянной пирамидой высотой в пять этажей. Джанни Лиатти распахнул дверцу:

– Прошу вас, джентльмены.

Пройдя через стеклянный холл, мы поднялись в лифте на самый верх и вошли в просторный, хорошо обставленный кабинет. В креслах возле дымчатой полупрозрачной стены сидели горбоносый дядька средних лет в дорогом светлом костюме и затянутый в белый тропический мундир молодой полковник СБ.

– Давненько не виделись, друзья! – весело произнес Детеринг, уверенно шагая по синему ковру, выстилавшему пол.

– Привет-привет, – улыбнулся горбоносый, поднимаясь ему навстречу. – Как дела?

– Жарковато у вас тут… Позвольте представить вам флаг-майора Алекса Королева, вы слышали о нем. Алекс, представляю тебе милорда Джакомо Лиатти и полковника Дэрена Уэртона, главу местной резидентуры.

После взаимных рукопожатий и похлопываний мы уселись в изящные деревянные кресла и принялись за коктейль.

– Давайте сразу по делу, – предложил Детеринг, – времени у нас в обрез. Что с Ройтером?

– С Ройтером странно, – пожал плечами Уэртон, – то есть он вроде как здесь и в то же время найти его не могут. Конечно, в Портленде вообще кого-то найти – это проблема… в смысле, если клиент не хочет, чтобы его нашли. Корабль Ройтера стоит в доках на техобслуживании уже около месяца. А его самого давненько никто не видел.

– Давненько – это как?

– Больше месяца – это точно. Тут вся штука вот в чем: Ройтер общается в основном с «антикварами», а это глубоко криминализированная и, следовательно, наглухо закрытая группировка.

– А найти «червя»?

– Нет у нас таких «червей», – помотал головой милорд Лиатти. – Танк, пойми: Портленд – это не Аврора. Портленд – это Портленд, второго такого в Галактике нет и не будет. Там не любят чужих, если только это не покупатели. Но даже и тогда их не любят, их только терпят.

– Что вы все какие-то беспомощные?.. – вздохнул Детеринг.

– Танк, – поднял бровь Лиатти, – мы здесь живем. Ты – странствуешь среди миров, а семья твоя – на тишайшем Сент-Илере. Ты всегда в пути, и любые проблемы – для тебя всего лишь чужие проблемы. К тому же все знают, что и сам ты человек страшный, и друзья у тебя – везде. Друзья и должники. А мы здесь… и поверь – нам здесь совсем не хочется иметь лишние неприятности. Я не хочу совать палец в мясорубку. Мы уже пробовали – ты сам знаешь, что из этого вышло.

– Знаю, – кивнул Детеринг, – и хорошо тебя понимаю. Что ты лезешь в бутылку, Джо? Не ярись так, а то того и гляди, кишка на улицу выпадет. Я что, требую крови твоих детей? Нет. Что смогли, то и смогли, какие могут быть претензии? В данный момент мне нужно вот что: оденьте нас так, как одеваются на чертовом острове, дайте хороший транспорт и выбросьте в малолюдном месте.

– Прямо сейчас?

– Да… время, Джо, время.

– Хорошо, – Уэртон встал, с хрустом размял пальцы, – я все улажу. И пойду с вами.

– С нами?

– Во-первых, лишний ствол не помешает, а во-вторых, я там был, и не раз.

– Ну, я там тоже был, – ответил Детеринг, поднимаясь. – Правда, давненько.

Потертого вида грузовой фотолет уже больше часа болтался в облаках, и меня это начинало выводить из себя. Облака казались бесконечными. Я сидел в углу просторной пыльной рубки в штурманском кресле и устало пялился в лобовое остекление. Детеринг, занявший кресло второго пилота, всю дорогу спорил с Уэртоном о каких-то делах, мне совершенно непонятных. Речь шла в основном о деньгах и каких-то должниках, из коих эти деньги следовало срочно выбить. Я скучал и люто жалел, что не додумался захватить с собой хоть пару местных журналов. По моим прикидкам, Портленд должен был появиться с минуты на минуту, но Уэртон и не думал снижаться. Можно было подумать, что после набора высоты он просто заложил рули влево или вправо и мы тупо нарезаем круги над океаном.

Я закурил пятую по счету сигарету и расправил на коленях складки просторного желтого балахона, в который меня нарядили в резидентуре. Балахон этот полностью скрывал очертания тела, а под ним на мне было почти полное боевое снаряжение – за исключением шлема, разумеется. Шлем лежал в багажнике древнего «Корсара», который покоился в грузовом отсеке. «Корсар» был хитрый – у-уу! Чувствовалось, что над ним от души потрудились спецы из местной резидентуры. Под ободранным кузовом шикарного авто тридцатилетней давности скрывался хорошо продуманный броневик с мощнейшей турбиной и крепкой подвеской, способной выдержать огромные скорости и убойные нагрузки. Помимо этого, старомодный лимузин был битком набит разного рода хитрыми приспособлениями, с помощью которых можно было крепко испортить здоровье недоброжелателям.

– Ага, – сказал вдруг Уэртон, всматриваясь в мерцающий на панели экран навигационного «мозга», – это здесь.

Фотолет пошел на снижение. Детеринг выбрался из кресла, одернул на себе мятый серый балахон, слегка потянулся.

– Идем, – он прошел мимо меня и сильным рывком сдвинул в сторону дверь грузового отсека.

Я последовал за ним. Пластиковое чрево карго-дека, тускло освещенное редкими плафонами на потолке, было дьявольски пыльным и запущенным. Уборки здесь не делали лет двадцать. Облезлый черный (когда-то черный!) «Корсар» стоял на исцарапанном полу дека мордой к откидывающемуся люку-слипу.

Детеринг подошел к водительской дверце и заглянул через открытое окошко в салон автомобиля.

– Да-а, – протянул он, прищелкнув языком, – дизайн, однако…


Фотолет приземлился, жалобно заскрипев всеми своими многострадальными потрохами, и слип со стоном пошел вниз, открывая дорогу слепяще яркому солнцу и желтой пыли. В отсеке появился Уэртон.

– Нас ждут, – быстро произнес он, подходя к машине, – садитесь.

Я уселся на огромный задний диван, покрытый гладкой кожей, захлопнул за собой тяжкую, как судьба, дверь и осмотрелся. Здесь, в задней части салона, могли разместиться пятеро – это если без проблем. А с проблемами – так и больше, места хватало. Уэртон тем временем запустил двигатель и размашисто рванул рычаг селектора трансмиссии. Глухо фыркнув, «Корсар» упруго выскочил на воздух.

Сквозь дымчатые стекла салона я увидел, что мы находимся в скалисто-пустынной местности. Кругом был желтый песок, местами разбавленный хаотическими нагромождениями разноцветных каменюк. Метрах в сорока от нашего фотолета находилось приземистое строение, сложенное из кое-как отесанных серых глыб. Рядом с ним виднелся типовой разборный блок-ангар, применявшийся лет сто назад в имперских планетарно-десантных силах.

Уэртон дал газ, широченные колеса взрыли песок, и «Корсар» подлетел к каменному зданию. При ближайшем рассмотрении оно оказалось своего рода микрокрепостью – окна представляли собой самые настоящие бойницы, а вместо входной двери был засобачен ни много ни мало внешний люк орудийного клюза боевого корабля. Здесь, верно, жили серьезные дядьки.

Автомобиль остановился в метре от входа. Люк со скрежетом уехал в сторону, и на пороге появилась закутанная в серый балахон фигура. Я не мог с ходу определить, к какой расе она принадлежит – балахон скрывал контуры тела, а огромный капюшон прятал во мраке лицо, – но это был не хомо. Хозяин тем временем сделал пару шагов, и до меня дошло – на желтом песке стоял орти.

Уэртон выбрался из машины. Детеринг накинул на голову капюшон и распахнул дверь. Последовав его примеру, я неторопливо вылез на солнце и вежливо склонил голову перед хозяином дома.

– Прошу вас, – негромко прохрипел орти.

Мы вошли в здание, люк за нашими спинами вкатился на место, и тотчас вспыхнул яркий зеленый свет. Мы стояли посреди просторного холла, отделанного светлым камнем вперемежку с полированными металлическими панелями непривычной для человеческого глаза формы. Орти откинул капюшон. Он был довольно молод, и узкие золотистые глаза указывали на его принадлежность к древней воинской касте.

– Садитесь, – рокочуще предложил он, указывая тонкой четырехпалой рукой на высокие кожаные кресла возле странноватой формы стола в углу помещения.

– Ты рад мне? – спросил Уэртон, доставая из-под балахона сигару.

– Я рад тебе, – ответил орти. – Что привело тебя на этот раз?

– У меня сложный вопрос…

– Лорд перекрестка не боится вопросов… ты знаешь.

– Я знаю. Мне необходим один хомо из числа «антикваров».

Орти задумался. Тонкие многосуставчатые пальцы царапнули шершавую столешницу, издав противный скребущий звук.

– За твоей спиной стоит смерть, – сообщил он после размышления.

– Она там живет, – парировал Уэртон.

– Пусть тень твоей силы падет на меня, – согласился орти. – Граница могущества «антикваров» неведома никому, и мощь их черна как ночь. Но некоторые могут приподнять полог ночи, ведь так?

– Ты?..

– Я всего лишь Лорд перекрестка. Разве смею я?.. Но и у меня есть друзья и есть должники. В квартале Эболо найдешь заведение Гугнивого Сэма и спросишь хозяина. А чтобы он не стал мочить штаны, ты передашь ему вот это…

Рука орти скользнула под балахон и, вынырнув, бросила на стол потемневший серебряный амулет в виде головы дракона Ри. Уэртон взял его двумя пальцами, поднес поближе к глазам и удовлетворенно хмыкнул.

– Я знаю Гугнивого… понаслышке. Он твой должник?

Орти едва заметно кивнул.

– Остерегайся, Уэртон.

– Гугнивого, что ли?

– Повторяю: за твоей спиной стоит смерть. «Антиквары» опасны. Помни об ударе в спину.

– Ты стал говорить загадками, Лорд перекрестка… – Уэртон поднялся на ноги. – Нам пора.

– Пусть я ошибусь, – заметил орти, вставая. Его гортань издала урчащий низкий звук, и многотонная махина люка с хрипом исчезла в стене. Мы вышли на солнце.

– Держите оружие под рукой, – посоветовал на прощание безымянный Лорд, – на дорогах полно бандитов. Больше чем обычно.

Уэртон кивнул и захлопнул дверцу. Обогнув ангар, наш лимузин медленно выполз на древнее шоссе – дороге этой было никак не меньше сотни лет, и вряд ли ее хоть раз ремонтировали за весь послевоенный период. Покрытие, выжженное беспощадным солнцем, поплыло пологими волнами и местами растрескалось. Ленивый горячий ветер не спеша гнал по серому пластику ручейки ядовито-желтого песка.

– Кто он? – спросил Детеринг, неторопливо раскуривая сигару.

– Имени его никто не знает, – ответил Уэртон. – Он появился в Портленде лет десять назад, и сразу же за ним потянулась тяжелая слава… Тут ведь немало законченных подонков и вообще идиотов-бретеров, цепляющихся к каждому чужаку. Так он их всех просто убивал – без особых церемоний. Он, видимо, не обычный кастовый солдат, он из какого-то старого клана. Навыки у него еще те… правда, чувствуется, что учили его на астронавта.

– И ты ему доверяешь?

Уэртон негромко рассмеялся.

– Он благороден… по-своему, конечно. Мы с ним давние друзья. Мне кажется, какое-то время он был пиратом. Деньги у него есть. Дело с ним иметь можно, не волнуйтесь.

– Я никогда не волнуюсь, – пробурчал Детеринг, – забудь это слово.

Через полчаса на пустынном шоссе стали появляться редкие автомобили. На наш самоходный антиквариат никто не обращал внимания. Машину полковник Уэртон выбрал верно – кого мог заинтересовать обшарпанный гроб на колесах? Таких тут немало. Правда, шикарных новых моделей тоже навалом, но вот они-то как раз и могут привлечь внимание праздношатающейся публики. А трое сурового вида хомо на облезлом «Корсаре» – да кому они нужны?

Портленд-Сити Уэртон знал хорошо. «Корсар» уверенно обогнул припортовые районы и углубился в квартал увеселений. «Бомбу бы сюда, – думал я, глядя через окно на мрачные башни, щедро украшенные голографическими транспарантами на всех известных мне языках. – Милое место, притон на притоне и притоном погоняет. Какие дела делаются там, за грязными серыми стенами многоэтажек первых послевоенных лет? Чьи судьбы ставятся на кон?»

Уэртон притормозил, легким движением кисти вывернул руль вправо, и массивный нос «Корсара» послушно занырнул в темную арку. Автомобиль въехал в узкий сумрачный колодец двора, заваленного какими-то бочками, контейнерами и прочим хламом. Проехав метров десять, Уэртон остановил машину возле пошарпанной бронедвери, на которой хищно щурились стволы двух спаренных лазеров, нацеленные точно на порог. Детеринг издал блеющий звук, означавший веселое удивление. В некоторых ситуациях он частенько выражал свои эмоции при помощи мычания, гыгыканья и фырканья – я уже успел освоить этот язык.

Уэртон выбрался из машины и встал перед дверью. Через полминуты она ушла в сторону, и на пороге появилась светловолосая женщина средних лет, одетая с вызывающей откровенностью. Впрочем, меня ее наряд отнюдь не разочаровал, я даже позавидовал ее хозяину. Выслушав полковника, мадам приветливо улыбнулась и кивнула в сторону дверного проема. Мы с дорогим шефом покинули наш лимузин и прошествовали вслед за мадам по аккуратно отделанному коридору. Фигуристая блондинка привела нас к здоровенной, обитой кожей двери и скрылась за ней, сделав нам знак подождать. Спустя минуту она вернулась и мягким голосом сообщила, что хозяин нас ждет. Детеринг слегка дернул плечом и решительно потянул вызолоченную ручку в виде львиной лапы…

На нас смотрели четыре ствола. Пятый – самый обычный офицерский «бекманн» – лежал на массивном письменном столе в сантиметре от холеных пальцев довольного крупного молодого мужчины с умным породистым лицом. А четыре десантных «крузера» мирно покоились в мускулистых лапах четырех громоздких парней, сидевших в креслах по углам кабинета.

– Уберите пушки, – спокойно приказал хозяин. – Это свои.

Детеринг молча сбросил капюшон и одарил Сэма страшным мертвым взглядом. Тот содрогнулся, лицо его вытянулось, как резиновая маска, и Гугнивый вдруг кулем осел в дорогом кожаном кресле.

– Вон! – скомандовал он охране серыми губами.

Четверо лбов недоуменно переглянулись и быстренько испарились, оставив хозяина наедине с непрошеными гостями.

– Один лишь раз я отступил от своих правил, – произнес Детеринг со зловещим равнодушием. – Один раз, милорд… а? И слово было сказано… Какое слово, милорд? Или, если угодно, мастер Сэм… Ну-ну, не стесняйтесь, что же вы? Здесь все свои.

Гугнивый Сэм молчал, глядя на Детеринга белыми от ужаса глазами. Давно я не видел таких перепуганных людей. Мне как-то и в голову не приходило, что мой любезный патрон может быть страшнее, чем просто смерть. Для кого-то…

– Вы его знаете? – спросил Уэртон.

– Я-то знаю, – дернул плечом Детеринг. – А вот ты – нет… Перед нами милорд Адриан Соммерсби, капитан Имперских планетарно-десантных сил, занесенный в списки павших при исполнении… его имя выбито на Золотой Скале ПДС. Возможно, покойник изволит рассказать, при каких обстоятельствах он пал жертвой столь досадного недоразумения? А также вспомнит, какое слово взял с него некий рейнджер, держа его в прицеле?

– Что я могу для вас сделать? – сипло проронил Сэм.

– Это уже более конструктивная речь, – непринужденно заметил Детеринг, плюхаясь в одно из оставленных охранниками кресел. – Я понял, что вопрос о вашем прошлом звучит несколько… болезненно, ведь так? Что ж, мы можем его замять, пока.

Он неторопливо раскурил очередную сигару и взмахнул рукой, предлагая нам с Уэртоном садиться. Хозяин кабинета начал тем временем слегка розоветь. Жизнь возвращалась в его перекошенное лицо.

– У нас есть одно… дело, милейший Сэм. Одно дело, да… – Детеринг быстрым движением откинул со щеки непослушный локон и вздохнул: – Щекотливое, знаешь ли, дело. Ходят слухи, что ты хорошо знаком с «антикварами», а?

Гугнивый Сэм куснул палец и пораскинул мозгами – процесс этот отчетливо отразился на его почти ожившей физиономии.

– Знаком, – осторожно согласился он.

– Тогда устраивайся поудобнее, – дружелюбно предложил Детеринг, почесывая ухо. – Мне до смерти интересна эта тема. Э?

– Что именно? – спросил Сэм.

– Все.

– Все?.. Ну, знаете ли…

– А ты представь себе, что я владею информацией лишь в общих чертах. Тем более что так оно, в сущности, и есть. И вперед. Ну, для затравки так: роль и место «антикваров» в жизни Портленда. М-м?

– Это сложно… – Сэм задумался. – Ну хорошо: «антиквары» – самое таинственное и самое закрытое из всех явно криминальных формирований. Пожалуй, и самое опасное.

– Формулировочки у тебя… но продолжай, продолжай. Что значит «таинственное»?

– Галактика хранит колоссальное количество тайн, древних и жутких. Официальная наука ими не интересуется. Даже на Корваре сейчас никто не ведет серьезных исследований в этой области. Дорого и опасно, а результат зачастую нулевой.

– А «антиквары», получается…

– Видите ли, реально космическому гробокопательству немало лет. Среди этих людей были и свои монстры-теоретики вроде Эк-Ирга, Пола Дюрье и прочих. Многие из них исчезли при довольно странных обстоятельствах, породив немало легенд и вообще невероятных слухов. Вы это хотели узнать?

– Легенды, слухи… – Детеринг поскреб подбородок. – Например?

– Ну… – Сэм медленно достал сигарету из лежащего на столе изящного ящичка, щелкнул зажигалкой и уставился в потолок. – Слухи слухами, но Дюрье действительно сумел вывести некую формулу, позволяющую находить районы, затягивающие все, что болтается в окрестностях. Гравитационные поля, что-то там с интенсивностью узлов… В общем-то, это даже не формула, там целый микрофайл. Сам я, конечно, не видел, но есть знающие люди. Год назад кое-кто предпринял довольно рискованную экспедицию, которая принесла совершенно невероятные находки. Не стану вдаваться в подробности, скажу только, что в руки к любопытным людям попал очень мощный корабль огромного радиуса действия. Если они сумеют поставить его на боевой ход, тогда… скорее всего будет совершена дальняя вылазка. Возможно, разведка боем. Относительно недалеко от нас есть гуманоидные миры.

– Есть, – кивнул Детеринг. – Это секрет полишинеля, дружище. Более того – экспериментальные корабли уже могут преодолеть это расстояние. Вопрос – зачем?

– Как – зачем? – поразился Гугнивый. – А экспансия гуманоидных рас? Элементарное любопытство, в конце концов?

– А, – махнул рукой Детеринг, – это не сейчас, поверь мне… Тут бы со своими проблемами разобраться. Итак, говоришь, там есть любознательные люди. Это здорово. Я вообще люблю любознательных людей. Без них я помер бы со скуки, не говоря уже о том, что остался бы без работы. И эти люди находят всякое древнее оружие, корабли, так?

– Девяносто процентов того, что они находят, абсолютно недоступно нашему пониманию, – поморщился Сэм.

– А остальные десять – это и есть та гадость, от которой сходят с ума эксперты?

– Вы имеете в виду легкое оружие? Прибыльный бизнес, не более.

– Ага, а что же тогда «более»? Пираты, оснащенные странной техникой?

– Древние знания. «Антиквары» по сути своей – не бандиты. Авантюристы – да, безусловно, но не бандиты. Я бы сказал, очень увлеченные люди. История Галактики совсем не такова, как мы ее себе представляем. Кое-где еще остались следы колоссальных войн, о которых официальная наука не имеет понятия. В этих войнах пали многие расы… это было еще до Айорс и Дэфа, даже Эйзе еще были молоды в то время.

– Порядка десяти тысяч лет?

– Где-то около. Может, чуть больше. В то время наши края посещали разведчики из очень далеких миров… вернулись не все.

– Н-да-а… – Детеринг пожевал губами. – Мы, без сомнения, живем в косном и нелюбознательном мире. И не будь в нем горячих парней, которыми движет природное любопытство, мне пришлось бы разводить свиней. Или еще кого-нибудь.

– Кто вам нужен? – спросил Сэм, осмелев от его расслабленного тона.

– Один человечек… И учти, дружище, шутить со мной нельзя… а?

– Я… – начал Гугнивый, стремительно бледнея, – я это хорошо понимаю.

– Ладно, – небрежно махнул рукой Детеринг, – не огорчайся. А то еще описаешься, чего доброго. Я знаю, что ты понимаешь. Меня это радует, ну просто как надежда на спасение души.

– Что я должен сделать?

– Найти парочку любознательных ребят. По возможности хорошо информированных и незлых.

– Что им с этого будет?

– Им за это ничего не будет, Сэм. Именно так – не «с этого», а «за это». Улавливаешь? Ты должен понимать – мне безразлично, где я нахожусь, в Портленде или еще где. Если мне ударит такая блажь, я весь этот ваш балаган смешаю с дерьмом. Возможно, это будет непросто, зато интересно.

– А если мне не удастся их убедить?

– Ну, если они не идиоты, то ты их убедишь. Я не привык, чтобы мне отказывали в таком пустяке, как приятельская беседа за рюмкой виски. Я могу обидеться… ты представляешь себе последствия моей обиды?

– Когда они вам нужны? – тяжко вздохнул несчастный Сэм.

– А чем скорее, тем лучше. Сегодня… сможешь?

Гугнивый пожал плечами.

– Попытаюсь. Могу предложить вам свое гостеприимство?

– Безусловно, – ухмыльнулся Детеринг, – ты ведь парень сообразительный, так?


Глава 7 | Империя человечества. Время солдата | Глава 9