home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дунг, маркваш

До деревни оказалось совсем недалеко. Но идем мы долго. Розовый Толтрыга умчался вперед, и ведет нас Павлуша. Делает он это неторопливо, обстоятельно рассказывает про окружающий лес, деревню, ее обитателях, произошедших за последний год событиях, умудряясь при этом не сообщать ничего интересного. Ему бы в разведке работать. Провалится — никого не выдаст! При этом малолетний оболтус не забывает выклянчивать шоколадки, при малейшем сопротивлении заводя своё любимое «бедных людоедов все обижают». Обидишь такого, как же! Когда запас сладостей кончается и у эльфийки, и у меня, темп движения резко возрастает, и финиша мы достигаем минут за пятнадцать. Вот ведь хитрюга ненасытная! Ну хоть кругами не водил, и то ладно!

В деревне нас, естественно, встречают. Но не толпа мужиков с дубьем, как следовало ожидать, а одна-единственная моложавая женщина. Лучше бы мужики были…

— Бабушка! — радостно орет Павлуша. — Я еду привел! Даже две! У них еще такие вкусные штуки были, но уже кончились, — любящий внучек понижает голос и доверительно сообщает. — Я тебе одну сохранил!

Мускулистая «бабушка», чей монументальный бюст располагается на уровне моей головы, окидывает нас оценивающим взглядом и, видимо, относит к существам неопасным. После этого всплескивает руками и укоризненно басит:

— Павлуша! Разве же можно так людей пугать?! — взор ее опять возвращается к нам. — Вы уж не сердитесь на него, люди добрые! Малой он еще, глупый! Мы людей, уж почитай, лет десять не едим! Как Егор со товарищи демонов побили, так и перестали! В дружбе по-любому лучше жить, чем во вражде! Да вы проходите до хаты, отведайте снеди нашей!

Отказаться, похоже, шансов нет. Кушает хозяйка людей, или не кушает — вопрос второй. Когда начнет готовить из нас котлетки, тогда и будем сопротивляться. А пока имя она одно упомянула. Интересное имечко!.. Так что топаем в гости.

Вот странно. Вроде, эльфийка мне не подруга. Может, даже и враг. И знакомы фактически всего ничего, а внутренне почти как напарницу воспринимаю. Хоть и не исключаю, что придется ей горло перерезать. Впрочем, рука не дрогнет.

Еда у «бабки Матрены» вполне человеческая. Не в смысле из человеков, а в смысле для человеков. Для разумных, то есть. На квертианском «человек» и есть разумное существо, а раса значения не имеет. И сама Матрена существо открытое, доброе и приятное. Даже не верится, что десять лет назад эта лапочка людьми, в основном, и питалась.

— А как же! — говорит она, ласково улыбаясь. — Для людоеда обаяние — первое дело. Кто же с бирюком нелюдимым дело иметь будет? Нет, ты расположи человека к себе, понравься ему, на разговор вызови. Тогда он и дрова на костерчик сам соберет, и огонька не пожалеет, да и в котел залезет. Такие умельцы попадались, сами себя потрошили…

Матрена грустно вздыхает…

— Но если честно, нечасто удавалось нормально поесть. Знали люди, кто мы, и разговаривать не спешили. Так что впроголодь жили. А тут еще моду взяли вкус себе портить. Сначала вдруг орки горькими стали. Потом оборотни таким запахом обзавелись, что даже подойти противно. А за ними и другие. Кто кислый, аж зубы сводит, кто пересоленный, кто просто безвкусный. Так что всё, что делается, к лучшему. Вон, насколько сейчас сытнее жить! На охоту нам ходить не надо. Да и что мы наохотимся, старый, да малый! Зато если какое дело силы требует, тут мы всех лучше. Павлуша, хоть и маленький, а трех руконогов заменяет. А если в орках — то и пятерых. Да и я еще ничего…

— А родители Павлушины где? — спрашивает Ветка.

— В Город ушли. Там строят много сейчас, людоедам работа всегда найдется! Поработают полгода, потом обратно придут с заработком. Пока я с малым сижу, а там видно будет. Может, как подрастет, в Город переберемся. Петруша-то мой самому Илюше троюродным братом приходится. Только дорога Павлуше трудновата пока…

Золото, а не бабушка у Павлуши! Это внучек у нее кремень! А тут ни одного вопроса, а всё ясно! Город на планете один. И то совсем молодой. Можно сказать, строится только. А наш объект — фигура ключевая, где ему еще быть! И с историей более-менее понятно. Найду брата, и можно двигать! Рас разных здесь немерено, сойдем еще за одну. Одно неизвестное только — эльфийки! Ну, то посмотрим…

— Ой, бабка Матрена! — врывается в комнату молодая девчонка. — Я тут в лесу…

Девчонка, как девчонка, только цвет кожи странный. И синие волосы не каждый день попадаются. То есть, в галактике всё бывает, чем только не красятся, но на дикой планете…

— Такие смешные! Влюбленные! А при других стесняются! — заявляет девчонка и замолкает, вытаращив на нас глаза.

— Охолонись, суматошная, — говорит ей хозяйка. — Не части, как сорока, а толком скажи, чего углядела.

— А как вы раньше меня успели? — спрашивает гостья, обращаясь, почему-то к эльфийке.

— Куда успели? — удивляется Ветка.

Мне тоже хочется задать этот вопрос. Но зачем?

— Сюда! Я же в боевой форме бежала! Даже орки на кониках быстрей нас не могут! Только песпецы, но они же в Городе все! Ничего не понимаю!

— Ррыгша! — рычит людоедка. — Села! И рассказала! Сначала! По порядку!

Видимо Матрена свою гостью хорошо знает. Синяя уселась на лавку, уперла в хозяйку глаза и спокойно и даже как-то размеренно заговорила:

— Иду по лесу, никого не трогаю, грибочки собираю. Мечтаю песпеца встретить, и от него ребеночка родить. Вдруг в стороне шум, треск, крики. Я в боевую форму перекинулась, и туда!

— Зачем? — перебивает людоедка.

— Так интересно же! А в боевой не страшно… От того, кто догнать может, я и убегать не буду! Пусть он мне ребеночка сделает!

— Дальше рассказывай!

— Прибегаю, а там двое детей делают! Разных рас. Парень плосколицый такой, и глазки узенькие. Я раньше таких и не видела! А девчонка — тоже странная, на Егора немного похожа. Он голый лежит, а она сверху. Я их окликнула, а они застеснялись так! Ну я ж не зверь какой, чтобы влюбленным мешать. А сюда прибегаю — они у тебя сидят. А я всю дорогу бегом бежала! В боевой форме. Как они обогнали?

— Где сидят? — спрашивает Матрена. — Да раскрепостись ты. Свободна!

Девчонка оживает и кивает на нас:

— Вот! Оба!

Мы с эльфийкой переглядываемся. Даже говорить ничего не надо. То есть, надо, конечно ей пару ласковых сказать, но наедине. И скорее, не ей, а ее подруге! Принцесса хренова!

— Где ты их видела? — спрашивает Ветка.

— На западе, — похоже до Ррыгши начинает доходить, что мы не они, а они не мы. — Полдня пути для человека.

Опять переглядываемся.

— Пошли, — а что тут думать. Бежать надо. — По дороге поговорим.

Дружно встаем и замираем, услышав властное:

— Стоп! Сели на место.

Плюхаемся обратно. Мышцы, не слушаясь хозяев, выполняют приказы Матрены. Вот, значит, как проявляется людоедское внушение. Ох, не зря хозяйка весь вечер про него пела! Напрягаюсь и заставляю себя встать. Ветка тоже медленно поднимается. Наши руки синхронно тянутся к мечам. Хрен! На нас не действует! То есть, действует, но бороться можно.

— Сильны! — заявляет Матрена. — Да бестолковы шибко. Не шебутитесь зазря. Никто вас кушать не собирается. А только куда вы поперлись на ночь глядя?

Ответить? Или… Но эльфийка меня опережает:

— Это брат Дунга. И моя подруга. Мы должны их найти.

— И всех проблем? — улыбается женщина. — А думать за вас кто будет? Полдня пути. А темнеет уже. Всю ночь протопаете. А если ушли они с того места? По следам пойдете?

Ку не уйдет. Может обежать окрестности, оставляя знаки, но ночевать вернется. Вот только… Если эльфийка его соблазнила… Рука сжимает рукоять меча… Не может быть! Брат не идиот! А синяя? Врет? Какой смысл?.. И как это объяснить Матрене?

Тем временем людоедка продолжает:

— Не надо вам идти никуда. А вот болтушке нашей бестолковой побегать придется. Ну да она это дело любит. Верно, Ррыгша?

— Ой, бабка Матрена! Да разве ж я против, я только за! А куда бежать-то надо?

— А вот туда, где ты парочку эту встретила. И сюда их привести. Коли они спят уже, то и сама при них заночуй. А завтра приведешь. Поняла?

Синяя кивает:

— А третьей с ними можно?

— Это ты у них спрашивай, — отмахивается людоедка.

— Мы не найдем, а она найдет? — спрашиваю я.

Язвительно так спрашиваю, веры девчонке ни малейшей.

— Не сомневайся, — говорит Матрена. — Никто быстрее перевертыша бежать не может, то правда. И нюх у нее отменный, так что не разминется, если навстречу пошли, и след куда лучше удержит. Только что передать-то надо, чтобы послушали они посланницу нашу?


Палемалевизианоэль, эльфийка | Сказка о любви | Палемалевизианоэль, эльфийка