home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Палемалевизианоэль, эльфийка

Ветка перехватывает меня в туалете. Отдельный грот, отведенный исключительно для этих целей. Умываются у водокапа. А здесь… Не самое лучшее место для разговора. И настроение у меня — тоже не самое лучшее. И всё, что она мне скажет, заранее знаю. Но…

— Пал, ты не заигралась? — сразу берет быка за рога подруга.

— В смысле?

— В прямом! Ты от него не отходишь! Если еще честнее — не отлипаешь! Чтобы поговорить, пришлось здесь отлавливать! Только не говори, что всё это исключительно для того, чтобы обсуждать обстановку без лишних ушей!

— Почему нет?

— Пал!!!

— Что, Пал?

— Чегочка с хвостиком! Ты что творишь, дура?! Он же в тебя влюблен без памяти!

Выбираемся из грота и потихоньку идем в сторону водокапа. Тут хоть не воняет. Остальное… А мне что делать? Никогда секретов от подруги не было…

— Я тоже… — выдавливаю я.

Ветка останавливается и взирает на меня с открытым ртом. В прямом смысле слова. Дар речи возвращается к ней минуты через две.

— С ума сошла?

Пожимаю плечами:

— Наверное.

— Как тебя угораздило?!

— Он дважды спасал нам жизни. Отдавая свою.

— Это не повод! Да и не так всё ясно! С орками — насколько я понимаю, не особо рисковал!

— А почему тогда пошел старший клана? Ты помнишь их правила?

— Смутно… Но допустим. А второй раз?

— Вчера! Это был Танец Последней Надежды!..

— Танец Последней Надежды? — спрашивает Ветка. — Но ведь… И непохоже совсем…

— Похоже. Просто мелодия другая. Грубее. Жестче. Примитивнее. Не Танец. Песня. Но смысл тот же. Боевой транс! Не понимаю, как они выжили.

Переход разговора на другую тему мне нравится. А подруге нет.

— Пал! Все равно, это не повод!

— А что повод? Меня тянет к нему, как магнитом. И согласись, он достоин…

В голосе подруги прорывается ярость:

— Достоин чего?! Всю жизнь вспоминать, какая у него была любовь в девятнадцать лет, и мечтать, что проклятая обожаемая ведьма к нему вернется? Или подохнуть через два месяца в твоих объятьях?

— Раньше, — вздыхаю я. — При сильных чувствах всё происходит быстрее.

— Точно знаешь? — в отличие от меня, у Ветки нет доступа к личной библиотеке королевы.

Киваю.

— Тем более! — вспыхивает подруга. — Что ты ему за участь уготовила?!

— Да не знаю я, Вет! — внезапно накатывает такое отчаянье, что хочется броситься на меч. Или перерезать кому-нибудь глотку. — Я сама только этой ночью поняла, как он мне дорог! Когда дошло, что он сейчас умрет!

— И что ты собираешься теперь делать?!

— Не знаю!!! — голос предательски дрожит. — На него не полезу! Это точно!

— А хочется? — спрашивает подруга.

— До головокружения и дрожи в коленках! — честно отвечаю я. — Но я удержусь!

— Уверена?

Иронию трудно не заметить. А вопрос не в бровь, а в глаз. Ни в чем я не уверена! Но должна. Потому просто киваю.

— Ни в чем ты не уверена, — вторит моим мыслям Ветка. — Что же делать, а? Ему-то хоть не сказала?

Вздыхаю:

— Сказала. Но он спал и не слышал.

— Ну хоть так…

— Может, рассказать правду? Вместе бороться легче.

— Не знаю. Никогда не была в таких ситуациях…

Можно подумать, я была. На глаза наворачиваются слезы.

— За что нам это?! Во всех мирах люди живут, как люди! И только мы вынуждены вылавливать всякую шваль, чтобы забеременеть от нее, а если придет большое чувство, шарахаться от любимого, как черт от ладана! Почему?

Подруга рассматривает носок своего сапога.

— Перейдем через горы, — говорит она. — Найдем эльфов…

— Да не нужны мне эти эльфы! — вспыливаю я.

И тут же поправляюсь:

— То есть, найдем, конечно. Для всех! Для тебя! А лично мне — не нужны!

— Будешь всю жизнь убиваться по покинутому Дунгу?!

— По крайней мере, мы будем в равных условиях!

— Спросить, что ли, у Малыша, вдруг они могут такое лечить? Сели в кружок, попели, и мальчик выздоровел…

— Ага! — прерываю ее мечтания. — И эльфом стал! Это же на уровне генов! Такие вещи в лучшем случае лечатся только во втором поколении. А то, что у нас — никогда! Как ни жаль!

— Жаль ей, — вздыхает Ветка. — Дура ты набитая!

— Ладно. Забей! Я справлюсь. Перейдем через горы и расстанемся!

— Счас! Расстанется она! Да он за тобой на край света пойдет!

— Мы найдем эльфов и остановимся. А у них есть своя цель.

— Забьет, — уверенно говорит Ветка. — Влюбленный мужчина…

Качаю головой.

— Он воин клана. Не забьет. А когда вернется, мы уже исчезнем… Ну как-то так…

— Ой, Пал, Пал… — жалостливо вздыхает подруга. — И как же тебя угораздило так вляпаться!..

Если бы я знала! А сейчас ничего не остается, кроме как идти спать. Туда, где меня ждут! Где мне так хорошо, и откуда надо бежать, сломя голову!

Ныряю за занавеску и присаживаюсь на краешек лежанки. Мне страшно. Ветка разбередила душу, теперь и сама ни в чем не уверена.

— Ты чего? — спрашивает Дунг. — Ложись.

Провожу рукой по его щеке. Он ловит ладонь и прикладывает пальцы к губам.

— Ложись…

Боюсь. И хочу. И деваться некуда. И страшно… Как будто перехожу какую-то границу, за которой нет возврата. Что за черт! Откуда это ощущение? Какую ночь подряд я сплю рядом с ним? Если на то пошло, мы и вылезли из постели пару часов назад!

Дунг обнимает меня за плечи и укладывает. Как обычно: одна рука проходит под головой и обхватывает плечи, вторая обнимает талию. И целует. Это так неожиданно, что я не успеваю подставить руку. И оттолкнуть. И ответить на поцелуй. Ничего не успеваю. Слезы сами вырываются из глаз. Утыкаюсь Дунгу в плечо и реву, стараясь хотя бы не всхлипывать вслух. Он ласково гладит меня по голове, плечам, спине, губами снимает слезы и шепчет что-то нежное и успокаивающее. А я безвольной куклой лежу в его объятьях и плачу, плачу, плачу…


Дунг, маркваш | Сказка о любви | Дунг, маркваш