home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дунг, маркваш

— И что с того? — брат орет так, что за двести метров каждое слово разбираю. — Мало ли кто самый крутой в галактике! Подумаешь, мужики во всех мирах боятся! Да ни одной расы нет, чтобы про нее легенды не ходили! Они же девчонки совсем! Молодые! Наивные! Эти эльфы — заветная мечта всей их планеты последние пятьсот лет! А вы? Зеленые! С кисточками! Что?! Еще и с хвостом?! Мать вашу! — Куан на пару минут переходит на марквашский. — Неужели нельзя было их к этому подвести как-то?! Подготовить?!

Ответов Ракши не слышно. Судя по паузам в криках Куяна — оборотня не молчит, но и горло рвать не собирается. Честно говоря, аргументов у нее хватает. Начиная с собственного возраста и кончая… Да готовили они, готовили. Так намекали, что даже до меня давно дошло. Орков предъявили худосочных, гномов здоровенных, розовых руконогов, людоедов, питающихся черти чем вместо положенной человечины. Да и Матрена на темы вкуса эльфийского мяса распространялась. Трудно было не понять.

Вот только эльфы — это же действительно заветная национальная мечта! С большой буквы! Попробуйте отобрать у человека Мечту! Нет не так, попробуйте «подготовить»! Аккуратненько так подвести к мысли, что скоро эта «самая возвышенная и почти достигнутая» накроется медным тазом! Пошлет ведь, и прав будет. Может и в лоб заехать. Уж наши-то, «самые крутые в галактике», так просто за милую душу. И спасибо, если просто кулаком или с ноги!

А если вот так, намеками, то они эти намеки на носу вертели и в упор не видели. То есть, просто не заметят ничего и попрут дальше, навстречу всеобщему эльфийскому счастью.

Вот и пришли. Встретили. Теперь плашмя валяются в фургоне и рыдают в четыре ручья. Два Палкиных и два Веткиных. Веткины ладно, их запасливый Михал платочками промокает, а вот Палочкины прямым ходом идут мне в рубашку. А она уже насквозь промокла и дополнительную влагу принимать не желает.

А тут еще гном со своими методами успокаивания!

— Вет, — шепчет гном. — ну хочешь, с повозки меня урони!

— Отстань, — хнычет Ветка. — Уйди от меня! — и тут же вцепляется в Михала руками. — Нет, останься! Но отстань!

В голос бы заржал. Жаль не до того!

— Пал, — продолжаю гладить любимую по головке, — ну не плачь, золотце. Да черт с ними, с эльфами! Подумаешь, зеленые. Может, здесь какая другая раса на вас похожа!

— Да-а? — всхлипывает она. — Тебе хорошо говорить! А где мы их искать будем? Их здесь се-емьдесят! — и снова разражается рыданиями. — Даже больше!

— Штук восемь мы видели, — пытаюсь отвлечь девчонок расчетами. — Дроу и феи тоже отпадают. И оборотни всех цветов. Сейчас вытащим из Михала описание всех, кого он видел, еще кого-нибудь отрежем… Останется штук сорок от силы. Не так уж и много… Михал, у тебя лишнего платка не найдется?

— Дойдем до Егора, — поддерживает гном, протягивая мне кусок материи, больше похожий на двуспальную простынь, — он расы все знает. Всё равно варианта другого нет. Как кандидатов проверять собирались? Спать что ли со всеми, пока не передохнут?

Девчонки от неожиданности затихают. Похоже, подобным вопросом не задавались.

— Пал, — дрожащим голосом спрашивает Ветка, — а правда, как?

— Не знаю, — так же неуверенно отвечает принцесса. — Как-то само собой подразумевалось, что эльфов сразу почувствуем…

— Что, анализаторов никаких не полагается? — уточняет Михал.

— Ни разу не слышала, — Палочка елозит головой по моей груди. — Ду, у тебя рубашка мокрая!

— Сейчас переодену.

Искать другую рубаху лень, поэтому просто стаскиваю имеющуюся. И перевожу разговор с опасной темы, одного потрясения девочкам на вечер достаточно.

— Как-то мне не нравится ваш метод определения. Я ревную! А кроме того даже по двадцать рас на каждую из вас, да по два месяца на расу, это мне больше трех лет придется своей очереди ждать!

— Какой очереди? — не понимает Пал.

— На право умереть от твоей любви.

— Идиот! — вспыхивает любимая и пытается вырваться. — Отпусти немедленно!

— Размечталась! Тебя отпустишь, опять весь день дуться будешь! А это для моего здоровья вредно!

— Почему это?

— Потому что я тебя люблю!

Эта фраза лишней никогда не бывает. Вот и сейчас Палочка перестает вырываться и, хоть и ворчит, но совсем не так воинственно:

— У меня от твоей любви вся грудь в синяках!

Немедленно расстегиваю ее рубашку и осматриваю пострадавшее место.

— Не вижу!

— Нахал! — принцесса снова начинает вырываться, на этот раз явно притворно. — Еще и слепой!

— Ну нет же! — не соглашаюсь я. — И на ощупь нет!

— Ужасный нахал! — мешать мне Пал не собирается. Вместо этого шепчет в ухо. — Я вылечила. По местным методикам. Всю дорогу пыталась! А ты под ногами путался!

— То есть ты на меня не обиделась?

— Я научный эксперимент ставила!

Раз шутит — уже легче.

— Не понимаю, — удивляется Михал, — а почему бы вам не начать проверку с гномов? Вет, я прямо сейчас готов!

— Жить надоело? — всё-таки ехидство в голосе Ветки куда естественнее слез. — Нашу любовь еще никто не переживал…

— Первым буду! — гордо заявляет подземник.

— Каким образом?

— При помощи вот этого приспособления маленького.

Выхватываю у него из руки пакетик.

— Откуда они у тебя?! Здесь же не то развитие промышленности!

— От верблюда! — смеется довольный гном. — С Земли, конечно.

— Нам кто-нибудь что-нибудь объяснит? — ледяным голосом интересуется принцесса.

— Если эту штучку одеть в нужное время на нужное место, — поясняет гном, — то смерть временно отложится. Ни одна бактерия приспособление это не прокусит. Даже эльфийская!

— Не поняла! — Пал смотрит мне в глаза. — Ты знал?

— Догадался. Не хотел тебя обнадеживать, поскольку на Кверте их быть не должно. Использовались в начале атомной эры для предохранения от нежелательной беременности. В цивилизованных мирах о них давно забыли.

— Ду! Я тебя убью!

— С этой штучкой не получится!

— Получится! Мечом!

С другой стороны повозки слышится звук удара. И возмущенный крик гнома:

— За что?

— Ты зачем это притащил? — шипит Ветка. — Ишь, губы раскатал! В любви не признавался, замуж не звал, решил одной паршивой резинкой откупиться?

— Веточка, я… это… Исключительно для наших влюбленных! Смотреть же больно, как они мучаются! Вот прямо сейчас все отдам!

— Что?! — новый удар еще громче. — Я тебе отдам! Сколько их у тебя?!

— Ну это… — мнется Рагим. — С полсотни будет…

— Отдашь восемь!

— Половину! — вмешивается Пал.

— Двенадцать! — не соглашается Ветка. — А то нам самим не хватит!

— Пятнадцать! И эта повозка наша! Не порти мне первую брачную ночь!

— Девочки! Не ссорьтесь, — пытается успокоить страсти подземник. — Я завтра еще достану…

— Мы сегодняшнюю ночь делим! — хором заявляют эльфийки, а Ветка добавляет. — И у тебя десять минут на соблюдение всех формальностей и поиск свободной повозки. Здесь у Пал будет первая брачная ночь!

— Сколько тебе надо времени, чтобы достать еще? — деловито уточняет Пал.

Кажется, любимая несколько переоценивает мою мужскую силу. О Веткиных прогнозах насчет возможностей гнома судить не берусь, но поскольку Михал потрясенно молчит, ему придется еще труднее. Наконец гном приходит в себя.

— Сейчас. Черт! Иблис, ядрена бабуренка!

— Вызывали, Михал Ольгович?

У входа в фургон возникает нечто черное, рогатое, при пятачке, шерсти и копытах. Нет, я всё понимаю, но неуловимые контрабандисты Шайтана, бельмо на глазу всех силовых служб галактики, на побегушках у местных гномов — точно перебор! Тем временем Михал делает заказ:

— Будь другом, подгони еще презервативов.

— Сколько, каких?

— Разных, — начинает гном. — А количество…

— Пятьсот! — заявляет Пал.

— Тысячу! — поправляет Ветка. Ненадолго задумывается и подводит итог. — Всего тысячу пятьсот, — и, посмотрев на ошалевшую волосатую мордочку, добавляет. — Иначе тебе придется заменить ребят!

Гном обреченно кивает. Черт бросает на нас с Михалом сочувственные взгляды и исчезает, оставив приличных размеров коробку.

— Знаешь, Ду, — вздыхает гном. — Пожалуй, эту ночь нам не пережить. Хоть с презервативами, хоть без…

Очередной удар, легкое уханье гнома, сменяющееся звуком поцелуя.

— Веточка я люблю тебя! А пустой фургон едет следом…

Снова какая-то возня. Не то Михал получил очередной тумак, не то с точностью до наоборот. Честно говоря, мне не до них. Пусть делают, что хотят и где хотят. Осмелевшие руки Пал сводят меня с ума…


Палемалевизианоэль, эльфийка | Сказка о любви | Палемалевизианоэль, эльфийка