home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дунг, маркваш

Егор усаживается на бревно, обводит нас взглядом и спокойно говорит:

— Ну давайте знакомиться. Насколько я понимаю вы, — кивает нам с Куаном, — мои потенциальные убийцы.

Смотрю ему в глаза.

— Реши проблемы эльфиек, и я сойду с Пути Мести.

Напыщенно звучит, но они знают наши традиции. Они вообще подозрительно много знают для первобытной планеты. Впрочем, им же стоит только захотеть! Или сказать: «черт его знает». Как они чертей-то умудрились приручить? От рогатых вся галактика стонет, а сделать ничего не может!

— Принято, — соглашается Егор. — Буду зарабатывать себе жизнь и прощение. Последнее намного важнее. Теперь перейдем к девичьим проблемам. Про фиктивность Поиска уже сообразили?

— Ду догадался, — Пал легонько гладит меня по руке.

Гора с плеч. Очень боялся стать «вестником смерти». А в целом девчата немного ожили. Если бы черт не объявился сам, надо было притащить его специально. Черт! А может и притащили? «Не чертыхайся!» — раздается шепот над самым ухом. Ладно, не буду!

— Это хорошо, — продолжает Егор. — Но это не всё. В галактике существуют три расы, полностью вам идентичные генетически.

Девчонки вскакивают:

— Как?! — не поймешь, чего в их голосе больше, надежды или разочарования.

— Да вы сидите, — машет рукой Егор. — Сейчас будет много нового и, в основном, неприятного. Постарайтесь сохранить трезвость мышления. Все три расы вашей верхушке давно известны. И опробованы. Те же проблемы, что с остальными. Наводит на какие-либо мысли?

— Наводит, — цедит Пал.

— Правильно наводит. Потому как мы попытались получить образцы тканей эльфов. Ты в курсе, принцесса, что их охраняют намного серьезнее, чем военные базы, например. При этом собственную генетику эльфийки не скрывают. А давно вымерших собственных мужчин берегут как зеницу ока.

— Их мало, — сообщает Пал. — Образцов.

— Мало, — соглашается Егор. — Всего несколько тысяч целых тел. Ну и расчлененки некоторое количество. Но пару тел спереть удалось. Или десяток… Не помню…

— Восемь, — уточняет Петров.

— Ага! Восемь.

— Как вы их достали? — подается вперед Пал.

— Захотели, — улыбается Егор. — Короче, они бы тоже умерли.

— Так они и умерли, — не понимает Ветка.

— Ага, — соглашается Егор. — А потом черти по нашей просьбе тела на молекулы разобрали. И никаких смертельно опасных бактерий и вирусов не обнаружили. Не было болезни.

— Но… — начинает Ветка, но Егор предостерегающе поднимает руку и продолжает:

— Зато обнаружили следы воздействия «эльфийской любовью». То бишь, мужчины ваши умерли от того же, от чего мрут сейчас возлюбленные ваших девочек на диких планетах. Болезнь или, скорее, мутация была и есть. Но болеют не мужчины. Женщины у вас болеют. А умирают мужики.

— Как всегда и везде, — комментирует Петров. — Все беды от баб. И всё равно мы готовы за них умирать. Вот ведь глупость! Но факт.

Девчонки молчат. Чувствую, как дрожит Палочка. Это в вечном-то лете квертского климата. Михал прижимает к себе притихшую Ветку. Чем еще мы можем им помочь?

— Дальше, — сухо выдавливает принцесса.

И Егор говорит. Что-то похожее я начинал подозревать. Но только начинал. Осознать всю глубину ситуации мне не дано. Слишком молод, слишком неопытен…

Они жили так же, как все. Жили, работали, встречались, влюблялись и рожали детей. В мирах галактики не боялись безжалостных эльфиек, хотя и уважали сильных и независимых эльфов. Они не доминировали в Совете миров, но были одними из доминировавших. Мощный, передовой мир.

Всё изменилось в один день. Правда, этого никто не заметил, но сама синхронность событий говорит о целенаправленном воздействии. Кто именно воздействовал и как — установить, скорее всего, не удастся никогда. Разве что методом «черт его знает». Но важен факт — это случилось. Организм эльфиек начал убивать всех, кто несет в себе мужские хромосомы. На разных людях это отражалось по-разному. Свежезачатые зародыши умирали мгновенно. Уже начавшиеся беременности прерывались выкидышами и мертворожденными. А потом начали умирать мужчины. Исследования показывали изменения, но не выявляли причин. Может, шанс еще был, но между моментом, когда заметили неладное, и точкой невозврата прошло слишком мало времени.

В живых осталась горстка детей, еще не имевших полового опыта. Их берегли, как единственную надежду нации. Пока дети не достигли половозрелого возраста. А потом бросили на «возрождение расы». Как можно быстрее оплодотворить как можно больше! «Быков-производителей» хватило ненадолго.

Почему новое, женское, руководство не задумалось о подобной возможности? Задумалось. Но поверило другой «научной гипотезе». А может, и еще хуже. На планете уже жили не обычные женщины, привыкшие ощущать мужское плечо. Они прошли через смерть любимых, отцов, мужей, братьев и сыновей. Очерствели. Ожесточились. Стали циничными и злыми. Изучили свои новые свойства. Выдержали и отразили атаки любителей чужого добра, норовивших прихватить «бесхозную планетку».

Первые армии завоевателей уничтожались до последнего человека без единого выстрела. Встречи цветами, радостные объятия, ночь любви, вторая, третья… И похороны. Всей армии вторжения одновременно. А через девять месяцев резкое увеличение численности населения Эльфа. Увы, только за счет девочек. А потом эльфийки освоили оборонные комплексы, сели за штурвалы истребителей и крейсеров и разнесли очередного претендента на эльфийский престол в клочья. Потом, правда, подумали, что первоначальный метод был эффективнее. Пополнение куда приятнее потерь. Но что сделано, то сделано…

Мир не умер, и даже начал восстанавливать свое положение в галактике. Но это сделало поколение, пережившее трагедию. А новое… Новое росло другим. Можно сделать девочку быстрой, сильной и ловкой. Научить драться лучше любого парня, владеть оружием, гонять на циклетках и сидеть за штурвалом истребителя. Но мужчиной она не станет. Девочки изначально добрее, мягче, нежнее… Беззащитнее… У домашних собачек нет шансов в схватке с шакалами. И циничные волчицы, захватившие власть в мире, нашли способ растить себе подобных. Используя уже опробованный метод. Через боль, кровь и смерть любимого. Так возник Поиск. Дальнейшее его развитие — непринципиально.

А вот что принципиально…

— Технически проблема превращения вашей расы в полноценную, — продолжает Егор, глядя прямо в глаза Пал, — с нашей помощью решается легко. А если учесть, что мы заинтересованы в союзниках — очень легко. Мы даже справимся с массовым наплывом воинственных стерв, жаждущих семейного счастья. Заведем специальный заповедник, где, кроме них, поселим исключительно толстокожих людоедов, или вообще никого не поселим, приглядывать за этим гадючником можно и со стороны. Но возникают проблемы совсем другого плана. Первая, самая простая — внешняя. Где и как при вашей репутации удастся набрать женихов на целый мир. А остальные внутренние…

Егор делает паузу. Пал сосредоточенно хмурит лоб. Между бровей пролегает вертикальная складка. Легонько глажу ее по плечу.

— Не мешай!

Хорошо, не буду. Когда принцесса думает, подданным лучше не встревать. Ночью своё возьму. Кстати, потребуется. Самый лучший метод для психологической релаксации.

— Какие внутренние? — спрашивает Ветка.

— Захотят ли эльфийки изменения статуса-кво? — Егор скорее констатирует, чем спрашивает.

— Конечно!

— Не уверена, — возражает принцесса. — Совсем не уверена. Отдать власть…

— Но это же только в следующем поколении, — не соглашается Вет.

— Нет. В обществе появятся мужчины. Наши девочки ведь не ту шваль потянут, на которую охотятся. Лучших! Начнется борьба за власть.

— Вот-вот, — добавляет Егор. — А еще эффект бабушки, — смотрит на наши непонимающие лица. — Вы знаете, почему свежеиспеченные бабушки всегда против использования одноразовых подгузников? — он кривит лицо, действительно становящееся похожим на старушечье, и шамкает. — «Я за тобой пеленки стирала, и ты постирай! А то ишь, на все готовенькое»!

Местные дружно улыбаются.

— Это, я так понимаю, шутка, — интересуется Пал. — Но все-таки, что такое пеленки, подгузники и почему их надо стирать?

Михал и Шарик ржут в голос. Старший прапорщик ехидно хихикает. Егор удивленно таращит глаза. Но разъясняет. Подробно и достаточно долго, пока смысл шутки не доходит до всех.

— А что ты хочешь, — говорит ему гном, — они же презервативы для себя открыли совсем недавно. Дикие люди, дети современной цивилизации…

— Нет, ну точно сексдетдом! — хохочет Егор. — Кстати, о презервативах. На Эльфе о них прекрасно знают, но пускать в ход не торопятся. Создавшееся положение вполне устраивает верхушку общества. И мам не слишком пугает прохождение дочек через ад, уже оставшийся позади у них самих. Они-то эти «пеленки стирали»… Вот такая вот картинка…


Палемалевизианоэль, эльфийка | Сказка о любви | Палемалевизианоэль, эльфийка