home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Палемалевизианоэль, эльфийка

Сволочи! Все сволочи!!! Начиная с Совета Миров и кончая моей собственной мамой! Ну неужели нельзя просто жить, не играя в эти дурацкие игры, не издеваясь над окружающими, не заставляя других расплачиваться за собственное честолюбие?! Почему?! Значит, чтобы стать… нет, не королевой, просто полноправной эльфийкой, я должна убить Дунга?! И только так?! И мама прекрасно знала, на что меня посылает?!

Полноправной эльфийкой! Такой же сукой, как она сама и все ее подпевалы, а через восемнадцать лет так же отправить нашу дочку в Поиск. Нашу! Мою и давно мертвого Дунга! Да после такого маму убить мало! Неудивительно, что ни одно королева не дожила до преклонного возраста. Дочери же и кончают, скорее всего! Хотя по документам всё чистенько! И здесь врут! Сволочи!

Местные тоже хороши! Ну что им стоит захотеть, чтобы все излечились?! А?! Как же! «Люди должны решать проблемы без вмешательства извне»! Как?! Как я могу их решать?! Мне семнадцать лет! Я несовершеннолетняя! У меня и прав толком нет! И силы за спиной — одна Ветка. Да стоит мне заикнуться о смене порядков, и конец! Придушат обеих в каком-нибудь потайном уголке дворца, и вся недолга! «Скончались от привезенной из Поиска болезни». И маркваши — не помощники, разве что вместе умирать веселее будет. И не в укромном уголочке, а на трапе собственного корабля. Или на чем нас местные назад отправят? И никакая подготовка не поможет, и взвод песпеца, как мертвому припарки! Что такое один взвод против всего мира!

А что делать? Смотреть, как матери отправляют девчонок убивать любимых?! И молчать в тряпочку? Не хочу!!! Остаться на Кверте? Жить в свое удовольствие, растить детей и знать, что там, на Эльфалалинилитаролиэтале, творится такое?! Не могу я так! Что мне делать теперь?!

Свергнуть маму?! Хорошо, свергну. Не я первая. И последняя, наверное, не я. А дальше? Они же все не примут! Ну не все, многие! Заговорщики будут у дверей моих покоев в очереди выстраиваться по предварительной записи! Простонародье просто взбунтуется. Это же гражданская война! Мы вырежем друг друга лет за семь. А с оставшимися мигом разберутся Вентури или Конвиси. Им давно Эльфалалинилитаролиэталь как кость в горле. И вместо спасения…

А какие еще варианты, а?! Даже если маму уговорить удастся, что тогда?! Да то же самое будет! С разницей в горстку придворных «за, а не „против“». Сотня-другая бластеров в ту или иную сторону ничего не изменит! Ну почему это всё мне? Почему?! За что?! Чем я хуже других?! А?!

— За что, Дунг?!

Любимый крепче прижимает меня к груди:

— Ты поплачь, Пал. Легче станет, слышишь. Это не стыдно. Посмотри на Ветку.

Подруга рыдает в голос, уткнувшись в гнома. Михал гладит ее по голове и что-то шепчет в самое ухо. Слышит ли его Ветка — большой вопрос. Счастливая, она может позволить себе слезы. Я — нет! Я принцесса! Наследная принцесса! Я должна найти выход! Я должна!

— Поплачь, Палочка! Выплачешься, а потом мы что-нибудь придумаем. Обязательно!

Спасибо любимый! Единственная моя опора в этом мире. Если бы не ты… Нет! Об этом даже думать нельзя! Мы же на Кверте! Здесь, раз ты веришь, что придумаем, значит придумаем! Но что?! Как?! Даже методом «черт его знает» получили только предложение сделать меня королевой! А толку-то?! Из меня правитель выйдет, как тигр из котенка! Ничего это не даст! Ничего!!!

Что ты делаешь, Ду?! Куда ты меня несешь?! Зачем?! Мне сейчас не до того! Скажи мне, Ду, что мне делать?! Ты же умный, Дунг! Ты же старший клана! Ты же прожил больше меня на целых два года! И пережил больше! Что мне делать, Ду?! Зачем плакать? Разве это что-то изменит?! Мало ли что мне хочется?! Я не могу! Не имею права! Я должна найти выход! Ду, милый мой, любимый, что я должна делать?! А? Ну что ты делаешь? Разве можно после всего этого думать о чем-то другом?! Надо действовать! Чем быстрее, тем лучше! Немедленно! Сейчас же! А я не знаю, как, понимаешь?! Я не знаю! Не знаю!!!

Спасибо, любимый! Но это не решает проблемы! Твои руки успокаивают, но не подсказывают решения! Мне так плохо, Ду, мне так плохо! Я не вижу выхода! Я совсем одна! Маленькая глупая девочка, возомнившая себя вершительницей судеб своего мира и всей галактики! А на самом деле всего лишь маленькая, глупая девочка! Да, не одна, со мной ты! Но разве сможем мы вдвоем выстоять против всей подлости, правящей во всех мирах?! Что нам делать Ду? Зачем ты меня целуешь? Это не спасет Эльфалалинилитаролиэталь, как не спасло Маркваш! Там ведь тоже были влюбленные! Ой, прости, Ду! Прости меня, я не должна была… Нет, не должна… Спасибо тебе, любимый! Перестань меня гладить, сейчас не время! Нет, не надо! Наоборот, гладь, так немного легче! Ну что ты делаешь, это же неправильно… Хотя тоже успокаивает! Ду, может ты что-нибудь придумаешь? А, любимый?! Уже придумал?! Почему позже? Не надо… Ну ты что, Ду… Любимый…

— Полегче? — спрашивает меня проклятый маркваш через полчаса.

Хочу сказать этому подлецу, что он злостно воспользовался моим смятенным состоянием, и… понимаю, что могу думать о чем-то еще, кроме моего несчастного мира и его проблем. А значит, любимый сделал всё правильно. Что, впрочем, не отменяет наказания за то, что он злостно воспользовался… ну и далее по тексту! Ой! Этот идиот не стал надевать презерватив! Самоубийца чокнутый!

— Ты с ума сошел!

— Ты о чем? — шепчет он. — Самый лучший метод релаксации!

— Какой релаксации?! Забыл, кто я?! И чем это кончается?!

— Ты моя жена! А кончится тем, что ты родишь мне сына! Ты забыла, мы на Кверте!

— Чокнутый, сумасшедший псих! Тебе всё бы одним заниматься! Тут полная голова нерешаемых проблем, а ты…

— А я точно знаю, что тебе надо расслабиться! А потом мы сядем и быстренько составим план, как спасти вашу замечательную планету от ее населения с минимальными потерями среди этого самого населения! Без гражданской войны, или, не дай Эльф, демократической революции.

— Точно?

— Точно! Но тебе надо еще разок расслабиться!

Ду! Как ты об этом даже думать можешь! Сумасшедший! Отпусти немедленно! Что ты делаешь! Ду! Прекрати! Ду, ну пожалуйста… Ну, любимый… Ну хорошо… Но только один раз…

Как же дождешься от него! Этот ненасытный монстр до самого вечера меня из повозки не выпускает. Хотя, должна заметить, результаты впечатляющие. К ужину выползаю вполне вменяемая. Во всяком случае, способна хоть немного думать, а не биться в молчаливой истерике. И способ вывода мне очень даже нравится! Главное всегда иметь под рукой Дунга и уединенное местечко. Собственно, местечко необязательно, хотя и желательно, а то советами замучают! И обед в дальнейшем лучше не пропускать! Что у нас там на ужин? Мясо? Это хорошо! Да какая разница, чье мясо! Лишь бы не человечина! Что-то у меня юмор какой-то мрачный. Или это не юмор? Потом разберемся, сначала еда.

— Эх, — сообщает Михал, выгружая из фургона совершенно осоловевшую Ветку, — люблю повеселиться. Особенно пожрать.

Гном ставит подругу на землю, задумчиво рассматривает пошатывающуюся фигуру и, снова подхватив на руки, несет к костру.

— Что ты с ней делал? — сердито вопрошаю я.

— Всё! — торжественно заявляет гном.

— Пал, это так здорово… — невнятно, но восторженно мычит подруга. — И обо всем забываешь…

— И опять плохой привкус во рту? — и чего меня несет на эту тему?

— Да ну тебя, — машет рукой Ветка и, поразмыслив, показывает мне язык. — Хороший! Можешь начинать завидовать!

Ну слава Эльфу! Вроде, тоже оклемалась!

Мясо поглощаем в гордом молчании. Но за чаем…

— Ду, милый, — сладеньким голоском начинаю я, — помнится, кто-то обещал…

— Еще разок? — пытается перехватить инициативу старший.

— А вот возлечеревочную ендрыгу тебе в раскоряченную бабуренку! — ой, блин, что-то я у песпецов наших не тех навыков нахваталась! — Ты обещал придумать план по наведению порядка на Эльфалалинилитаролиэтале.

— А… — разочарованно тянет Ду. — Это запросто. Но еще разок было бы лучше…

С трудом сдерживаю хихиканье. Не хватало еще наследной принцессе хихикать, как недалекой деревенской простушке. Хотя я тут столько делаю такого, что не положено наследной принцессе…

— Вот придумаешь план, — успокаиваю любимого, — и хоть до самого утра. Даже до начала реализации твоего проекта. Только, чур, с перерывами на еду!

— Ты сказала! — старший торжественно вздымает вверх указательный палец. — Слово принцессы надежнее презерватива!

— Я же говорил, — заявляет Егор Шарику, — у них одно в голове. Чует мое сердце, план будет весьма… как бы это повежливей… Во! Своеобразный!

Между прочим, обоих только что здесь не было!

— Не сомневаюсь, — откликается Горм. — Не каждый способен, выслушав такие новости, вместо того, чтобы застрелиться, спокойно отправиться трахаться!

— Из лука стреляться неудобно, — сообщает Михал. — И честно говоря, наше решение мне больше по душе.

— Ду, — напоминаю я.

— Запросто, — сообщает старший. — Для начала следует сообщить всему миру… вашему, я имею в виду… что Поиск принцессы оказался удачным. Мужики Кверта от эльфийской любви не дохнут и могут зачинать мальчиков. Более того, любой мужчина, побывавший на Кверте, приобретает те же качества.

— Вот спасибо! — ворчит Горм.

— Всегда пожалуйста! — парирует Дунг.

— Это придется подтвердить, — говорю я, уже подозревая, каков будет ответ.

— Придется, — подтверждает чертов («Не чертыхайся!» — звучит в левом ухе) маркваш. — Но вид двух эльфиек с мужьями и сыновьями, при соответствующей информационной обработке — убедительное доказательство.

— Это ты каких эльфиек имеешь в виду? — подозрительно хмурится Ветка.

— А ты догадайся! — ухмыляюсь я. — Значит, сначала Вет должна родить от Михала, а я от тебя?

— Я всегда говорил, что ты умничка, — улыбается паршивец, переводя взгляд с меня на подругу и обратно. — Или вы категорически не согласны?

Вот ведь сволочь какая! Нет, согласны, конечно! Я — точно, да и подруга, раз ничем тяжелым не запустила и Михалу по печени не съездила, тоже не возражает. Но вот только…

— А если получатся девочки?

— Что значит получится? — поднимает брови Дунг. — Михал, ты кого хочешь?

— Сына, конечно, — бурчит ошалевший гном, подозрительно косясь на Ветку.

Ага! Понял, что теперь не отвертишься!

— И я хочу сына, — информирует Ду. — А вы, девочки? — он еще и издевается! — Можете не говорить, ваш ответ уже пятьсот лет всей галактике известен. А на Кверте, уж извините, стоит только захотеть! Рожаете по сыну, и валим на Эльф! Но не одни. Кто-то, — взгляд его упирается в Егора, — обещал взвод ПеСпеца. Нужно мужского пола и неженатых.

— Размечтался! — Рыг вылетает из фургона, обнаруживает отсутствие одежды, но не возвращается, а оборачивается собакой. — Не фига тут устраивать половую дискриминацию! Куан, значит, с тобой пойдет, а мне дома куковать и снова искать, с кем детей делать? Фигушки! Я первой пойду! И кто, спрашивается, лучше меня кобелей отберет?! Сука я или нет?!

— И еще какая! — сообщает Куан, вылезая вслед за женой. — Я тебе покажу отбор кобелей! Никакая подготовка не поможет!

— Куанчик, ну я же не в том смысле, — жалобно скулит собачка, подсовывая голову под его руку и меняя цвет на синий, обратно на белый, снова на синий… Красиво, между прочим…

— Хорошо, хорошо, — поднимает руки Дунг, — про тебя спору нет. А остальных — мужиками. И чем кобелистей — тем лучше. Чтобы у эльфиек нарасхват шли и удовольствие от этого получали.

— Хочешь одним взводом всю планету оплодотворить? — усмехается Михал. — Не, тут даже ПеСпец не справится!

— ПеСпец с чем угодно справится, — не соглашается Шарик, но особой радости в его голосе не слышно.

— Ну, может, и справится, — не спорит гном. — Но времени это немало займет. Думаю, мы тоже сможем хирд-другой подбросить. А то ребята мне сильно завидуют. Говорят, всего одна свободная эльфийка была, и ту начальник себе захапал…

— Это еще кто кого захапал, — возмущается Ветка, пересчитывая локтем ребра избранника. Вот теперь подруга точно пришла в себя. — Но я учту их мнение…

— Неважно, кто кого, — Михал настроен на удивление миролюбиво. — Важно, что взять есть кого. У нас последнее время большой перекос не в пользу женщин наблюдается.

— А в этом что-то есть! — сообщает Егор. — Во всяком случае, интересней, чем предложение ругаться эльфийками.

Так… Этого я еще не слышала!

— Что за предложение?

— Ты же, принцесса, сама подкинула чертям решение их проблемы.

Мало ли кому и что я подкинула, если понятия не имею, какое именно это решение!

— Всё просто. Надо подобрать замену неподходящим ругательствам, а потом большими силами захотеть, чтобы народ перешел на новую форму ненормативной лексики. А для параллельного эффекта предлагались выражения, типа «чтобы тебя эльфийки сто лет пользовали».

— Неплохая, между прочим идея, — задумчиво озвучивает нашу общую мысль Ветка. — Только сто лет — много. Двадцати достаточно. А потом опять ругательства менять…

— А как насчет вытаскивания избранников из жерла действующего вулкана? — интересуется Горм.

— Ну уж с этой фигней мы на раз-два справимся, — подруга даже Михала бить перестала, так её увлекла открывающаяся перспектива. — Чай не черти какие…

— Одно другому не мешает, — спокойно произносит Егор. — Значит, делаем из девчонок народных героинь и забрасываем на Кверт кобелиный десант. Постоянных мужиков пока двое, остальные — личная гвардия принцессы, величина временная и в политической жизни участия не принимающая.

— Ограниченный контингент, — бурчит Шарик. — Вляпаемся, как наши в Афгане.

— Афганцы не мечтали рожать от «шурави»! — отрезает Егор. — А при неприятном развитии событий можем и отозвать в любую минуту. Вместе с девчонками.

— Кто такие афганцы? — интересуется Ветка.

— Неважно, — отмахивается Егор. — Важно то, что властям Эльфа наши парни ничем не угрожают. Зато могут любой заделать сына. Молоденьких девочек к ним близко не подпустят. Простонародье — тоже. А вот «охотницы» в очередь выстроятся. И через год у половины будут сыновья. Домашними хозяйками не станут, но мировоззрение сильно изменится. Кое-кто уже и о нормальной семье задумается. Официальная идеология, какой бы формальной она не была, корни в душе пускает. А параллельно девушек обслуживают посланные куда подальше. Тут уже чистая лотерея! Детали еще обсасывать и обсасывать, но мне план Дунга нравится!

— Любовь и матерщина правят миром, — констатирует Шарик.

— Точно, — подтверждает Егор. — И не одним. Но окончательное решение принимать Палемалевизианоэль.

А что я? Я ничего! Моя роль пока сводится к рождению сына. А его еще соорудить надо. Вот этим и буду заниматься. Тем более, обещала, а слово принцессы надежнее презерватива!


Дунг, маркваш | Сказка о любви | Дунг, маркваш