home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дунг, маркваш

Слово принцессы — штука хорошая. А слово эльфийской принцессы — просто изумительная! Если она не беременна! А вот когда уже!..

— Ду, любимый, я хочу… — Пал задумывается. Тянусь к ней. — Нет, уже не хочу!.. Лучше принеси… Нет, пожалуй не надо! Чего же мне пожелать…

— Грибочков соленых хочешь?!

— Ага!

— Сейчас, милая!

Выпрыгиваю из фургона и мчусь на кухню. Через пять минут возвращаюсь с обещанным угощением. Пал нюхает принесенное блюдо.

— Нет, не хочу!

— Огурчик? — жестом фокусника извлекаю из-за спины вторую тарелку.

Любимая вертит головой:

— Сладкого хочу! Шоколадку! Вот!

Достаю из кармана «Сникерс». Эти земные батончики — просто прелесть! Сплошная химия, но вкусно!..

— Не такую! — возмущается Пал. — Другую! С орешками!

Высовываю руку на улицу и вытаскиваю «Натс».

— Нет, лучше без!

«Марс». Разнообразие земных батончиков на Кверте просто сногсшибательное. А у меня за брезентовой стенкой на специальном гвозде целая сумка висит.

— Нет, — мотает головой Палочка. — Не то!

— Милая, — нежно обнимаю ее, — не капризничай!

— Мне можно, — заявляет жена. — Я беременна!

— У тебя еще слишком маленький срок, чтобы капризничать.

Глупая попытка. Беременная женщина и логические цепочки — понятия несовместимые. Не беременная, впрочем, тоже.

— И ничего не маленький! Не меньше пятнадцати минут!

Может, и меньше. Не исключено, что он вообще отрицательный. И не больше десяти часов — точно. Но если девушка решила считать себя беременной — остается только терпеть. Расстегиваю штаны.

— Я знаю, какой батончик тебе нужен.

— Можно кусать, жевать и проглатывать?

— Как хочешь любимая! Если что, потом не жалуйся! Я бы тебе посоветовал первых два пункта пропустить и ограничиться третьим.

— Ах ты!

Почему-то к подобным намекам эльфийки неровно дышат, хотя сами друг друга подзуживают регулярно. Беременность немедленно забыта и Палочка набрасывается на меня с кулаками, быстро превращающимися в ласковые ладошки. Валит на дно фургона и садится верхом.

— Точно будет сын?

— Точно! — кладу ладони на ее бедра.

— Тогда поехали!

А через полчаса…

— Ду, любимый, я хочу…

Впрочем, мне несказанно повезло. Сладострастные стоны, доносящиеся из повозки Михала, перемежаются звуками ударов. То хлесткими, то глухими. Хотя это я неточно сказал. На самом деле по очереди: сначала удары, потом непонятная возня, следом стоны. Несколько минут тишины, еле слышный ропот гномьего баса, и по следующему кругу. А меня Палочка не бьет! Только кусает за ухо!

— Ду, расскажи мне про Маркваш…

Я привстаю на локте.

— Зачем? Нашего мира больше нет.

— Все равно! — легкое движение руки любимой заставляет меня лечь, головка устраивается на плече. — Я хочу знать!

Собственно, почему нет? Маркваш жив в моей памяти и памяти брата. Пусть он живет и для моей любимой… Начинаю рассказывать. Про заснеженные горы и цветущие долины. Бескрайние степи и дремучие леса. Про промышленные города и просторные космодромы. Про затерянные в горных долинах и лесных чащах клановые центры подготовки, про бесконечные тренировки, детские обиды и радости. Про суровых воинов, не имеющих равных в галактике…

— Есть, — шепчет Пал — мы с Веткой вам по синяку поставили…

Я нежно целую ее и продолжаю. Про воинов, не имеющих равных (если не считать эльфиек) в Галактике, отряды которых охраняют правителей чуть ли не всех цивилизованных миров, про Кодекс Чести, правила и традиции, про…

— Как похоже, — вздыхает любимая. — Только у вас всё это делают мужчины. А женщин, как будто и нет…

— Наши женщины заботятся о доме и семье. Воспитывают детей. Мальчиков до ухода в центр, а девочек до замужества. Они добрые, ласковые и очень хорошие жены…

— А я плохая жена, да? — в голосе любимой прорезаются слезы. — Ни о ком не забочусь… То скачу с мечом, то капризничаю…

— Ты самая лучшая! — мои губы касаются ее щеки. — Ты готова защищать свой дом с бластером или мечом в руках. А капризы… Так для того и беременеют. Для чего же еще?

— Я думала, ради ребенка, — улыбается Пал.

— Что ты, милая, — нежно глажу ее волосы, — это побочный эффект.

Моя рука скользит по ее плечу, переходит на грудь…

— Погоди, — шепчет она. — У меня мысль…

— Потом…

— Забуду!

— И че… эльф с ней!

— Нет, это важно. Надо сказать. Ваши воины. Многих же не было на планете. Ну когда… Погибли не все… Наемники остались…

— Что!

Вскакиваю, словно ужаленный в задницу. Конечно! Наемники остались! Мизер по сравнению с населением нашего мира, но… Немного там, кое-кто здесь, где-то чуть больше, а где-то меньше… Капля в море, но вместе!.. Все вместе… А Кверт может их собрать. Очень легко может. Вскочить мне не дают.

— Э нет, — смеется эльфийка, вцепившись в мою шею. — Это потом…

— Но Пал, это же такая идея!..

— И че… эльф с ней! — она и возвращает мою руку к себе на грудь. — Всё потом. Сейчас ты будешь ублажать самую лучшую жену. Сам сказал, я тебя за язык не тянула!


Палемалевизианоэль, эльфийка | Сказка о любви | Палемалевизианоэль, эльфийка