home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Река Саксагань. Весна 6657 С.М.З.Х

О, Боги! Как же восхитительно пахнет весной степь. Запахи сотен трав и цветов смешиваются, и в них вплетается густая горечь полыни. И находясь в раскинутом невдалеке от острога черных клобуков шатре, я впитываю ароматы Дикого поля в себя. Ладони рук под головой, мои глаза прикрыты, и в этот предутренний час я вспоминаю своих женщин, которые остались в Рароге. Они там, а я здесь, за пару тысяч километров от родных, и утром, через три-четыре часа, начнется сходка пришедших на реку Саксагань вождей. Что им сказать, мне известно. Как они отреагируют на мои слова, я тоже знаю. Неожиданностей быть не должно, а значит можно спокойно выспаться. Однако спать не хочется. Поэтому я перебираю в голове события последних двух месяцев…

После открытия портала в Зеландии времени на отдых не оставалось. Я выходил на тропу чуть ли не каждые два дня, и на это были причины. В Волегоще, Радогоще и Волине были найдены новые точки входа, и надо было на них посмотреть. Попутно волхвы из разных культов, которые были причастны к этой тайне, образовали нечто вроде Тайного Совета, по сути, закрытую группу, и приходилось сидеть на их советах, где обсуждались вопросы касающиеся троп Трояна. Затем в Арконе собиралось посольство к Изяславу Мстиславичу, и потребовалось мое присутствие. Ну, а после этого Рагдай Померанский устроил первый смотр войска, которое должно было отправиться на Русь, и я влил в него четыреста пятьдесят своих воинов.

В общем, суета сует, а ведь помимо этого были личные проекты и семейные заботы, да хлопоты. Готовилась разведка в Норланд, которую возглавит Берладник, и начиналось строительство нового форпоста вблизи зеландского портала. Ранко Самород собирался в очередной морской поход, а его побратим Корней Жарко твердо решил стать колонизатором севера. Ну, а затем вернулся Поято Ратмирович, который привел под мою руку двести пятьдесят пруссов, кстати, именно они, экипаж «Перкуно» и сотня варогов вошли в экспедиционный корпус Рагдая.

Далее меня порадовала Дарья, которая сообщила, что беременна. Потом в гости прибыл ставший официальным наследником своего отца Вартислав Никлотинг, а за ним следом пожаловал Будимир Виславит, который хотел посмотреть на спуск каракка. После этого были первые испытания досель невиданного в Венедии судна, которое едва не утонуло, и отправилось на доработку. И так день за днем. С утра проснулся и побежал. Глазами хлоп-хлоп, а уже ночь. Вроде бы и не делал ничего, а время уходило и, наконец, наступил час «Ч» — на реке Саксагань собрались кочевники, которых я хотел использовать в своих интересах.

Дело это небывалое, по нынешним временам, но примеры того, что русичи командовали степняками, в истории уже есть, так что опора у меня имеется. Совсем уж в древность лезть не стоит, а князя Мстислава Владимировича, который жил всего сотню лет назад, вспомнить можно. Его отослали править в далекую Тьмутаракань и он там так развернулся, что когда брат Ярослав вывел против него сильное войско (по некоторым данным свыше сорока тысяч мечей), то у Мстислава бойцов было не меньше и он одержал победу. И все это потому, что не растерялся князь, не сел на попе ровно и слезки не лил, а смог подчинить касогов, торков (тюрок), черных клобуков, племя северян, кавуев, приморские русские города, вроде Корсуни, и все вольные поднепровские и донецкие племена. Ну, а если бы опустил руки, то ему отрезали бы голову, и всех делов. Так же и я, на месте не сижу, кручусь и верчусь, и уверен, что направить в нужную мне сторону вольных степняков вполне реально…

«Реально… Реально… Реально…» — я стал проваливаться в сон и неожиданно произошло то, чего я давно уже не ожидал. Бух! Провал. Короткий полет, и я нахожусь в светлой просторной избе с парой окон, а передо мной сам Яровит. Все, как и в первую нашу встречу, почти восемь лет назад, когда я стал витязем этого небожителя. Славянский бог-воин в образе крепкого русоволосого бородача в свободной рубахе, а в его руках прямой меч, который напоминает Змиулана. Он улыбается и от него исходит тепло, которое дает мне силу. Что ему сказать, я не знаю, просто не ожидал встречи, и разговор начал Яровит, который произнес:

— Ты все правильно делаешь, Вадим, одобряю. Но смотри, не надорвись, больно много ты на свои плечи взвалил.

— Постараюсь вытянуть, — улыбаясь, ответил я и спросил бога: — Проверить меня решил?

— А чего тебя проверять? — Яровит слегка приподнял правую бровь. — Я про все твои дела знаю, а что навестил тебя, так это, — левая ладонь небожителя сверху вниз прошлась по телу, — всего лишь одна из моих сущностей. В темноте, окружающей мир, появился краткий разрыв и все мы, кого принято называть родовыми богами, навещаем своих потомков. Святовид сейчас с Доброгой и волхвами беседу ведет. Перун своих бойцов на крепость духа проверяет, а Макошь жриц наставляет. Все при деле. Ну, а я с тобой и другими моими витязями.

— Понимаю, — я кивнул.

— Вот и ладно, — за окном промелькнула тень, словно от темной грозовой тучи, которая плывет по небу, и бог нахмурился, а затем продолжил: — Ты открыл входы на тропу Трояна. Это хорошо и правильно, ибо если наши противники используют свою силу, то и мы должны. Однако с тропами не все так просто, как кажется. Там не только голоса, которые сводят ходоков с ума и заставляют их прыгать в гибельный туман, но и ужасные мерзкие твари, по-вашему, демоны. Они жаждут заполучить кровь и душу человека, и потому будь осторожен. Ну, а коли доведется с умертвиями столкнуться, то вот тебе мой дар.

Яровит отпустил рукоять меча, и он стал падать на меня. Я его, естественно, перехватил, и ладонь почувствовала кожу оплетки. Клинок был по моей руке, и я хотел его приподнять. Вот только он стал растворяться в падающих на него солнечных лучах, а затем превратился в пар, который впитался в мое тело. Миг. И все. Меча нет, словно его никогда и не было. Чудеса, да и только, и я посмотрел на Яровита, который слегка кивнул и подтвердил мою догадку:

— Да, меч необычный. Он будет появляться лишь на тропе Трояна и только в случае опасности, а в мире Яви от него толку нет.

— Жаль. Мне бы волшебное оружие и в реальности бы пригодилось.

— Ничего. Такое ты и сам найдешь.

— А где? — полюбопытствовал я.

— Далеко на востоке и не сейчас. Много времени пройдет, но ты СВОЙ клинок найдешь. Конечно, если тебя не убьют.

«Утешил», — подумал я, и снова за окном раздался грохот приближающейся грозы, после чего Яровит подмигнул мне и все поплыло. Избушка и небожитель в ней исчезли, и я, как это уже было ранее, оказался в полной темноте, на фоне которой ярким пятнышком выделялся еле заметный световой кружок. Там был выход, и я рванулся к нему, словно пловец, загребал руками, и выбрался в реальность.

По глазам ударил яркий свет. Одновременно с этим меня тронули за плечо, а затем я услышал голос Юрко Сероштана:

— Вадим! Эй! Что с тобой!?

— Ничего, просто крепко заснул, — приходя в себя и отмечая, что уже наступило утро, ответил я.

— А-а-а, — протянул сотник и кивнул на выход: — Там вожди тебя ждут.

— Сошлись, значит?

— Да.

— Хорошо. Подготовь воинов и сам будь наготове, мало ли что.

— Это понятно. Мои парни уже готовы и если кто рыпнется, мы и его, и весь род копытами стопчем.

Я промолчал и поднялся. Сероштан вышел, а я стал одеваться. Майка, черный мундир, строгие брюки и ботинки с высоким берцем. Ремень с мечом и кинжалом. На плечах золотые погоны, без каких либо звездочек или коловратов, как-то не прижились они пока, а на левом рукаве нашивка с моим гербом, голова сокола в языках пламени. Ну и в дополнение к этому черный клобук. Все так, как привычно и удобно мне, а не какому-то местному царьку, вождю или князю, потому что я не хочу под кого-то прогибаться, а сам прогибаю других, по крайней мере, сейчас.

Одевался я, не торопясь, и пока был один думал о моем разговоре с Яровитом. Второй раз меня посетил небожитель славян, и он сделал подарок, меч, который может выручить его витязя на тропе Трояна. Я это оружие не чувствую, но оно со мной, уверен. Небесный покровитель предчувствует беду, и решил оказать мне помощь. Это правильно и достойно уважения. Вот только жаль, что наша очередная встреча была короткой, ведь так о многом хотелось бы его расспросить. Хотя, пожалуй, все, что мне надо знать, я уже знаю. Так что прочь сожаления. Самое главное Яровит мне сказал. Он одобрил мои действия, предупредил о том, что на древних путях может быть опасно, и посоветовал не напрягаться. Этого достаточно, а дальше я сам. Впрочем, я не одиночка, ведь есть другие ведуны и сильные волхвы, и они тоже что-то делают, причем мне про их дела известно очень мало. Но дело у нас общее и вместе мы сила.

Последняя пуговица была застегнута. Я был готов встретиться с вождями и, еще разок, прокрутив в голове то, что им скажу, не глядя, опустил ладонь в переносной ящик рядом с моим ложем. Раздалось еле слышное шипение, и по руке пополз живойт, который заметно подрос, и размерами стал напоминать небольшого степного удава. Красавец.

Змей взобрался на левое плечо и зацепился за погон. После чего я вышел из шатра, вокруг которого раскинулось несколько сотен юрт. Подле них находились лучшие воины и наиболее уважаемые люди двадцати девяти родов, которые пришли к реке. Кстати сказать, были не только тюрки, но и половцы, и пара готских кочевий (остатки крымских язигов, осевших в Диком поле). Сами же вожди находились невдалеке, на берегу реки — таков обычай, важные встречи проводить под открытым небом, чтобы Тэнгри-небо и Кои-солнце видели своих возлюбленных чад. Мне такой расклад нравится — это гораздо лучше, чем сидеть в войлочной юрте или в остроге, тем более что погода хорошая. Поэтому я только «за».

В сопровождении Хорояра Вепря, моего главного телохранителя, не торопясь, с гордо вскинутой головой и соблюдая достоинство, я направился в круг вождей. Прошел мимо юрт, миновал очистительные костры и оказался в центре внимания. Варяг отстал, а я почувствовал на себе десятки взглядов и моментально впитал исходящий от гостей фон, который был разным. На меня глядели с недоверием и ожиданием того, что я совершу чудо. Это мои сторонники. Взгляд других был равнодушен. Этих придется убеждать. Ну, а парочка вожаков смотрела с нескрываемой ненавистью. Они мои противники, которые прибыли сюда не по своей воле, а под давлением общественности, и попытаются навредить мне при первой же возможности.

Краткий миг тишины и только бьет по берегу речная волна, да пара лесных птах что-то щебечет в небесной синеве. «Пора начинать» — мысленно подстегнул я себя. После чего оглядел вождей, как правило, суровых пожилых мужчин, настоящих воинов, дождался, пока живойт спустится с плеча и исчезнет в траве, и заговорил:

— Здравия вам, вожди славных родов, и благоденствия вашим сородичам. Кто я и для чего все мы здесь собрались, вам известно. Однако я представлюсь и четко обозначу, чего хочу, ибо вы слышали речи моих посланцев, но не меня. Я Вадим Сокол, воин бога Яровита, ведун и князь Рарога (меня князем уже давно многие называют, так что можно не стесняться). Ну, а хочу я того же, чего и вы — мира и спокойствия для людей, и чтобы Правда всегда побеждала Кривду. Поэтому я пришел в Дикую степь. Вы, потомки древних народов и племен, страдаете от половцев или просто недовольны тем, что ваши семьи голодают, а гордые родовичи находятся под властью жадных и глупых ханов. Вы мечтаете о справедливом законе, как в старые добрые времена, и вспоминаете древние легенды. Но вы не можете ничего изменить, поскольку каждый род сам за себя. Это плохо. Это недопустимо. Так нельзя дальше жить, и вот я среди вас, славные вожди, чьи имена и деяния известны всему Дикому полю от Итиля и Дона до Днепра. Хватит терпеть несправедливость. Пора объединиться и создать собственную орду, которой будет управлять вождь, помнящий о чести и совести. Я говорю про себя, ибо знаю свою силу, способен вас защитить и с таким ханом, как Вадим Сокол, удача вернется к вам, ибо за моей спиной боги, которые сродни вашим. Таково мое слово.

Молчание. Вожди задумались, и фон несколько изменился. Кто был равнодушен, тот насторожился, а кто думал обо мне плохо, вскипел яростью. Это ожидаемая реакция и мне интересно, кто и что скажет, и о чем спросит. Ну же, кто начнет первым?

Из круга выступил вождь рода Капаган старый Торэмен-бек, весьма авторитетная личность, и рассудительный человек. Так его описал Аслан-бильге, и не верить знахарю, который меня пока ни разу не подвел и не обманул, оснований нет. Что же, раз Торэмен начинает, это хороший знак, потому что за ним не только капаганы, но и пара мелких родов, да и вожди на него равняются.

— Ты все красиво сказал, уважаемый Вадим Сокол, и если бы мы не были заинтересованы в твоем предложении, то нас здесь не было бы, — начал Торэмен, и спросил: — Однако хотелось бы узнать, а как ты собираешься создать орду?

— Я стану общим вождем, а при мне будет совет из наиболее уважаемых вождей. Орда идет туда, куда я говорю, и делает то, что будет приказано, и добыча, взятая в боях, отойдет мне. За это все рода, которые примкнут ко мне, станут получать хлеб, серебро и долю в добыче, и никто не останется голодным. Ну, а воины будут разбиты на общие сотни, без разделения на род, клан или семью.

— А как ты решишь вопрос земли с Бачманом и другими половецкими ханами?

— Ты меня слышал, вождь. Я воин Яровита и человек боя, а значит любой, кто встанет на моем пути, умрет. Мне не страшны ханы, люди из крови и плоти, и я знаю, что сильнее любого из них. Конечно, надо бы все решить миром и я постараюсь договориться, но если не получится, то в ход пойдут клинки.

Моя левая ладонь похлопала по рукояти меча, и после Торэмена, который отошел обратно в круг, начался базар. Вожди желали получить ответы на сотни вопросов сразу. Они пытались объять необъятное и порой несли откровенную чушь. Все это рассеивало внимание, но я держался и был терпелив, отвечал, убеждал, осторожно запугивал и настаивал на своем, и вскоре можно было переходить к общему голосованию. Однако перед этим следовало показать вождям мое воинское мастерство и сразу осадить недовольных, которые прятались в толпе и полушепотом постоянно отпускали в мою сторону едкие замечания и злые оскорбления. Жертва была выбрана быстро и, дождавшись еле слышного проклятия со стороны одного из вождей, я резко шагнул в его сторону и схватив за ворот халата высокого жилистого вояку с саблей на боку. Рывок, и я выкидываю его на середину открытого пространства. Он катится по зеленой траве и вскакивает на ноги. Шапка с меховой оторочкой и завязками сбилась на бок и обнажила гладко выбритую голову, взгляд у вождя яростный и темно-русые усы встали торчком. Судя по описанию Аслана, передо мной лидер рода Соух (Мороз) по имени Таман, хороший воин, но больно своенравный и самонадеянный, никакой власти не признает, кочует в основном по границам половецких орд, а живет грабежом. В общем, типичный «бага» — степной грабитель, и байгуш — конокрад. Он боец, конечно, сильный, и все про это знают, но тем почетней победа.

— Что ты сказал!? — надвигаясь на Тамана, прорычал я и потребовал: — Повтори свои грязные слова. Скажи их мне прямо в лицо, а не прячься за спинами уважаемых людей, которые думают о будущем своих сородичей.

Главы родов смолкли. Только мой противник и я. Он не может отступить, потеря лица и авторитета, а для меня вожак рода Соух жертва. Таман это понимает, ибо прирожденный воин, и на мгновение я подумал, что он отступит и склонит свою голову. Однако нет. Вождь выпрямил спину, выставил перед собой левую ногу, положил руку на саблю и произнес:

— Ты меня слышал, чужак. Я не верю тебе и посылаю наглого русича в задницу верблюда. Мой род не покорится, безродный пес.

— Тогда бой? — предложил я.

— Да, — согласился Таман.

Меч против сабли. Честная сталь решает спор. Круг уже имеется, а значит, разметку делать не надо, и свидетелей хватает, так что судья не нужен. Все по чести. Кто кого завалит, тот и прав.

Таман посмотрел мне в глаза и не выдержал прямого взгляда. Мой соперник отвернулся, а затем пошел в атаку. Замах! Резкий и быстрый, для моего противника, но не для меня. Полшага в сторону и клинок степняка просвистел слева. Новый удар вождя и я его отбил. Звенит металл и Таман плетет своим клинком узоры. Узкая стальная полоска рассекает воздух и поет песню смерти, но эта песня не для меня. Я спокоен и отбиваю смерть прочь. Противник это чувствует, и хотя он мог бы бросить оружие и склонить голову, вождь соухов на это не пойдет. Он понимает, что совершил роковую ошибку и должен за нее заплатить самым дорогим платежным средством, какое только есть у человека в мире Яви — жизнью.

— Дзан-г! Дзан-г! — бьются клинки. Удары, выпады и финты. Все красиво, словно хорошо поставленный танец, и я могу драться с вождем хоть весь день. Благо, силенок хватает, а после встречи с Яровитом я полон уверенности в себе. Однако помимо поединка есть еще и лидеры родов, и я когда я ощутил, что они заметили, с какой легкостью претендент на должность хана ведет бой, то решил его заканчивать. Игра в «кошки-мышки» подходит к концу.

Блеснув на солнце, сабля Тамана взлетела ввысь, после чего он должен был опустить клинок на мою голову. Но я не жду, пока он закончит свое красивое и отточенное долгими годами тренировок движение. Длинный шаг вперед. Слегка присел. Снизу вверх меч летит в тело Тамана и острие вонзается в его горло. Есть! Достал! Хруст хрящей и бульканье вырывающейся из рассеченных вен крови. После чего резкий рывок на себя. Сталь покидает тело вождя, а он, раскинув руки и, роняя саблю, падает на спину.

Оглядываюсь. Ни радостных криков, ни возгласов. Вожди смотрят на Тамана, и я обращаюсь к Кулибину:

— Возьми своих воинов и окружи кочевье рода Соух. Отныне сородичи Тамана подчиняются тебе. Всякого, кто схватится за оружие, убить. Любому, кто попытается сбежать, переломить хребет. Тех, кто готов подчиниться, не обижать. Выполняй!

— Будет исполнено.

Кулибин слегка поклонился и покинул круг. Ну, а я, в очередной раз, оглядев вождей, спросил их:

— Продолжим наш разговор?

Разумеется, переговоры были продолжены, и после полудня мою власть признали представители двадцати восьми родов, плюс Соух стали кулами (младшими братьями) Гэрэй. Таким было начало. Но до того момента, когда все встанет на свои места, было далеко. Я был уверен, что ночью минимум три кочевья попытаются удрать. Однако у них ничего не выйдет, ибо за вождями присматривали гэрэи, а черные клобуки были готовы подавить любое выступление против нового хана, то есть меня. Ну, а помимо того, я ощущал приближение угрозы. Значит, Бачман уже недалеко, и только после того, как мою власть над отколовшимися степняками признает этот половецкий хан, я смогу считаться настоящим повелителем вновь образованной орды, пока еще небольшой, но дайте срок, и она разрастется.

Я оказался прав. Ночью, сразу после праздничного пира, четыре кочевья попытались уйти. Но это были небольшие рода, и остановить их удалось без труда, одной только демонстрацией готовых к схватке конных сотен. А утром появились дозорные, которые доложили, что приближается шесть тысяч всадников хана Бачмана, которые находятся от нас в одном дневном переходе. Против моих тридцати двух сотен (включая триста черных клобуков), это были огромные силы, особенно если учитывать тот факт, что половина кочевников сразу же разбежится, ибо драться с половцами они не хотели.

Да вот только я не переживал. После дозорных в острог прибыли три десятка воинов, мои посланцы в Константинополь, которых возглавлял варяг Свойрад, несколько киевских наемников, и Валентин Кедрин. Помощь убийцы с душой волка, в том деле, которое я задумал, была как нельзя кстати. После чего, проведя краткий военный совет, я приказал собирать воинов. Пришла пора показать степнякам себе не только как одиночного бойца, превосходного мечника и неплохого дипломата, но и как полководца. Только это укрепит мою, пока еще шаткую власть, и поднимет авторитет Вадима Сокола, без которого в Диком поле человек не человек, а так, мошка. А значит, держись Бачман, я уже иду к тебе.


Глава 18 Зеландия. Зима 6657 С.М.З.Х | Тропы Трояна | Глава 20 Река Саксагань. Весна 6657 С.М.З.Х