home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Это было странно, но утром, когда от далёкой артиллерийской канонады во всей Коимбре дребезжали оконные стёкла, люстры и посуда, Феррагус объявил, что подготовленный к отправке на юг, в Лиссабон обоз с пожитками и семьёй его брата никуда не поедет. Он сделал это заявление, когда по его распоряжению домочадцы и слуги собрались в кабинете майора, сумрачной комнате, вдоль стен которой рядами стояли никем не читаные книгами. Беатрис Феррейра, всегда испытывавшая страх в присутствии своего шурина, перекрестилась и спросила:

- Почему мы остаёмся?

- Слышите, что происходит? – спросил он, имея ввиду залпы орудий, сливавшиеся в непрерывный приглушённый расстоянием гром. – Наша армия и английские войска сражаются. Мой брат говорил, что если начнётся бой, то враг будет остановлен. Что ж, бой начался. Если брат не ошибся, французы сюда не придут.

- Спасибо Господу и святым угодникам, – промолвила Беатрис Феррейра, и слуги забормотали что-то, соглашаясь с ней.

И только Сара спросила:

- А если предположить, что они придут?

Феррагус нахмурился, сочтя вопрос дерзким, но потом решил, что эта мисс Фрай, высокомерная английская сучка, разумеется, не имела никакого представления о том, что говорит.

- Если их не остановят, мы об этом узнаем, потому что наша армия будет отступать через Коимбру, – раздражённо пояснил он. – Тогда мы уедем. Но сейчас мы остаёмся.

Он кивнул, давая понять, что всё сказал, и домочадцы покинули кабинет.

Феррагус в доме брата чувствовал себя не в своей тарелке: слишком много роскоши, слишком многое напоминает о родителях. Его квартира в Коимбре располагалась в нижнем городе, на верхнем этаже борделя. Из обстановки там были кровать, стол и стул. Но Феррагус обещал присматривать за домом семьёй брата, пока не решится, на чьей стороне окажется победа. Если победят союзники, французам придётся отступить, но Феррагус подготовился и случай поражения. Если лорд Веллингтон не сможет удержать высокий и протяжённый хребет Буссако, то не сможет закрепиться и на низких холмах на пути к Лиссабону. Разбитая армия не устоит перед победителями – французами, и потеря Буссако означает, что в течение месяца падёт и Лиссабон. Os ingleses por mar. Брат пытался убедить его, что англичане останутся, но сердцем Феррагус чуял, что союзники отступят к морю и отправятся домой. И если это неизбежно, то почему он должен оказаться в оккупированном победившими французами Лиссабоне? Лучше остаться в своем собственном городе, и Феррагус уже строил планы, как он будет жить в том новом мире, который наступит после оккупации французами Португалии.

Предупреждённый братом заранее, он постарался подготовиться: те тонны муки, которые Шарп пустил по ветру, предназначались французам и должны были продемонстрировать им, что с Феррагусом можно иметь дело. Лягушатников Феррагус не любил и не желал, разумеется, чтобы они захватили Португалию, но считал, что лучше с захватчиками найти общий язык, чем пасть их жертвой. Он был весьма богатым человеком и собирался им остаться, и здравый смысл ему подсказывал, что если сопротивляться или даже всего лишь бежать в Лиссабон, французы «разденут» его догола. Возможно, с чем-то придётся расстаться, но, сотрудничая с оккупантами, удастся сохранить более чем достаточно. Сидя в кабинете брата и прислушиваясь к далёкой орудийной канонаде, Феррагус думал, насколько это глупая идея – бежать в Лиссабон. Если сражение будет выиграно, французы сюда никогда не доберутся, а если проиграно, то сопротивляться дальше не имеет смысла, поэтому разумнее всего оставаться дома и постараться сберечь то, что имеешь.

Ключевую роль в его планах играл старший брат. Педро Феррейра, высокопоставленный штабной офицер, установил контакты с теми португальскими военными, которые перешли на сторону французов. С его помощью Феррагус предложил французам то, в чём они больше всего нуждались: пищу. На складах Феррагуса в нижнем городе хранились шестимесячный запас сухарей, двухмесячный – солонины, месячный запас солёной трески и куча других продуктов и припасов: ламповое масло, сапожная кожа, полотно, подковы и гвозди. Французы, разумеется, могли всё просто забрать, но Феррагус должен был придумать, как заставить их раскошелиться. Только так он мог сохранить всё то, что сумел заработать.

Феррагус приоткрыл дверь и крикнул слугам, чтобы позвали мисс Фрай.

- Не могу пока писать, – пояснил он, когда англичанка явилась, демонстрируя повреждённую правую руку.

По правде говоря, хотя сгибать пальцы было больно, писать он мог, но не желал. Желал он Сару.

- Будете писать за меня, – продолжил он. – Садитесь.

Сару возмутил резкий повелительный тон, но она покорно села за стол майора, взяла лист бумаги, придвинула чернильницу и песочницу. Феррагус встал прямо у неё за спиной.

- Я готова, – сказала она.

Феррагус молчал. Сара смотрела на противоположную стену, вдоль которой тянулись ряды книг в кожаных переплетах. В комнате пахло дымом выкуренных сигар. Пушки продолжали греметь, словно где-то далеко непрерывно грохотал гром.

- Письмо адресовано моему брату, – прогудел Феррагус и придвинулся ещё ближе, чтобы Сара почувствовала его присутствие. – Передайте ему моё почтение и скажите, что в Коимбре всё хорошо.

Сара взяла стальную ручку, окунула в чернила и начала писать, шурша пером по бумаге.

- Напишите ему, что вопрос чести не улажен, - продолжал Феррагус. – Тот человек сбежал.

- И всё, сеньор? – спросила Сара.

- Всё! – рявкнул Феррагус.

«Чёртов Шарп! – думал он. – Этот жалкий стрелок уничтожил его муку! Он не смог вручить обещанный дар французам, и теперь они решат, что Феррагусу нельзя доверять! Из-за него одни проблемы! Как теперь завоевать доверие лягушатников? И захотят ли они с ним сотрудничать? И вообще – придут ли они сюда?»

- Напишите брату, что я полагаюсь на его суждение о том, есть ли шанс остановить французов в Буссако.

Сара написала несколько слов, окунула ручку в чернила и замерла, потому что почувствовала сзади, на шее прикосновение пальцев Феррагуса. Она мгновенно бросила ручку.

- Сеньор, вы трогаете меня!

- И что?

- Прекратите! Иначе я позову супругу майора Феррейра!

Феррагус ухмыльнулся, но руку убрал.

- Возьмите ручку, мисс Фрай, и напишите моему брату, что я молюсь о том, чтобы враг был остановлен.

Сара добавила к посланию несколько фраз. Она покраснела, но не от смущения, а от гнева. Как смеет Феррагус её трогать! Она слишком сильно нажала на перо, и чернила разбрызгались крошечными капельками между слов.

- Но добавьте, что если этого не случится, то я сделаю то, что мы с ним обсуждали, – продолжал грубый голос за её спиной. – Напишите, что он должен обеспечить защиту.

- Защиту для кого, сеньор? - спросила Сара напряженным голосом.

- Он знает, о чём речь, – нетерпеливо бросил Феррагус. – Вы всего лишь пишете, женщина.

По скрипу пера по бумаге он ощущал силу её гнева. Гордая… Бедная и гордая. Опасная смесь. Для Феррагуса это был вызов. Большинство женщин в его присутствии ощущали страх, и ему это нравилось, а мисс Фрай, видимо, думала, что ей нечего бояться, потому что она англичанка. Ему хотелось бы увидеть, как уверенность сменяется ужасом, как сквозь неприветливость проступает страх. Она, разумеется, будет сопротивляться – тем лучше. Феррагус хотел взять её прямо тут, на столе, заглушая крики, пока он будет насиловать эту белую плоть, но низ живота всё ещё сильно ныл после пинка, которым его наградил Шарп, и он понимал, что сейчас на такие подвиги не способен. Кроме того, лучше дождаться, когда жена брата уйдёт из дома. День или два – и он подотрёт свою задницу английской гордостью мисс Фрай.

- Прочтите, что написали, – приказал он ей.

Сара тихо прочла письмо. Феррагус довольно кивнул, приказал поставить подпись и запечатать его собственной печатью. Когда Сара вдавила её в воск, она увидела на оттиске изображение голой женщины, но сделала вид, что ничего не заметила, справедливо подозревая, что Феррагус пытался смутить ее.

- Можете идти, – холодно сказал он. – И пришлите ко мне Мигуэля.

Мигуэль был один из тех, кому он больше всего доверял, и ему было приказано доставить письмо туда, где гремели орудия.

- Найдите моего брата, передайте это и привезите ответ, – проинструктировал Феррагус.

В течение нескольких следующих дней придётся рискнуть. Может, он потеряет немного денег, может, кто-то погибнет, но при наличии смекалки и небольшого везения всё получится.

Включая и мисс Фрай. Разумеется, она совершенно не имела значения. Просто развлечение, мешающее настоящему делу, но именно это и делает жизнь интересной. Вторым развлечением был Шарп. Странное совпадение: он, Феррагус, вдруг одержим двумя англичанами. Одна – в этом он уверен – будет жить, визжа, а второй, в зелёной куртке, визжа, умрёт. И для этого нужно только везение и немного смекалки.


Стратегия французов была проста: занять высоту, двинуться вдоль дороги на север, откуда будет нанесён встречный удар, и взятые в клещи войска Веллингтона расплющатся между двумя французскими армиями, как кусок металла меж молотом и наковальней. Побеждённого и отступающего врага до самой Коимбры будет преследовать конница Массена. А после захвата Коимбры и до Лиссабона недалеко.

Лиссабон падёт, долину Тахо очистят от британских войск; французская армия двинется на север, чтобы взять Порто и лишить британцев второй по значению гавани. Португалия будет принадлежать французам, остатки британской армии попадут в плен, а армия-победительница сможет взять Кадис и уничтожить разрозненные остатки испанской армии на юге. Великобритания встанет перед нелёгким выбором: подписать мир или обречь себя на годы бессмысленной войны, а Франция, как только Испания и Португалия будут умиротворены, могла направить свои армии к любым новым землям, которые Император пожелает благословить достижениями французской цивилизации. Всё это могло случиться, при условии, что колонна поднимется на вершину хребта Буссако.

И вот две колонны уже там. Всего семь батальонов, менее четырёх тысяч солдат – но на вершине, озарённые солнцем, среди затухающих британских походных костров, а сзади спешили подкрепления. Единственная преграда – ничего не подозревающий португальский батальон, который маршировал в северном направлении по дороге, проложенной вдоль хребта – был встречен залпом из мушкетов. Португальцы шли колонной поротно, в маршевом, построении, а не стрелковой шеренге, и залп скосил их передние ряды. Французы начали развёртываться в неровную линию, чтобы те, кто находился в центре колонны, могли присоединиться к обстрелу. Вольтижёры, перевалив хребет, был уже у самой дороги и принялись стрелять по флангу перестраивающихся португальцев. Британские и португальские женщины, схватив детей, убегали от вольтижёров.

Окружённые португальцы дрогнули. Офицер пытался развернуть их в линию, но французский генерал на большом сером жеребце отдал приказ примкнуть штыки и атаковать.

- En avant! En avant!

Барабаны выбивали дробь, французская линия двинулась вперёд, и португальцы, так и не успевшие перестроиться, в ужасе видя гибель тех, кто был скошен французскими залпами, дрогнули. Те, что находились сзади, устояли и пытались стрелять во врага через своих.

- О Господи… - пробормотал Лоуфорд, увидев французов, переваливающих через вершину хребта.

Он был ошеломлён, потому что сражение было проиграно, потому что французы заняли позиции, которые отводились его полку. Это катастрофа для всей армии и позор лично для него. Французский генерал – Шарп решил, что именно генерал, потому что его мундир был обильно украшен золотым шитьём, как платье пользующейся успехом шлюхи с Ковент Гарден – поднял на кончике сабли свою увенчанную плюмажем шляпу в знак победы.

- Господи Боже… - повторил Лоуфорд.

- Повернуть и ударить справа, – сказал Шарп, не глядя на полковника, словно бы говоря сам с собой.

Лоуфорд и виду не подал, что услышал совет. Он не сводил глаз с разворачивающейся перед ним ужасной картины: французы, обходя с фланга, расстреливали в упор португальский батальон так же безжалостно, как совсем недавно убивали их товарищей. Они не успели перестроиться в стрелковую шеренгу в три ряда, но даже в плотной толпе многие из них уже могли вести огонь по несчастным португальцам, а те, кого оказался в задних рядах, протискивался вперёд, чтобы присоединиться к потехе.

- Вызвать стрелков, – приказал Лоуфорд Форресту и в смятении покосился на Шарпа.

Шарп сохранял невозмутимый вид. Он подал идею – весьма рискованную, надо признать! – и теперь полковник должен был решать, что делать дальше. Португальцы уже бежали, некоторые вниз по склону, но большинство спешило назад, туда, где находился британский полубатальон. Французы одержали победу и теперь могли атаковать незащищённый левый фланг Южного Эссекского.

- Сейчас, или будет поздно, – негромко, но так, чтобы полковник услышал, произнёс Шарп.

- Южный Эссекский! – перекрикивая грохот мушкетных выстрелов, приказал Лоуфорд. – Кру-угом!

На секунду все замерли. Это был неожиданный и непонятный приказ, и люди не верили своим ушам, но ротные офицеры подхватили:

- Кругом! Быстро!

Две шеренги батальона выполнили приказ. Задняя шеренга стала теперь передней, и обе они повернулись тылом к большой колонне, которая остановилась на полпути к вершине и вступила в перестрелку с теми, кто занимал позиции на вершине.

- Батальон! Поворот вправо от девятой роты! – крикнул Лоуфорд. – Марш!


Такой маневр был настоящей проверкой боевых качеств батальона. Им предстояло развернуться, словно гигантская дверь на петлях, сохраняя строй в две шеренги при движении по неровной поверхности склона, переступая через тела своих убитых и раненых товарищей, под убийственным огнём. Когда батальон завершит этот маневр – если, конечно, у него получится! – стрелковая шеренга встанет напротив прорвавшихся к вершине французов. А те, заметив опасность, перезарядили и перенесли огонь на Южный Эссекский, оставив в покое португальцев, спешивших влиться в ряды идущего следом за ними по дороге полубатальона красномундирников.

- Равнение на девятую роту! – кричал Лоуфорд. – Открыть огонь, как только займёте позицию!

Девятая рота стояла почти там же, где и в начале сражения, на правом фланге, и теперь ей, как «дверной петле», потребовалось несколько секунд для перестроения. Капитан Джеймс Хупер приказал перезарядить мушкеты. Легкие стрелки, обычно находящиеся рядом с девятой ротой, бежали позади разворачивающейся шеренги батальона.

- Стрелки идут впереди, мистер Слигнсби! – кричал Лоуфорд. – Впереди! Не позади, ради Бога!

- Девятая рота! – проревел Хупер. – Огонь!

- Восьмая рота! – вторили ему. – Огонь!

Роты, находящиеся на дальнем конце шеренги, на бегу, оступаясь на неровностях почвы, рылись в патронных коробках. Пуля ударила солдата в грудь и опрокинула навзничь. Лоуфорд ехал позади шеренги, рядом со знаменем. Пули посвистывали совсем близко, потому что оказавшиеся рядом вольтижёры целились в офицеров. Находящаяся ниже по склону на фланге рота лёгких стрелков открыла огонь по французам, которые сообразили, что, как только Южный Эссекский перестроится, на низ обрушится ужасный шквал мушкетного огня. Офицеры заорали, приказывая немедленно перестроиться в три шеренги. Генерал на белой лошади лично подталкивал солдат, торопя их занять свои места. Снизу подтягивались разрозненные группы пехотинцев, оставшиеся после неудачной первой атаки, чтобы присоединиться к семи батальонам, прорвавшим британские позиции. Барабанщики продолжали колотить в барабаны, Орлы вздымались ввысь.

- Южный Эссекский! – Лоуфорд привстал в стременах. – Полуротами от центра!

Португальцы из расстрелянного французами батальона возвращались и становились в шеренгу рядом с Южным Эссекским. На левом фланге тоже пристраивались какие-то британские части; с юга спешили подкрепления, но Лоуфорд хотел лично ликвидировать прорыв.

- Огонь!

Пока Южный Эссекский разворачивался, батальон потерял несколько человек, но те, кто остались в живых, теперь стояли в шеренге, готовые делать то, чему их учили: стрелять и перезаряжать. Это было не так-то просто. Раскусить плотную бумагу патрона, высыпать половину на полку, закрыть замок, опустить приклад вниз, засыпать остаток пороха в ствол, сплюнуть пулю, забить пулю и бумагу шомполом, вставить шомпол в крепление на стволе, вскинуть мушкет к плечу, взвести курок, не забывая взять прицел пониже и ждать приказа.

- Огонь!

Мушкет отбрасывает назад отдачей от выстрела, плечо ноет, но вновь, не задумываясь, солдат хватает патрон, раскусывает его почерневшими от пороха зубами. Французские пули свистят вокруг, иногда слышится отвратительный глухой звук – это пуля входит в живое тело. Если пуля вонзается в приклад мушкета или прошивает кивер, звук получается другой. Мушкет вскинут к плечу, курок взведен, слышна команда. Кремень ударил о пластину, в ружейном замке вспыхнула искра и через мгновение – меньше, чем удар воробьиного сердечка - взрывается порох в стволе, обжигая щёку крупинками горящего пороха из ружейного замка, окованный медью приклад вновь лягает в плечо, а капралы ревут за спиной: «Сомкнуть ряды!», - потому что кто-то убит или ранен.

Сухой звук мушкетных выстрелов – словно палка сломалась, только громче, намного громче! – сливался в сплошной грохот. Стреляли и британцы, и французы, невидимые за пеленой порохового дыма, более плотного, чем туман, который окутывал горы на рассвете. Всем хотелось пить, потому что, когда раскусываешь патрон, часть пороха попадает в рот, и содержащаяся в нём селитра сушит язык и горло настолько, что не остаётся ни капли слюны.

- Огонь!

И мушкеты выплёвывают огонь и клубы порохового дыма, и копыта лошади полковника роют землю позади шеренг, а он пытается, привстав в стременах, рассмотреть, что там, за дымом, происходит, а дальше, за шеренгами, полковые музыканты играют «Марш гренадёров», но никто не обращает на это внимания. Достал патрон, раскусил, зарядил и сделал своё чёрное дело…

Все они были ворами и убийцами, простаками и насильниками, и, конечно же, пьяницами. Они вступили в армию не из патриотических побуждений и, уж конечно, не из любви к королю. В армию шли потому, что были пьяны, когда вербовщик-сержант приехал в их деревню, потому, что судья предложил выбор: виселица или армия, потому, что надо было жениться на забеременевшей девчонке, или потому, что девчонка не хотела идти за них замуж, или потому, что они, как последние идиоты, поверили вранью вербовщика, что армия гарантирует пинту рома и трёхразовое питание, и с тех пор постоянно хотели есть. Их пороли по приказу офицеров, которые были джентльменами и не могли подвергнуться подобному наказанию. Этих чёртовых пьяных придурков вешали без всякого снисхождения за кражу цыплёнка. Дома, в Великобритании, когда они выходили из казармы, почтенные граждане переходили на другую сторону улицы, чтобы не столкнуться с ними. В тавернах их могли отказаться обслуживать. Им платили ничтожно мало, штрафовали за каждую мелочь, которую они теряли или ломали, а те жалкие пенни, что им удавалось сберечь, они обычно проигрывали. Они были безответственными жуликами, злыми, как псы и грубыми, как свиньи, но у них были две вещи: чувство собственного достоинства и умение замечательно стрелять – быстрее, чем любая другая армия в мире

Строй красномундирников сеял пулями густо, как туча градом, неся смерть тем, кто стоял на их пути. Сейчас это были семь французских батальонов, и Южный Эссекский рвал их в лоскуты. Один батальон против семи, но французы так и не смогли перестроиться как следует в шеренгу, а теперь те, кто оказался с краю, пытались пролезть в более безопасные внутренние ряды колонны. Пули безжалостно секли скученных французов; к Южному Эссекскому присоединялось всё больше португальцев и британцев; потом с севера подошёл 88-й, Рейнджеры Коннахта, и теперь на захвативших вершину французов с двух сторон нападал противник, которого учили стрелять до тех пор, пока они не научились делать это в любом состоянии: вслепую, мертвецки пьяными, обезумевшими. Это были убийцы в красных мундирах, и в своём ремесле они знали толк.

- Вы видите что-нибудь, Ричард? – в перерыве между залпами крикнул Лоуфорд.

- Они не устоят, сэр.

По прихоти ветра, слабый порыв которого сдул в сторону завесу дыма, Шарп смог разглядеть побольше, чем полковник.

- В штыки?

- Не сейчас.

Французы несли ужасные потери. Только Южный Эссекский в минуту выдавал почти полторы тысячи пуль, а к обстрелу двух французских колонн присоединилось четыре или пять батальонов. Над вершиной, окутывая упрямо цепляющихся за позицию французов, сгущался дым. Шарпа всегда поражало то, какой живучестью обладали французские колонны. Они содрогались под сыплющимися на них со всех сторон ударами, но не отступали, а упорно сжимали теснее ряды, а те, кто оказался снаружи, умирали под безжалостным огнём британцев и португальцев.

Крупный мужчина в потёртом чёрном сюртуке с зажатым в жёлтых зубах окурком потухшей сигары и в ночном колпаке с растрёпанной кисточкой подъехал к Южному Эссекскому сзади. Полдюжины сопровождавших его адъютантов свидетельствовали, что этот неряшливый тип в гражданском большая шишка. Полюбовавшись, как под огнём Южного Эссекского умирают французы, он вынул из зубов сигару, мрачно оглядел её и скусил кончик.

- В вашем чёртовом батальоне есть валлийцы? – пробурчал он.

Лоуфорд обернулся на голос, только сейчас заметив гостя, и поспешно сказал:

- Сэр?!

- Так что, парень, есть у вас чёртовы валлийцы?

- Думаю, есть несколько, сэр.

Тип в ночном колпаке обвёл рукой с зажатой в ней сигарой шеренгу и заявил:

- Они слишком хороши, чтобы быть англичанами, Лоуфорд. Может, в Эссексе есть валлийские деревни?

- Уверен, что есть, сэр.

- Вы, чёрт вас дери, ни в чём таком не уверены, – буркнул сэр Томас Пиктон, генерал, командующий обороной на юге хребта. – Я видел, что вы, Лоуфорд, сделали. И я думал, что вы, дьявол, свихнулись. Я имею ввиду разворот шеренгой направо посреди чёртова сражения. У него мозги размягчились вовсе – так я решил вначале, но всё получилось, парень, и хорошо получилось. Горжусь вами. У вас просто наверняка должна быть хоть капля валлийской крови. Найдётся для меня сигара, Лоуфорд?

- Нет, сэр.

- Не слишком, чёрт побери, увлекаетесь этим, да?

Пиктон кивнул и поехал прочь, сопровождаемый своими адъютантами в мундирах настолько щеголеватых, насколько их начальник был небрежен в одежде. Лоуфорд приосанился, оглянулся на французов и увидел, что колонна рассыпается.

Майор Лерой, который внимательно прислушивался к речам генерала, подъехал поближе к Шарпу и заявил, вытаскивая пистолет:

- Мы на самом деле приглянулись Пиктону, раз он полагает, что Лоуфорд валлийской крови.

Шарп усмехнулся.

Лерой прицелился из пистолета в остатки самой близкой к нему французской колонны.

- Когда я был мальчишкой, Шарп, я частенько стрелял в енотов.

Шарп заметил, что в четвёртой роте мушкет дал осечку, вероятно, из-за того, что раскрошился кремень, окликнул солдата, и, достав из кармана запасной, бросил ему:

- Лови! – а потом повернулся к Лерою. – Что такое енот?

- Совершенно бесполезное мерзкое животное, Шарп, созданное Господом для того, чтобы мальчишке было на чём тренироваться в стрельбе. Почему эти ублюдки не бегут?

- Побегут.

- Как бы тогда они не прихватили с собой и вашу роту, – заметил Лерой и кивком указал Шарпу, что именно он имеет в виду.

Шарп направил лошадь к флангу шеренги и увидел, что Слингсби расположил роту ниже по склону и севернее, и горстка стрелков пыталась отсечь от колонны разрозненные группы французов, пытавшиеся к ней присоединиться. Неужели этот героический недоумок вообразил, что сможет силами одной роты отрезать колонну? Через несколько мгновений французы дрогнут, и около шести тысяч человек ринутся с вершины вниз по склону, спасаясь от полного уничтожения, с лёгкостью сметя на своём пути стрелков. И этот момент стал ещё ближе, когда Шарп услышал грохот орудийного выстрела с какой-то батареи. Это была картечь, заряд которой, вылетая из ствола пушки рассеивает град мушкетных пуль, словно сам дьявол палит из дробовика. Не медля более ни мгновения, Шарп направил лошадь вниз по склону, крича своим людям:

- Назад, к шеренге! Назад! Быстро!

Слингсби возмущенно запротестовал:

- Мы сдерживаем противника! Мы не можем сейчас отступить!

Шарп спрыгнул с лошади и бросил поводья Слингсби:

- Назад, к батальону, Слингсби! Это приказ! Немедленно!

- Но…

- Выполнять! – рявкнул по-сержантски Шарп.

Слингсби неохотно сел в седло, а Шарп крикнул стрелкам:

- Соединиться с батальоном!

И в этот момент французы побежали. Они взяли высоту и несколько великолепных мгновений праздновали победу, словно она уже была у них в кармане, но так и не получили хорошее подкрепление, в котором так сильно нуждались. Британские и португальские батальоны смогли перестроиться, окружили их с флангов и затопили залпами свинца, следующими друг за другом от роты к роте. Никакая армия в мире не смогла бы выстоять в этом аду, но французы стойко сопротивлялись. Они продержались дольше, чем мог бы предположить какой угодно генерал, но одной храбрости оказалось недостаточно, и теперь у них осталось лишь одно желание - выжить. Шарп увидел волну синих мундиров, перехлёстывающую через линию горизонта. Он бежал вместе со своими людьми изо всех сил. Хорошо было видно, как Слингсби, отчаянно пришпоривая лошадь, спешит к роте Джеймса Хупера. Те, кто оказался слева от шеренги батальона, были в относительной безопасности, но большинство стрелков оказалось прямо на пути лавины бегущего в панике противника.

- Собраться вокруг меня! – заорал Шарп. – В каре!

Этот отчаянный приём пехота использовала в минуты смертельной опасности для защиты от вражеской кавалерии. Тридцать или сорок человек, собравшись вокруг Шарпа, развернулись так, чтобы сражаться с окружившим их со всех сторон противником и примкнули штыки.

- Сдвигаемся к югу, парни, подальше от них, – спокойно скомандовал Шарп.

Харпер снял с плеча свою семистволку. Поток французов обтекал группу красномундирников и стрелков со всех сторон, но Шарп побуждал своих людей ярд за ярдом смещаться в сторону. Один француз, не видя ничего перед собой, напоролся прямо на штык Перкинса и повис на нём, пока парень не спустил курок, чтобы сбросить труп с окровавленного длинного клинка.

- Медленнее, – ровным голосом сказал Шарп. – Идём медленнее.

В этот миг генерал на белой лошади в сверкающем золотым шитьём мундире налетел прямо на каре и, потрясённый тем, что видит противника прямо перед собой, инстинктивно рубанул саблей. Харпер спустил курок, а вместе с ним ещё четверо или пятеро стрелков, и пули пробили голову и грудь лошади и всадника, разбрызгивая кровь. Лошадь, дёргая ногами, покатилась вниз по склону, но каре, успев сдвинуться влево, повинуясь окрику Шарпа, избежало столкновения. Наездник с дыркой во лбу скатился прямо к их ногам.

- Это же, чёрт возьми, генерал, сэр! – изумлённо пробормотал Перкинс.

- Спокойно, – отозвался Шарп. – Мы выбрались.

Они действительно вышли из сплошного потока отчаянно несущихся под гору французов, которые, перепрыгивая через трупы, хотели только одного: спастись от пуль. Британские и португальские батальоны не преследовали их, а спешили занять позиции на вершине и оттуда стреляли по бегущим. Пули теперь свистели над головой Шарпа.

- Врассыпную! – скомандовал он, и стрелки, сломав строй, бросились к своему батальону.

- Едва не влипли, – бросил на бегу Харпер.

- Вы, чёрт вас побери, были совсем не там, где надо.

- И это было погано, – согласился Харпер и оглянулся, чтобы посмотреть, не отстал ли кто. – Перкинс! Какого чёрта ты там делаешь?

- Это же французский генерал! – отдуваясь, пропыхтел Перкинс, который притащил труп на вершину и теперь, стоя на коленях, обшаривал его карманы.

- Оставьте мертвеца в покое! – это Слингсби, уже не верхом, а на своих двоих, торопился к роте. - Построиться с девятой ротой и смотреть в оба! Я же сказал вам оставить это занятие! – он повысил голос, потому что Перкинс не обратил внимания на его распоряжение. – Запишите его имя, сержант Хакфилд!

- Обыщите труп, как следует, Перкинс, – промолвил Шарп. – Лейтенант! Следуйте за мной!

- Сэр? – в недоумении воззрился на Шарпа Слингсби, но отошёл в сторону, как было приказано.

Когда они удалились настолько, что рота уже не могла их слышать, Шарп повернулся к Слингсби, и позволил долго подавляемому гневу наконец вырваться наружу:

– Слушайте, вы, проклятый чёртов ублюдок! Вы почти потеряли роту! Потеряли их всех! Каждого долбаного солдата! И они это понимают. Так закройте свой поганый рот, пока не научились воевать, как следует.

- Вы хотите оскорбить меня, Шарп! – возмутился Слингсби.

- Вы совершенно правы!

- У вас не получится, – через силу выдавил Слингсби. – Меня не способен оскорбить такой тип, как вы.

Шарп криво ухмыльнулся:

- Такой, как я? Я скажу вам, мелкий хныкающий ублюдок, какой я тип. Я убийца. Я убиваю вот уже почти тридцать клятых лет. Хотите дуэль? Не возражаю. Сабли, пистолеты, ножи – всё сойдёт, чёрт возьми. Только скажите, когда и где. Но до того времени захлопните свой поганый рот и убирайтесь прочь, – он вернулся к Перкинсу, который успел за это время раздеть французского офицера почти догола. – Что нашли?

- Деньги, сэр, – Перкинс покосился на оскорблённо надувшегося Слингсби и снова глянул на Шарпа. – И ножны, сэр, – он показал ножны, обтянутые синим бархатом с маленькими золотыми вензелями «N».

- Скорее всего, медные, но кто его знает, – заметил Шарп. – Возьмите себе половину денег, а остальное поделите.

Все французы, кто не был мёртв или ранен, отступили. Тем не менее, вольтижёры, засевшие в скалах на отроге хребта, сдаваться не собирались, и их ряды пополнились некоторыми из тех, кто остался в живых из расстрелянных колонн; остальные же остановились на полпути вниз по склону и теперь только смотрели вверх, на недосягаемую вершину. В долину не спустился никто. Туман полностью рассеялся, дав возможность французским артиллеристам нацелить свои орудия, но снаряды рвались на пустом склоне среди разбросанных трупов. Роты британцев и португальцев среди взрывов спустились вниз и сформировали линию постов. Шарп, не дожидаясь приказа Лоуфорда или кого-нибудь ещё, со своими людьми направился к отрогу, где между камней засели французы и приказал:

- Стрелки! Не давайте им голову высунуть!

Пока стрелки развлекались тем, что палили по французам, которые не могли ответить им тем же, Шарп осмотрел склоны через подзорную трубу, выискивая среди мёртвых французов тело в зелёной куртке, но так и не нашёл капрала Додда.

Стрелки Шарпа продолжали время от времени постреливать. Он отослал красномундирных на несколько шагов назад, чтобы они не привлекали внимание французских «коллег», которые могли расположиться ниже по склону. Британские войска, сохраняя боевую готовность, также отступили за пределы видимости, чтобы не стать для пушкарей лягушатников лёгкой целью, но на склонах остались стрелки. Проигравшая сражение французская армия поняла намёк. Больше никто не пытался атаковать. Наконец, одно за другим французские орудия замолчали, и со склонов холма сдуло пелену дыма.

Тишина длилась недолго. Заговорили пушки, расположенные севернее: сначала всего одна или две, а потом уже целые батареи, и канонада загремела вновь. Началась новая атака французов.

Лейтенант Слингсби к роте не присоединился, а остался с батальоном. Шарпа это не волновало. Он прилёг на склоне, наблюдал за французами и ждал.


- Письмо сеньору Верзи, – инструктировал Феррагус Сару, расхаживая по кабинету у неё за спиной.

Половицы поскрипывали под его немалым весом. Стёкла в большом окне слегка дребезжали от отзвуков канонады. За окном в конце сбегающей под гору улицы виднелась река Мондего.

- Напомните сеньору Верзи, что он у меня в долгу, – приказал Феррагус.

Ручка зашуршала по бумаге. Когда её вызвали писать второе письмо, Сара обернула вокруг шеи шарф, чтобы ни полоски кожи не виднелось между линией волос и высоким вышитым воротником синего платья.

- Напишите, что он может вернуть долг и полностью освободиться от обязательств по отношению ко мне. Я хочу, чтобы на одном из его судов была выделена каюта для жены моего брата, детей, багажа и прислуги.

- Не так быстро, сеньор, – заметила Сара и проговорила вслух то, что она писала. – «…для жены своего брата, детей, багажа и прислуги».

- Я отсылаю семью и слуг в Лиссабон, – продолжил Феррагус. – И я прошу…Нет, я требую, чтобы сеньор Верзи предоставил им убежище на подходящем судне.

- «.. на подходящем судне», – повторила за ним Сара.

- Если французы достигнут Лиссабона, судно отвезёт их на Азорские острова и будет находиться там до тех пор, пока опасность не исчезнет. Прикажите ему ожидать супругу моего брата в течение трёх дней после того, как это письмо будет ему вручено, – он помолчал и добавил. – И напишите в конце, что я уверен: он будет относиться к семье моего брата столь же бережно, как если бы это была его собственная семья.

Он просто обязан быть бережным, если не хочет, чтобы его выпотрошили в грязном лиссабонском переулке. Он остановился и впился взглядом в хрупкую спину Сары, на которой сквозь тонкую синюю ткань платья проступала линия позвоночника. Феррагус знал, что она чувствует кожей его взгляд и ощущал силу её возмущения. Это развеселило его.

- Прочтите письмо вслух.

Пока Сара читала, Феррагус смотрел в окно. Он был уверен, что Верзи выполнит всё, как нужно, и, когда придут французы, семья майора Феррейра будет далеко и сможет избежать насилия и резни, без которых ни одна война не обходится. Когда же французы утвердятся в Португалии и уменьшат свои аппетиты, можно будет без опасения вернуть семью.

- Кажется, сеньор, вы уверены в победе французов, – сказала Сара, закончив читать.

- Этого я не знаю, но готовиться нужно ко всему, – заявил Феррагус. – Если они победят, то семья моего брата должна оказаться в безопасности; если нет, то услуги сеньора Верзи не понадобятся.

Сара стряхнула с бумаги песок и спросила:

- Как долго нам придётся пробыть на Азорских островах?

Феррагус усмехнулся. В его намерения не входило отправлять Сару на острова, но пока об этом говорить было излишне.

- Сколько будет необходимо.

- Может, французы и не придут сюда, – предположила Сара, прислушавшись к усилившейся канонаде.

- Французы захватили всю Европу, – заметил Феррагус, передавая ей печать. – Никто сейчас не воюет с ними, кроме нас. В Испанию пришло стотысячное подкрепление. Сколько у Наполеона солдат к югу от Пиренеев? Триста тысяч, или больше? Вы действительно полагаете, мисс Фрай, что нам под силу их разбить? Если мы победим сегодня, они вернутся, и их будет ещё больше.

Отвезти письмо он послал троих. Дорога до Лиссабона была достаточно безопасной, но в самом городе, как он слышал, начались беспорядки. Население, воображая, что британцы бросают их на произвол французов, вышло на улицы. Едва письмо было отправлено, двое его людей принесли весьма дурные вести: до их складов добрался проверяющий и теперь настаивал, чтобы все запасы были уничтожены.

Феррагус пристегнул на пояс нож в чехле, засунул в карман пистолет и вышел в город. На улицах толпилось множество людей, которые прислушивались к канонаде, словно по усилению или затиханию рокота могли судить о ходе сражения. Перед Феррагусом они расступались; мужчины стягивали шляпы, когда он походил мимо. Два священника, сгружающих церковную утварь на ручную тележку, увидев его, сделали крестное знамение. В ответ Феррагус показал им левой рукой «рожки дьявола» и сплюнул на булыжники мостовой.

- Год назад я дал этой церкви тридцать тысяч vintens, – пояснил, ухмыляясь, Феррагус своим людям. – Целое маленькое состояние. Священники – как бабы. Дай им – и они тебя ненавидят.

- Так не давайте, – сказал один из сопровождавших.

- Церкви даёшь, потому что это путь на небеса, – пояснил Феррагус. – У женщин берёшь. Это тоже путь к небесам.

Он свернул в узкий переулок и толкнул дверь, войдя в обширное полутёмное помещение склада, свет в которое проникал через запылённые окошки в крыше. На него, разбегаясь в стороны, зашипели кошки. На складе их было великое множество, чтобы защитить продукты от крыс. По ночам склад становился кровавым полем битвы, где крысы дрались с голодными кошками. Кошки всегда побеждали и защищали тонны сухарей, мешки пшеницы, ячменя и кукурузы, оловянные контейнеры, заполненные рисом, фляги оливкового масла, коробки соленой трески и бочки соленого мяса. Здесь хватило бы продуктов, чтобы накормить армию Массена на всём её пути до Лиссабона, и хватило бы бочек с табаком, чтобы они докашляли до самого Парижа. Феррагус наклонился и почесал шейку большой одноглазой кошке, покрытой шрамами в сотнях поединков с крысами, собаками и котами. Та оскалилась, но вытерпела это проявление нежности. Феррагус повернулся к проверяющему, на чьё служебное положение указывал зелёный пояс.

- Что за неприятности? – требовательно спросил Феррагус.

Проверяющий - feitor - был официальным лицом, назначенным правительством Хунты в каждом городе для обеспечения снабжения португальской армии. В Коимбре эту обязанность исполнял Рафаэль Пирес, который, едва завидев Феррагуса, сорвал шляпу и, казалось, собирался пасть перед ним на одно колено.

- Сеньор Пирес! – довольно вежливо приветствовал его Феррагус. – Ваша супруга и семья в порядке?

- Слава Богу, сеньор.

- Они все еще здесь? Вы не послали их на юг?

- Вчера они уехали. У меня сестра в Бемпосто.

Бемпосто располагался по пути к Лиссабону, но этот маленький городишко французы могли обойти стороной на пути к столице.

- Вам повезло. Им не придётся голодать на улицах Лиссабона. Так что привело вас сюда?

Пирес, волнуясь, стиснул свою шляпу.

- У меня приказ, сеньор.

- Приказ?

Пирес махнул шляпой в сторону сложенных в кучи мешков:

- Это всё нужно уничтожить, сеньор. Всё это.

- Кто это говорит?

- Капитан-майор.

- И вы подчиняетесь ему?

- Мне это приказано, сеньор.

Капитан-майор был военным комендантом Коимбры и окрестностей, отвечавшим за пополнение и обучение ополченцев, которые в случае наступления французов должны были оказать поддержку армии, а кроме того, следил за претворением в жизнь декретов правительства.

- И что же вы сделаете? Съедите всё это? – спросил Феррагус.

- Капитан-майор посылает сюда людей, – смущённо пробормотал Пирес.

- Сюда? – в голосе Феррагуса послышались опасные нотки.

- Они видели мои записи, сеньор, – вздохнул Пирес. – они знают, что вы покупали продукты. Как им не знать? Вы потратили много денег, сеньор. Мне приказано найти продукты.

- И?

- И уничтожить. – Пирес развёл руками, показывая, что он бессилен что-либо изменить. - Англичане настаивают.

- Англичане! Os ingleses por mar! – прорычал в бешенстве Феррагус, но заставил себя успокоиться, потому что не англичане были сейчас его головной болью, а проверяющий. – Говорите, капитан-майор забрал ваши записи?

- Точно так.

- Но где хранятся продукты, он не знает?

- Нет, только сколько и кому всё это принадлежит.

- Итак, ему известно моё имя и список моих складов?

- Не полный список, сеньор, – Пирес покосился на стеллажи с продуктами, удивляясь, зачем Феррагусу столько потребовалось. – Он просто знает, что вы храните продукты, и я должен пообещать их уничтожить.

- Так пообещайте, – беззаботно посоветовал Феррагус.

- Он пошлёт людей, чтобы удостовериться. Я должен показать им.

- Скажите, что вы не знаете, где склады.

- Я должен найти их за день, сеньор, отыскать каждый склад в городе! – беспомощно развёл руками Пирес. – Я пришёл, чтобы предупредить вас.

- Я плачу вам, Пирес, чтобы вы не забрали мои продукты по грабительским ценам на прокорм армии. А теперь вы приведёте людей, чтобы все это уничтожить?

- Может быть, вы перевезёте всё это? – предложил Пирес.

- Перевезёте? – заорал Феррагус. – Как, ради всего святого, я это сделаю? Мне понадобится сто человек и двадцать фургонов!

Пирес только вздохнул. Феррагус вперил в него тяжёлый взгляд.

- Вы пришли, чтобы предупредить меня, что донесёте на меня солдатам, – глухо сказал он. – И вы хотите, чтобы я не держал на вас зла?

- Они настаивают, сеньор, они настаивают! – умоляюще забормотал Пирес. – И если не наши войска, то британцы…

- Os ingleses por mar! – рявкнул Феррагус и ударил кулаком в лицо проверяющему.

Быстрый и невероятно сильный удар отбросил Пиреса назад, из ноздрей сломанного носа потекла кровь. Другой рукой Феррагус дал ему под дых. Повреждённая рука отозвалась острой болью, но Феррагус стерпел её, потому что так было нужно. Если не сможешь терпеть боль, не сможешь драться. Прислонив Пиреса к складской стене, он принялся систематически наносить ему короткие, но очень сильные – словно молотами - удары обоими руками. Кулаки ломали рёбра и скулы; кровь брызгала на рукава, но Феррагус не думал об этом, как и о боли в руке. Ему нравилось это делать, и он удвоил усилия. Громкие визги несчастного стихли, на губах запузырилась розовая пена, потому что кулаки вмяли сломанные рёбра в лёгкие. Чтобы убить человека голыми руками, не задушив, а просто искорёжив его, нужна чудовищная сила.

Пирес больше был не похож на человека. Его тело представляло собой сплошной вспухший кровавый синяк, а лицо - сплошную кровавую маску, глаза закрылись, нос сломан, зубы выбиты, губы рассечены, грудь проломлена, живот измочален, но он всё ещё был жив и даже держался на ногах, прислонясь к стене. Ничего перед собой не видя, он повернул лицо к своему мучителю, и кулак, ударивший его в челюсть, сломал кость с громким хрустом. Пирес зашатался, застонал и, наконец, упал.

- Поднимите его, – приказал Феррагус, снимая сюртук и рубашку.

Двое подручных подхватили Пиреса под руки и придали ему вертикальное положение, и Феррагус приступил к завершающему этапу. Короткими, точными, сильными ударами он бил несчастного сначала в живот, потом в грудь. Голова Пиреса моталась, из окровавленного рта на грудь Феррагуса брызгала кровавая слюна. От удара в голову проверяющий рухнул набок, как кукла-марионетка, у которой перерезали верёвочки. В его горле клокотала кровь. Феррагус пнул его ещё раз и отстранился.

- Распороть ему живот и бросить в подвал.

- Распороть живот? – переспросил один из подручных, решив, что ослышался.

- Пусть работу закончат крысы, – заявил Феррагус. – И чем скорее они им займутся, тем скорее он сдохнет.

Тряпкой, которую подал ему Мигуэль, он вытер кровь с груди и рук, покрытых татуировками. Якоря с цепями обвивали его предплечья, на груди красовались три русалки, а вокруг плеч – змеи. На спине у него был изображён военный корабль с вздымавшимися вверх мачтами и надутыми парусами, и с британским флагом на корме. Он надел рубашку и сюртук, наблюдая, как тело тащат в заднюю часть склада, где был лаз в подвал. В его тьме уже гнил выпотрошенный труп человека, который пытался конфисковать запасы Феррагуса в пользу властей. Теперь к нему присоединится ещё один неудачник.

Феррагус запер склад. Если французы не придут, он продаст всё его содержимое законно и получит прибыль. А если французы придут, выгоды будет гораздо больше. Следующие несколько часов решат исход дела. Он перекрестился и пошёл в таверну. Ему всегда хотелось выпить после убийства.


Никто не прибыл из батальона, чтобы передать Шарпу какие-нибудь распоряжения, и это было ему только на руку. Он контролировал скалистый отрог, где, по его прикидкам, около сотни французских пехотинцев не смели поднять голов из-за меткого огня его стрелков. Жаль, что у него было немного людей, а то он выкурил бы вольтижёров из их норы, потому что захваченная ими позиция могла бы послужить для французов приглашением ещё раз попытаться захватить высоту, атакуя силами нескольких батальонов вдоль отрога. Это было вполне вероятное развитие событий в то время, когда французы атаковали северную дорогу. Шарп слегка прошёлся вдоль отрога, присел и достал свою подзорную трубу. Обнадёженные его маневрами французы начали палить по нему, но Шарп не обращал внимания, потому что расстояние для прицельного выстрела из мушкета было далековато. Он наблюдал за тем, как по петляющей по склону северной дороги поднимаются две большие французские колонны – они была уже на полпути к вершине – и несколько позади, следовала ещё одна, меньшая колонна. На фоне освещённых солнцем склонов колонны выглядели огромными тёмными пятнами. Британских и португальских войск не было видно, кроме группы всадников возле возвышающейся у самой вершины каменной ветряной мельницы.  Привычные глазу вращающиеся лопасти демонтировали, как и любые другие механизмы в Центральной Португалии,  перед французским наступлением. С гребня холма ударили британские и португальские пушки, застилая всё вокруг грязно-белым пороховым дымом.

- Сэр! Мистер Шарп! Сэр! – позвал его Патрик Харпер.

Шарп сложил трубу и вернулся к роте узнать, что случилось. Две роты cazadores в коричневых мундирах направлялись к отрогу, и Шарп предположил, что им приказали выбить оттуда вольтижёров. Чтобы поддержать их, на новые позиции передвигали две девятифунтовые пушки, но вряд ли они могли бы серьёзно повлиять на исход поединка. Сazadores, как считалось, по боевым качествам не уступали вольтижёрам, но у французов было укрытие, и если они решат держать позицию, бой выйдет весьма неприятный.

- Не хотелось, чтобы вы оказались на пути этих пушечек, когда они начнут палить, – пояснил Харпер, указывая на девятифунтовики.

- Очень мило с вашей стороны, Пат.

- Если вы умрёте, сэр, командовать будет Слингсби, – серьёзно заметил Харпер.

- Вам этого не хотелось бы? – спросил Шарп.

- Я из Донегола, сэр, и вынесу все невзгоды, ниспосланные мне Господом.

- Он ниспослал вам меня, Пат.

- Пути Господни неисповедимы, – вставил Харрис.

Сazadores остановились в полусотне шагов позади Шарпа. Не обращая на них внимания, он ещё раз спросил стрелков, кто видел Додда. Мистер Илифф, который только сейчас услышал, что Додда разыскивают, волнуясь, сказал:

- Он убежал, сэр.

- Когда?

- Когда нас почти отрезали, сэр. Он убежал вниз по склону; зигзагом, как заяц.

Так думал и Картер, который работал с Доддом в паре. Их едва не окружили вольтижёры, и Додд выбрал более лёгкий путь под гору. Картеру повезло добраться до своих, как он утверждал, благодаря тому, что пуля, попавшая в ранец, придала ему скорости. Шарп надеялся, что позже Додд вернется. Он был деревенским парнем, следопытом, значит, сумеет скрыться от французов и найдёт безопасную дорогу на вершину где-нибудь южнее. В любом случае, Шарп ничего не мог для него сделать.

- Так мы собираемся помочь португальским парням? – спросил Харпер.

- Не в этой жизни, чёрт её подери, – ответил Шарп. – Если, конечно, они не пришлют целый батальон.

- Он хочет поговорить с вами. – Харпер показал на худого португальского офицера в коричневом мундире с чёрной отделкой и чёрным пером на высоком кивере, который направлялся к роте стрелков. Шарп заметил, что он вооружён, как и он сам, тяжёлым палашом и винтовкой. То, что кто-то его копирует, было не слишком приятно, но тут офицер снял свой кивер и широко улыбнулся.

- Святый Боже! – пробормотал Шарп.

- Ну, это уж точно не я, – Джордж Висенте, с которым Шарп расстался в пустынных горах к северо-востоку от Опорто, протянул ему руку для приветствия. – Мистер Шарп!

- Джордж!

- Теперь капитан Висенте, – он пожал Шарпу руку и, к его огромному смущению, расцеловал в обе щёки. – А вы, Ричард, надеюсь, уже майор?

- Проклятье, нет, Джордж. Таких, как я, не продвигают. Это может испортить репутацию армии. Как жизнь?

- Я, можно сказать, процветаю. А как вы? – Висенте с тревогой смотрел на покрытое синяками лицо Шарпа. – Вы ранены?

- Поскользнулся и упал.

- Вам надо быть осторожнее, – назидательно изрёк Висенте и улыбнулся. – Сержант Харпер! Рад вас видеть!

- Никаких поцелуев, сэр! Я - ирландец.

Висенте приветствовал тех, с кем познакомился во время их дерзкого преследования армии Сульта к северной границе, и вновь обратился к Шарпу:

- Мне приказали выбить французов, засевших среди камней.

- Идея хорошая, но вас маловато.

- Два португальца равны одному французу, – весьма легкомысленно заявил Висенте. – И вы могли бы оказать нам честь и помочь.

- Вот чёрт! – Шарп перевёл разговор на другую тему. – Для чего вы таскаете с собой винтовку?

- Подражаю вам, – чистосердечно признался Висенте. – И, кроме того, я теперь капитан стрелковой роты. У нас у всех не мушкеты, а винтовки. Я перешёл в батальоны cazadores из 18-ого полка, когда их начали формировать. Так мы атакуем?

- О чём вы только думаете? – в сердцах воскликнул Шарп.

Висенте неуверенно улыбнулся. Он воевал меньше двух лет, а до этого работал адвокатом. Когда Шарп встретился с ним, молодой португалец был сторонником войны по неким надуманным правилам. Изменил он свои убеждения или нет, но Шарп знал, что у Висенте есть задатки настоящего солдата: храбрость, решительность, сообразительность, - и теперь он с волнением ждал возможности продемонстрировать Шарпу, который стал его первым наставником в военном деле, чему смог научиться. Покосившись на Шарпа, он приставил ладонь козырьком ко лбу, чтобы защитить от солнца глаза, и всмотрелся в нагромождение камней, где спрятались французы.

- Они не будут удерживать эту позицию, – предположил Висенте.

- Они вполне способны это сделать. Их там, ублюдков, по меньшей мере, сто. А сколько нас? Сто тридцать? Если бы это было мое дело, Джордж, я послал бы целый батальон.

- Мне приказал мой полковник.

- А он знает, что делает?

- Он англичанин, – сухо пояснил Висенте.

За прошедшие восемнадцать месяцев португальская армия была реорганизована, и многие британские офицеры добровольно вызвались перейти в её ряды, ожидая быстрого продвижения по службе и наград.

- И всё же я послал бы больше людей, – стоял на своём Шарп.

Ответить Висенте не успел, потому что услышал топот конских копыт и громкий повелительный окрик:

- Не слоняйтесь без толку, Висенте! Лягушатников надо перестрелять! Давайте, капитан, давайте! А вы кто, дьявол вас побери?

Последний вопрос был обращён к Шарпу. Всадник, который его задал, с трудом осадил своего мерина, едва не затоптав обоих офицеров. Судя по речи, это был англичанин, но в португальском коричневом мундире и чёрной треуголке с золотыми кисточками, одна из которых моталась перед раскрасневшимся блестевшим от пота лицом.

- Шарп, сэр, - отрекомендовался Шарп, стараясь не обращать внимания на грубый тон вопроса.

- 95-ый?

- Южный Эссекский, сэр.

- Та чёртова куча дурней, что пару лет назад потеряла знамя?

- Мы взяли взамен другое в Талавере, – резко ответил Шарп.

- И что с того? – всадника это совсем не впечатлило.

Он вытащил маленькую подзорную трубу и воззрился в сторону нагромождения камней, среди которых засели французы, не обращая внимания на пули, которые едва долетали сюда на излёте.

- Позвольте мне представить вам полковника Роджерс-Джонса, – вежливо вмешался Висенте. – Это мой непосредственный начальник.

- Да, Висенте, тот самый, который приказал вам зарыть в землю мерзавцев – лягушатников, – заявил Роджерс-Джонс. – Я ведь не приказывал вам стоять и чесать языком, не так ли?

- Я обратился за советом к капитану Шарпу. – ответил Висенте.

- А он может что-то посоветовать? – скептически осведомился полковник.

- Он захватил французского Орла, – напомнил Висенте.

- Стоя столбом и болтая он этого не сделал бы, – сказал Роджерс-Джонс и сложил подзорную трубу. – Я дам приказ стрелкам открыть огонь, и вы пойдёте в атаку. Вы поможете ему, Шарп. – добавил он небрежно. – Выбьете их, Висенте и останетесь там, чтобы ублюдки не надумали вернуться.

Он развернул лошадь и ускакал.

- Господни слёзы! – выругался Шарп. – Он хоть знает, сколько их там?

- У меня приказ, – с мрачной безысходностью заявил Висенте.

Шарп снял с плеча винтовку и начал заряжать.

- Хотите совет?

- Конечно.

- Поставьте стрелков в центр, в рассеянной цепи, – продолжил Шарп. – Они будут вести беглый быстрый огонь, не целясь, только чтобы не давать мерзавцам головы поднять. Остальные наши парни пойдут линией в штыковую. Прямая атака силами трёх рот, Джордж, и я надеюсь, что ваш ублюдочный полковник останется доволен.

- Наши парни? – уточнил Висенте.

- Не помирать же вам в одиночестве, Джордж, – ответил Шарп. – А то без меня не найдёте райских врат.

Он посмотрел на север, где пороховой дым затянул деревню, расположенную чуть ниже гребня хребта, до которой как раз добрались французские колонны. Первая из девятифунтовых пушек как раз выстрелила; снаряд оглушительно взорвался, рассеивая осколки вокруг нагромождения скал.

- Давайте сделаем это, – сказал Шарп.

Это было глупо, но такова война. Он поднял винтовку и приказал своим людям двигаться вперёд. Пришло время драться.


Глава 3 | Спасение Шарпа | Глава 5