home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



72

Старший

— Шшш! — шикаю я на Эми. — Слышишь?

— Что? — шепчет она, но я делаю ей знак молчать.

Тихое, но отчетливое «жжж, бам, жжж» вызывает у меня в памяти картины машинного отделения. Но это невозможно — мы ведь в двух уровнях под двигателем.

— Это из лаборатории.

Я веду Эми через криоуровень. Она нервно оглядывается назад.

— Мы оставим дверь открытой, — успокаивающе говорю я, понимая, как ей не хочется бросать отца.

— Что это за лаборатория? — спрашивает Эми, когда мы входим. Она говорит шепотом, и мне едва слышно ее из-за усилившегося жужжания.

— Просто лаборатория, — шепчу я в ответ. Здесь царит атмосфера секретности, к тому же я не забыл, что Док со Старейшиной все еще внутри, если верить карте вай-комов. Мы держимся поближе к стенам.

— Я такие уже видела, — Эми указывает на большие шприцы с отметками о способностях которые Старейшина раздает детям на корабле по своему усмотрению.

— Вот этим тут и занимаются.

— Что это? — она указывает на широкую колбу длиной от пола до потолка, где в янтарной жидкости плавают маленькие пузырьки. — Похоже на… — Она склоняет голову вбок. — Это эмбрионы?

Вообще-то, глядя на кусочки плоти в янтарной жидкости, я не вижу никакого сходства. Мне только один раз в жизни пришлось увидеть плод — когда у одной из коров случился выкидыш, и он был куда больше и весь в крови, ничего общего с этими малюсенькими круглыми пузырьками.

Я веду Эми в дальнюю часть лаборатории. Там, надежно укрытый изгибом стены, располагается насос, который Старейшина показал мне в прошлый раз. Отсюда-то и доносится «жжж, бам, жжж»; насос включен, и механизм с жалобным треском льет в нашу систему водоснабжения фидус и одним звездам известно, что еще.

У насоса стоит Старейшина с ведерком вязкой прозрачной жидкости в руках.

Напротив него стоит Док.

Хватаю Эми за руку, и мы кидаемся обратно в укрытие стены. Они нас не заметили — пока что. Прикладываю палец к губам, и Эми кивает. Пригнувшись, мы выглядываем из-за угла. Стул заслоняет нам обзор, но и кое-как укрывает от взгляда нас самих.

— Прости! — Док старается перекричать шум насоса.

— Нельзя было ей показывать! — бушует Старейшина. Из-за хромоты ведро у него в руках качается. Док нервно следит за ним взглядом.

— Я думал, это заставит ее вести себя как полагается.

— Ничего, кроме фидуса, с ней не справится. Зачем ты дал ей ингибиторы?

Старейшина ставит ведро на пол.

— Про меня, — выдыхает Эми мне в ухо.

Док говорит что-то еще, но он стоит к нам спиной, поэтому услышать не получается.

— Значит, мы просто отведем ее сегодня же вечером на четвертый этаж, — подытоживает Старейшина, снова поднимая ведро и поднеся его к насосу.

— Мне не кажется…

Старейшина грохает ведерко об пол. Прозрачная жидкость внутри прыгает, но из-за густоты — она похожа на сироп — не выплескивается через бортик.

— Знаешь, что? — кричит он, шагая к Доку. — Если честно, мне глубоко плевать, что тебе там кажется. Если бы ты послушался меня в первый раз, с тем, другим, ничего бы не случилось.

— О чем ты…

— Ты знаешь, о чем я! — ревет Старейшина. — О Старшем! Ты оставил его в живых!

Эми ловит меня за руку. Пытаясь разобрать их разговор, я слишком близко, опасно близко подался вперед.

— А что не так со Старшим?

— Да не этого. Прежнего Старшего.

Док смотрит на Старейшину холодно и бесстрастно, но я чувствую, что он едва сдерживается. Губы его сжаты так плотно, что кожа побелела, на скулах ходят желваки.

Старейшина не замечает его ярости.

— Первого Старшего! Который сейчас уже должен был бы выполнять свои обязанности, а я мог бы отдыхать, не тратя остаток своей жизни на мальчишку, который думает не головой, а черт знает чем!

— Ты приказал отвести Старшего на четвертый этаж, и я отвел. — Док с вызовом выпрямляется.

— Но ты ведь не убил его, как я приказал?

— Я думал… фидус…

— Мне кажется, тебе самому не помешает фидус, — рычит Старейшина. — Ты до сих пор его защищаешь? Прячешь его, да?

— Я думал… — От страха Док словно съеживается. — Он исчез с карты вай-комов. Я думал, он покончил с собой.

Старейшина фыркает.

— Но так и не проверил, да? И смотри, что вышло. Двое замороженных мертвы, одна проснулась.

— Он умер, Старейшина. Клянусь тебе, он умер.

Не знаю, вправду ли Старейшина верит ему или просто хочет поверить. Обернувшись, он снова берет в руки ведро.

— Что это? — шепчет Эми, слегка кивая в сторону насоса.

— Он связан с водопроводом, — отвечаю я сквозь хаос в мыслях. Значит, в этом ведре…

Фидус.

Я выпрямляюсь. Эми пытается удержать меня, но я стряхиваю ее руки. Нельзя, чтобы Старейшина продолжал всех одурманивать. Нельзя, чтобы Фидус попал в воду. Я должен уничтожить этот насос.

Я хватаю стул, за которым мы с Эми прятались.

— А ты что тут делаешь? — с усмешкой спрашивает Старейшина, заметив меня.

Поднимаю стул над головой.

— Ты что? — грохочет Старейшина.

Руки у меня дрожат. Перед глазами простирается будущее — будущее, в котором лидер я, а не Старейшина. Будущее без фидуса.

Точно ли лучше жить без фидуса? Я думаю о синяках у Эми на запястьях, о скандалах, которых насмотрелся в Палате, помноженных на целый корабль. Реально ли жить без фидуса?

А потом вспоминаю глаза Эми, когда она была под наркотиком.

Стул летит к насосу, ударяется о металл и отскакивает на пол. Насос продолжает свое «жжж, бам, жжж».

— Ты что творишь? — визжит Старейшина, — Ты свихнулся! Точно как Старший до тебя!

— Ты сам что творишь? — ору я в ответ. — Это ведь фидус, да? Доброе утро, «Годспид»! Готовишься еще один день манипулировать людьми и их мыслями?

— ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ БЫТЬ СТАРЕЙШИНОЙ! — вопит он. Седые пряди яростно разлетаются за спиной — из нас двоих как раз он выглядит сумасшедшим. — Если ты на это не способен, то не сможешь управлять кораблем! Ты слишком слаб, чтобы стать лидером! Ты никогда не будешь достоин!

В три шага я подхожу к Старейшине и бью его кулаком в лицо. Выпустив из рук ведро, он падает на землю. Из носа хлещет кровь, тонкая кожа на щеке рассечена. Наклонившись, я хватаю его за рубашку и рывком поднимаю обратно на ноги. Он открывает рот, чтобы что-то сказать, и я снова бью, одной рукой по-прежнему держа его за воротник, не давая упасть.

— Я не слаб, — мой голос дрожит, но не от страха, а от рвущейся наружу ярости. — Мне хватает силы понять, что фидус — это зло, а твоя страсть подавлять людей — просто-напросто слабость. Если бы ты вправду был силен, то не сваливал бы грязную работу на наркотик.

Только умолкнув, я осознаю, что мой голос был единственным звуком в комнате.

— Что ты наделала? — кричит Старейшина, обернувшись к Эми.

Поднимаю взгляд. Пока я орал на Старейшину, Эми прокралась к насосу, нашла на нем крошечную дверцу, открыла ее и попросту оборвала все провода.

— Сработало, — улыбается она, показывая мне зажатый в ладони разноцветный пучок.


71 Эми | Через вселенную | 73 Эми