home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Москва. Осень 2014-го.

  Майор юстиции Хованский посмотрел на экран монитора, и его рука потянулась к мобильному телефону. Он понимал, что должен без промедления позвонить "дружинникам", которые отнеслись к нему по-человечески, обеспечили его квартирой в Москве, помогли деньгами и пристроили детей. Но делать это на рабочем месте не следовало, тем более со своего телефона. Поэтому Михаил Александрович одернул себя, его руки легли на стол, и он сосредоточился на просмотре видеоматериала.

  Хорошо освещенная комната, в центре которой привязанный к металлическому стулу парень. Его голова перевязана, на бинтах виднеется пятнышко крови, и он одет в больничную пижаму. В общем-то, ничем не примечательный молодой человек без особых примет, а рядом с ним, полукругом, стояли три человека. Первый, очень худой офицер в камуфляже, руки за спиной, а на плече, под погоном, берет с кокардой печально известного отряда "Эпсилон". Второй, по виду, интеллигентный врач, белый халат, аристократическая бородка и ухоженные руки с тонкими пальцами. Этих людей Хованский не знал, а вот третий был ему знаком, поскольку являлся его непосредственным начальником и руководителем ОСГ, генерал-майором Тачиным.

  - Назови свою фамилию, имя и отчество, - потребовал от парня генерал.

  Молодой человек в пижаме поднял голову и Хованский отметил, что его глаза, словно стеклянные, а лоб покрыт испариной.

  - Мирошниченко Альберт Николаевич, - выдавил из себя раненый.

  - Какой у тебя позывной?

  - Рик.

  - Год рождения, - продолжил допрос Тачин.

  - Одна тысяча девятьсот девяносто четвертый.

  - Место рождения.

  - Москва, Южное Бутово, улица...

  Генерал не дослушал и задал следующий вопрос:

  - Как давно ты примкнул к "Дружине"?

  Парню было плохо. Он не хотел отвечать и стиснул зубы. Но "сыворотка правды" работала и он сказал:

  - Год уже.

  - Где проходил подготовку?

  - В лесном лагере за Белоомутом, Луховицкий район.

  - Кто тебя готовил? Как имя инструктора?

  - Зовут Паша... Это все... Больше про него ничего не знаю...

  - Кому ты подчинялся?

  - Варягу.

  - Фамилия Варяга.

  - Не знаю.

  - Какая у вас была задача?

  - Охранять съемные квартиры, где проживали старшие командиры "Дружины" со своими близкими.

  - Кого именно охраняли?

  - Егора, он правая рука Лопарева... С ним девушка... Красивая... Галиной звали... Она беременная...

  - Кто еще был?

  - Пастух... Он с Кубани... Наум, с женой... Серый ...

  - Кого еще из близких к Лопареву людей знаешь?

  - Многих... Каширу, Гнея, Боромира, Шмакова...

  - Где находится Лопарев?

  - Неизвестно... Он все время в движении...

  - Почему вы взорвали квартиру?

  - Это Варяг так решил... Жука и Димитра снайперы завалили... Патронов всего ничего, жменя осталась... Спецназ на штурм пошел... И тогда Варяг всех подорвал...

  - Откуда взрывчатка?

  - Пастух у себя на квартире держал...

  - А ты как уцелел?

  - Жить хотел... Испугался... Дверь открыл и навстречу группе захвата бросился... Наверху рвануло...Вспышка... А очнулся уже у вас...

  - Хороший мальчик, - Тачин улыбнулся. - Продолжаем.

  Вопросы сыпались на пленного "дружинника" потоком. Приметы лидеров. Имена. Позывные. Пароли. Адреса. Структура отряда. Планы руководства. Парень отвечал, но сил у него было немного, и вскоре он, сильно дернувшись, прокричал:

  - Ломает! Отпустите! Развяжите меня! Козлы-ы-ы!!!

  К "дружиннику" приблизился врач, который вколол ему в вену какое-то лекарство, и парень поник.

  - Когда следующий сеанс? - спросил генерал.

  - Не раньше, чем через три часа. У пациента сильнейшая контузия, а помимо этого "сыворотка правды" сильно бьет по печени и по сердцу. Как бы пациент не помер.

  - Ничего, - Тачин скривился. - Организм молодой и крепкий. Выдержит.

  - Решать вам, - врач развел руками, - а мое дело предупредить.

  Глава ОСГ посмотрел на кого-то, кто находился за кадром:

  - Допрос продолжите самостоятельно. Все данные сразу ко мне. Ясно?

  - Так точно! - отозвался человек за кадром, и сюжет остановился.

  Хованский откинулся на спинку кресла и вопросительно кивнул в сторону майора Артемова, приземистого крепыша с пухлым лицом, который являлся доверенным лицом начальника ОСГ и принес ему видеозапись:

  - И что дальше?

  - Работай, Михаил Александрович, - Артемов улыбнулся. - Думай, анализируй, ищи зацепки, рисуй схемы. А потом все это на стол Тачину. Таков его приказ.

  - Почему именно я?

  - Ты дотошный, а значит, сможешь увидеть и услышать то, что мы пропустили.

  - Я могу показать видеозапись кому-то из сотрудников ОСГ?

  - Кому надо, все в курсе.

  - Как давно был проведен допрос?

  - Два дня назад.

  - А...

  Михаил Александрович хотел спросить, почему не узнал о пленном дружиннике раньше, но Артемов, усмехнувшись, взмахнул ладонью и оборвал его:

  - Знаю, что ты хочешь сказать, и отвечу сразу. Наш генерал подозревает, что в ОСГ завелась крыса, которая сливает информацию. Поэтому полученные в ходе допроса сведения реализовывались и проверялись сотрудниками ФСБ при поддержке бойцов "Эпсилона".

  - Что нам не доверяют, понять можно, ведь результаты нашей работы никакие. Но привлекать в качестве силовой поддержки "Эпсилон", по-моему, перебор. Грязно как-то. Ведь это наемники, а у ФСБ есть свой спецназ...

  - Ты не вздумай это генералу сказать, - Артемов нахмурился. - Официально "Эпсилон" ни в чем дурном не замешан и налет на цыганву дело рук "Дружины". Так-то, а на спецназ ФСБ надежды немного. Там люди разные служат и многие из них очень уж щепетильны, то не будем, этого не хотим, офицерская честь. Мудаки! Тут на карту интересы государства поставлены, а они про какую-то там честь вспоминают. Тоже мне, элита, ептыть. Ни хрена не понимают. А ведь истина проста - если президента скинут, плохо нам придется, и с каждого спросят, потому что российская быдломасса будет требовать крови. Сначала олигархов, чиновников, воров и капиталистом, а потом и за "прислужников режима" возьмутся. За нас с тобой, Михаил Александрович. Так что надо работать, ибо нельзя допустить революции, нового кровавого передела и репрессий.

  - Ладно-ладно, - Хованский кивнул. - Я все понял.

  - Вот и хорошо. Еще вопросы есть?

  - Когда можно получить свежие материалы?

  - Их не будет.

  - Почему? Опять недоверие?

  - Нет. Потому что "дружинник" умер.

  - Как это?

  - Просто. В голове кровеносный сосуд от перенапряжения оборвался и конец. Кровоизлияние и смерть.

  - Хреново. А что по результатам работы людей Тачина?

  - Не знаю. Они молчат. Но, судя по их хмурому виду, результатов нет. "Дружинники" разбежались по области и затаились, хрен найдешь. Хитрые сволочи.

  - Это да, - согласился Хованский. - Хитрые.

  - Ну все, Михаил Александрович, - Артемов направился к выходу, - работай, а я пойду.

  Майор Хованский остался один и задумался. Для чего ему передали видеозапись допроса? Для дела или для того, чтобы проверить его на вшивость? Да, скорее всего, второе. Тачин уже давно подозревает, что в ОСГ крот, который работает на Сопротивление, и хочет его поймать. С этим все ясно, а Хованского он недолюбливает.

  "Придется действовать осторожно и сведения передавать через сына. Долго, конечно, но зато надежно, ибо школьника, который общается со своими сверстниками, друзьями по летнему лагерю, подозревать в сотрудничестве с Сопротивлением глупо", - подумал майор. После чего он постарался успокоиться, а затем приступил к повторному просмотру допроса и занимался этим до самого вечера.

  Наконец, рабочий день был окончен. Хованский решил отправиться домой, а план дополнительных оперативных мероприятий для начальника набросать с утра.

  Закрыв кабинет и опечатав его, майор двинулся по коридору и стал свидетелем необычной сцены. Два вооруженных бойца в броне и шлемах, тащили в приемную руководителя ОСГ сильно избитого лейтенанта Тараскина. Лицо молодого офицера было разбито в кровь и бойцы вели себя с ним грубо, словно он заклятый враг. И все сотрудники следственной группы, которые видели это, молчали, а некоторые отворачивались в сторону.

  - Что происходит? - обратился Хованский к Артемову, который выходил из кабинета Тараскина.

  - Крысу поймали, - ухмыльнулся Артемов и добавил: - Ему тоже информацию про пленного предоставили, и он сразу же попытался выйти с "дружинниками" на связь. Кретин!

  Хованский промолчал и, мысленно представив на месте Тараскина, зябко поежился. Он не знал о том, что лейтенант, как и он, работал на "Дружину", и это хорошо. Значит и Тараскин про него не в курсе.


Московская область. Осень 2014-го. | Правда людей. Дилогия | Московская область. Осень 2014-го.