home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



***

  Скрипнув петлями, дверь открылась, и я увидел перед собой Пашу Гомана, точно такого, каким его запомнил. Слегка полноватый, но крепкий русоволосый мужчина в потертых спортивных трениках, тапочках на босую ногу и полосатой вэдэвэшной майке. На левом предплечье татуировка - купол парашюта и под ним цифры 94-96. В карих глазах спокойствие и пофигизм. В уголке рта сигаретка.

  Гоман смерил меня оценивающим взглядом, губами перегнал сигарету слева направо, и я спросил:

  - Войти можно?

  Он отреагировал именно так, как я и ожидал, посторонился и кивнул:

  - Проходи.

  Я направился на кухню, где на столе стояла початая бутылка водки и тарелка с нехитрой закуской: черный хлеб, сало, колбаса, пара головок чеснока и лук. Молча, я присел, а Паша расположился напротив. После чего я протянул ему ладонь и представился:

  - Егор.

  - Паша, - пожимая мне руку, сказал он и, цыкнув зубом, посмотрел на бутылку: - Выпьем?

  - Давай, - согласился я.

  Хозяин достал пару рюмок, разлил по ним алкоголь и мы, не чокаясь и без тостов, выпили. Алкоголь горячим комком прокатился по пищеводу и рухнул в желудок. Кровь быстрее побежала по венам и прилила к щекам. Хорошо. Пьянство зло, но по нормальному поводу, когда нет помехи или надо расслабиться, немного выпить не грех. Для русского человека эта истина и тут самое главное меру знать, да не заливать в себя всякий суррогат.

  - Куришь? - Паша достал пачку сигарет и зажигалку.

  - Можно и покурить.

  Закурив, я сделал пару затяжек, расслабился и стряхнул пепел в баночку из-под кофе. На душе было спокойно и мне ничего не хотелось. Однако в эту квартиру я не отдыхать пришел и потому, поймав взгляд Гомана, спросил его:

  - Зачем я к тебе зашел, узнать не хочешь?

  - Если есть что сказать - скажи, а я послушаю, - Паша пожал плечами. - А нет, так сиди и пей. Водка есть, покушать найдем, сигарет два блока. Лично я никуда не тороплюсь.

  - А вот я тороплюсь, Паша. И чтобы не тянуть кота за причиндалы, давай говорить откровенно. Ты не против?

  - Валяй, - снова равнодушное движение плеч.

  - В общем, есть тема, - я усмехнулся. - Надо наказать плохих людей и помочь хорошим. Мне напарник нужен, а про тебя я слышал, что ты человек реальный, потому и навестил.

  - Угум, - Паша снова разлил водочку по рюмкам и сказал: - Сразу два вопроса. Первый - кто в твоем понимании "хорошие" люди и кто "плохие"? Ну и второй - от кого ты про меня слышал, и кто тебе мой адрес дал?

  - А про само дело узнать не хочешь?

  - Это вторично.

  - Ладно. Отвечаю. Хорошие люди - это те, кто живет по совести, не грабит, не ворует, любит свой народ и родину, уважает старость и не хапает все, что плохо лежит. Ну, а плохие, соответственно, наоборот. Они наживаются на чужих бедах, живут одним днем, стараются пригнуть русских к земле и сделать нас рабами.

  - Стоп! Ты нацист что ли?

  - Нет. Все проще. Свой народ люблю больше, чем все остальные вместе взятые. Поэтому говорю за русских, а не за всю необъятную Россию с Кавказом, Татарстаном, Калмыкией и другими регионами.

  - Патриот, значит?

  - Выходит, что так.

  - Продолжай. Что насчет второго вопроса?

  - Что касательно адреса, то получил я его от майора Тарасенко. Помнишь такого?

  Я знал, что майор Тарасенко, который проживал в Екатеринбурге, уже мертв. Он работал в полиции и в ночном клубе налетел на нож обдолбанного наркотой мажора, которого практически сразу отпустили под подписку. Про это Гоман узнает через месяц, после чего будет долго тосковать и вспоминать, как вместе с молодым лейтенантом Георгием Тарасенко в составе сводного полка 76-й дивизии ВДВ он бегал по чеченским горам. Информация запомнилась, и сейчас я ее использовал. Ведь Тарасенко все равно, а подход к Гоману нужен не через неделю, а сейчас.

  - Тараса помню, - Паша улыбнулся и спросил: - Давно его видел?

  - Дней десять назад. Проездом в Йобурге был, встретились.

  - И как он?

  - По-прежнему. Служит родине.

  - Он такой, - Гоман приподнял рюмку и предложил: - Выпьем за него и всех честных служак, благодаря которым страна еще не развалилась.

  Чокнулись. Выпили. Закусили. Помолчали. После чего разговор продолжился.

  - Так что за дело намечается?

  Паша приподнял бутылку, но я покачал головой - хватит. Он это принял, водочка вернулась на стол, и я ответил:

  - Неподалеку секта обосновалась, "Новый Мир" называется. Обычная тоталитарная община. Наркота, психоделики, разврат, "бомбардировка любовью", моления и духовные практики. Косят под христиан, но не христиане. Качают бабло с богатых буратин и их детишек, которым скучно. Прикрытие в полиции и даже, как поговаривают, в Госдуме. Просто так к ним не подступишься, охрана хорошая, но я все же хочу попробовать вскрыть их на деньги. В одиночку это дело не потяну, поэтому собираю команду. Много людей брать смысла нет. Двоих-троих отчаянных, не больше. Подробности позже.

  - Слышал про этих сектантов, да и так, сталкивался на улице пару раз, - Гоман поморщился. - Однако не уверен, что ты сможешь их подломить. Слишком молод, да и глуповат. Про меня ничего толком не знаешь, а пришел и вот так вот сразу в лоб - на криминал подбиваешь. Не серьезно это.

  - Хм! Я только выгляжу молодо, Паша. А насчет несерьезности и глупости, я тебе так скажу. Мне надоело бояться каждой тени. Надоело оглядываться. Надоело, что в стране, за которую мои и твои деды жизнь отдали, я чужак. Надоело видеть сытые и самодовольные ряхи новоиспеченных хозяев жизни, которые рассекают по улицам на шикарных машинах с мигалками, а в провинции в это самое время народ последний хер без соли доедает и на китайские бич-пакеты копейки выгребает. Надоело видеть, как добивают промышленность и сельское хозяйство, а армию превращают в какой-то бордель. Надоело смотреть на несправедливость и зло. И потому нельзя бояться. Нельзя всего опасаться. Нельзя отворачиваться от всех и каждого только потому, что он потенциальный сексот. Нельзя проявлять слабость. И я плевать хотел на опасность, хотя от разумной осторожности отрекаться нельзя. Я тебе верю. Как только увидел тебя, так и понял, что ты именно тот, кто мне нужен. Ведь ты, Паша, такой же, как и я, только постарше. И если ты пойдешь со мной, то не прогадаешь. Я вижу, что ты горишь делом и жаждешь его. Но ты не уверен в себе и не знаешь, что нужно делать...

  - А ты, получается, знаешь? - Паша прервал меня.

  - Знаю.

  В моем голосе непробиваемая уверенность, и ни капли сомнения. Гоман это почувствовал и слегка повел шеей:

  - Да-а-а... Силен ты, Егор... Паренек вроде простецкий, а по мозгам словами ударить можешь... Уважаю...

  - Уважение это хорошо, Паша. Но мне нужен твой ответ. Да или нет?

  - А ты не торопись, парень. Не надо. Посидим еще и поговорим. Спешка в таких делах ни к чему. Лучше скажи, сколько ты планируешь взять и на что хочешь потратить добычу?

  - Взять думаю не меньше пяти-шести миллионов евро...

  - Серьезно. А потратишь, небось, на баб и на гулянки?

  - Ты меня слышал, Паша. Поэтому, если воспринимаешь всерьез, то должен понимать, что о себе я стану думать в последнюю очередь. Так что нет, ошибаешься ты. У меня планы иные и размах другой. Не надо размениваться на мелочи и если дело выгорит, то деньги будут вложены в организацию боевого отряда, конечная цель которого, свержение правящей верхушки. Разумеется, не сразу. Возможно, на это понадобится десять лет, а то и больше. Но путь я для себя выбрал и пойду по нему, невзирая ни на что. Так-то, Паша. Я пойду, и хочу потянуть за собой тебя.

  У Гомана загорелись глаза, и он завелся:

  - Красиво говоришь, Егор, и правильно. Мне такая позиция по душе и она, словно бальзам на раненое сердце. Так бы слушал тебя, и слушал. И если тебе нужен мой ответ, то я с тобой, парень. Убедил ты меня. Не знаю почему. Наверное, как и ты, мне все надоело. Да и терять мне нечего.

  - Отлично.

  Мы ударили по рукам, и хозяин квартиры поинтересовался:

  - Прямо сейчас от меня что-то потребуется?

  Про оружие, которое имелось у Гомана, я решил не упоминать. Придет срок и он сам его мне передаст, в этом я был уверен, а нет, так не беда, столица место такое, что при желании здесь даже танк купить можно. Поэтому я коснулся самого простого вопроса:

  - Сейчас мне квартира нужна. Желательно в этом доме. На три месяца. Без регистрации. Вот деньги, задаток. Сделаешь?

  Я бросил на стол сотню евро и Паша кивнул:

  - Это просто. Приходи завтра, и будут ключики. С деньгами это не проблема, с хозяином соседней квартиры договорюсь. Что-то еще?

  - Остальное завтра обсудим. Надо будет подходы к "Новому Миру" пробить, посмотреть, как охранники меняются, какие у них машины, и что они могут. Сроку нам две недели.

  - Ну, дай-то бог, чтобы ты оказался не пустым мечтателем, а реальным человеком. - Паша встал, посмотрел на меня сверху вниз и добавил: - Однако учти, если ты подставной или пустобрех, то я тебя урою. Сам жить не буду, а тебя достану. Усек?

  - Да, - я тоже встал и кивнул в сторону выходу: - Проводишь?

  - Провожу.

  Спустя минуту, получив номер Пашиного телефона, я уже спускался вниз. Несколько обескураженный и ошарашенный Гоман, жизнь которого резко изменилась, стоял на лестничной площадке и смотрел мне вслед, а я не оборачивался. Один этап был позади. Теперь второй - разговор с Эдиком Шмаковым.


Москва. Лето 2013-го. | Правда людей. Дилогия | Москва. Лето 2013-го.