home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Москва. Лето 2013-го.

  Эдик Шмаков подошел к окну, с высоты третьего этажа окинул взглядом прилегающий к дому сквер и прошипел:

  - Падлы. Понаехала с гор, чернота.

  Я на это не отреагировал. Спокойно сделал себе чай, встал рядом с ним и увидел внизу двух смуглых парней, лет по пятнадцать, не старше. Одеты аккуратно, не богато и без понтов, за плечами школьные рюкзаки, а в руках смартфоны. В общем, типичные московские школьники, уткнулись в мобильники и ничего вокруг не замечают. Наверняка, папа в свое время свалил с гор, а эти уже здесь родились, в столице, и считают себя коренными мАсквичами. Для меня картина еще по прошлой жизни привычная, а для Шмакова-провинциала, судя по всему, нет. Пока нет.

  - Егор, а давай я за ними следом прогуляюсь, посмотрю, где они живут, а потом мы их отработаем.

  - Нет, - я прислонился к стене и сделал глоток чая.

  - Но почему?

  - Во-первых, нельзя кого-то бить возле своего логова, а иначе на нас выйдут охотники, и придется бежать.

  - А во-вторых?

  - Во-вторых, они нам не враги.

  - Но они же чурки! - парень удивился.

  Перед моим мысленным взором промелькнули лица тех кавказцев, которые воевали вместе со мной против оккупантов, были и такие. А потом я вспомнил как за год до возвращения в Екатеринбург, где прежний Егор Нестеров нашел свой конец, несколько недель отсиживался на Кавказе. Трудные времена были, и тогда я много общался с уважаемыми людьми Цунтинского района (есть такой в Дагестане на границе с Грузией). Народ в доме старого Рустама, который приютил меня по просьбе своего родича Маги Исмаилова, собирался разный, и многие из этих людей не любили русских. Да что там. Они искренне ненавидели нас и в свое время состояли в бандформированиях, которые воевали с федералами. Однако меня не сдали, а позже даже помогли пробраться к Каспийскому морю. Но суть не в этом. Самым главным для меня было то, что я увидел, как и чем живут реальные горцы и смог услышать мнение людей, которые не уехали в Россию за легкой жизнью, а остались дома, возле могил предков.

  Поэтому я посмотрел на Эдика и покачал головой:

  - Повторяю, они нам не враги.

  - Кавказцы и не враги!? - он слегка отшатнулся от меня.

  - Да, - подтвердил я.

  - Объяснись, - Шмаков набычился.

  - Без проблем, - я отхлебнул чай и продолжил: - Мигранты с Кавказа, Средней Азии и Китая это только следствие той подлой политики, которую ведут наши реальные противники, жиды из Кремля. Цель этих мразей создать общечеловеков - людей без роду и племени, которыми легко управлять. По этой причине они сталкивают лбами народы и смешивают их в гигантских плавильных котлах, таких как Москва и Питер. Думаешь, старики на Кавказе рады тому, что молодежь уезжает в Россию?

  - Думаю, что да.

  - Ты ошибаешься. Умные люди в горах понимают, что Россия это большая ловушка для их соотечественников и если поначалу, отсылая молодежь на учебу, главы семейств улыбались, то теперь все наоборот. В горах после развала Советского союза нормальной работы нет, а та, что имеется, не приносит хорошего дохода. Поэтому молодежь после учебы в институтах назад не возвращается - это редкость, ведь никому не охота баранов пасти, стричь шерсть и овец доить, слишком хлопотно это, а доход минимальный. Гораздо проще жить в России, мало работать и много получать, особенно если диаспора помогает. Но, оставаясь здесь, гости с Кавказа отрываются от корней. Со временем они забывают родной язык, обычаи, могилы дедов и ту землю, которая их вскормила. И если первое поколение еще что-то соображает и держится за счет религии, то второе уже превращается в быдло-россиян. Запомни, не русских, а именно россиян. Перед глазами таких людей только деньги, карьера, понты и жажда наживы, а то, что в родном ауле хлипкая мечеть заваливается, и старики свой век в не самых лучших условиях доживают, мало кого волнует.

  - Во, бля! - Шмаков хлопнул в ладоши и усмехнулся. - Ты этих овцеебов так расписал, словно они пострадавшие.

  - Именно, Эдик. Они такие же пострадавшие, как и мы с тобой, как и все граждане бывшего СССР. Предатели специально разрушили экономику великой державы и разорвали нашу страну на части. А теперь они управляют финансовыми и людскими потоками внутри того государства, которое все еще под их властью, стравливают нас, словно бойцовых псов, и с высоты наблюдают за нами. Им интересно, кто же победит. Так что если бы не было кавказцев с азиатами, то они бы завезли других чужаков, индусов там или иракцев. Не важно. Ведь нет плохих народов - есть плохие люди. И к нам в Россию едут не только моральные уроды с травматами в карманах, но и нормальные люди, которые хотят получить профессию и надеются, что именно в этом краю они обретут счастье. Однако здесь им в уши начинают дуть братки из полукриминальных диаспор - русские слабаки, можно не учиться и не работать, надо всех долбить и Кавказ-сила, а в итоге конфликты и потери с обеих сторон. Думаешь, матери в Махачкале, когда она узнает, что ее сын довыебывался и на нож попал, спокойно на душе, и она не проклинает убийц? Нет. Она такой же человек, как и наши матери. И если бы кремлевские бонзы хотели, то давно бы навели порядок, обуздали этническую преступность и заставили органы правопорядка работать. Но им это не нужно. Пока кавказцы пляшут лезгинку и пробиваются во власть, а русские дерутся с ними, никто не спрашивает, куда утекают деньги и почему стабилизационный фонд работает на благо США, а не России. Пока быдло смотрит "Смехопанораму", ему не до вопросов. Пока дураки молятся жидовскому богу и слушают толстопузов с крестами на шее, они покорны. Пока народ бухает, нюхает и колется, глобальные проблемы никому не нужны. И я тебе говорю, как есть. Кавказцы это всего лишь кусочек огромной мозаики под названием "Создание общечеловека в отдельно взятом государстве". Так-то.

  - И что, мы теперь не будем черных долбить?

  - Будем. Но не всех. Не они основная цель, а те, кто толкает народы в драку, которая им совсем не нужна. Змее необходимо рубить голову, а не хвост. Поэтому понимай разницу сразу. Чернявый школьник-малолетка тебе зла не сделал, и не надо на него зубы точить, а преступник из криминального клана заклятый враг, и неважно кто он по национальности. Мне плевать, кем будет продавец наркоты, русским, чеченцем, китайцем или удмуртом. При любом раскладе он враг и за причиненное людям зло и горе должен ответить жизнью. Однако при этом я все равно буду знать, что главный виновник бед вокруг не он, а те выблядки, которые сидят в Кремле. И не кавказцев я опасаюсь, там реальной силы на самом деле не так уж и много, а азиатов, которые если ударят, то всем плохо будет, и нам, и горцам. Ведь мы для них на одно лицо и на каждого нашего бойца они выставят сотню, а ядерную дубинку применить не дадут предатели.

  Шмаков помолчал и кивнул:

  - Я тебя услышал, Егор.

  - Это хорошо. Теперь бы еще понял.

  - Егор, а ты с нормальными кавказцами когда-нибудь сталкивался?

  - Нормальными это как?

  - Чтобы не ворье, не полицаи, не преступники и не торгаши, а простые работяги.

  - Да.

  - И как?

  - Люди как люди, хорошие и не очень. Многое от менталитета зависит. Вот какие ты кавказские национальности вспомнить можешь?

  - Ну, чечены там, ингуши, грузины, армяне, дагестанцы...

  - И все?

  - Ага.

  - Не густо, Эдик. А, тем не менее, в одном только Дагестане свыше сотни народностей, если я не ошибаюсь. Даргинцы, андийцы, гунзибцы, кумыки, авары, ритульцы, табасараны, кайтагцы, кубачинцы, ахвахцы, удины, цахуры, крызы, лезгины, ногайцы, годоберинцы, дидойцы, хваршины и цахулы. Список большой. Они все разные, со своими обычаями, языками и культурой. И пока горцы на родине, то в состоянии жить, как заповедовали предки. А в России для нас они понаехавшая чернота. Корни отсекаются, и представители разных народов превращаются просто в кавказцев, которые под руководством чужаков сбиваются в стаи. Вот ты когда-нибудь слышал о таком народе как гинухцы?

  - Нет, конечно. Они мне не интересны.

  - А они есть. Некогда сильное племя было, а теперь их на всем земном шарике тысячи три, не больше, и четыреста из них проживает в Дагестане. Для них потеря каждого человека в роду это маленькая катастрофа. Еще лет сто, если без войны и ничего не изменится, и они просто исчезнут. Вымрут, словно динозавры. Вот и представь. Приезжает в Москву пять-шесть самых лучших парней этого народа и давай лезгинку отплясывать, ведь земляки говорят, что все можно, а тут ты с автоматом. Пиф-паф! Несколько трупов и племя умрет на пару лет раньше. Но дело не в этом, Эдик. Люди, которых ты воспринимаешь, как врагов, могут стать нашими союзниками. Не все, но многие. Кто не оскотинится, тот с нами, а кто превратился в животное, тому хорошего пинка под копчик или смерть. Поэтому я еще раз повторяю. Опасность не в приезжих, а в предателях на самом верху. Сможем свалить их, тогда будет у нас в доме порядок, какой мы сами установим, и появится уважение от соседей. Так всегда было и будет. А нет, значит, не судьба нам - мы сдохнем, а наш народ продолжит спиваться и Россия, как заповедовал Лева Бронштейн, превратится в "страну белых рабов". И выходит, что сейчас намечается не война каких-то национальностей - это второстепенно, а борьба идеологий. Битва людей, кто еще честь и совесть в душе сохранил, и рабов хищной системы, животных из общества потребления. При этом у каждого своя правда, но мы на стороне добра.

  - Добро должно быть с кулаками, - добавил Шмаков.

  Словно специально, мне на ум пришло стихотворение советского поэта Станислава Куняева, которое подходило к случаю, и я его прочитал:

  "Добро должно быть с кулаками.

  Добро суровым быть должно.

  Чтобы летела шерсть клоками,

  Со всех, кто лезет на добро.

  Добро не жалость и не слабость.

  Добром дробят замки оков.

  Добро не слякоть и не святость,

  Не отпущение грехов.

  Быть добрым не всегда удобно,

  Принять не просто вывод тот,

  Что дробно-дробно, добро-добро,

  Умел работать пулемёт.

  Что смысл истории в конечном,

  В добротном действии одном -

  Спокойно вышибать коленом,

  Добру не сдавшихся добром!"

  Шмаков усмехнулся, вспомнил о том, что он будущий филолог, и кивнул:

  - Как сказал Шекспир: "Что человек, когда он занят лишь едой и сном? Животное, не более того".

  - Ага, - я тоже ввернул цитату, - а словами Сократа эту фразу можно дополнить: "В каждом человеке есть солнце. Только не надо ему мешать светить".

  Мы одновременно улыбнулись, мол, вот мы какие умные ребята, не только ругаться умеем, но стихи и классику знаем, и в этот момент по съемной однокомнатной квартире разнеслась трель входного звонка. Опасаться нам было некого, и Эдик отправился открывать дверь, а я, на всякий случай, взял со стола нож и прикрыл его кистью руки. Однако гость личностью оказался знакомой. К нам зашел Миша Токарев, который был не весел и молча присел за кухонный стол.

  Странный человек этот Миша и не стандартный, потому что его смерть рядышком ходит и это откладывает на нем отпечаток. Он неизлечимо болен и хотел свести счеты с жизнью. А я его спас - случайно, и с тех пор он почти всегда рядом. Спрашивал его, почему не уходит? Отвечает, что с нами ему спокойно и головные боли не так сильно мучают. Ну и ладно. Мы его не гоним. Вреда от него нет, а помощь есть.

  Вчера вечером на квартиру покойного дяди, который, как ему и положено, сгорел на своей даче, пришли люди из "Нового мира". После чего я перебрался на запасную позицию. И все бы ничего. Но тут хозяин съемной квартиры, который заметил, что я живу не один (после драки с кавказцами Шмакову пришлось срочно сменить место жительство и на время забросить учебу), потребовал предоплату за три месяца вперед, а мне денег не хватало. Было, хотел у Паши, который сейчас за сектантами присматривает, занять, но Токарев выручил. Сам деньги предложил и пожертвовал от души сразу десять тысяч евро, а затем пообещал еще, как только фирму продаст. Ну, а я не отказался. Воспринял это как плату за спасение его жизни и деньги взял, пригодятся. Не для себя ведь стараюсь, так что в гордость играть не стал. Сам ни у кого и ничего просить не стану, ибо "никогда Киса Воробьянинов не ходил с протянутой рукой". Вспомнилась классика. Ха-ха! Однако если помощь от души, то комментарии излишни.

  - Чай будешь? - спросил я Токарева.

  - Нет, - он покачал головой, - лучше воды.

  Я поставил перед ним стакан с минералкой и Миша достал из кармана пузырек с таблетками. Затем он вытрусил на подрагивающую ладонь сразу несколько мелких продолговатых капсул, посмотрел на таблетки и закинул лекарство в рот, запил и поморщился. После чего выдохнул:

  - Нашел я ту женщину... Из парка, которая... С детьми...

  - Кто такая?

  - Тормасова Елена, тридцать два года... Детей двое... Мать-одиночка, живет в общаге неподалеку от парка... Работает уборщицей... Муж погиб на стройке...

  - И как, ты помог ей?

  - Нет, - на мгновение его лицо перекосила судорога, то ли от головных болей, то ли от каких-то нехороших мыслей.

  - А что так? Снова не смог пару слов связать и объяснить свой поступок?

  - Не угадал. Просто детей у нее уже забрали и она теперь одна, лежит в крохотной комнатушке и плачет, а соседка ее утешает. Вот, что я увидел.

  - Как это забрали детей?

  - Просто. Про ювенальную юстицию слышал?

  Что это такое я, разумеется, знал, ибо ювенальная юстиция, как и пресловутая статья два восемь два, являлась одним из элементов шантажа и уничтожения русского народа. Это институт социального патроната, который дал право чиновникам вмешиваться в дела любой семьи и изымать у тех, кто признан "неблагополучным", детей. Взять как пример женщину, которую упоминал Токарев. Она мать-одиночка, понятно. Поэтому колотится изо всех своих сил и пытается вырастить двух детей. Помощи от государства нет, пособие никакое, жилищные условия не очень. Это рядовая ситуация. И вот тут появляются люди из Департамента социальной защиты. Они забирают детей у матери и передают их в приемную семью. После чего приемные родители получают на каждого ребенка 20-25 тысяч, плюс к этому специальные выплаты и льготы, а мать еще и алименты выплачивает. Вот такая справедливость. Что, блядь, нельзя эти деньги сразу родной матери, если она не наркоманка и не алкашка, выплатить!? Почему надо изгаляться над людьми!? Где, суки, здравый смысл!?

  "Абсурд", - скажет на это какой-нибудь интеллигент и пожмет плечами. "Предательство", - сожмет кулаки патриот своего народа. "Мне похуй, меня это не касается", - добавит общечеловек и пройдет мимо. У всех реакция разная.

  Однако это только первый слой ювенальной юстиции. Практически сразу, как только закон о ювенальной юстиции заработал, и в каждом районе Москвы появились соответствующие управления, начался беспредел. Чиновники определяли на роль попечителей своих родственников и друзей, которые наживались на детях. А чутка попозже на базе некоторых "частных сиротских приютов" стали возникать специальные бордели для высокопоставленных педофилов. Причем они особо не скрывались, ибо принятые Госдумой законы запрещали касаться этой темы. Основание - пропаганда. На деле - укрывательство преступников, зачастую самих себя.

  - Про ювеналку знаю, - я кивнул Токареву и спросил его: - С самой матерью разговаривал?

  - Нет. Ей не до меня было.

  - И что теперь?

  Он пожал плечами, и его полноватое лицо стало каким-то растерянным:

  - Я думал, что ты скажешь.

  "Думать надо меньше, а соображать больше", - на ум пришли слова из кинофильма "Брат-2". После чего я посмотрел на Эдика Шмакова, который прислушивался к нашему разговору, и кивнул ему:

  - Возьмемся за эту тему?

  - Не потянем, - Эдик опустил голову. - Это система.

  - В системе главное люди, которые являются винтиками, а начинать с чего-то надо. Ты говорил, что у тебя знакомые есть, реальные парни, которые крови не боятся. Есть такие ребята или просто языком воздух сотрясал?

  - Есть парни, не сомневайся, Егор.

  - Вот и хорошо. Созвонись с ними, назначь на вечер встречу, без конкретики, пообщаемся, а пока собирайся.

  - Куда?

  - Вместе с Мишей, - кивок на Токарева, - отправитесь к Тормасовой, представитесь людьми из какого-нибудь комитета помощи и все разузнаете. Кто приходил? Как забирал? На каком основании? И кто отдавал распоряжение? Потом полазишь по интернету и посмотришь, что за контора в районе, кто ею руководит и где он живет.

  - Через соцсети работать и официальные сайты?

  - Конечно, ты ведь не хакер. На все про все вам шесть часов. Ни во что не встревайте, только сбор информации. Ясно?

  Шмаков мог бы не согласиться, да и Токарев имел полное право отойти в сторону. Однако они мой приказ не оспорили. Одному терять нечего, а другой доверяет мне как самому себе. Поэтому они быстро собрались, но прежде чем уйти, Миша спросил:

  - А для чего это все, Егор? Мы попробуем откупить детей?

  Токарев пока ничего не понял, сказано, мирный человек, которого серьезные неприятности до недавних пор обходили стороной, отсюда и реакция.

  - Откуп мера временная, Миша, - ответил я ему. - Это только отсрочка. Понимаю, что ты привык все мерить деньгами, ибо бабло - побеждает зло. Но тут случай иной. Даже если откупишь детей, то мразей, которые их у матери отбирали, все равно придется убирать.

  Вот теперь он все понял и осознал. Но снова не возразил, а направился вслед за Шмаковым.

  Миша и Эдик вышли, а я приоткрыл форточку и закурил. Знаю, что вредная привычка, и понимаю, что надо бы бросить. Однако что-то внутри, в душе, против этого. Плевать! Каждый день как последний, так пропади все пропадом. Мне неизвестно, сколько я проживу, и когда меня прибьют. Но меня это почему-то совсем не пугает, и грозные надписи на пачках сигарет кажутся мне смешными. Смерть, говорите? Ха-ха! А мне не страшно и я рассматриваю ее, чуть ли ни как избавительницу от всей земной шелухи. Как там сказал наш незабвенный классик Лев Николаевич Толстой? "Люди, боящиеся смерти, боятся ее оттого, что она представляется им пустотою и мраком. Однако пустоту и мрак они видят лишь потому, что не видят жизни". Да, как-то так.

  Сигарета была докурена, и я затушил бычок в пепельнице. После чего хотел включить зомбоящик и посмотреть новости. В прошлой жизни политикой не интересовался, а зря. Морды врагов надо запоминать и необходимо понимать, куда они нас толкают. Тогда многое становится понятным. Почему газ и электричество в России дороже, чем в Китае? Почему бензин дороже, чем в Европе? Почему киприотам президент кредит дает под два процента, а у нас в банках они от десяти процентов? Почему РПЦ на алкоголе и сигаретах наживается? Отчего Зюгановы с Жириновскими и прочие "типа оппозиционеры" - клоуны, языком много трындят, но никогда и ничего не делают без одобрения свыше? Да с какого хера такие глупые законы, направленные на уничтожение людей, принимаются? Как верно говорит Путин: "Наш народ живет хорошо", и он не лжет. Его народ, жидовье поганое, чувствует себя в России просто замечательно, а мы так, мимо проходили. Временная помеха, расходный материал и не более того.

  Было, я потянулся к пульту, но в сквере увидел Пашу Гомана, который направлялся к дому. Что характерно, он был не один, а с пожилым мужиком в оранжевой робе, по виду русским. Обычный работяга, каких много. Однако вчера я заметил его во дворе, и он крутился рядом с азиатами-гастарбайтерами, что было странно.

  Звонок в дверь. Я открыл и увидел гостей. Паша кивнул на мужика в робе и сказал:

  - Он со мной.

  - Проходите.

  Мужик в оранжевой робе, обдав меня густым запахом пота и строительной пыли, прошмыгнул на кухню, а мы задержались в прихожей, и я спросил Пашу:

  - Ты кого привел?

  - Это Семеныч, наш человек. В прошлом учитель, теперь гастарбайтер, живет в Узбекистане, никак оттуда выбраться не может. Здесь работает по сантехнике и строительству. Как раз в том самом здании, где резиденция сектантов. Ему можно верить.

  - Он знает, что мы задумали?

  - Нет. Я ему шепнул, что нас интересует дом и внутренняя планировка, и за информацию мы готовы заплатить. - Гоман хлопнул меня по плечу: - Не колотись, Егор. Сам мне недавно про доверие говорил, а Семеныч не сдаст. Ручаюсь. У него дочка из-за таких же сектантов повесилась. Я знаю, он в этом доме уже полгода живет, успели пообщаться.

  - А как ты на него вышел?

  - Случайно. Присматривался к резиденции "Нового мира", глядь, а тут Семеныч выходит. Слово за слово, и все сложилось. Никакой подставы и я это расцениваю как большую удачу.

  - Хорошо.

  В отличие от Токарева работяга Семеныч от чая не отказался, и беседа пошла сразу. Мужик без стеснения взял из вазочки пряник, сгрыз его и запил чаем. После чего оглядел нас взглядом, в котором была хитреца, кивнул на Гомана и обратился ко мне:

  - Паша сказал, что вас дом на Андроновском шоссе интересует, где я сейчас работаю. Верно?

  - Да, - подтвердил я.

  - Что именно знать хотите?

  - Все. Схема здания. Где и какие помещения. Где электрика отключается. Как охрана меняется. В общем, что знаешь, о том и расскажи.

  - А вы мне за это что?

  - Деньги.

  - Две тысячи, - сходу заявил работяга. - Долларов.

  Мы с Гоманом переглянулись. Две тысячи не жаль, это зарплата Семеныча за пару месяцев, если он мастер, а не подсобник. Мог бы и больше попросить. Но, видать, меру знает.

  - Договорились. Но учти... - я посмотрел на работягу.

  - Не беспокойся, молодой, - Семеныч смело перебил меня и взмахнул рукой. - Не сдам. Я же вижу, кто в том доме собирается. Сволота одна и мне нет дела до того, что вы задумали. Так что лишнего не сболтну, а через четыре дня вообще уезжаю. Хочу семью в Россию перевезти. Да и вы пока ничего криминального не совершили. Интерес проявили, и только. За это не сажают.

  - Ладно, - я кивнул. - Начинай.


Москва. Лето 2013-го. | Правда людей. Дилогия | Подмосковье. Лето 2013-го.