home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рязанская область. Лето 2014-го.

  Сосредоточение боевых ударных пятерок, которое отрабатывалось неоднократно, произошло без сбоев. Пару раз возникали проблемы на дорогах, превышение скорости, но все решалась с помощью денег и бойцы продолжали путь. Поэтому в четыре часа утра большая часть "дружинников" была в точке сбора, а вместе с нами Доронин, Мелентьев и пара авторитетных сотрудников группы "Альфа", которых не так давно вывели за штат. После чего я поставил задачу, раздал командирам пятерок карты, проверил связь и наша автоколонна, группами по две-три машины, направилась в Рязанскую область. Время поджимало, мы торопились и в шесть часов утра оказались рядом с базой частной военной компании "Эпсилон", бывшим военным городком, который бросили, а затем привели в порядок и передали наемникам.

  Прибыли вовремя, у наемников как раз подъем, но неожиданного налета не получилось. На повороте к базе "Эпсилона" находился парный пост, и противник был начеку. Понятно, что наемники профессионалы, но я, честно говоря, ничего подобного не ожидал. Видимо, привык к расхлябанности наших военных и дырявым заборам. Но ничего, начало все равно получилось неплохим, и мы обладали преимуществом. У противника только легкое стрелковое вооружение, поскольку наемный отряд в стадии формирования, а у нас "утесы", пулеметы, РПО и подствольные гранатометы.

  - Стой! Кто такие!? Куда прешь!? Не видишь, запретная зона!?

  Размахивая руками и указывая на знак, который находился на обочине, на дорогу вышел боец в натовском камуфляже и с отечественным автоматом. За его спиной, с УКВ-радиостанцией в руках, находился напарник, и он докладывал начальству о нашем появлении. Медлить было нельзя, и я не тормозил. В открытое окно машины выставил ствол АКСа и открыл огонь.

  Короткая очередь и, сломанной куклой, наемник повалился на дорогу. После чего я постарался достать второго, но тот человеком оказался резким. Он перекатом ушел с линии огня и бросился в кусты. Но все равно не ушел, потому что его достал Серый, который выскочил из машины.

  Два - ноль в нашу пользу. На базе "Эпсилона" взвыла тревожная сирена, и действия противника были очевидны. Командир наемников вызывал помощь, а его головорезы, бросая все, мчались к оружейной комнате, где получали оружие и снаряжение. Эффект неожиданности был потерян, а большая часть "дружинников" все еще находилась в пути. Однако это не критично.

   - Надо отступать! Ничего не выйдет! - выкрикнул майор Тихомиров, которого пригласил прогуляться Доронин. - Через полчаса здесь будет полиция, а ваши сопляки за это время наемников не задавят!

  - Не дрейфь, спецура, - рядом с Тихомировым остановился Лопарев. - Ты нас в деле не видел, а уже списываешь. Спокойно. Сейчас все урегулируем.

  Ожидая приказов, Лопарев посмотрел на меня, а я кинул взгляд на наших парней, которые вытаскивали из подошедшей "газели" станковый пулемет и РПО, удовлетворенно кивнул и сказал:

  - Иван Иваныч, план менять не надо. На дорогу одну пятерку, пусть притормозит полицейских, если они появятся, а остальным к вражескому КПП. Давим противника огнем, боеприпасов не жалеем, берем пленных и по грунтовке уходим в сторону Солотчи, в Мещерские леса. Там мы уже бывали, места знакомы. После чего отрываемся и возвращаемся на базу. Ты как, командир, не против?

  - Все путем! - Лопарев, наш номинальный командир, одобрительно кивнул: - Работаем!

  Одна из отставших пятерок осталась на трассе и заняла оборону, а другие подтянулись к вражескому КПП.

  Вокруг вражеской базы забор из железобетонных плит. Металлические ворота и проходная. На территории по-прежнему выла сирена и, наверняка, наемники занимали оборону. Это нормально. Можно повоевать.

  Стволы автоматов дружно задрались вверх и не меньше тридцати подствольников послали в полет продолговатые серебристые цилиндры ВОГов, которые перелетели через забор и упали за воротами.

  Взрывы! Вспышки! На КПП вылетают стекла. Хорошо накрыли наемников. Перезарядка и новый залп.

  Ворота затряслись и покосились, контрольно-пропускной пункт лишился крыши, которая слетела и упала, а прочный забор задрожал и, обнажая арматуру, от него откололось несколько крупных кусков. Это то, что мы видели, а на территории было хуже. Там разверзлись врата ада, и первые покойнички украсили утренний пейзаж.

  - Огнеметчик! - прижав к губам рацию, прокричал я.

  Вперед выскочил один из гвардейцев с тубусом РПО на плече. Он встал на колено, выстрелил и тугой огненный комок, ударив в ворота, снес их к такой-то матери. Отлично.

  Все вокруг в дыму и огне. Пора наступать и новая команда:

  - Вперед!

  Первой пошла пятерка Гнея, а за ней последовала группа "Зульфакар". Они самые опытные, и парни не оплошали. Словно на полигоне, прикрывая друг друга, штурмовики проникли на территорию, и "дружинники" последовали за ними.

  Возле ворот обнаружилось семь-восемь трупов с оружием в руках, видимо, наряд по КПП и караул. Они должны были нас сдержать и погибли. Раненых нет. Никто не уцелел. Двинулись дальше, в сторону общежития, но далеко не прошли. Нас встретили плотным огнем, причем били не только из окон общежития, но и с флангов. Вражеский командир человек неглупый и успел подготовиться, выслал стрелков на фланги. Ну, ничего, мы тоже кое-что соображаем и кое-что умеем.

  Прикрываясь деревьями, мы выдвинули на фланги "утесы" и несколько снайперов. Шквал огня обрушился на прикрытие общаги, а по самому зданию стали молотить ГП-25 и наши последние РПО, которых было жаль, но жизни ребят гораздо дороже.

  Гранаты из подствольников и заряды огнеметов влетали в окна трехэтажного здания еще советской постройки и взрывались. Огненный шторм обрушился на пристанище наемников, и все вокруг погрузилось в хаос. Здание дрожало и сотрясалось, а затем загорелось. Мы залили противника огнем, и я видел, как от высоких температур плавился металл и кирпич, а горящие люди в бронежилетах и касках, бросая оружие, выпрыгивали из окон и катались по усыпанному мусором зеленому газону.

  Фланговые группы прикрытия наемников вскоре заткнулись. Они стали оттягиваться подальше от общежития, а мы проводили их огнем, и приступили к захвату пленных.

  Приклад АКСа был прижат к плечу и рядом шли три бойца. Пятерки подходили к объятому пламенем задымленному зданию, и вроде бы противник был сломлен. Однако нет. Несмотря на потери, наемники продолжали сражаться.

  Из небольшого окопчика приподнялся человек, который попытался выстрелить в нас, но не успел. Я поймал его в прицел и потянул спусковой крючок. Автомат дернулся в руках, и мозги врага расплескались по грязной земле. Затем из окна на первом этаже выстрелили, и упал один из наших, молодой парень из группы Варяга. Наповал. И его друзья не чикались. В окно кинули ручную гранату и больше оттуда никто не стрелял. А потом со стороны боксов на плац выскочил новенький "тигр", который помчался в сторону КПП. Машина быстро набирала скорость, наверное, у кого-то из наемников сдали нервы и вместо того, чтобы спрятаться в зеленке, он решил проскочить мимо нас, со стрельбой, словно в голливудских фильмах. Да только жизнь ни разу не блокбастер с огромным бюджетом и миллионами поклонников. Поэтому беглецы не ушли.

  - Огонь! - закричал я, опустился на левое колено и открыл стрельбу. Перекрывая шум пламени, которое бесновалось в наполовину разрушенном здании, закашляли автоматы и подали свой голос пулеметы. Свинец и сталь устремились к "тигру" и разорвали его на куски. Красивое зрелище. Стекла в одну сторону, двери в другую, колеса в хлам, а корпус, словно решето. А тут еще бензин вытекать стал, и пара тел на дорогу выпало, и когда машина замерла, где-то проскочила искра и она заполыхала.

  На этом моменте бой, как таковой, закончился. Кто из наемников успел покинуть базу, а таких было не меньше половины, стрельбу не открывал. Может быть, они собирались с силами или ждали помощи, а мы за ними не погнались. Бой длился всего двадцать три минуты, а мне показалось, что прошло несколько часов. Мы потеряли четверых парней убитыми и еще восемь получили ранения. Урон серьезный и то, что наемники потеряли гораздо больше бойцов, меня не утешало. Им-то что? В самом скором времени вербовщики новых ублюдков из Европы и Азии пришлют или местных общечеловеков хорошими бабками купят, а у нас каждый человек на счету.

  Впрочем, своей цели мы достигли. Пленных было пятеро, трое контуженных и два подранка. Неплохо. Есть с кем поговорить, и мы начали отход.

  На главную автостраду, которая связывала Московскую область и Рязань, возвращаться не стали. Понятно, что ее уже перекрыли и, судя по перехваченным переговорам на полицейских волнах, против нас решили бросить все, что у местных властей имелось под рукой. Не только полицию, но и военных подняли. Но система давала сбои и не была готова к резким скачкам. Поэтому шансы уйти у нас были хорошие и по грунтовым дорогам, с погибшими и ранеными товарищами на руках, мы помчались в сторону Солотчи.

  Машины бросили и подожгли через час. А еще через сорок минут, уже в лесу, сделали первый привал и допросили пленников.

  Над головой пролетали вертушки. Где-то на дороге, примерно в километре от приютившей нас поляны, рычали движки. Это появились преследователи, которые патрулировали грунтовки и пытались потушить наш автотранспорт, семь легковушек, микроавтобус и грузовую "газель". И там же шла стрельба - группа прикрытия отвлекала на себя внимание и, оставляя приметный след, уходила на восток. А нам на пятки пока не наступали, ибо лезть в зеленку желающих не было, и мы уверились, что оторвемся. Правда, по нашим следам могли кинуть спецназ и разведку, там специалисты хорошие, и они могли быстро разобраться, куда мы уходим. Но пока это начальники договорятся, да пока группы сформируют и перебросят специалистов. Это несколько часов. Даже при всем притом, что есть такие подразделения как ВШГ - вертолетно-штурмовые группы и дежурные подразделения антитеррора, стронуть воинов с места нелегко, ибо для этого нужен волевой приказ. И вроде бы немного по времени, но нам хватит. Рассредоточимся, разбежимся и все, растворились среди лесов и болот. Ну, а затем "дружинники" выйдут в точки эвакуации, где нас ожидали не успевшие подтянуться к месту боя камрады, и операцию можно считать завершенной.

  Однако, это потом. Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, и если среди наших преследователей окажется деятельный человек, который не побоится проявить инициативу и взять на себя ответственность, нам придется туго. Хотя откуда такому человеку взяться? Подобные люди нынешним правителям не нужны, они их опасаются и боятся, и система построена таким образом, что достойные представители общества на вершину взобраться не могут. Кругом протекционизм, кумовство и балабольство вместо реальных дел. От этого и отталкивается.

  Итак, пришла пора начинать допрос пленников, которые оказались интернационалистами. Русский с паспортом гражданина Канады, украинец из Австралии, босняк (или босниец, не знаю, как правильно) из Италии, албанец из Парижа и поляк из Германии. Сука! Что за сброд? Никаких корней и уважения к земле предков и единственным их достоинством являлось умение убивать людей, которых они отправляли на тот свет за бабло. Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, Кавказ. У каждого за плечами что-то было. Однако здесь, в мещерском лесу, где на протяжении столетий партизанили наши предки, их жизнь подходила к своему концу. Пришла пора расплачиваться за содеянное, и с ними не церемонились. Жаль только, что вражеского командира не достали, но всему свой черед, еще свидимся.

  Допрос проводился жестко и длился полчаса. За этот промежуток времени "дружинники" отдохнули, похоронили павших товарищей, которых позже выкопают из могил, и перевязали раненых, а я получил необходимые нам доказательства и видеоматериалы. Можно было уходить, бойцы уже готовы к маршу и ждали приказа, но перед этим я пообщался с Тихомировым и Мелентьевым.

  - Ну что, господа офицеры, - я подошел к спецназовцам, которые были вооружены трофейными стволами и просматривали сделанные нами видеозаписи, - как впечатления?

  Тихомиров покосился на Лопарева, который встал за моей спиной, и ответил:

  - Мы убедились, что резня в Нахаловке не ваших рук дело. Но что дальше?

  - Дальше все в ваших руках, - я кивнул на видеокамеру в руках отставного майора. - Материалы у вас имеются, действуйте. Распространите информацию среди боевых товарищей, кому можно доверять, люди-то у вас, как и везде, разные. А потом думайте и решайте. С кем вы? С народом или с ворами? И если надумаете нам помогать, милости просим, от помощи не откажемся, а контакты вам известны.

  - Я с вами, - Мелентьев сделал шаг вперед.

  - А мне надо с друзьями посоветоваться.

  Тихомиров поморщился, а я улыбнулся:

  - Понимаю. Такие вещи с кондачка не решаются. Особенно если семья на загривке, а рисковая работа не сулит никаких бонусов, ни материальных, ни по службе.

  - Ты все правильно сказал, парень, - Тихомиров тоже улыбнулся и спросил: - Тебя хоть как зовут?

  - Егором называй, не ошибешься.

  - И кто ты в вашей структуре?

  Скосив глаза на Лопарева, я дождался его одобрительного кивка и сказал:

  - Координатор, который обеспечивает связь бригады "Дружина" с Центром, и командир отдельного подразделения.

  В этот момент к нам подошел Доронин и второй ветеран "Альфы", пожилой крепкий мужик, майор Смагин. Отставной подполковник посмотрел на небо, откуда прилетал звук двигателя - вновь над лесом вертушка закружила, и пробурчал:

  - Уходить пора.

  - Да, - согласился с ним Лопарев, и повернулся к бойцам: - Уходим! Передовой дозор Боромир и Гней! Тыловой Чика и Череп! Левый боковой Рустам! Правый боковой Варяг!

  "Дружинники" поднимались и выстраивались в походный порядок, а я обратился к спецназовцам и Доронину:

  - Вы с нами?

  Они переглянулись, и Тихомиров покачал головой:

  - Нет. Мы сами по себе. Кольцо дырявое, вырвемся. Небольшой марш, выйдем к дороге, а там своим позвоним, и они нас вывезут.

  - Тогда до встречи.

  - Главное, чтобы не в бою, где мы можем оказаться по разные стороны баррикад, - ухмыльнулся майор.

  Мы обменялись рукопожатиями, Мелентьев сообщил, что будет ждать Шмакова, и мы расстались. Спецназовцы, спокойно и без нервов пошли на северо-восток, в сторону Спас-Клепиков, а мы повернули на северо-запад, к Оке.

  Вот и еще одна операция близится к своему завершению. Позади поляна с могилами наших павших товарищей и тела наемников, которых прикончили ножами, а на душе спокойно. Ботинки вминают в грунт редкую чахлую траву, в руках автомат и я мерно шагаю туда, где меня ожидает отдых.


Московская область. Лето 2014-го. | Правда людей. Дилогия | Московская область. Осень 2014-го.