home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава семнадцатая

Завтракайте плотнее, спартанцы, – ужинать нам сегодня придется на том свете

Царь Леонид перед битвой при Фермопилах

Утром меня бесцеремонно растолкали. Разлепив глаза я села и недовольно огляделась. Все уже проснулись и, устроившись за круглым столом, уставленным едой и пузатым чайником – завтракали. Все мои вопли о том, что я не выспалась, остались незамеченными. Мне сунули в руки чашку с горячим супом, черный хлеб, пару кусков мяса и велели все это быстро съесть под оптимистичное заявление – «когда еще придется»! Велии в комнате не было, а Барга, как ни в чем не бывало, что-то рассказывал Ниазе добродушным басом.

– Доброе утро, Барга, – я исподтишка понаблюдала за ним, пытаясь понять, знает ли он, что я стала невольной свидетельницей ночного разговора.

– Доброе, Воительница! – Барга спокойно мне кивнул и вежливо поинтересовался. – Как спалось? Кошмары не мучили?

Я насторожилась.

– Спасибо, хорошо!

– Вот и чудно! – кивнул он – Сегодня-то, когда еще поспать придется?

– Мы что, сегодня уже выходим? – приуныла я.

– Вот дождемся Велию, и тогда станет ясно! Ты ешь поскорей, не отвлекайся!

– А вот я спал сегодня отвратительно! – недовольно прочавкал Ларинтен. – И вообще, Тайна, разве можно так издеваться? Мне сегодня всю ночь снились жуткие кошмары с тобой и нашим магом в главной роли! Пожалуйста, не шути так больше! Мы мужчины – народ чувствительный в отличие от вас, баб! И еще всю ночь казалось, будто мою ногу кто-то облизывает!

– Тьфу ты! Так это была твоя нога?! А я-то думаю, что у меня сегодня с утра во рту так не хорошо-о, будто стая диких кошек порезвилась! – Лендин с отвращением сплюнул на пол и мрачно покосился на меня. – Да, это все после твоего вчерашнего представления, Великая!

– Ну вот, теперь после твоих слюней – не ототрешься! – в ответ истерично выпалил эльф, вытирая чьим-то плащом давно немытую ногу.

– Ну, ты блин, рисковый парень! – фыркнул гном. – Если Вел заметит, что кое-кто попытался из его одежки тряпочку сварганить, ой, даже боюсь представить, что он тогда сделает!

Скрипнула дверь, Ларинтен тенью метнулся от злосчастного плаща.

– Что я там должен сделать и с кем? – устало поинтересовался колдун, перешагивая через порог.

Я украдкой кинула на него любопытный взгляд. На нем был новый серый плащ, а гладко причесанные длинные волосы серебристыми нитями свободно падали на спину. И все же внешний лоск не скрывал печать усталости на его лице. Темные тени под глазами, казалось, стали еще темнее, губы сжаты в ниточку, а высокий лоб прорезали две вертикальные морщины.

Он небрежно всем кивнул, потребовал у Хевы цветочный чай и, взяв с тарелки кусок поджаренного хлеба, уселся рядом с Баргой.

Все помолчали, сосредоточенно жуя. Первым тишину нарушил Степан.

– Э-э, Велия, скажи пожалуйста, мы сегодня куда-нибудь пойдем? Ну-у, это я в целях осведомленности интересуюсь!

– Да, Веля, нам тоже надоел город! Очень хочется куда-нибудь пойти, а лучше полететь! – завертелся Лузя на коленях неразговорчивой Ниазы. – Может, завтра выйдем?

Колдун молча выпил чай и оглядел всех.

– Сегодня. Мы пойдем сегодня! Только нужно раздать долги! – он, будто не замечая пристального взгляда Барги, устало продолжил. – Сегодня день похорон княгини Мервиль. Я прошу вас всех сопровождать меня на траурную церемонию.

Он поднялся и решительно направился к выходу. Я, чувствуя, что теряю момент, торопливо его окликнула.

– Вел, мне нужно тебе кое-что сказать!

Тот остановился. Обернулся и, глянув исподлобья, кивнул.

– Говори!

Я замялась.

– Я бы хотела с глазу на глаз!

– У тебя от нас какие-то секреты? – тут же влез Барга.

– Не секреты, а важная информация, которую он потом вам всем расскажет, если, конечно, захочет! – с легкой обидой в голосе поправила я его.

– Женщины! – иронично вздохнул Степан. – Не, ну если конечно в любви объясняться, то однозначно нужно наедине! А если по делу, то можно и сейчас сказать.

Зло сузив глаза, я вспыхнула, но промолчала. Любитель мертвых растянул губы в пакостной ухмылке.

Ладно, придет война, попросишь каску!

– Ну, давай, говори быстрее, чего титьки мять? – сердясь на непредвиденную заминку, недовольно потребовал Лендин, завязывая на каштановых кудрях бандану.

– Потом! – замолчав, я отвернулась, злясь: на себя за то, что так не вовремя открыла рот; на Велию, за его сводящую с ума медлительность; на наглость моих спутников, в общем, на весь этот сумасшедший мир. Что б ему…!

Все! Хочу домой!

Злиться долго не получилось. В нашу каморку постучали.

Дверь распахнулась, просунулся чей-то нос, и сиплый голос благоговейно произнес.

– Господин Велиандр, все готово к церемонии.

Велия кивнул посыльному и повторил.

– Прошу вас вместе со мной отдать последний долг княгине Мервиль, – и величественно вышел за дверь.

В коридоре нас ждал большой эскорт, из одетых в темно-серые одежды придворных. Как только последний из нас вышел из комнаты, они тотчас обступили нас со всех сторон и мы, словно на казнь, медленно пошли.

Если честно, на мгновение мне даже показалось, что этот коридор никогда не закончится. Пройдя его до конца, мы остановились. Один из сопровождающих распахнул перед нами дверь, и мы, шагнув, оказались на дворцовом балконе. Довольно большая площадка была огорожена чернеными витыми перилами, а сбоку, вниз спускалась каменная лестница. Во дворе уже стояла высокая, сложенная из дров пирамида, увенчанная пышным ложем, на котором покоилась княгиня, а вокруг волновалось темное море горожан.

– Начинайте! – крикнул кто-то, едва мы вышли на балкон.

Народ заволновался. Двое стражников с пылающими факелами встали у погребального костра.

Кое-где раздались одиночные выкрики.

– Долой полукровку, даешь выборы!

Но в ответ, с куда большим чувством, тут же донеслось:

– Слава новому Князю! Наследнику трона – слава!

Барга вопросительно посмотрел на безучастно стоявшего рядом с ним Велию.

– Ты им что-нибудь скажешь?

Тот равнодушно пожал плечом, глядя куда-то в туманное утреннее небо.

– Почему бы и нет?

Рядом с погребальной пирамидой был сооружен высокий помост. К нам подскочило два стражника, готовых сопровождать его на эту трибуну, но Велия лишь поднял руку в предупреждающем жесте и, не сходя с места, негромко начал.

– Люди Великограда! Враг отнял у нас мудрую правительницу Мервиль и будущую княгиню и наследницу престола – принцессу Луанну, а так же многих наших родных и близких. Мы никогда не забудем об этих утратах и не позволим забыть о них нашим врагам. Я клянусь, что найду и уничтожу того, кто причинил нам это горе.

Толпа зашумела, заволновалась. На Велию, словно камни, посыпались вопросы:

– Что случится на тринадцатое луностояние?

– Будет ли война?

– Что будет с полукровками?

– Когда у нас появится новый Князь?

Велия нерешительно обернулся к нам. Целитель ободряюще хлопнул его по плечу.

– Скажи им то, что ты решил!

Колдун кивнул, и гордо вскинув голову, заговорил.

– Люди! Я – полукровка. Такие как я – не могут править! Об этом сказано в пророчестве! – Его голос заглушили возмущенные вопли: «плевать на пророчество», «оракулов, на мыло». Глаза Велии заблестели, он уже более уверенно продолжил. – Мой народ, неужели вы хотите, чтобы я стал вашим следующим правителем? Правителем Великограда? Расы людей?

Толпа забурлила, как черная река. Рев тысяч глоток подтвердил согласие народа на эту авантюру. Вдруг голос колдуна наполнился мощью. Отчетливо стало слышно каждое слово произносимое им.

– Если вы готовы доверить мне судьбы, я стану вашим новым князем, и буду править мудро и справедливо, но… не сейчас. Сначала мы должны победить врага, чтобы потом спокойно жить и процветать, не опасаясь за судьбы наших Половинок и детей. Сегодня мы выступаем в последний поход. Как будущий правитель, я оставлю вам наместника. Он будет править вами и этим городом до тех пор, пока я не вернусь. Если я не вернусь, то он будет править вами и дальше! – Велия повернулся к нам и, взяв руку удивленного Барги, решительно поднял ее над головой.

Народ заревел.

– Что ты творишь? – делая зверские глаза, зашипел целитель, пытаясь вырвать свою лапу. Куда там! – Ты спятил? В Северных горах вы без меня погибнете. И ты и…

Барга осекся под яростным взглядом колдуна, и, недобро прищурив глаза, тихо процедил.

– Глупец, ты выбрал не ту сторону! Вы погибните! – и более громко потребовал. – Ты нужен здесь, ты должен остаться здесь! Или возьми с собой меня! Кто-то же должен тебя подстраховать, уберечь от глупых поступков. Ты…

– Э-то мо-я вой-на! – глядя прямо в глаза Барги, по слогам произнес Велия. – Прости, но мне не нужна страховка! Больше – не нужна! Я сделал выбор!

Отвернувшись от Барги, Велия снова заговорил, обращаясь к неистовствующей толпе.

– Народ Великограда! Волею своей, данной мне правом рождения я, как будущий князь этого города и расы людей, объявляю Баргу своим наместником отныне и до тех пор, пока не взойду на престол. Прах моей матери да будет печатью моим словам! – посох гулко стукнулся о камни балкона.

С безоблачного неба сорвалась молния, и запылала погребальная пирамида с телом Мервиль. Наступила гнетущая тишина, нарушаемая только гудением огня и треском палений.

– Нам пора, – не сводя глаз с бушующего пламени, тихо произнес Велия.

– Зачем ты это сделал? – в тон ему спросил Барга. – Ты сердишься из-за вчерашнего?

Маг повернулся. В его руках блеснула корона. Протянув ее Барге, он примиряюще улыбнулся.

– Поноси пока! Я чувствую, скоро этому городу будет несладко, а кому еще я могу доверить этот трон, как не своему другу? – и, прищурившись, внимательно посмотрел на Баргу. – Я ведь могу тебе доверять?

Не дожидаясь ответа, он с ухмылкой добавил.

– Оставляю тебе Говорящего-с-Духами. Показал ему на досуге пару приемчиков, так что скучать не придется!

Степан удивленно вытаращился на колдуна, но промолчал.

– Ты делаешь ошибку! – попробовал в последний раз отговорить его Барга, но Велия, не слушая, лишь махнул рукой и, тяжело опираясь на посох, вышел с балкона.

Промямлив Барге, и оставшемуся рядом с ним обескураженному Степану неуклюжие слова прощания, мы поспешили следом. Взять приготовленные вещи было делом одной секунды и, не задерживаясь во дворце, мы зашагали к городским воротам.


Глава шестнадцатая | Аланар. Тетралогия | Часть шестая Северные горы