home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Интерлюдия

Посол волновался и потел. Премьер-министр, сэр Рандольф Черчилль, буквально кожей ощущал, как ему неуютно. Крайне неуютно…

Рядом с бароном Стаалем,[218] русским послом, — человек в черном мундире одного из русских гвардейских полков, кажется драгунского или конно-гренадерс-кого. В отличие от посла офицер стоял совершенно спокойно, словно изваяние. Премьер-министра что-то смущало в этом офицере, но он никак не мог понять, что именно…

Позади этой пары располагались несколько русских гвардейцев. Еще одна странность. Ни секретаря посольства, ни обычно сопровождающих посла чиновников не было. Только гвардейские офицеры, застывшие, словно неживые. Один из них внезапно проявил признаки жизни, протянув послу кожаную папку. Посол затравленно посмотрел на стоящего рядом офицера, собрался с духом:

— Правительство его императорского величества императора всероссийского Николая выражает свое недоумение действиями правительства ее величества. Неспровоцированные враждебные действия, выразившиеся в появлении британской эскадры в территориальных водах России, и высадка британских частей без объявления войны на суверенной территории Российской империи вынуждают правительство его величества требовать объяснений. Правительство Российской империи уведомляет правительство ее величества о том, что все военнослужащие British army и Royal Navy, которые по истечении 24 часов, начиная с настоящего момента, будут захвачены в пределах Российской империи с оружием в руках, считаются бандитами, на коих не распространяются условия соглашений о военнопленных.

Черчилль напрягся. Мерзавцы! Десять дней тому назад «Таймс» вышла с траурной рамкой на титульном листе. Еще бы! Почти тысяча человек убита в результате атаки бригады легкой кавалерии на штаб проклятого императора проклятой России. А чего стоит эта издевательская телеграмма Альфреду Теннисону, которую напечатали чуть ли не все иностранные и даже некоторые британские газеты? Пленные? «Гардиан»[219] уже опубликовала статью, в которой оппозиция подняла вопрос о судьбе британских солдат и моряков в русском плену. Что их ждет? Их отпустят после войны? Но войны-то нет! И что с ними будет? С ними поступят как с обычными разбойниками? Сошлют на каторгу? Welcome to Siberia![220] Или просто вздернут на площадях Санкт-Петербурга?!

— Также правительство его величества выражает обеспокоенность судьбой русской эскадры, которая в нарушение всех соглашений была интернирована в порту Сингапура. Мне поручено сделать официальный запрос правительству ее величества о столь недружественных действиях в отношении России.

Премьер-министр Британской империи в ярости сжал кулаки. Черт побери! Да мы бы с радостью отпустили эту дьявольскую эскадру! При попытке интернировать русских они захватили и до сих пор удерживают военно-морскую базу Сингапур, они разнесли своими снарядами порт Коломбо, разграбили Сидней, сожгли склады в Калькутте, а теперь свирепствуют на морских путях Индийского океана. Мы были бы счастливы, если бы эти русские корсары убрались из вод Индии, только как, во имя всех святых, сообщить этим чертовым флибустьерам, что их император приказывает им продолжать путь, куда бы они там ни шли!

— Правительство Российской империи передает вам, милорд, и в вашем лице всему народу Великобритании следующее: для государства, чья армия семь лет тому назад потерпела в Южной Африке сокрушительное поражение от горстки фермеров-опол-ченцев,[221] а восемь лет тому назад была разбита дикарями-горцами в Азии,[222] вы ведете себя крайне нагло и неосмотрительно.

Сэр Рандольф Черчилль едва не взвыл от негодования. Негодяи! Он уже хотел ответить что-то резкое, как вдруг понял, что смущает его в русских офицерах, пришедших вместе с послом. Они смотрят на него как… как… как на неодушевленный предмет, на вещь.

На него, премьер-министра величайшей, сильнейшей империи мира, они смотрят как на вещь!

По спине премьер-министра пробежал холодок. Конечно, лорд Солсбери был не прав, но ведь все знают, что за печальной историей, повлекшей за собой его безвременную гибель и приход самого Черчилля на пост премьера, видна рука России. А что, если эти офицеры…

Сэр Рандольф Черчилль облился холодным потом. А что, если взрывы на пороховых заводах Йоркшира не случайность? И авария на крейсере «Имперьюз» тоже? А сведения об активизации фениев и данные о поставке оружия какой-то новой ирландской организации «Ирландская республиканская армия»? Если все это не случайность, а продуманный ответ России на действия Британии?

Но если все это не случайность, то тогда… тогда вот эти самые офицеры прибыли, чтобы обеспечить нынешнему премьеру встречу с предыдущим. Да, наверняка это убийцы. Его убийцы. Палачи. Смотрят на него ледяными глазами ангелов смерти…

— Однако, государь Николай милосерден и готов помиловать вас всех при условии, что британские войска, находящиеся на территории Российской империи, немедленно сложат оружие и после оплаты правительством Британской империи убытков, понесенных по их вине, немедленно будут депортированы за пределы России.

Нет, не может быть! Вот так попрать, перечеркнуть все нормы и правила международных отношений?.. Может. Очень даже может быть! Ведь Черчиллю докладывали, что страшные рассказы об окружении молодого императора ходили уже в те времена, когда он еще был цесаревичем. Сотни людей, без суда и следствия брошенные в мешках под Невский лед, тысячи запоротых насмерть нагайками страшных kazak^, десятки тысяч принудительно обритых, словно каторжники. А регент… Позавчера сэру Рандольфу Черчиллю принесли телеграмму из Санкт-Петербурга. Во время совместного парада отправляемых на фронт британских и русских частей был убит velikiy knyaz' Владимир Александрович. Убит при большом стечении людей пулей крупного калибра. Причем, по сообщениям очевидцев, никто не только не видел стрелявшего, но и звука выстрела никто не слышал… Солсбери застрелили на ступенях его дома. А кто сейчас живет в этом доме?..

— Русская эскадра должна быть немедленно освобождена, и правительство Британской империи должно предоставить основательные гарантии, что никаких препятствий дальнейшему следованию эскадры со стороны Британии чиниться не будет.

«А может, вызвать охрану и арестовать этих убийц прямо здесь?» — мелькнула в голове шальная мысль. Но Черчилль тут же отогнал ее прочь. Какая охрана? Судя по виду русских гвардейцев, они легко расправятся и с самим премьер-министром, и с его охраной, и вообще со всеми, кого найдут в доме. А потом спокойно отправятся пить vodka из samovar…

— Правительство его величества императора Николая требует, дабы виновные в столь вопиющих нарушениях международных договоров и соглашений между нашими странами были немедленно арестованы и преданы суду.

Надо отдать им все, все, что попросят. Авантюра, в которую втравил его сэр Мориер, дорого обходится Британской империи, но теперь надо соглашаться на все. На все, потому что покойный маркиз Солсбери со своей политикой «блестящей изоляции» довел Англию до такого состояния… Да у Англии сейчас нет ни одного союзника на континенте! А этот новый русский император, похоже, не остановится ни перед чем. Господи, какие же у этих русских страшные, холодные глаза!..

— Мне поручено передать вам, милорд, что, если в течение 24 часов нам не будет сообщено об исполнении наших гуманных и справедливых требований, правительство его величества оставляет за собой полную свободу действий. Честь имею.

«Боже, — подумал Черчилль, — а ведь это — война! Значит, напрасными были все усилия, благодаря которым удалось перехватить письмо русской императрицы. Написанное лично королеве, должно быть, в минуту крайнего раздражения, это письмо непременно привело бы к войне. Прочти королева хоть половину этого письма (без учета грязных ругательств, написанных на родном языке обеих женщин), никакие доводы парламента не смогли бы остановить эту разъяренную фурию. Хорошо хоть, что императрица не догадалась разослать копии своего письма в газеты, как сделал со своей чертовой телеграммой ее чертов муж. Значит, все напрасно: это — война!» Расширенными от пережитого волнения глазами он смотрел, как четко, словно на параде, русские офицеры сомкнулись вокруг посла и вышли из кабинета. Когда дверь закрылась за последним из них, Черчилль перевел дух. Он еще жив. Правда, никто не знает — надолго ли? Неожиданно он расхохотался. Ведь это же так смешно: к премьер-министру Британской империи привели его будущих убийц, познакомиться. Представиться, так сказать. «Алиса, это пудинг. Пудинг, это Алиса…» Ну разумеется, разве может воспитанный человек иметь дело, да еще такое «интимное», с незнакомцем? Как там было? «…Вы не могли бы представить меня вон тому джентльмену у камина? — О, конечно! — Будьте любезны. — Сэр Арчибальд, позвольте представить вам сэра Чарльза Коунта. — Очень приятно. — Мне тоже, сэр Арчибальд. А теперь позвольте сообщить вам, что у вас горит ботинок…»

А ведь они пришли убивать не только его, нет! Им нужно будет убить королеву Викторию, принца Уэльского и еще многих. Впрочем, многих ли? После десятка-другого успешных политических убийств все поймут, что связываться с Россией себе дороже. И тогда…

Черчилль хохотал, хохотал и все никак не мог остановиться. На глазах навернулись слезы, он икал и стонал от смеха. Все его тело сотрясала крупная дрожь. В голове билась одна-единственная мысль: «Неужели теперь всегда будет так: нет человека — нет проблемы?!»


( император Николай II) | Господин из завтра. Тетралогия | ( император Николай II)