home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

Рассказывает Дмитрий Политов

Поначалу у меня и в мыслях не было вести эту «программу» до бесконечности. Ну, невозможно держать человека на положении овоща долгое время, без того, чтобы тело не утратило тонус. Хотя… мировые прецеденты были. И даже недавно в новостях мелькнуло сообщение о какой-то женщине из Америки, пролежавшей в коме несколько лет, но сумевшей очнуться и быть при этом в рассудке и относительно здоровой.

Ну, потяну я время еще пару месяцев, а потом… А вот любопытно — отразятся ли действия Олега на реальной истории, или по его возвращении все вернется на круги своя? Существует ли инерция времени, когда внесенные изменения повлияют на наше настоящее с опозданием? И на нашей ли линии мировой истории орудует Олег?

Эти вопросы заставили меня плотно приступить к исследованию удивительного девайса, и по-настоящему расковырять его. Для консультаций мне пришлось привлекать сотрудников своей фирмы, хорошо разбирающихся в «софте». По офису даже поползли слухи, что шеф готовится выпустить новую прогу, предназначенную выгнать с рынка «Майкрософт». Залез я в чужой комп настолько глубоко, что вскоре мне стал понятен даже язык программирования. Всё оказалось достаточно просто, и вскоре сведения из чужого ноутбука были вычерпаны "до донышка".

Базы данных оказались громадными! В них находились досье чуть ли не на всех живущих на земле Российской (сотрудники Института Времени, у которых я умыкнул ноутбук специализировались на России). Списки потенциальных реципиентов насчитывали миллионы имен. В том числе и вышеупомянутый Николай II и Александр III, а также предыдущие по счету Александры и Николай. Романовы присутствовали все. Навскидку, не сверяясь с учебником истории, Рюриковичи тоже. И Ярославичи и Ольговичи. Вся русская номенклатура чуть ли не с Рождества Христова и до текущего года! А в разделе XX века я обнаружил и себя с Олегом, с удивлением узнав, что, оказывается, был женат (!!!) на женщине по имени Анастасия. Причем дата свадьбы приходилась на время моей очередной «командировки». Да и подруг с таким именем у меня сроду не было! Так что и у ребят из будущего случаются проколы!

Через несколько дней изучения справочного материала я обратил внимание, что некоторая часть «клиентуры» обозначена грифом "только наблюдение". В частности как раз я и Олежек. Среди Романовых этот гриф украшал досье Николая и Петра Первых, "Тишайшего Алексея Михайловича" и, почему-то, Софьи Алексеевны. А вот Рюриковичи и дохристианские князья практически поголовно обозначались статусом "только наблюдаемых". Заинтересовавшись этой коллизией, я влез в раздел хранящихся на компьютере должностных и служебных инструкций, памяток и регламентов работы.

Оказалось, что если для внедрения сознания «донора» подходит почти любой «реципиент», ну, за исключением психически ненормальных, то вот управлять «носителем» получается только в очень редких случаях. Играло роль множество перечисленных в институтских инструкциях факторов, но основной параметр я бы определил как "сила воли". Получалось, что почти все наши цари этим качеством не обладали. Нда… не повезло нам с правителями.

Впрочем, невозможность управлять реципиентом вполне устраивала ученых Института Времени. Они то, как раз, именно наблюдением и занимались. А чтобы по-настоящему «оседлать» жертву, приходилось проделывать более существенную работу, одним из этапов которой было прямое проникновение в своем физическом теле в интересующую эпоху. В памятке упоминался "контакт психоматриц категории «А». Как я понял, само время отрицательно влияло на возможность "подавления матрицы иновременного реципиента". И чем больший временной период разделял донора и реципиента, тем слабее был контакт. К примеру, из их (пришельцев) счастливого XXIV века люди начала первого тысячелетия даже не «читались». Не то что — управляться! Судя по отдельным записям, у институтских исследователей где-то в средних веках находилась промежуточная база.

Изучение всего попавшего мне в руки материала только прибавило загадок. Если пришельцам, для того, чтобы подавить психоматрицу реципиента, требовалось прямое нахождение в том же временном отрезке, то как тот же маневр удался Олегу, разделенному со своим «носителем» доброй сотней лет? И как, в конце концов, скажутся на нашем настоящем те фокусы, что вытворял сейчас Олег в XIX веке? Прецедентов я в записях пришельцев не нашел. «Иновремяне» никогда не вмешивались в ход истории, а "полное внедрение" им было нужно лишь для направления «носителя» в нужное место для более полного наблюдения за каким-нибудь интересным событием.

А может ничего и не будет? Изменения, внесенные Олегом в исторический процесс, постепенно нивелируются и дадут в итоге нулевой результат? Ведь чем он располагал? Некоторой информацией о событиях вековой давности? Так через какое-то время эта информация устареет, раз уж он так рьяно взялся "тасовать колоду" персонажей.

Эх, ему бы подкрепление в виде справочника по материаловедению и учебника прикладной механики! А еще лучше — индустриальную базу, аналогичную хотя бы довоенной, тридцатых годов XX века!

Ведь сколько не переставляй фигуры на шахматной доске, больше их не станет! От перемены мест слагаемых — сумма не меняется. Ну, если вы, шахматист-гроссмейстер — профессионал, вы справитесь. А если простой любитель, как Олег? К тому же, совершенно не готовившийся к партии и разыгрывающий сейчас этюд исключительно по памяти? Как тогда? К тому же ваш противник — Ее Величество История!

А вот если у вас на доске в два раза больше фигур, и все они — ферзи? Игра пойдет гораздо веселей! Но пока игрок сидит за доской, кто-то должен сделать ему эти лишние фигуры… Волей-неволей напрашивалось, что в одиночку Олегу не справиться. Для полного загиба вектора истории ему нужен помощник, готовящий индустриальную базу. И этим помощником мог стать только я. Не посвящать же чужих людей в тайну "Золотого ключика" к прошлому? Да и кому еще будет интересно заниматься прогрессорством без всякой надежды увидеть когда-либо плоды своих усилий?

Но… бросить всё нажитое непосильным трудом? Успешный бизнес, отлаженную личную жизнь, комфорт, в конце концов, ведь там еще и ватерклозет не изобрели (или изобрели?)… Оставить свое бренное тело, наконец? Ради чего?

Толчок к действию произвел разговор, произошедший на днях…

Мой компаньон уговорил меня съездить за город, поиграть в современную «Зарницу» для "настоящих мушшын" — страйкбол. "Дети, чистые дети" — подумал я, наблюдая, как холеные топ-менеджеры в новеньких американских камуфляжах выгружают из багажников крутых тачек страйкбольные «приводы», в точности имитирующие реальное оружие. Мама дорогая! Такую экзотику мне доводилось видеть только на оружейных сайтах. Немецкие штурмовые винтовки G36, австрийские Steyr AUG, французские FAMAS, американские карабины Colt М4, швейцарские автоматы SIG 550… И всё это хозяйство густо увешано коллиматорными и оптическими прицелами, тактическими фонарями и лазерными целеуказателями.

Я, в своей старой, выгоревшей и застиранной комке отечественного образца, да с самым дешевым, не прошедшим многоуровневый «кастомайзинг» приводом, выглядел на фоне "крутых парней" "подносчиком боеприпасов"! Но развернувшиеся в замусоренном подмосковном лесу "боевые действия" быстро поставили всё на свои места. Когда мне надоело перестреливаться с расстояния в тридцать метров через густой кустарник, «ловивший» почти все страйкбольные «снаряды» — шарики, я сделал то, к чему привык — обошел противника с фланга. Естественно, что никакого охранения «противник» не выставил, да и сами «бойцы», разгоряченные игрой, обнаруживали обошедшего их стрелка только после третьего моего выстрела, да и то — в голову. Перещелкал я их довольно быстро, и двух минут не прошло. Испортил пацанам отдых! — ворчали игроки, возвращаясь на «исходную». Даже члены моей команды и те были недовольны столь обескураживающим исходом поединка. Они-то настраивались на долгую бестолковую беготню, неприцельную перестрелку и смешные для профессионала "тактические перестроения в составе малой группы".

Так и получилось, что на накрытой после «сражения» "поляне" я сидел в гордом одиночестве. Тут-то ко мне и подсел этот парень, хозяин сети автосервисов. Он резко выделялся из массы в целом культурных ребят устаревшим «пацанским» стилем — носил на пальцах огромные золотые «гайки», а на шее — золотую цепочку весом под три кило. Да и речь у него была… через слово — мат. Нет, он не старался оскорбить собеседника, он не ругался — он так разговаривал. При знакомстве парень представился Вованом.

— Ты эта, тля, слышь, брателла… — неопределенно начал Вован, скользнув взглядом по аккуратной круглой заплате на плече моей куртки, следу давнего ранения. — Твой кореш, сцуко, пездел, что ты, тля, типа три войны прошел.

"Опять за старое взялся, — беззлобно помянул я своего компаньона, — ну сколько раз говорить, чтобы не трепал языком о моих подвигах!"

— Да, было дело, — кивнул я, моля, чтобы не начались расспросы по принципу: а как там было?

— А это, тля, типа Гражданская и Отечественная? — уточнил Вован, на этих войнах, видимо, его познания в истории Отечества заканчивались.

Глухо хмыкнув, я понял, что от объяснений не отвертеться, к месту вспомнив увиденную несколько лет назад сценку в Измаиле. Там мальчик спросил своего папу, показывая на памятник Суворову: мол, кто это? Суворов, ответил отец. Любознательный мальчик продолжил: А за что ему памятник поставили, он что, как Чапаев фашистов рубал?

— Нет, Вован, это Приднестровье, Абхазия и Сербия, — терпеливо пояснил я. Олег называл людей, подобных моему собеседнику, имбецилами.

— О-о-о-о, тля-я-я-я! — протянул Вован, переваривая полученную информацию, и через минуту тщетных мозговых усилий задал новый вопрос: — А ты там, тля, типа хачиков резал?

— Нет, я артиллерист — в Приднестровье и Абхазии взводом минометов командовал, а в Сербии — установкой "Акация".

— А-а-а-а, тля-я-я-я-я! — новая порция информации с массой незнакомых слов так напрягла "могучий ум" Вована, что мне на секунду показалось — еще чуть-чуть и его «процессор» перезагрузится. Но Вован с честью вышел из этого испытания. Отбросив, видимо, осмысление сути моего ответа, собеседник задал очередной вопрос: — А ты, тля, типа за кого там воевал?

— За наших, — грустно улыбнулся я, по лицу Вована поняв, что такой ответ он не осилит никогда. Больше вопросов не было.

Вернувшись домой, я в очередной раз включил просмотр сериала "Олег в XIX веке". Но сейчас действие не радовало глаз. Меня грызла одна мысль — Олег продолжает бой, он до сих пор сражается "за наших". А я? Променял свои принципы на сладкую жизнь. Стреляю краской, а не пулями, а потом пью водку с дебилами, которым в прежние времена и руки бы не подал!

С этого момента я твердо решил отправиться на подмогу командиру.

Приняв это судьбоносное решение, я начал всестороннюю подготовку. Не хотелось пускаться в дебри времени невооруженным. И «Калашник» бы мне не помог, хотя я, как мог, постарался запомнить чертежи. Основное мое вооружение — технологии, а проблема в том, что держать массу специфических и весьма точных знаний предстояло в голове. Конспекты с собой не возьмешь. Поэтому я выбирал только те изобретения, до которых люди XIX века не додумаются. Я сам теперь становлюсь оружием, и моя боевая эффективность напрямую зависит от количества патронов (знаний), умещающихся в магазине (голове).

И набивал я свой «магазин» настолько плотно, что к вечеру пухла голова. Жалко, что мне не 20 лет, когда любая, даже совершенно ненужная информация легко ложится на молодой мозг. Однако, основной проблемой оставалось обеспечение моего прикрытия. Если Олега прикрыл я, то кто поможет мне?

В принципе, надежный человек был. Мой родной дедушка Владимир Альбертович Политов, генерал-лейтенант в отставке. После гибели отца в Афгане, дед обеспечил мне "твердое мужское плечо". Именно он благословил меня вопреки протесту матери на первую боевую командировку в Приднестровье. Сейчас дед, ветеран ГРУ ГШ ВС СССР[68], жил отшельником на своей небольшой дачке в Тульской области.

В ближайший выходной, прихватив пару бутылок настоящего армянского коньяку, другого старик не употреблял, я отправился к деду за советом. Альбертыч, словно почувствовав, встречал меня у ворот дачного товарищества. Я всегда поражался этой способности деда — знать, когда к нему пожалует очередной визитер. Со временем я даже перестал предупреждать старика о своих планах, проверяя и каждый раз убеждаясь, что Альбертыч верен себе — подъезжая к даче, я видел у ворот высокую, слегка сутулую фигуру генерала.

— Ну, Димка, рассказывай, с чем пожаловал! — приказал дед, после традиционного легкого перекусона "с дорожки" и первой рюмки «Юбилейного». — Чувствую, что-то серьезное опять задумал. Как бы не в очередную командировку собрался? Так вроде в мире сейчас тихо! Не в Чечню же, упаси бог?

Спокойно смотревший и даже поощрявший мои поездки "на войну", дедушка был резко против моего закономерного желания отправиться в мятежную республику, назвав Чеченскую кампанию "грязной политической игрой". Даже поругавшись с ним тогда, я все-таки послушался совета, за что потом был несказанно деду благодарен.

Сейчас, подивившись в очередной раз интуиции старика, я, внутренне усмехнувшись (ох, и удивлю я дедулю!), рассказал ему обо всех произошедших событиях и в доказательство показал ноутбук пришельцев.

Альбертыч не разочаровал меня. Он даже и бровью не повел на мой невероятный фантастический рассказ. Молча выслушав до конца, дед бегло просмотрел несколько файлов на компе, посмотрел список «реципиентов», уделив особенное внимание своему собственному досье.

— Нда, история… — задумчиво хмыкнул старик в итоге, — кстати, в моем досье ошибка — в Анголу-то я в 1977 году ездил, а не в восемьдесят седьмом! Вот уж не думал, не гадал, что доживу до встречи с потомками, хотя тему их визита мы еще с шестьдесят второго года разрабатывали. Были основания… да.

Я глянул на деда в некотором обалдении. Вот так! Хотел старика удивить, а вышло, что он сам меня огорошил.

— А не показалось ли тебе, Димка, что информацию о себе и этот прибор пришельцы твоему другу специально "слили"? — дед пристально глянул на меня. — Какими бы они там у себя в будущем вегетарианцами не были, но такого прокола, как пьянка в незнакомом месте, с незнакомыми людьми разведчики любой степени подготовки себе позволить не могут!

Ни хрена себе вопросики! Я чуть в осадок не выпал! А ведь верно старик говорит! Что это за разведчики, которые позволяют себе "расслабится по полной" в боевой, можно сказать, обстановке?

— Ну, ты, дед, и задачки задаешь! — я наполнил рюмки. Мы быстро чокнулись, махнули и закусили лимончиком. — В таком разрезе я на данную проблему не смотрел!

— Напрасно! — сурово отрезал Альбертыч, — чему я тебя учил? Обстановку надо оценивать со всех сторон! Если происходит непонятное тебе событие, представь, кому оно выгодно! А ты решил, что тебе всё понятно — дураки пришельцы нажрались до свинского состояния и подарили тебе секретный прибор!

— Получается, что Олежек сейчас, думая, что вершит судьбу России, представляет из себя марионетку? И я, собираясь ему помочь, лью воду на мельницу неведомых сил? — думать такое было неприятно.

— Мне, почему-то, кажется, что слив информации и потеря прибора — инициатива частного лица, ну, или группы лиц, — спокойно поправил меня дед. — Ты упомянул, что Олега уже навещала дама с подсаженной матрицей донора, имеющая целью забрать его из прошлого… Вполне естественно, что эта операция была инспирирована руководством Института Времени. Следовательно, руководство сложившейся ситуацией недовольно. Из чего я заключаю, что передача информации и прибора в планы верхушки не входила. С девяностопроцентной вероятностью могу утверждать — инициатива всего дела исходила от второго пришельца — Леонида. А вот зачем ему всё это нужно — вопрос отдельный!

— И что же теперь делать? — растерянно спросил я. Все мои планы летели к черту.

— Делай, что задумал! — резко отрезал старик. — Если есть хотя бы небольшой шанс, что вы своими усилиями сможете сломать установившуюся историческую последовательность, при которой России разные карликовые государства все время звездулей взвешивали, а потом, силами своей агентуры переворот устроили… то надо этот шанс использовать! Говори, Димка, что мне надо будет сделать конкретно?

— Так, это… — промямлил я, сраженный решением старика, но тут же взял себя в руки. — После моего ухода тебе нужно обеспечить моему бренному телу нормальные условия существования. Пускай меня, как Олега, на искусственное питание посадят. С массажем и миостимуляцией. Чтобы в случае возврата я развалиной не был.

— Финансирование проекта? — деловито поинтересовался старик.

— Переведу на тебя все свои активы, — ответил я. — Дела в моей фирме отлажены, компаньон и один справится. А ты, со своей стороны сумеешь проследить, чтобы он не забаловался и крысятничать не начал. Я думаю, что было бы практичней, если мы будем лежать в одной палате с Олегом.

— Если ребятки из Института Времени свой хлебушек не зря едят, а сомневаться в их профессионализме глупо, то такой кульбит для них будет настоящим подарком! — усмехнулся Альбертыч. — Ну, как же! Второй случай необъяснимой летаргии! Сразу догадаются, кто прибор увел, а потом и на меня выйдут! Хотя… — дед призадумался, — а не поймать ли мне их на живца? Кое-кто из моих учеников еще в строю, думаю, что и тему иновремян Управление не закрыло. Тут намечается интересная оперативная игра… — старик словно хлебнул стопарик эликсира молодости — плечи расправились, в глазах появился хищный блеск, ноздри раздулись, чуя запах добычи, — да, пожалуй, так и сделаем — положим вас в одну палату, так мне будет удобней отслеживать «шевеления» пришельцев!

Я, в шоке от услышанного, только молча кивнул и выпил еще рюмочку коньяку. Эх, не знаю собственного деда! Старый конь встрепенулся от звука боевой трубы!

— Так, а теперь, Димка, давай, показывай, как с этой хреновиной управляться! — дед кивнул на ноутбук. — Хочу быть в курсе твоих подвигов!


Глава 1 | Господин из завтра. Тетралогия | Глава 3