home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Рассказывает Дмитрий Политов

Прибытие наследника престола Российского в Нижний Новгород было обставлено достаточно скромно. Правда, прибыл он на личном поезде, о чем мне тут же доложили агенты. Но ни оркестра, ни митинга, ни депутаций от дворянства и купечества на вокзале не было. Остановился цесаревич в тех же самых апартаментах в гостинице «Московской», что до того занимал я, а после почтил своим присутствием Великий Князь Павел.

И стали к нему вызывать представителей местной элиты. Сначала, естественно, градоначальника, а уж потом "лучших людей" города по списку. У моего друга явно было составлено досье на всех значимых персонажей. И досье, судя по всему, неплохое. Сужу по тому, что меня вызвали одним из первых. Видимо, мои успехи в деле индустриализации были оценены, взвешены и признаны достойными.

В знакомой комнате за знакомым столом (именно здесь когда-то располагался мой кабинет) сидел смутно знакомый по фотографиям из той еще жизни, молодой парень. На лице еще нет усов и бородки, памятных по более поздним снимкам. Сколько же ему сейчас лет, в смысле — сколько лет ТЕЛУ? Насколько помнится — должно быть 19–20…

— Здравствуйте, Александр Михайлович! — вежливо поприветствовал юноша, бесцеремонно меня разглядывая, словно я был наколотой на булавку редкой бабочкой. — Присаживайтесь!

— Здравствуйте, Ваше Высочество! — я с достоинством поклонился и сел в предложенное кресло.

Повисла пауза. Цесаревич, в теле которого скрывался мой лучший друг, продолжал разглядывать меня. И я, в свою очередь взялся за изучение его лица, пытаясь отыскать на нем хоть какую-нибудь черту, характерную для Олега. Вполне естественно, что во внешности никакого сходства не просматривалось. Олег был среднего роста, в последние годы сильно огрузнел, голову брил "под Котовского". А сейчас передо мной сидел стройный юноша с густой шевелюрой. Вот только эта манера покусывать губу…

— Весьма наслышан о ваших успехах и достижениях, Александр Михайлович! — через пару минут сказал наконец Николай.

Я, не вставая с кресла, изобразил благодарственный поклон:

— Пустяки, Ваше Высочество!

— Да уж, какие пустяки? Завод сталелитейный полностью реконструировали! А теперь еще и химический комбинат строить собрались! А потяните ли?

— Потянем, Ваше Высочество. Отчего не потянуть? — степенно сказал я. И неожиданно сказал, ломая намеченный план контакта: — Это как черешню в садах Приднестровья по ночам собирать — и знаешь, что опасно, а сладенького хочется!

— Черешню? В Приднестровье? По ночам? — оторопел Николай.

— Да, — кивнул я. Наступал момент истины. — Сидишь на ветке, почти у самой верхушки дерева, потому как внизу уже все ободрали и молишься, чтобы с правого берега «крупняк» по пристрелянному садику не долбанул…

Мой собеседник вскочил, отбрасывая кресло.

— Откуда ты это знаешь?!! — и тут до него дошло: — Димка?!!

— Он самый, командир! — медленно поднимаясь, подтвердил я. — Не могу сказать, что во плоти…

— Димка!!! — одним махом оказавшись рядом Николай (да нет, все-таки Олег!), начал тискать меня в объятиях.

— Олегыч!!! — я тоже изо всех сил обнял друга.

Так, периодически повторяя наши настоящие имена, то обнимаясь, то отстраняясь, чтобы получше разглядеть ЧУЖИЕ лица, то хлопая друг друга по плечам мы протолкались минут пять.

— Ну и напугал ты меня, стервец! — пожаловался Олег, немного отдышавшись. — Я уж подумал, что очередной хронокаратель пожаловал. Да что мы стоим? Садись! Да не сюда — вон в углу диванчик. Нет, ну ё-моё! Димка, чертенок, да как же тебя угораздило то? Как ты здесь оказался?

— Стреляли… — усмехнулся я. — А чего ты такой негостеприимный?

— Да, блин… счазз все будет в лучшем виде! — усаживая меня на угловой диванчик, успокоил Олег и заорал юношеским баском: — Шелихов!!!

— Я здесь, Государь! — в дверь просунулась голова ординарца.

— Давай, Егор, сообрази-ка нам выпить-закусить! И скажи князю, чтобы всех сегодняшних посетителей по домам разогнал. Мы с этим купчиной сейчас очень важные дела обсуждать будем!

Водка в запотевшем графине и несколько тарелок с закуской появились на маленьком кофейном столике в мгновение ока. Олег, слегка дрожащей от переполнявших чувств рукой, разлил по первой.

— Ну, блин, за встречу! — мы весело чокнулись и выпили.

— Ты по-прежнему, после первой не закусываешь? — доставая портсигар, спросил я.

— Нет, так и не заимел этой скверной привычки! — улыбнулся Олег и вдруг, напрягшись лицом, спросил: — А какая у меня любимая застольная песня?

— Ай, маладца! — восхитился я. — Последняя проверка? Насколько мне помнится, изрядно приняв на грудь, ты всегда поешь: "Артиллеристы, Сталин дал приказ…"

— Артиллеристы, зовет Отчизна нас! И сотни тысяч батарей… — дискантом пропел Олег. Его лицо расслабилось. Он молча налил еще по одной. — Нет, ну все-таки никак не могу поверить — Ра-а-а-аз!!! И мой дружбан Димка предстает в образе купца! Да какого купца! Миллионщика! Давай, за твой успех! Ты тут таких дел уже наворотил!

Мы снова выпили. В глазах Олега что-то блеснуло. Неужто слезы? Эк, человека то проняло! Растрогался, аж… Ну, так оно и понятно — три года он здесь один как перст, только каратели из будущего и навещали. А тут сразу я! Хех!

— Князюшка мой, Васильчиков, адъютант и по совместительству председатель КГБ, на тебя такое досье собрал! — продолжил Олег, закуривая. — В трех папках с трудом уместилось! Я же еще в Америке был, в Сан-Франциско… Зашел в оружейный магазин из любопытства, а там… Бац!!! Винтовка Маузера стоит! До изобретения которой еще десяток лет! Приглядываюсь — ан нет, не Маузер! И калибр поменьше и общий размер. А на казеннике клеймо: "Заводъ братьев ъ Рукавишниковыхъ"! И вспоминаю я тогда, что еще в Европе, вроде как в Бресте, перед самым вояжем через Атлантику, какой-то французик у меня русский карабин в подарок просил. И название еще такое смешное — «печаль»! Чё ты ржешь? Ну не умеют эти европеоиды букву «ща» выговаривать! Естественно, винтовку эту я купил, их там всего четыре было, да в придачу к ней все патроны — всего три пачки по сто штук их и оказалось. Вскрываю пачку… Батюшки! А гильза то стальная, лаком покрытая! Да и пуля остроконечная! И стало мне тогда интересно — что это за купчина такой, который клоны Маузера штампует, да по всему миру их продает, да патроны делает, которые в реальности только лет через шестьдесят могли появиться! И сказал я тогда Васильчикову — землю носом рой, но чтоб о купце этом я все-все знал! И князюшка в грязь лицом не ударил! Такого нарыл! — Олег радостно заржал. — Я теперь даже в курсе, что ты с двумя горняшками сожительствуешь!

— Блин, дались всем эти мои горняшки! — улыбнулся я. — Тут ежели не женат, то непременно нужно либо горничную или кухарку трахать, либо по блядям ходить! Иначе подумают, что ты пидор, либо импотент! Вот и пришлось доказывать…

В ответ на мое заявление Олег жизнерадостно заржал в голос. На звук немедленно приоткрылась дверь и в комнату заглянул давешний ординарец. Взмахом руки показав казаку, что все в порядке, мой друг утер выступившие от смеха слезы и продолжил:

— А винтовки твои мне потом очень в Японии пригодилась. Ну, эту историю ты, наверное, уже знаешь?

— Да, знаю, конечно! — кивнул я. — Об этом разве что на салфетках не печатали! И солидные газеты, наши и заграничные, и бульварные листки просто разрывались от подробностей. А в некоторых и название винтовок мелькнуло, из которых твои снайперы кучу нападавших положили. Так у меня сразу продажи повысились!

Олег снова засмеялся. Я, еще начиная с разговора с Дорофеевым, обратил внимание, как гормоны молодого тела влияют на общий эмоциональный настрой.

— Ладно, дружище, давай к делу! — я решил слегка остудить шутливый настрой Олега. — Мои сексуальные предпочтения и цвет носимых кальсон — темы чрезвычайно интересные, но мы их с тобой вечерком обсудим, под более плотную закуску и более широкий ассортимент напитков. А сейчас слушай!

И я подробно ДОЛОЖИЛ Олегу, ради чего я вообще сюда переместился и что сумел за прошедшее с момента переноса время сделать. А в конце длинного монолога сказал, что мы теперь не одни, у нас есть группа помощников — крепких профессионалов в своих областях. Мой доклад произвел на друга ожидаемое впечатление — он был просто шокирован. И не столько моими достижениями в сфере индустриализации, об этом он и из досье узнать мог, а именно тем, что мы теперь будем действовать, опираясь на поддержку своих современников. Такого массового нашествия иновремян Олег явно не ожидал. Но все это вкупе только добавило другу энтузиазма.

За разговором мы как-то не заметили, что сидим уже несколько часов. Прошедшее время определили по успевшей нагреться в графинчике водке и по сгустившимся за окном сумеркам.

— Эк мы с тобой поболтали! — сказал Олег, вставая и делая энергичные махи руками, чтобы разогнать кровь. — Даже про водку забыли!

— Не все еще потеряно! — откликнулся я, задумчиво разглядывая графин и прикидывая — попросить «свежей» охлажденной или продолжить «разгул» в другом месте. Приняв решение, я тут же его и озвучил: — А не поехать ли, Ваше Высочество, в "номера"?

— К цыганам? — хихикнул Олег.

— Нет, ко мне на завод! Покажу тебе много из того, что вряд ли попало в досье Васильчикова! — обрадовал я.

— А…

— У меня ТАМ тоже есть водка! — усмехнулся я. — И не только она!


Глава 9 | Господин из завтра. Тетралогия | Глава 11