home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Война Польши с османской империей

Польский сейм и король Жигмонд третий понимали всю серьезность событий, которые остановить уже было нельзя. Польский король обратился за помощью, уже в который раз, к Сагайдачному и его войску. Ему нужна была помощь в битве против турецкого войска. Король понимал, что лишь одной Польше не выстоять. К тому же, казаки были единственные войска, которые не только умели воевать, но и побеждать турецкую армию. После переговоров, Сагайдачный согласился помочь Польше в войне против османской империи. Однако Сагайдачный поставил перед королем ряд условий. Речь шла о религиозных и гражданских правах украинцев – для их защиты от гнета со стороны польских панов. Был подписан договор с польским королем. Сагайдачный не доверял польскому королю, так как был уверен, что этот договор упразднит польский сейм. В это время, через Украину ехал иерусалимский патриарх Теофан. К нему и обратился Сагайдачный, как к посреднику. Тот согласился. Ультиматум Сагайдачного был принят, и польское правительство согласилось обновить иерархию священников на Украине в том виде, какая она была до Люблянского соглашения. Тем ни менее, польский король держал втайне от сейма это соглашение, так как знал, что польский сейм не поддержит данное соглашение.

Одним из пунктов ультиматума было то, что казаки сами выбирают старшего запорожского войска. Король согласился и с этим. Сагайдачный так же требовал от поляков выдать ему бывшего старшего запорожского войска – Бородавку, который правил запорожским войском до Сагайдачного и был предателем, так как служил польскому правительству. После своего предательства, Бородавка бежал в Польшу. Когда поляки выдали предателя Сагайдачному, тот приказал расстрелять предателя публично перед польским табором.

Следующим ультиматумом было решение о православной вере, вместо католической. Православная вера была более близкой для казаков, привыкших жить и трудится на своих землях, как вольных людей.

После решения всех спорных вопросов и ультиматумов с Польшей, Сагайдачный начал готовиться к войне с турками. На казацком круге, где собирались казацкие сотники, было решено встретить неприятельскую армию у Хотина. Сагайдачный вместе с Хоткевичем подтягивали свои войска к Хотину.

В сорока километрах от Хотина, в небольшом украинском имении, которым владел польский пан Тадеуш Заленски, встретились два отряда. Польским отрядом командовал хозяин имения пан Тадеуш, а казацким – сотник Никита Коваленко. Хотя казаки и поляки воевали между собой, то сейчас, согласно подписанному договору между Сагайдачным и польским королем Жигмунтом третьим, они находились на одной стороне.

Лун с тремя татарами присоединившись несколько лет назад к казацкому отряду, находились у сотника Никиты Коваленко. Они могли бы в любой момент покинуть отряд и уехать к себе в орду. Лун так и собирался поступить. Однако он не знал, что события, которые развернуться в скором будущем переменят всю его жизнь.

Когда казацкий отряд въезжал в украинское селение они стали свидетелями ужасного происшествия. На центральной площади имения пана Тадеуша происходила казнь или наказание, как это считал сам Тадеуш. Польские солдаты кнутами били отца и его девятилетнего сына, привязанных к доскам. Когда казаки хотели вмешаться и заступиться за бедняг, то пан сказал, что бы они не вмешивались, так как это их не касается. По его словам, это был суд. Причину он отказался пояснить. Мальчик скончался от сильных ударов сразу после казни, а его отец не дожил до следующего утра. Казакам было приказано не вмешиваться во внутренние дела имения, так как всякий конфликт между казаками и польской шляхтой мог привести к разрыву подписанного между ними договора и началу военных действий между ними. Близилась война с непобедимой четырехсоттысячной армией турок, потому конфликты между союзниками не нужны были. Тем ни менее смерть этих двух несчастных сильно взволновала казаков. Но, к сожалению, сейчас они ничего не могли сделать.

Молодой пан Тадеуш Заленски в своем имении вел себя, как самодур, считая, что ему все принадлежит, включая и жизни селян, и потому чинил суд на свое усмотрение. Многие крестьяне стали экономически зависимы от него. Казакам удалось выяснить, что недавняя казнь состоялась из-за того, что украинская семья задолжала с оплатой земельного налога, за что и поплатилась своими жизнями. Оплата составляла не более восьми месяцев. По непонятным причинам произошел пожар, и все поле этой семьи сгорело. Семье нечем было расплатится с паном. Пан Тадеуш решил наказать семью публично, чтобы остальные селяне отдавали свои долги вовремя. Сто ударов плетью на семью – таково было наказание пана. Пятьдесят кнутов приходилось на отца и столько же для его девятилетнего сына. Когда отец попросил на коленях пана Тадеуша не трогать сына и наказать только его, выдав все сто кнутов, то ему было отказано в этой просьбе.

Казацкий отряд временно разместился в этом селе и ждал очередного приказания их атамана, для дальнейших дислокаций. На второй день пребывания казаков в имении пана, произошло еще одно происшествие, которое теперь затронуло и самих казаков. Вечером, в пивной, которая находилась на центральной площади имения, произошла драка между казаком и польским солдатом. Пьяный поляк стал высказываться в грубой форме об украинцах и казаках. Он обзывал их свиньями, голодранцами и многие другие оскорбления были слышны из его уст. Рядом с бушующими пьяными поляками за соседним столиком сидели трое казаков. Они стали свидетелями этих высказываний. Тогда один из казаков не выдержал и дал кулаком по физиономии пьяному польскому солдату. Между ними завязалась драка. Был вызван польский патруль, который арестовал обоих зачинщиков конфликта. Через день, по просьбе сотника Никиты, казака отдали в его отряд для трибунала. У казаков есть обычай, который стал обязательным для всех казаков: им было запрещено пьянство вовремя боевых походов, виновных ожидала смертная казнь, через расстрел. Вечером, по решению казачьего трибунала, виновного в пьянстве и драке казака расстреляли. Что же касается второго, истинного виновного в драке и пьянстве, то поляки его вскоре отпустили, так как посчитали, что он первым не начинал драку. А пьянство у них не наказывалось смертной казнью так строго, как это имело место у казаков. К тому же посчитали, что польский солдат находился не на посту, а в небольшом увольнении и просто отдыхал с приятелями.

Лун находился в казацком отряде. Однажды, прогуливаясь по окраине имения, Лун встретил молодую девушку дивной красоты. Ее волосы были рыжеватого цвета и ярко блестели в солнечных лучах, а ее глаза были светло зеленного цвета. Сердце Луна не выдержало, и он впервые в жизни влюбился. Девушку звали Наташей. Наташа тоже полюбила изящного, быстрого, сильного и симпатичного Луна. Они начали встречаться. Он рассказывал ей о себе, об обычаях татар, о тех опасных приключениях, в которых он побывал. Наташа рассказала Луну о том, как ее мать попала в неволю к пану. Отец Наташи был прославленным казаком, но погиб в одной из битв прошлым летом и она осталась одна с матерью. Полгода назад, ее мать тяжело заболела и умерла. Теперь пан Тадеуш приходит к ней в дом каждый день с требованием расплатиться с ним за долги ее матери. Наташа переживала, так как не знала, что ей делать в такой тяжелой ситуации. Она прекрасно знала, чем закончится для неё и её матери экономическая зависимость от польского пана.

– Наташа, не волнуйся, я теперь без тебя никуда не уйду, – мягко, с сочувствием сказал Лун.

– Ты не знаешь нашего пана. Он казнит любого, кто пойдет против его воли, – печально произнесла тонким девичьим голоском Наташа.

– Тогда я заберу тебя и увезу, – твердо заявил юноша.

– Милый Лун. У пана есть какие-то бумаги на меня. Он так просто меня не отпустит. А его люди будут искать меня и найдут. – Она опустила голову и заплакала, укрыв лицо ладонями.

– Я не дам тебя в обиду, не бойся. Я что ни будь придумаю.

Они шли, держась за руки вдоль маленького ручейка, по узкой тропинке, которая вела к селу. Их сопровождали трое татар – из свиты Луна, шедших позади них.

– Здесь есть родник чистой природной воды. – Сказала Наташа, которая немного уже успокоилась. – Если хочешь, тут можно утолить жажду. Здесь всегда останавливался мой отец, когда возвращался с поля, на котором он целый день косил пшеницу. У нас богатые земли. Земля очень плодородна, только хозяйские руки нужны.

Лун наклонился и немного выпил чистой родниковой воды. Его сердце сжималось от боли, он хотел помочь Наташе – получить свободу.

– Ты знаешь, мне сегодня ночью приснился дивный сон. Я поначалу не хотел тебе его рассказывать, так как думал, что ты испугаешься.

– Расскажи, расскажи, ну пожалуйста, – ласково и с девичьим задором попросила она его. Видно было, что ее печаль как рукой сняло, и она с нетерпением готова была выслушать Луна. Ее глаза заблестели, отражая солнечные лучи заходящего солнца.

– Я люблю слушать сны. В детстве мне рассказывала моя мама, как можно объяснять сны. Но, к сожалению, я так и не научилась этого делать. – Она пожала своими плечами. И с интересом посмотрела на Луна.

– Хорошо, я расскажу тебе. Но предупреждаю, он страшный, – Лун начал рассказывать Наташе свой сон. – Я иду по лесу совершенно один. Неожиданно в лесу быстро наступает тьма. Тьма окружает меня, и я полностью оказываюсь поглощенный ее. Чувствую леденящий холод и чье-то зловещее присутствие. Я теряю сознание, а через некоторое время вновь прихожу в себя. Меня окружают какие-то люди, они не знакомы мне. Я чувствую, что с моим лицом что-то не так. Когда я дотрагиваюсь до левого глаза, то ощущаю, что он опух так, что я не могу его открыть. Я подхожу к зеркалу и вижу, что мой глаз уже открыт, но цвет моих глаз стал черным. Через мгновение чернота расползлась по всему глазу. От испуга я закрыл глаза ладонями и в этот момент я проснулся. Ну, как Наташа? Тебе не страшно?

– Нет Лун. Не страшно. Когда ты рядом, то не страшно. Наоборот, мне хорошо, как будто я иду со своим отцом. А сон действительно странный.

– Интересно, что все это означает?

Шел четвертый день пребывания казаков в селении. Наташа так привязалась к Луну, что уже не мыслила расставание с ним. Она чувствовала защиту в его лице, и это чувство успокаивало ее нарастающее волнении и тревогу за свою жизнь.

– И, как это я раньше жила без тебя? – спрашивала она Луна, улыбаясь.

Вечером, когда Лун провожал Наташу домой, в сопровождении своих верных охранников, к ним у самого ее дома подъехал на своей карете, с открытым верхом, пан Тадеуш, в сопровождении дюжины солдат.

– Что это ты к моей собственности пристаешь?! – Закричал раздраженный Тадеуш, обращаясь к Луну.

Лун стал впереди девушки, закрыв ее.

– Она не твоя собственность, – ответил невозмутимо Лун. Не смотря на то, что его оппонент всячески старался вывести Луна из себя, он был по прежнему не возмутим и спокоен.

– Уже моя. После того, как ее мать задолжала мне. И вообще, ваши люди не должны расхаживать здесь, а должны быть в казарме. Я же приказал… – неожиданно его прервал железный и холодный голос Луна.

– Может быть, такая как вы, свинья, сможет меня остановить?

– Что!? – заорал разъяренный Тадеуш. Его солдаты схватились за ружья и сабли.

Татары знали нрав своего предводителя Черного Дракона и терпеливо ждали приказ.

– Да ты – татарская морда! – у Тадеуша от злости задрожали губы, раньше еще ни кто его так не выводил из себя, – да ты знаешь с кем говоришь! Да я тебя… – Тадеушь начал страшно ругаться.

– Может быть, мы тогда разберемся в нашем деле поединком? – неожиданно предложил Лун.

Тадеуш замолчал. Он еще не знал, что ответить, сказывалась трусость. Вдали появился небольшой конный отряд из восьми казаков. С казаками был сотник Никита. Лун посмотрел в направлении приближающихся казаков. Неожиданно для всех, когда казаки уже почти подъехали к ним, прозвучал выстрел. Один из польских офицеров, приятель Тадеуша, случайно выстрелил и попал в татарского воина, тот упал с коня на землю.

– Ах, ты ублюдок! – закричал Лун, схватив меч, он двинулся на поляков. Но его остановили только что подъехавшие казаки.

Лун был в гневе, он не находил себе места. Через час этого происшествия, смертельно раненный татарский воин скончался. Этот инцидент уладили. Разъяренный Тадеуш, которого еще так никто не оскорблял, вернулся в свой дом. А затем, так и не успокоившись, отправился с друзьями в пивной бар. Там он решил, что должен быть хоть как-то удовлетворен: раз нельзя наказать его обидчика, то по его приказу схватили Наташу и отвезли в конюшню пана. Там Тадеуш и его полупьяные приятели наблюдали, как Наташу сначала привязали к столбу, а затем выпороли, выдав ей десять ударов кнутом. Окровавленную девушку сняли со столба и бросили лежать в конюшне среди лошадей. После этого самоудовлетворения Тадеуш отправился с приятелями продолжать веселиться и пьянствовать в бар.

Все эти события не были известны ни Луну, ни какому либо казаку, служившему в казацком отряде. Отряд готовился выступать в поход.

Никита вызвал к себе Луна и остался с ним наедине.

– Я не знаю Лун, с кем ты остаешься? Будешь ли ты дальше воевать в нашем отряде за Украину. На наши земли наступают сотни тысяч турков. – Никита поглядел в глаза Луну. – Сейчас мы не можем позволить себе воевать с поляками. Понимаешь сынок?

– Да. Я понимаю…

– Подожди, не перебивай старших. Насколько я знаю, ты хотел покинуть мой отряд. Уехать к себе в орду, на север Крыма.

– Да, я так хотел. Но теперь, я… – Лун задумался, он был не уверен в своих мыслях, его что-то терзало, не давало покоя. – Не знаю. Там у нас в орде, все просто. У нас нет внутренних врагов. Бывает, ловим шпионов. Но это другое. А в поле, когда ты остаешься наедине с врагом, все ясно, где свои, а где враги. И только меч решает кому жить, а кому пора отправится в мир иной. Но здесь, я столкнулся с врагом, который живет по соседству и носит маску друга и партнера. А на деле высасывает всю кровь и оставляет голую степь. Без жизни. Эти все люди, я имею в виду украинских селян, ведь они же обречены на рабство и полную зависимость от такой свиньи, как Тадеуш. Я не смогу наблюдать, как вольный человек, работая на своей же земле с утра до вечера, превращается в раба, невольника. И его жизнь, не зависимо от его трудовых усердий, становится зависимой от этого польского пса.

– Ничего, казак, – успокаивал его Никита. – Наступит время и мы с панами по-другому заговорим. Вот тогда-то нам и понадобится вся ненависть к врагам, которую ты сейчас испытываешь. – Никита помолчал, а затем добавил. – А вообще-то вольному воля, поступай, как знаешь.

В девять часов вечера, гонец привез срочное донесение для сотника Никиты. В приказе говорилось о том, что отряду Никиты необходимо немедленно выступать из селения и двигаться в направлении Хотина, в направлении восточной его части – для укрепления наших позиций и защиты основных казацких сил с восточного фланга Хотина.

Через час казацкий отряд во главе с сотником Никитой Коваленко, выступил из села в направлении Хотина. Уже темнело, смыкались сумерки, словно мрачные призраки ночи, они окутывали поля и леса. Отряд отъехал на два километра от села, когда Никита внезапно приказал подозвать к себе Луна.

– Лун, – начал Никита, – ты решил с кем ты?

– Да Никита. Я не нахожусь на службе у Сагайдачного, и потому могу нарушить казацкий договор с поляками.

– Хорошо сынок. Я понимаю тебя. А после того, как ты спасешь девушку, что ты собираешься делать дальше? Как поступишь?

– Сначала, я повоюю вместе с тобой против турков.

– Как?! Ты решил ехать в Хотин и биться за украинские земли?

– Встретимся в Хотине, – Лун развернул своего коня и вместе с двумя татарами отъехал от казацкого отряда и поехал в противоположном направлении.

– Береги себя, Петр! – крикнул на прощание Никита.

Трое всадников отъехали от казацкого отряда и скрылись в темноте.

Тем временем, пан Тадеуш окончательно опьянев, вышел из бара и направился к своей конюшне, что бы развлечься с Наташей. Зайдя в конюшню, Тадеуш по ошибке зашел в отделение, где находился его любимый жеребец. Конь, испугавшись своего пьяного хозяина, встал на дыбы и ударил копытами Тадеуша прямо в лоб. Удар был настолько сильным, что Тадеуш скончался на месте.

Лун подъезжал к бару, где по-прежнему веселились польские солдаты и офицеры – приятели Тадеуша. Он приказал своим воинам занять позицию напротив двух окон бара, а сам на большой скорости, сидя в седле, въехал на безлюдную площадь, где находился бар. У входа в бар Лун заметил двоих солдат, которые охраняли вход. Не останавливая своего коня, Лун быстро выхватил лук и, зарядив его на ходу двумя стрелами, выстрелил в польских солдат. Их тела упали на землю пронзенные стрелами в области шеи. Лун сошел с коня, подошел к дому и открыл дверь. В баре все веселились, выпивали и громко пели песни. Один из пьяных солдат, заметив, что вошел чужестранец, подошел к нему.

– Ах ты, казацкая морда! Да, как ты смеешь вхо… – поляк не успел договорить.

Молниеносно выхватив свой меч, Лун сделал им один единственный взмах, описав замысловатую дугу. Голова пьяного солдата отделилась от туловища и упала на пол, откатившись в сторону разбушевавшихся поляков. Все, кто находился в баре, сразу же затихли. Увидев происшедшее, они тут же, как один, схватились за оружие.

– Стойте! – неожиданно для всех, закричал польский офицер грубым голосом.

Офицер находился за дальним столиком. Он был крупного роста, коренастый. В отряде его знали, как лучшего бойца и известного дуэлянта. На его счету было немало убитых им на дуэли людей. Он встал, спокойно подошел к своему мечу и вытащил его из ножен.

– Сядьте на свои места, – спокойно сказал офицер ледяным голосом.

Многие его боялись и потому уважали. Все солдаты послушались его и расступились, заняв позиции для наблюдения. Офицер подошел к незнакомцу, одетому в казацкую форму и остановился на расстоянии двух шагов от него.

– Мой меч не знает равных. Посмотрим, сможешь ли ты продержаться против него больше десяти секунд.

Лун стоял совершенно спокойно, с холодным выражением лица, и лишь его глаза выражали ненависть к своим врагам. Поляк сделал резкий выпад вперед в надежде с одного удара разрешить исход поединка. Но, проворный и быстрый Лун, разгадал намерения противника и мгновенно отразил атаку. Отбив его меч ножнами, так как свой меч он еще не вынул из них, Лун сделал неожиданный подскок к противнику и ударом ноги снизу выбил у польского офицера его меч. Меч со страшной силой вонзился в потолок. Далее, Лун мгновенно запрыгнул одной ногой на бедро склонившегося противника, а второй ногой он поднялся на его плечо и, оказавшись над поляком, под самым потолком. Он спрыгнул за его спину, и в прыжке Лун ловко развернулся и со всего размаха нанес удар ногой по затылку поляка. От этого удара поляк улетел вперед головой и со страшной силой врезался ей в дверь, выбив ее. После этого офицер упал на пол без чувств.

Все, кто наблюдал короткий поединок, были в небольшом шоке от происшедшего. Такого боевого искусства они еще не видели. Прошло еще пять секунд полной тишины и оцепенения польских солдат и офицеров, и начался бой. Лун был в окружении двенадцати польских солдат и офицеров. Иногда, польские солдаты падали на пол мертвые после одного взмаха меча Луна. Другие отлетали в сторону со страшной силой, разбивая своими телами все, что встречалось им на пути. Один из поляков, решил спастись и выбежать через окно, но лишь приоткрыв его, он безжизненно повис на нем пронзенный татарской стрелой. Двое татарских воинов зорко наблюдали снаружи, по приказу Луна, за окнами. Не прошло и пяти минут, как в баре все стихло. Из дома вышел лишь один Лун. Его рубашка была вся в крови, но это была не его кровь.

Не найдя Наташи, Лун решил направиться к ее дому, а по дороге наведаться к польскому пану Тадеушу, чтобы продолжить начатый сегодня днем разговор. Лун и двое татар доехали до усадьбы, в которой жил пан. Кругом все было тихо, как вдруг распахнулась дверь конюшни и во двор выбежала перепуганная Наташа. Лун крепко обнял ее. Наташа рассказала ему о случившемся. Наташу нельзя было оставлять в этом селе, так как её могли схватить поляки. Поэтому было решено, что Лун сопроводит Наташу к ее дяде, который живет в дальнем селении. Ее дядя когда-то был прославленным казаком, а сейчас состарился и ушел в отставку. Он поселился на окраине Украины, жил в уединении и разводил пчел. Три года назад ее дядя приезжал к ним в село в гости и предлагал им переехать к нему. Дядя рассказывал, что он живет один, и к счастью польских панов на его землях нет.


На службе у казаков | Казаки | Встреча