home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ВОЛШЕБНАЯ ПРОГУЛКА

Более года назад, во время практически проваленной полевой миссии, Рашель вступила в сделку с дьяволом. Она оказалась в центре событий, способных привести к полному разрушению нескольких миров. Но несмотря на все тревоги, пережитые впоследствии, Рашель не раскаивалась.


На волне сингулярности Эсхатон, очевидно, исчез с Земли, оставив после себя парализованную сеть связи, безлюдные города и — после уничтожившего устои жизни всепланетарного бедствия — Три завета, выгравированные на алмазном кубе с ребром в десять метров.


1. Я — Эсхатон. Я не бог ваш.

2. Я происхожу от вас и существую в вашем будущем.

3. Да не нарушишь ты принципа причинности в моем историческом световом конусе. А не то.


Кто-то в меру своего понимания пытался объяснить смысл надписей, но всех их объявляли имбецилами и шарлатанами. Первая Реформаторская Церковь Типлера, астрофизика, погрязла в уличных боях с реформированной Церковью

Святых Последнего Дня. Ислам вернулся к устоям. Прочие религии, испытавшие потрясение основ, исчезли. Ученые-компьютерщики, немногие, имевшие отношение к Эсхатону, выдвигали безумные гипотезы. Эсхатон — продукт программного обеспечения непонятного происхождения. Самостоятельно внедрившийся в компьютерные сети и за краткое время (часы или минуты) добившийся самоосознания, сравнимого с развитием человека за миллион лет. Достигнув уровня интеллекта, ставящего людей на уровень земноводных, он произвел действия непостижимой для человеческого разума мотивации.

Эсхатон нашел червоточины в субстанции «пространство-время», так и оставшейся для ученых-людей загадкой. Таинства светового конуса более сотни лет не имели никакого практического смысла — до первого успешного испытания сверхсветового межзвездника. Тогда-то и начал вырисовываться всеобщий пейзаж. Вселенная оказалась повсюду заселена людьми. Всеохватывающая свалка, по которой Эсхатон раскидал за один безумный день около девяти миллиардов человек. Червоточины пронизали пространство-время, отбрасывая на земной год за каждый световой год пространства. Астрофизики бойко строили модели с ненарушением причинно-следственных связей, пока их голоса не затерялись в причудливом джихаде, объявленном постхристианской сектой из Северной Африки.

Все новые места обитания человечества оказались пригодными мирами, не слишком враждебными и с признаками недавнего терраформирования. Эсхатон облагодетельствовал людей «рогом изобилия» — роботизированным производством любых товаров, при экономии времени, энергии и сырья. При наличии хранимого в базе данных описания стандартных конструкций, рог изобилия являлся многоцелевым инструментом для планетарной колонизации. При разумном использовании он способствовал созданию в течение нескольких лет постиндустриальной высокоавтоматизированной экономики на множестве разбросанных миров.

Применение без должного понимания приводило к губительным последствиям. Цивилизации, использовавшие рог изобилия для производства ядерных ракет вместо ядерных реакторов, не пережили первый голод, впали в коллапс, поскольку та или иная клика считала рог изобилия источником военной силы и ее же мишенью.

В конечном итоге через пару сотен лет большинство миров, не погрузившихся в пучины варварства, достигли возможностей космоперелета.

Военная стратегия усложнилась с учетом возможных последствий нападения, упомянутых в Третьем завете. Причудливые следствия случившейся в прошлом катастрофы могли поджидать любую из атакующих сторон. Занятно, но факт: даже самые засекреченные при подготовке попытки использования перемещения назад во времени в качестве способа ведения военных действий претерпевали крах еще до их применения.

Рашель нащупала скользкую дорожку на пути к истине. Эсхатон оставался важным фактором в людских делах: каким бы тайным и недоступным он ни был, он все еще держал глаз востро. Его вмешательство обуславливалось собственной заинтересованностью: даже случайное воздействие на время, успешно проведенное, но имеющее непредсказуемые последствия, могло привести к угрозе существования самого Эсхатона. Рано или поздно кто-то сможет покопаться в истории. Да и некоторые другие научные изыскания — попытки создания конкурентного информационного источника или альтернативный путь развития нанотехнологий — тоже представляли опасность. Отсюда и Третий завет, а также армия тайных наблюдателей, саботажников и агентов влияния, работающих на Эсхатона.

Два года назад Рашель повстречала такого агента. Она стала невольной свидетельницей его деятельности: искусственно наведенная пятнадцатимикросекундная ошибка бесповоротно решила судьбу флота и межзвездной империи, направившей эскадру для захвата планеты, не удавшегося в первый раз. Рашель держала это в себе, молчаливо допуская различную степень вмешательства в дипломатические отношения. Эсхатон тогда не уничтожал цивилизацию, он просто спровоцировал задержку вторжения, чем изменил историю и запустил коллапс агрессивного военного режима. Работа агента «Черной Камеры».

С точки зрения Рашели, произошло счастливейшее совпадение: она не только повстречала агента Эсхатона, но и вышла за него замуж! И порой, в удачные дни, когда не получала нагоняй от бюрократических ведьм или не вызывалась для работы со всякими мерзопакостями, думала только об одном: не потерять бы его снова.

А в старые добрые времена…


Рашель лежала на кровати почти час, уже приняв душ, приведя себя в порядок и наглотавшись антифагов и очень сильнодействующих успокаивающих, когда пришел Мартин.

— Рашель?

Она слышала его голос через завесу плотной и теплой приятной апатии. Улыбнулась. Он дома. Могу выйти прямо сейчас, если захочу. Мысли не казались что-либо значащими.

— Рашель? — Дверь спальни приоткрылась. — Привет. Она посмотрела в его сторону и пробормотала:

— Привет.

— Что… — Его взгляд остановился у кромки кровати. Он бросил свой портфель. — Похоже, ты здорово накачалась. — С потемневшим от волнения лицом присел рядом и приложил руку к ее лбу. — Звонили из полиции. — Мрачная тучка беспокойства на лице. — Что случилось?

«Время объясняться», — подумала она неохотно. Собрав все оставшиеся силы, указала на аналого-цифровой отпечаток на разряженном комбинезоне. Это было намного тяжелее, чем обхватить пальцами…

— Да уж. — Проворные пальцы, куда ловчее, чем ее собственные недавно, отогнули воротник и погладили синяк на шее. — Черт, твердый. Действительно хреново было?

Говорить стало легче.

— Даже не представляешь, — еле выговорила она. На нее накатывалась волна отчаяния, готовая затопить, когда искусственный эндорфиновый кайф отступит перед антидотовым пластырем. Подбодрить себя дозой казалось хорошей мыслью, пока она была в одиночестве, во время его полета в плазменной слепоте, но теперь, выходя из этого состояния, она удивлялась, как умудрилась допустить такую глупость. Она схватила его за руку. — Сходи на кухню, принеси пару бутылок вина. Потом расскажу.

Минуты показались часами, пока он не вернулся, скинув большинство одежды, с бутылкой и двумя бокалами. Лицо бледное и вытянутое.

— Яйца Шивы, Рашель. Какого хера ты позволила втянуть себя в эту срань?

Ясно, информация массмедиа на кухне. Он поставил стаканы, присел рядом и помог сесть ей.

— Эта сраная скотина…

Его рука легла ей на плечи. Рашель прижалась к нему.

— Команда психов, — хрипло проговорила она. — Однажды утонув, не вынырнешь наружу. Я ведь переговорщик? Просто никого больше рядом не было…

Она повела плечами.

— Но тебя не должны были вызывать. — Его рука напряглась.

— Знаешь, — сглотнула она, — открой-ка лучше бутылку.

— Ладно. — Понимая, что не время и не место вести расспросы, он налил ей вина.

Дешевое мерло, никакого смысла наслаждаться букетом.

— Правда, кроме тебя больше никого не было? Думаю…

— Да. — Рашель осушила стакан и протянула, чтобы налил еще. Он добавил себе и доверху наполнил ей. — Нет, скорее рядом не было никого, кто смог бы справиться с этим делом. Так или иначе. Руками или без… Мирный городишко. Никакого круглосуточного дежурства спецгрупп, все были на переподготовке в Бразилии. Только двое добровольцев. Вот дерьмо и попало в вентилятор.

— Ну, это было… — Он отхлебнул вина. — Камеры там теперь повсюду. Кое-что я увидел.

— Как там Луна? — спросила она, явно меняя тему.

— Серая и скучная, как обычно. — Он отпил еще, не встречаясь с ней глазами.

— Я… Рашель, пожалуйста, не увиливай.

— Не надо. — Она смотрела на него. Он отвел взгляд.

— Уж по крайней мере постарайся предупредить меня в следующий раз.

— Я старалась дать тебе весточку, — раздраженно ответила она, — но ты был вне зоны доступа. Все происходило слишком быстро. — Она скривилась и шмыгнула носом. — Господи, да у меня слезы, — произнесла она с отвращением. — Не люблю этого.

— Каждому приходиться делать выбор, раньше или позже, — заявил он.

Она поставила стакан, и Мартин утешающе взял ее за руку.

— Эта жопа приняла меня за общественную уборную, — тихо проговорила Рашель. — Какой-то гандон приставляет к твоей голове пушку и настаивает, чтобы ты его трахала. Самые лояльные законы определяют это как изнасилование, не так ли? И не важно, пушка ли это или настоящая бомба и приходиться ли работать руками вместо рта или вагины. — Она глубоко вздохнула и снова протянула стакан. — Но я не жертва. Налей. Пусть урод поспит со своими донорскими органами, пока я напиваюсь. Верно? — Она еще раз вздохнула. Напряжение отпускало: Мартин рядом, да и спиртное начало действовать. — Знаешь, когда я вошла, то представляла, что может случиться, и знала, какова ставка, так что делала все это добровольно.

Капли вина попали на шерстяной шарф и расплылись большим пятном.

— Бывало и хуже. Я-то утром протрезвею, а он как был сраным уродом, так им и останется. И сдохнет. — Она хихикнула. — А знаешь, чего мне хочется прямо сейчас?

— Скажешь? — спросил он неуверенно. Она выпрямилась и сбросила шарф на пол.

— Хочу еще раз принять ванну, — заявила она. — Со своей любимой купальной игрушкой — тобой. Побольше смазки, пены и секса. Но на сей раз с хорошим вином, а не с этой дешевкой. Хочу твоих ласк. Твоих рук по всему моему телу, а когда расслаблюсь, принять пару доз бодрящего, и трахать тебя, трахать, пока не обессилим. Оба, и голыми. — Рашель, пытаясь выбраться из кровати, зашаталась и навалилась на Мартина. — А завтра или потом пойду и поссу на могилу мудака. Присоединишься?

Мартин неуверенно кивнул.

— Обещаешь мне убрать свое имя из списка?

— Постараюсь, — неожиданно трезво ответила она. И вздрогнула. — Или-или. Добьюсь успеха и в других делах, думаю. Грязная работенка, но кто-то должен ее выполнять. Но у большинства хватает мозгов, чтобы не ввязываться в подобные дела добровольно.


ОБЕЗВРЕЖИВАНИЕ | Железный рассвет | * * *