home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24 Необыкновенно обыкновенная семья

Царские дети были очень хорошо образованными людьми в России и в Европе. Образованными и воспитанными для жизни. А для государыни семейная жизнь была важнейшим делом ее жизни. Она обладала глубоким пониманием таинств брака и любви.

– Замысел Божественный состоит в том, – наставляла она своих подрастающих дочерей, – чтобы брак делал людей счастливыми, чтобы жизнь мужа и жены становилась более полной, чтобы они оба выиграли и ни один из них не проиграл. Если же брак не приносит счастья, и жизнь от него не становится полнее и богаче, то винить здесь нужно не брачные узы, а людей, которых они объединяют.

Девочки слушали мать с упоением. Она всегда очень красиво и мудро говорила о самых важных в жизни вещах. Александра продолжала:

– Первый урок, которому вы должны обучиться и затем смиренно его исполнять – это терпение. Начало семейной жизни обнаруживает не только достоинства нрава и характера, но также и особенности вкуса, привычек, темперамента и недостатки, о которых ранее второй половине было неведомо. Иногда вам может даже показаться, что вы никогда не притретесь друг к другу, что вы будете страдать от вечных и безнадежных конфликтов, однако любовь и терпение могут преодолеть все, и тогда две жизни сольются в одну – сильную, благородную, богатую и полную жизнь, которая будет продолжаться в покое и мире.

Александра окинула взглядом своих дочерей. Они внимательно ее слушали. Подумать только, они уже такие взрослые! Скоро каждая из них будет пытаться построить свое семейное счастье, но вряд ли это удастся каждой. Ах, если бы дети были так же счастливы в семейной жизни, как Александра с Николаем! Это было все, о чем она мечтала. Немного помолчав, Александра продолжила:

– Другой секрет семейного счастья состоит во внимании друг к другу. Муж и жена постоянно должны проявлять друг к другу самое нежное внимание и любовь. Отдельные минуты и маленькие удовольствия составляют счастье жизни – поцелуй, улыбка, добрый взгляд, сердечный комплимент и бесчисленные маленькие, но добрые мысли и искренние чувства. Любовь тоже нуждается в ее ежедневном хлебе.

– Маменька, а сколько всего таких уроков, которые нужно постичь? – спрашивала любопытная Мария.

Александра только ласково улыбалась в ответ:

– Таких уроков очень много, дорогая, но большинство из них вам придется постичь самостоятельно. Я же могу только обучить вас основам.

Царственные дети семьи Романовых были необыкновенны своей обыкновенностью. Хотя они родились в одном из наивысших положений в мире, и все земные блага были им доступны, росли они как самые обычные дети. Николай Второй, их отец, позаботился о том, чтобы их воспитывали так же, как и его самого – к ним не относились как к хрупкому фарфору или тепличным растениям, они делали уроки, учили молитвы, играли в игры, и даже умеренно дрались и шалили. Иными словами, они подрастали нормальными здоровыми детьми, окруженными атмосферой порядка, дисциплины и практически аскетической чистоты. Даже постельный режим Алексея, каждое падение которого могло вызвать за собой мучительную болезнь, и даже смерть, был заменен на обычный, для того чтобы он сумел обрести мужество и другие необходимые для наследника престола качества.

Не только внешность царских детей была прекрасна, куда более были прекрасны их душевные качества. От отца им достались доброта, скромность, простота, непоколебимое сознание долга и всеобъемлющая любовь к своей родине. От матери к ним перешла глубокая вера, прямота, дисциплина и крепость духа. Самой царице была ненавистна леность, и она старалась обучить своих детей всегда иметь какое-то плодотворное занятие. Во время начала Первой Мировой войны царица и четыре ее дочери полностью посвятили себя милосердным делам. Кроме того, в военное время Александра с двумя старшими дочерьми стали сестрами милосердия и часто работали помощниками хирурга. Солдатам не было известно о том, кем являлись эти смиренные сестры, которые перевязывали их безобразные раны, зачастую гнойные и дурно пахнущие.

Николай всегда стремился быть ближе к народу.

– Чем более высокое положение в обществе занимает человек, – говорил он за обеденным семейным столом, – тем больше помощи он должен оказывать другим, никогда не хвастаясь своим положением.

Николай всегда был очень мягким и отзывчивым к потребностям других, и своих детей он старался воспитывать в том же духе. Его взгляды полностью поддерживала Александра. Свою старшую дочь, Ольгу, она наставляла:

– Ты должна стараться служить примером того, какой надобно быть хорошей, маленькой и послушной девочке. Прежде всего, старайся делать счастливыми других, о себе думай лишь в самую последнюю очередь. Проявляй мягкость, доброту, избегай грубости и резкости. Твои манеры и речь должны говорить о том, что ты настоящая леди. Проявляй терпение и вежливость, оказывай всяческую помощь своим сестрам. Если увидишь, что кто-нибудь печалится, постарайся приободрить его, одарив своей солнечной улыбкой. Не стыдись своего любящего сердца. Всеми силами своей души научись, прежде всего, любить Бога, и тогда Он всегда будет рядом с тобой. Молись Ему от всего своего сердца. Помни: Ему все видно и слышно. Он любит своих детей нежной любовью, но им надобно обучиться исполнять волю Его.

Воспитанием царских детей занималось много нянек, однако государыня любила так много внимания уделять своим детям, что при дворе ее стали называть не царицей, а просто матерью. Посторонние по-прежнему видели в ней холодную, гордую и неприветливую царицу – в петербургском свете ее характеризовали именно так.

Но Александра была на голову выше всех петербургских «светлостей» – она была хорошо образованной, трудолюбивой, ей не нравились веселые балы и пустая светская жизнь. Эта великая женщина находила правила своего личного поведения в религиозных нормах, руководствуясь библейскими заповедями. Воспитанная в Германии и Англии в патриархальных правилах, императрица не любила пустую атмосферу петербургского света. Поначалу это было очень непонятно и непривычно Николаю Второму.

– Я была создана не для того, чтобы блистать в обществе, – отвечала она ему на очередное предложение посетить какое-то светское мероприятие. – Для этого необходимы легкость и остроумие, которыми я не обладаю. Мне интересно духовное содержание, с огромной силой оно притягивает меня к себе. Насколько мне известно, во мне воплощается тип проповедника – я хочу помогать другим в жизни, помогать им нести свой крест и бороться.

Позже Николай смирился с такой неприязнью своей супруги к светским праздникам. Более того, ее образ жизни и ход мыслей стали его восхищать.

Александра действительно любила отдаваться труду. Однажды она даже принялась прививать к труду вкус и основала «Общество рукоделия». Члены этого общества – молодые девушки и дамы света – были обязаны выполнить как минимум три работы за год, а затем отдать их бедным. Но, к сожалению, идея эта так и не привилась. Однако государыня и не думала сдаваться. По всей России она стала открывать для безработных дома трудолюбия, а также учреждать для падших девушек дома призрения. При этом большую часть своего времени она посвящала заботе о своем единственном сыне, наследнике русского престола – Алексее.

Понимание и любовь супруга оказали этой женщине, которая жила в неопределенности и страхе, величайшую поддержку. Николай был добрым, отзывчивым и сочувствующим своей жене. Он безмерно любил своих детей. Семья для него была самым светлым и важным в жизни. Это семейство отличалось от всех прочих взаимной любовью и сплоченностью. В своем домашнем кругу, окутанном атмосферой покоя и взаимного согласия, великий государь Николай Второй черпал силы для выполнения своих нелегких ежедневных обязанностей и просто отдыхал душой.

Николай и Александра прожили двадцать два года в Александровском дворце в Царском селе, который они считали своим домом. Именно сюда Николай привез свою молодую супругу спустя несколько месяцев после свадьбы. Высокое двухэтажное здание было выполнено в строгом классическом стиле, состояло из центральной части, в которой были расположены парадные комнаты и официальные помещения, а также двух крыльев: первое с комнатами служилых людей, камергеров и фрейлин, второе – с покоями царской четы. Отделка этих помещений была выполнена в чисто английском духе и в соответствии со вкусами царствующей хозяйки: ковры, занавеси и обивка мебели были сделаны из английского ситца ее любимого цвета – розовато-лиловых тонов. Комната детей на втором этаже была обставлена простыми кроватями и туалетными столиками, а также столами для занятий. Никаких излишеств в этой комнате не было. Император и императрица спали в общей спальне на широкой двуспальной кровати светлого дерева. Это очень отличало их от многих королевских супружеских пар. Справа от кровати была расположена дверь, ведущая в маленькую церковь, в которой любила молиться императрица. В небольшой церквушке стоял маленький столик с лежащей на нем Библией, а также висела одна-единственная икона.

Рано утром, не позднее семи часов, Николай поднимался с постели и шел завтракать с девочками. Затем он направлялся в свой рабочий кабинет. Царица же покидала спальню позднее, не раньше девяти часов. У Александры была маленькая любимица – собачка Эйра, скотчтерьер. Собачонка повсюду следовала за своей любимой хозяйкой, весь день которой был расписан с утра до вечера. Когда Николай делал небольшие паузы в работе, он любил приходить в знаменитую розово-лиловую комнату – будуар жены. Там он пил с супругой чай, читал ей газеты, говорил об их детях и о положении в стране. Разговаривать было принято по-английски, однако же сам император общался со своими детьми исключительно на русском языке. Немецкий язык в их семье из обращения был исключен.

Когда на дворе стояла хорошая погода, императрица любила выезжать на прогулку со своим экипажем. Николай же всегда был хорошим наездником и очень любил ездить верхом – он мог проехать на лошади до восьмидесяти километров. Также ему очень нравилось совершать пешие прогулки, и даже плохая погода не могла препятствовать ему в этом. Здоровью Романова вообще можно было позавидовать – за всю свою жизнь он заболел лишь единожды, в 1904 году, когда государь перенес брюшной тиф.


Глава 23 Союз, который был сложен на небесах | Романовы. Сбывшееся пророчество | Глава 25 Вместе навечно