home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6 Скорбящий призрак

Убитый горем царь Алексей, сын Михаила Романова, сменивший его на русском престоле, не находил себе места. Его любимой больше нет… Он не мог в это поверить. В его голове просто не укладывалось, как женщина, прожившая с ним до его сорокалетия и родившая ему тринадцать детей, могла его покинуть. Покинуть навсегда… Третьего марта 1669 года Марии Милославской не стало.

Она прожила с Алексеем двадцать лет. Алексей был крайне неординарным человеком, отличающимся от всех его предшественников. Но она всегда была рядом с ним.

Теперь ему нужно было жить дальше. Без нее, одному. Не мог он себе представить, как ему это удастся. Только глядел в серое небо, стоя у окна, и грустно улыбался своим мыслям.

– Смотри, какая погода гадкая. Приятная картина. Такая же, как у меня внутри, – промолвил, не оборачиваясь, Алексей сидящему позади него человеку, сложившему ногу на ногу.

Человек казался задумчивым. Но в то же время, возможно, он только хотел таким казаться. Это был близкий друг Алексея, Артамон Матвеев, который приехал поддержать Алексея в трудную минуту. Сам он был человеком тихим и спокойным по натуре, очень трудолюбивым. Алексей любил посещать Артамона, чем вызывал полное недоумение среди своих знатных сородичей. Чем этот совершенно незаурядный человек мог быть так интересен великому царю?

– Держу пари, что уже завтра будет солнечно. Как и в твоей душе через время. Мария была удивительной женщиной, но не стоит хоронить себя заживо. Я и моя семья скорбим вместе с тобой, в тяжелую минуту ты всегда можешь обратиться к нам за поддержкой. Однако жизнь переменчива, не забывай об этом. Плохое всегда сменяется хорошим, – отвечал Артамон.

Алексей промолчал. Подобные речи его возмущали. Как можно в такую минуту думать о том, что все переменится?! Не хотел он никаких перемен, он просто хотел, чтобы его жена была рядом с ним. Эта утрата была для него почти смертельной.

– Госпожа Гамильтон тоже здесь? – выждав паузу, спросил Алексей.

– К сожалению, Евдокия плохо себя чувствует, и не смогла приехать навестить тебя, но она просила передать тебе свои искренние соболезнования и пригласить посетить нашу скромную обитель.

– Я благодарен ей. Однако это позже. Прошу меня простить, но я хотел бы остаться в одиночестве. Разговоры сейчас для меня весьма обременительны, – поблагодарил Артамона Алексей и мягко попросил его удалиться. Алексею действительно нравилось общество этого человека, но сейчас его раздражал даже он. Каждым своим словом.

– Конечно, Алексей. Я и сам уже собирался возвращаться. Тебе нужно время и спокойствие. Держись, дорогой друг. Я жду тебя в своем поместье, будет званый ужин. Намечается неплохая компания. Приходи, будет с кем побеседовать.

– Всенепременно. – Равнодушно бросил Алексей и продолжил всматриваться вглубь серого неба.

Артамон покинул Алексея с тревогой на душе. Он искренне переживал за своего друга. Но надеялся, что уже скоро тот посетит его со своим визитом и положение дел улучшится. Однако Алексей не давал о себе знать долгие месяцы. Никому. Кончина любимой жены нанесла ему очень сильный удар. Долгое время он пребывал в глубоком трауре, истязал себя постами и молился. Он вымаливал у Господа успокоения души рабы Божьей Марии. И на какое-то время ему становилось легче. А через время горечь утраты возвращалась, снова и снова, не давая Алексею покоя.

Матвеев хотел помочь своему другу, но не знал, как это сделать. Ему было известно, что Алексей любил искусство – он позаботился о появлении в Москве театра, он увеличил количество мануфактур и школ. Кроме того, интересен ему был и опрятный и комфортный иноземный быт. Картины и зеркала, часы и обои, всевозможные заморские яства и механические музыкальные шкатулки – все это он очень любил. Знала об этом и Евдокия Гамильтон, жена Артамона, которая имела шотландские корни и тоже интересовалась заморской культурой.

– Милый, не хмурься, мне на сердце неспокойно, когда я вижу тебя таким, – промолвила она мужу. – Я знаю, как решить твою проблему. Нужно устроить шикарный званый ужин и пригласить много иностранцев. Алексею это будет интересно, и он обязательно посетит нас.

– Все это так, дорогая, но разве ты забыла, что на прошлый званый ужин он никак не отреагировал?

– Ну так ничего страшного, милый. Устроим еще один.

– А если не приедет?

– Тогда еще один! Рано или поздно он заинтересуется этим, не сомневайся.

Матвеев всегда прислушивался к своей жене. И еще ни разу об этом не пожалел. Он стал организовывать один ужин за другим, каждый краше и громче предыдущего. Но Алексей не приезжал.

До него доходили слухи о происходящем у Матвеева, и поначалу его это злило. Однако к какому-то моменту он понял, что больше не находит утешения в молитве и затворничестве. Его горечь пожирала его, и находиться наедине с собой он больше не мог. И он заехал к Матвееву в гости. Потом снова заехал. И снова. Его визиты стали очень частыми.

Этот вечер ничем не отличался от других. Звездное небо, громкие сверчки. Алексей направлялся к дому Матвеева, где его уже ожидали многочисленные гости. Порывистый осенний ветер доносил до него звуки прекрасной мелодии и нотки совершенно удивительного голоса. Возможно, это был какой-то знак, который Алексей проигнорировал. Как всегда мрачный, он вошел в дом.

– Кто этот угрюмый мужчина, который так выделяется среди прочей толпы? – спросила у Евдокии молодая девушка, только окончившая пение.

– Это великий царь Алексей Тишайший, Наташенька, – отвечала ей Гамильтон.

– Он больше похож на тень, чем на великого царя, – заметила Наталья.

– Так оно и есть, моя дорогая, так оно и есть. Дело в том, что наш великий царь пребывает в глубокой печали.

– Что приключилось с ним?

– Несколько месяцев назад ушла в мир иной его любимая жена, которую он боготворил. Он до сих пор не смог смириться с этой утратой. По этому миру ходит только его плоть, душа же покинула его вместе с Марией…

– Какая удивительная история! – восхищенно воскликнула Наталья. Ее глаза любопытно засверкали. Наталья поглощала любовные романы один за другим, но не верила, что такие истории могут иметь место в обычной жизни. – Расскажи мне еще!

– Пойдем, моя дорогая, я поведаю тебе эту великую и интересную историю любви, – улыбаясь, увлекала Евдокия Наталью вглубь зала.

С каждым словом Евдокии в голове Натальи вырисовывался все более и более совершенный образ великого царя, который умел любить. Она искала его глазами весь вечер, а когда их взгляды пересекались, застенчиво отводила взгляд в сторону. Когда Евдокия закончила свою историю, Наталья была уже по уши влюблена в этого красивого и убитого горем мужчину. Ей было его так жаль, она так хотела ему помочь, но было вполне очевидно, что Алексея никто и ничто не интересовало. Наталье казалось, что даже когда он на нее смотрит, он ее не видит. Он видит только пустоту.

Вечер близился к концу, а Алексей так и не заметил Наталью. Она была в отчаянии. Но, с другой стороны, это только добавляло совершенства образу Алексея. Смирившись со своей судьбой, разочарованная Наталья вернулась к своему сегодняшнему спутнику вечера – красивому черному фортепиано, и залилась громкой унылой песней.

В зале продолжали бурлить разговоры, никто не обратил на тоскливую постепенно стихающую песню особого внимания. И только уже засобиравшийся домой Алексей слегка замедлил шаг.

– Вы восхитительно поете, – услышала бархатистый мужской голос за своей спиной Наталья. Она оторопела и не могла шевельнуться. Ведь это был он! И хотя она не видела хозяина этого волшебного и приятного ее сердцу голоса, она была уверена, что прямо за ее спиной стоит Алексей.

– Благодарю Вас, сударь, – по-прежнему не оборачиваясь, ответила она. Ее лицо побледнело. Затем резко вспыхнуло алым цветом. С ней творилось что-то невероятное. Она понимала, что выглядит крайне странно, но была просто обязана повернуться, ведь ее внимания просит сам великий царь! И, вне всякого сомнения, самый лучший мужчина в мире.

– Я хотел бы услышать Ваше великолепное пение снова, – промолвил Алексей.

Земля решительно ушла из-под ног Натальи. Она отметила, что это очень хорошо, что она сидит, потому как рухнуть без чувств на пол было бы совершенно некстати. Пытаясь собраться с силами, она обернулась и, опустив голову, почтительно ответила:

– Я частая гостья в этом доме, сударь. Пою на каждом званом ужине, – еле выдавила из себя Наталья. Ответа не последовало. Она подняла голову… И никого не увидела рядом. Наталья быстро окинула взглядом зал, Алексея нигде не было. Она вскочила, подбежала к Евдокии и взволнованно спросила:

– Ты не видела Алексея?

– Моя дорогая, что ты, Алексей давно уехал, – улыбаясь, ответила Гамильтон.

– Да нет же! Он только что разговаривал со мной!

– Видимо, ты еще под впечатлением от моего рассказа, моя дорогая. Тебе показалось.

А может, и вправду показалось? Действительно, как она могла подумать, что великий царь, не проявляющий никакого интереса ко всему происходящему вокруг него, вдруг заинтересуется ею? Глупости. И хотя она была абсолютно уверена, что слышала его голос, она была готова поверить в то, что все это она придумала себе сама. Так сильно это было похоже на сказку.


Глава 5 Тяжелый выбор | Романовы. Сбывшееся пророчество | Глава 7 Сердечные муки